read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



В этот момент Хельви неожиданно почувствовал, что боль из суставов исчезла полностью. Энергия била ключом, и принц на всякий случай с благоговением приложился губами к золотым листьям, висящим у него на руке. Он был уверен, что волшебная сила, оживлявшая его, шла от ожерелья. Наверное, волшебное украшение пришло в себя после губительного действия ядовитой плоти хозяина холмов и обрело былое могущество. Хельви показалось, что он бы мог сейчас легко нагнать Вепря и его клыкастую спутницу, только бы знать, в какой именно коридор они зашли.
Не размышляя дольше, Хельви углубился в правый проход. Он быстро шел вдоль ровной стены, отмечая про себя, что узнает особенности архитектуры альвов в усыпальнице Ашух. Собственно, дворец императора, если лишить его роскошных материалов, которые пошли на украшение стен, полов и потолков, представляет собой такой же странный клубок, скроенный из бесконечно прямых коридоров, внезапно пересекающихся под прямыми углами.
Завернув три раза налево, принц решил, что следующие три раза он будет сворачивать направо, чтобы не сбиться. В подземелье было очень тихо, однако это не означало, что где-то впереди не бредут алхин с гарпией - оба странных товарища Хельви умели двигаться бесшумно.
Повернув за очередной угол, юноша увидел свет. Коридор впереди был освещен - там могли быть живые существа. Или просто рачительные хозяева-сваны забыли погасить за собой какой-нибудь одинокий факел. Хельви притормозил и постарался двигаться потише. Конечно, ходить совершенно бесшумно, как Вепрь, ему только предстояло научиться, однако все же он не стучал ногами, как конь на плацу. Слегка изогнувшись, он взглянул в приоткрытую в коридор дверь. Свет шел именно оттуда. Небольшая комната-пещера, заваленный бумагами стол, песочные часы - Хельви содрогнулся, увидев знакомые покои. Именно сюда его приводил сван в тот, самый первый раз. При помощи какого-то из свитков, разбросанных сейчас по полу, он вызывал таинственного Стража, который, с точки зрения Хельви, и был главным виновником всех ужасных событий, постигших Младших и его лично. Он осторожно заглянул в комнату, слегка приоткрыв дверь, однако никого не увидел. Это была необыкновенная удача, и Хельви сам с трудом верил в нее. Проскользнув в покой, он тут же запер за собой дверь.
- Страж, если ты тут, но не можешь появиться в том привычном виде, в котором я видел тебя, подай мне знак.
- Стража тут нет. Он ушел. Твои друзья-сваны ясно сказали об этом, не так ли? - Тар медленно поднялся из-за широкого стола, за которым прятался все время, пока Хельви осматривал покои.
Поведение Ожидающего было странным. С ума они все, что ли, посходили, спросил себя принц. Между тем альв начал осторожно подбираться к человеку. Он неторопливо огибал стол, и в руке у него был зажат меч. Это не понравилось Хельви, который хоть и знал Тара не первый день, однако совсем не рассчитывал на схватку с ним.
- Ты разыскал Рива? - Хельви невольно сделал шаг назад.
- Я оказал бы много чести этому безголовому слуге, разыскивая его по подземелью Ашух. Разве это королевское дело, ты считаешь?
- Разве ты король? - в тон ему спросил Хельви, судорожно оглядывая пещеру в поисках хоть какого-нибудь оружия. Он уже понял, что с Таром что-то произошло и миром им разойтись будет трудно. Вот если бы выбить меч из рук Ожидающего.
- А что, непохож? По-твоему, все короли должны быть такими слизняками, как ты или твой брат?
- И давно ты стал считать меня слизняком, Ожидающий?
- С первой минуты, как только увидел тебя. Увы, малыш, то, что ты напялил на себя нагрудную цепь, еще не сделало тебя королем. Смешно - я знаю, что Страж предлагал тебе помощь. Этот докучливый старик совершенно выжил из ума - он хотел наделить властью и славой робкого птенца, который так ничего и не понял, даже пройдя сквозь такие знаменательные приключения. Вижу, тебя пожевал хозяин холмов? Создание этих тварей было последней шуткой Стража, прежде чем он окончательно потерял чувство юмора. Жаль, что это произошло задолго до того, как он начал войну Наследников.
- Значит, это не Рив, это все ты? Ты столько лет провел в доме Красного петуха, чтобы в один прекрасный день перекинуться на сторону врага? Стоило ли так долго тянуть, Ожидающий?
- Стоило. Как ты думаешь, почему я сейчас разговариваю с тобой, а не режу тебе глотку? Наверное, потому, что получаю от этого удовольствие. Не каждый день мне случается убить принца крови и получить его нагрудную цепь. Бедный дурачок Рив, он всерьез решил, что Страж позволит ему, ничтожному прислужнику Красного петуха, получить все. Думаешь, он предупредил тебя тогда, перед въездом в Верхат, чтобы ты спрятал золотую цепь от ненасытных глаз Хате, только потому, что проникся к тебе необъяснимой внезапной симпатией? Просто ему самому захотелось заполучить эту вещицу. Но вот испачкать ручки кровью он боялся.
- Значит, смерть Хате тоже на твоей совести?
- Не совсем. Я прибыл той ночью в Верхат, я...
Тут неожиданно Тар остановился и дотронулся рукой до лба. Удивленное выражение лица альва вновь сменила презрительно-высокомерная гримаса. Однако Хельви, который успел по-настоящему испугаться коварного Ожидающего, понял, в чем дело. Теперь главное - не подпускать одержимого Тара близко и говорить с ним как можно более спокойно и убедительно. Принц с досадой вспомнил об оставленном в яме доспехе, снятом с него Вепрем после схватки с хозяином холмов.
- В твоей истории слишком много противоречий, Младший. Поэтому я уверен, что ты говоришь не от своего имени, а лишь от лица коварного Черного колдуна. Если ты немного подумаешь, то поймешь это сам. Во-первых, ты никак не можешь быть причастен к убийству Хате Красного петуха, потому что именно в то самое время, когда оно произошло, ты блуждал вместе с нами по подземелью Ашух. Если Рив действовал по твоему приказу, то почему ты не прикончил его сразу, как приехал в Верхат, а потащил с собой в Гору девяти драконов? Даже если ты хотел использовать его во второй раз, чтобы устранить руками императора Раги Второго, зачем тебе пришло в голову сводить нас всех на поединке чести? Ты мог бы найти для Фосе другого наблюдателя. Как ты уговорил Кабату свалить всю вину на Рива? Как ты умудрился поджечь Верхат, если весь день мы ехали стремя к стремени? И наконец, по поводу этой цепи, которой тебе якобы так не хватает, - если бы ты захотел забрать ее у меня, у тебя было много возможностей сделать это: в лесу Ашух после нападения гарпий, в доме Красного петуха после истории с выродком, наконец, во время путешествия в Гору девяти драконов и обратно. Приди в себя, воин. Черный колдун очень силен, но он ничего не сможет поделать со свободной волей человека или Младшего, который захочет быть честен с собой.
На лице Тара отразилась внутренняя борьба. Альв, морщась, словно от сильной боли, несколько раз перевел взгляд с удивительного черного клинка, который держал в руке, на человека в разорванной рубахе, стоявшего перед ним. Противоречивые желания раздирали Младшего - ему хотелось вонзить клинок поглубже в грудь оборванца, и что-то говорило ему, что это мигом облегчит его страдание. Однако когда альв не смотрел на Хельви и на оружие, а обводил глазами комнату, он не мог понять, что он здесь делает и как сюда попал. Он вспоминал про каких-то воинов, которых следовало отвести в усыпальницу лесной богини, и эти мысли доставляли боль, однако странным образом проясняли взгляд Младшего.
- Похоже, наш славный Тар все-таки свихнулся. Нельзя ставить альва перед таким выбором - долг или амбиции. Немало светлых голов уже сломались на этой дилемме. - Невысокий толстячок в длинном плаще стоял в дверном проеме.
- Куб! Ты же мертв! - Хельви увидел торчащие из груди слуги Хате стрелы с малиновым оперением и побледнел.
- Конечно, это я. А ты рассчитывал увидеть лесную деву Ашух? А что касается моей смерти, то как иначе столетиями сохранить здоровый цвет лица? Только смерть в молодости спасает от старения. К счастью, мне недолго пришлось дурачиться, изображая из себя слугу своего же внука. Жаль, что тебе не смешно. Когда-то я сажал на кол подданных, не обладавших хорошим чувством юмора. Да, вплоть до своей смерти я больше всего ценил в этой жизни хорошую шутку. Например, вот такую.
С этими словами тот, кого принц и все обитатели дома Красного петуха знали под именем Куб, выхватил из-под плаща небольшой арбалет. Не раздумывая долго, он вскинул оружие и всадил два болта в грудь застывшего Тара. Ожидающий упал как подкошенный. Хельви вздрогнул, но прыгнуть на коварного убийцу не успел - тот мгновенно перевел оружие на принца.
- Что-то ты тоже не смеешься. Как атрофировалось представление о смешном за последние века!
- Что ж, Вонге, мне действительно не сравниться с тобой в изощренной шутке, - медленно проговорил Хельви. - Что же пообещал тебе Черный колдун за предательство и гибель твоей семьи? И отчего спустя столько лет ты решился порвать со своим господином?
- Бессмертие, сынок, он обещал мне бессмертие. И выполнил свою клятву, подлец, но только с маленькой поправкой - я старею. Старею! - Куб рявкнул так, что с потолка посыпалась каменная пыль. - Стоит ли вечная старость того, чтобы собственными руками убивать своих сыновей и внуков? У нас был договор - я помогал ему вырастить нового слугу взамен ушедшего вслед за богами Халлена. После столетий экспериментов, на которые, к слову сказать, я обрек любимую супругу Баху, хотя она была, конечно, редкостной дурой и плохо готовила, мне удалось воспитать Рива. И что же я получаю взамен - седину, боль в пояснице, отвратительные зубы и геморрой навечно. Вдобавок этот недоумок Рив совершенно обезумел на почве своего избранничества и сжег Верхат. Пришлось остановить сопляка вот из этого самого арбалетика. А на тебя мне вообще было жаль болта тратить. Вот решил убить тебя руками этого недоумка. - Куб кивнул в сторону лежащего Тара. - Но у того от впечатлений ум за разум зашел. Что за народ - даже в мыслях не могут вообразить себя героями.
- Значит, Страж действительно ушел?
- О да. И на этот раз навсегда. Я лично сжег тот жалкий свиток, при помощи которого эти болваны сваны ненадолго воскрешали своего лживого повелителя в человеческом обличий. А теперь я отправлю вслед за ушедшим товарищем тебя. Передавай ему там привет, - с этими словами Куб прицелился в Хельви и нажал крючок.
Стук - небольшой синий цветок ударился о грудь Хельви. Принц, который приготовился к смерти, удивленно ахнул. Куб, вернее, Вонге Красный петух с удивлением посмотрел на своей арбалет. И напрасно - ему следовало бы взглянуть на дверь. Потому что там с непривычно черным лицом стоял Базл. Вонге, почувствовав его тяжелый взгляд, обернулся, но слишком поздно - придворный маг взмахнул руками, и тяжелая потолочная плита, рухнув, погребла под собой предателя.


ГЛАВА 23

- Осень во владениях Красного петуха - совершенно потрясающее зрелище, - забубнил рядом с принцем знакомый голос. - Караваны перелетных птиц летят за Черные горы, чтобы переждать там суровую зиму. А деревья в лесу Ашух осыпают золотые и пурпурные листья, и все вокруг кажется торжественным, словно растения ждут внезапного возвращения ушедших богов.
- Базл, перестань бубнить, у меня голова раскалывается.
- А ты перестань прикрывать глаза, точно умирающий. Не нужно меня пугать, я и так влил в тебя двойную порцию всех лекарственных снадобий, которые сумел сварить в здешних полевых условиях. Думаешь, легко делать вытяжку из корня авицеллы без перегонного куба? Что я скажу императору, его дочке, наконец, если с тобой что-то случится до возвращения в столицу?
- Вылечи себя сам, лекарь!
Хельви покосился на Базла. Он все никак не мог привыкнуть к уродливому шраму, навсегда стянувшему левую щеку мага - напоминание о схватке с Вонге Красным петухом. Впрочем, Базл не обращал на свою внешность большого внимания. Он лежал рядом с Хельви в густой траве, пожевывая соломинку. Почувствовав взгляд человека, глиф повернул к нему лицо и улыбнулся. Хотя улыбка вышла жутковатой, Хельви не смог не улыбнуться в ответ. В конце концов, и люди от рождения бывают увечными, однако это не означает, что они дурны сердцем, решил принц. Эта мысль хотя и противоречила тому, чему учил юношу наставник Айнидейл, ибо в королевстве Синих озер подданные с физическими недостатками считались изначально людьми злонамеренными, наказанными судьбой за совершенные преступления, однако казалась Хельви верной и уместной в отношении Базла. В конце концов, они провели довольно времени вместе, чтобы принц получше узнал придворного мага и убедился в его честности и открытости - качествах очень редких для представителей его профессии.
- Ладно, наместник, нам пора ехать. Ты хотел еще попасть в Верхат, а к полудню нам нужно быть уже в лагере.
Хельви, отряхиваясь, нехотя поднялся с душистой травы, на которой был постелен толстый плащ. Земля уже не так тепла, как летом. Базл прав - осень уверенно вступила в свои права, хорошо, дожди еще не начались. Успеть бы до первого снега закончить первую улицу в Верхате - жить в свежесрубленных домах, конечно, все равно пока нельзя, они должны простоять зиму и дать усадку. Но весной, когда стает снег, их можно будет сразу отделать и заселить первыми семьями погорельцев.
Молодой наместник поднял плащ с земли, перебросил его через седло и вскочил на коня. Ему теперь часто приходилось спать в лесу - он целыми днями ездил между делянками, на которых рубили деревья, к пещерам усыпальницы Ашух, в которых по распоряжению Хельви велась добыча камня, до Верхата, где кипело строительство. Принц был приятно удивлен, насколько самоотверженно работали альвы над восстановлением бывшей резиденции Красного петуха, которую император великодушно подарил Хельви в знак благодарности за те услуги, которые оказал сын короля Готара Светлого царствующему дому альвов во время известных событий в лесу Ашух. Собственно, изначально император на радостях присудил принцу баронство, которое неизменно влекло за собой по законам Кодекса чести присоединение к имени знака клана. Так что Хельви едва не стал Красным петухом, однако человек вежливо, но твердо отказался от такой милости. После знакомства со "славными" представителями клана - Хате, Фосе, Ривом и, наконец, самим Вонге - принадлежать к нему казалось Хельви дурным тоном. В столице по-своему расценили этот отказ - не к лицу принцу крови принимать титул барона - и выслали новое предписание. Теперь официальный титул верного подданного Раги Второго звучал как наместник Западного края империи альвов, правитель Верхата и лесов Ашух. Конкурентов, которые бы мечтали занять столь почетную должность, у Хельви, как ни странно, не было. История с Черным колдуном потрясла столичных дворян, и они не нашли ничего лучшего, как объявить бывшие владения Красного петуха проклятым местом, ехать в которое было бы безумием.
Впрочем, некоторые отпрыски знатных, но бедных фамилий поспешили приехать на развалины Верхата, чтобы составить свиту наместника и, кто знает, получить за верную службу пару драгоценных камушков из усыпальницы Ашух. Однако они были разочарованы. Большие пограничные территории, которые оказались во власти Хельви, доставляли куда больше проблем, чем материальных благ. Едва поднявшись с постели, впрочем, довольно твердо стоя на ногах благодаря искусному лечению Базла, Хельви начал принимать бесконечные делегации общин альвов, которые, к его немалому удивлению, жили в этих, казалось, пустых владениях. Представители горожан Верхата попросили нового наместника помощи в восстановлении города. Оказывается, части населения и впрямь удалось бежать из полыхающих домов, все погорельцы временно устроились в соседних деревнях, однако мечтали вернуться в родные места. Разумеется, Хельви, который смутно чувствовал часть собственной вины в том, что вырвавшийся из столицы и обезумевший от собственной безнаказанности Рив сжег славный город, не мог им отказать.
Юноша, который был готов к тому, что альвы не поддержат чужака, ставшего волей императора повелителем их края, был поражен, с каким почтением относятся к нему его новые подданные. Правда, после того, как он поделился этой мыслью с Базлом, он с изумлением услышал о легендах, которые ходят между жителями западных окраин об их наместнике, одна другой страшнее. Чего только не рассказывали - и что он собственными зубами откусил голову зарвавшемуся Черному колдуну и разметал по камушку усыпальницу лесной девы, в которой вздумал было укрыться поджигатель Рив. Они слишком трепещут перед тобой, чтобы сметь хоть взглядом выразить свое неудовольствие тем, что ты не альв, со смехом заявил Базл. Подобное отношение к нему подданных сначала уязвило молодого правителя. Однако вскоре он перестал задумываться о таких дурацких предметах, как причина любви или нелюбви к нему альвов - слишком много забот свалилось на его голову.
Времени для церемоний совершенно не было, так что даже традиционную клятву вассала императору Раги Второму он принес не лично, как было принято, а в письменной форме. В связи с этим приверженцы придворного этикета в Горе девяти драконов завопили, что неуч попирает законы священного Кодекса чести. Однако Раги Второй был в самом деле неглупым правителем и вовсе не настаивал на немедленной аудиенции. Возможно, он не очень-то хотел видеть принца в столице. Сури, которой удалось прислать еще прикованному к постели юноше очень нежное письмо, которое весьма способствовало скорому выздоровлению наместника, сильно скучала по своему герою. Хотя император и обещал Хельви подумать о будущем своей дочери, видно, он никак не мог примириться с ее выбором и следовал любимому правилу - довериться ходу времени, которое все расставит по своим местам.
Погруженный в эти мысли, принц в сопровождении Базла переехал мост Петушиное перо, который некоторые подхалимы из его свиты предлагали переименовать в мост Победы Хельви над Черным колдуном, чему наместник яростно воспротивился, и приблизился к месту строительства. Несколько тысяч рабочих, включая воинов из дружины нового правителя и сванов, трудились от рассвета до заката, и все равно дело шло медленно. Глава общины горожан Верхата требовал, приводя малопонятные аргументы, чтобы город был восстановлен строго в тех же границах, что и перед пожаром. В результате на то, чтобы выгрести и вывезти обгоревшие остатки домов только с одной улицы, ушел почти месяц. Остальная часть города находилась по-прежнему в ужасном состоянии. Дом Красного петуха вообще выгорел дотла. Однако ряд новеньких деревянных коттеджей, выстроенных на месте пепелища, радовали сердце Хельви больше, чем самые роскошные драгоценности, не считая, разумеется, ожерелья Онэли, с которым принц не расставался ни днем ни ночью.
Сваны, которые хоть и не могли перекидывать бревна и каменные плиты из-за физической слабости, оказались талантливыми архитекторами. Новый Верхат строился именно по их проекту, который показался Хельви самым изысканным и вместе с тем экономным. Перед сном, когда истертые за день ноги немилосердно ныли, а голова трещала от вопросов, которые предстояло решить завтра, Хельви любил развернуть чертеж будущего города и полюбоваться просторными улицами, прекрасными садами и фонтанами, которые он решил разбить по примеру императорского парка. Единственное, что печалило наместника, - город возрождался не каменным, а деревянным. Но временной фактор был слишком важен, а дерева кругом много, в то время как на разработку каменоломен в пещерах усыпальницы Ашух нужно было тратить слишком много сил и средств. Правда, некоторое количество мрамора для фундаментов новых зданий все-таки удалось добыть, да и то исключительно благодаря Вепрю, который успел не только набить карманы самоцветами в покоях лесной девы, но и прихватить вытканный на шелке план подземелий, который якобы обнаружил в сокровищнице. Гарпия, которая могла бы рассказать об этом подробнее, только фыркала. Именно алхин занимался сейчас раскопками пещер усыпальницы, под его команду были отправлены несколько десятков альвов. Как подозревал Хельви, Вепрь работал не столько ради добычи мраморных плит для нужд Верхата, сколько из желания откопать еще несколько магических артефактов из-под сводов так не вовремя рухнувших коридоров лабиринта. Как ни убивался по этому поводу охотник за сокровищами Младших, но основная часть богатств усыпальницы навсегда осталась под землей, равно как и тела Куба, Рива, Вонге и других кошмарных тварей, созданных по прихоти Стража. Хельви искренне надеялся, что с Черным колдуном покончено навсегда, именно в этом убеждал его Вонге во время их последней беседы. Да и ничто не указывало на то, что Страж мог выжить в постигшей подземелье катастрофе.
Наина, которая проводила с алхином почти все время, меняла платья каждый день и наверняка прослыла бы первой модницей при дворе нового наместника, если бы не вызывала у альвов искреннего ужаса.
Хельви зашел в небольшой шатер, в котором расположился штаб строительства. Он коротко переговорил со своими сотниками, которые вновь пожаловались на отсутствие конюшен для боевых коней, которых после окончания рабочего дня приходится вылавливать на холмах. Затем наместник принял делегацию фермеров, которые слезно просили выдать им плату за продовольствие, которым они снабжали строителей города, не золотом, а натурой - на полях, которые тоже пострадали от пожара, не хватало рабочих рук, а зима предстояла трудная, и было важно собрать весь урожай, до последнего зернышка. Потом к Хельви подошел солидный глава общины горожан Верхата, который долго и торжественно хвалил ум и здравый смысл нового наместника, а под конец попросил теплых вещей, которые хоть и были присланы из столицы специальным обозом, однако на всех погорельцев их почему-то не хватило. Юноша довольно резко посоветовал альву проверить выборных лиц, которые распределяли вещи на местах, не утаили ли они часть присланного, чем, кажется, обидел последнего.
В возникшей после этой беседы паузе принц обдумывал, кого же отправить на работы к фермерам - хотя лишних рук не было, хоть самому иди! Но решить этот вопрос наместник не успел - к нему пришли сваны. Бывшим стражникам Ашух было обещано восстановление подземного лабиринта в лесу, а до той поры им предлагалось освоить пещеры в холмах вокруг Верхата, которые были хоть и не глубоки, но многочисленны. Некоторые альвы, правда, попытались потребовать суда над служителями Черного колдуна, однако Хельви решительно пресек такие разговоры - он заявил, что сваны жили под защитой Стража, не зная о его коварных планах, и вообще - начинать сейчас еще одну войну означает обрекать на верную гибель многочисленных жителей края, в первую очередь - пострадавших от пожара в Верхате.
- Друг! - обратился к задумчивому правителю сероголовый сван. - Мы нашли в лесу одну вещь и поняли, что она принадлежит тебе.
Хельви, который так и не смог привыкнуть, что у отдельных представителей освобожденного им племени нет собственных имен, ответил свану кивком головы и выжидательно посмотрел на всю группу. Их, что ли, к фермерам послать, подумал он. Правда, какие из них помощники - вдесятером мотыгу не сдвинут.
- Что же это за вещь?
- Вот, прими. - Сван торжественно протянул Хельви маленькую пастушью сумку, набитую чем-то мягким.
Подарок свельфа - плащ и сумка, растрогал принца. Когда же он потерял ее в лесу - во время первой встречи со сторожевым отрядом альвов или перед знакомством со стражниками усыпальницы Ашух? Или когда они с Вепрем, Таром и Наиной бежали по краю оврага, спасаясь от стаи ночных убийц? Это не имело теперь никакого значения. Хельви перекинул вновь обретенную сумку через плечо. Выскочивший в это время из-за угла шатра Базл отчаянно махал наместнику руками.
- Нам пора в лагерь. Все уже ждут! - громко крикнул он.
Лагерь располагался на вершине одного из зеленых холмов неподалеку от Верхата. С высоты не открывался вид на сгоревший город, однако удары молотов и треск разбиваемых стен доносились даже сюда. Несколько больших шатров, в которых жили наместник и его свита, живописно смотрелись со стороны. В центре лагеря на высоком древке колыхалось полотнище с геральдическим знаком нового подданного императора - белым драконом на фоне лазоревых цветов, сплетавшихся за спиной волшебного зверя то ли в корзину, то ли в венок. Знак был прислан вместе с грамотой о наместничестве из столицы и не слишком понравился Хельви, однако крайне изумил его придворных. Иметь дракона на фамильном знамени можно было только членам императорской семьи.
Стол в шатре был уже накрыт, все приглашенные сидели на местах - Наина в новом красном платье, богато украшенном золотой тесьмой и рубинами, Вепрь в неизменной черной куртке, на которой от заплат не было живого места. Правда, поверх рванья висела толстая золотая цепь - подарок императора, не без радости, надо полагать, узнавшего, что сокровища Ашух не достались человеку, и решившего подсластить тому горькую пилюлю.
Рядом с алхином сидел бледный и сильно осунувшийся Тар. После тяжелого ранения в пещере Черного колдуна он доставил много хлопот Базлу. Положение было столь серьезным, что в один момент маг вообще заявил, что не видит смысла в дальнейшей борьбе за спасение жизни Ожидающего, который все равно, как следовало из рассказа Хельви о встрече с Таром в подземелье, обезумел. Однако наместник, который к тому времени стал самостоятельно садиться на коня, посмотрел на мага таким взглядом, что Базл не стал задавать лишних вопросов и молча вернулся к своим обязанностям. В результате Тар все-таки открыл глаза, однако дух Ожидающего был надломлен. Он категорически отказался возвращаться в Гору девяти драконов, равно как и возглавить дружину нового наместника. Целые дни альв проводил в лагере, лишь один раз выехав в лес Ашух в сопровождении алхина, однако ни разу не сошел с наезженной тропы вдоль Серебряного потока.
Хельви понимал, что систему сторожевых отрядов, которые были временно распущены в связи с тем, что все воины были заняты на строительстве города, необходимо восстановить к зиме. Он так и не нашел времени написать о состоянии дел по охране пограничья императору, рассудив, что и без того засыпает придворную канцелярию бесконечными депешами о предоставлении Западному краю дополнительных средств из казны Раги Второго на восстановление Верхата и разоренных стаями гарпий фермерских хозяйств. Хозяева холмов, к счастью для местных жителей, после обвала усыпальницы на поверхности не появлялись. Однако выбрать альва, которому он мог бы доверить столь ответственное задание, было сложно. Бодр погиб во время пожара резиденции Красного петуха, Тар с каждым днем все больше замыкался в себе, Вепрь говорил о скором уходе. Собственно, обед, на который так спешил Базл, был посвящен именно этому событию - алхин твердо заявил, что покидает Хельви.
- Я тебя вывел в люди и теперь могу оставить со спокойной совестью. Уж не знаю, как ты, хороший мой, справляешься со всей этой кутерьмой, но меня от штолен уже просто тошнит. Не спасают даже мысли о сокровищах, которые там остались, - прямо заявил он наместнику несколько дней назад.
- И когда же думаешь уходить? - стараясь не выдать своей грусти, спросил Хельви.
- А когда у нас осеннее солнцестояние? После него и уйдем, помоги нам Оген.
- Наина уходит с тобой? - на всякий случай уточнил принц.
- А что ей здесь делать? Тем более что запас платьев уже подходит к концу. Пора искать новые наряды.
Однако перед уходом алхина и гарпии наместник все же объявил, что хочет отметить это событие торжественным обедом. И теперь самые близкие соратники, собравшись в шатре Хельви, молча подняли чаши в знак вечной дружбы и признательности - именно такой тост предложил принц. Хлебнув разбавленного водой вина, алхин с удовольствием захрустел гусиными крылышками. Поскольку денег в казне нового наместника не хватало, питались при дворе скромно, а по сравнению с временами Хате Красного петуха - так просто бедно. Впрочем, Хельви, переживший походные лишения, не обращал на еду большого внимания. Однако последнее застолье с боевыми товарищами было приготовлено с королевским размахом.
- И куда же ты собираешься отправиться? Обратно в королевство людей, - вытирая губы салфеткой, обратился Базл к Вепрю.
- Нет, туда я пока не вернусь. Могут возникнуть проблемы с моей очаровательной спутницей, - небрежно кивнул алхин в сторону гарпии, которая зарделась. - Мы решили посмотреть на Черные горы. Много я о них слышал, но вот бывать не доводилось. У королевства Синих озер нет общей границы с этими горами, только по Зеркальному озеру, но тут наместник подтвердит - смертельно опасные пороги и водопады не преодолеть никому из смертных. Да и нежить там, насколько я слышал, предпочитает не появляться. Вот мы с Наиной и внесем некоторое разнообразие в тамошний пейзаж.
- Мужественное решение. Что же, вы собираетесь искать сокровища гриффонов?
- Почему бы и нет. Одна гриффонская штучка у меня уже есть, почему бы не добыть ей пару? - Вепрь подмигнул Хельви. - Кроме того, меня интересуют драконы. Наш славный принц вот получил одного в подарок от императора - на фамильное знамя. А мне, сироте, не стоит рассчитывать на столь роскошные сувениры, так что попробую раздобыть себе дракончика самостоятельно. Думаю, Наина тоже не откажется от костюма из драконьей шкуры. А Тару мы отдадим волшебные клыки - говорят, они острее самых заточенных кинжалов и могут возбуждать в воинах жажду победы. Прекрасное чувство, а, Тар?
- Тар уходит с вами? - озадаченно спросил Хельви, переводя взгляд на Младшего.
- Разве ты не знал? Ты ему не сказал? - обратился Вепрь к Ожидающему.
- Извини, как-то не собрался с духом. У меня в последнее время не очень-то получается разговаривать, - неохотно отвечал Тар. - Я действительно решил уйти вместе с Вепрем и Наиной. Едва ли я смогу когда-либо стать тем, кем был до пожара в Верхате, и уж точно не смогу заниматься прежним ремеслом. Извини, наместник, я знаю, что ты до последнего имел планы в отношении меня, но я не могу. Меня просто тошнит и жить не хочется, как я вспомню о том, что...
Альв сбился и опустил голову. Было видно, что слова объяснений даются ему непросто. Если бы не Тар, наш отряд никогда не дошел бы до усыпальницы Ашух из Горы Девяти Драконов, устало подумал Хельви. Он говорил это себе каждый раз, когда ему сообщали о странном поведении Младшего, который с каждым днем все больше отдалялся от компании придворных. И вот теперь его бросает не только алхин, которому, конечно, на роду написано оставаться бродягой, не только гарпия, хотя она и ночная охотница и ни один входящий в свиту наместника альв не желает сидеть с ней рядом за обеденным столом, но и этот странный Ожидающий, который столько раз спасал Хельви жизнь, а в последний раз чуть не отправил вслед за ушедшими богами. Разумеется, хотелось сказать Хельви уходившим товарищам, заниматься хозяйством не так весело, как шарить в загадочных пещерах, выковыривая из стен магические кристаллы, или воображать себя повелителем мира, но кому-то тоже приходится этим заниматься. И, возможно, хотя великих зодчих не принято называть героями, в их действиях заключено не менее благородных и высоких чувств, чем в подвигах рыцаря, отправившегося на войну со злыми великанами или коварными карликами.
Впрочем, принц не стал говорить этих горьких слов вслух. Уж больно они были похожи на укор, а предъявлять претензии своим бывшим спутникам принц не хотел. Да и прощание было печально само по себе, чтобы делать его еще более грустным. Вместо упреков Хельви поднял по очереди несколько тостов за уходящих друзей, сказав о каждом несколько лестных слов. Под конец застолья он почувствовал, что сильно опьянел. Видно, только по этой причине наместник неожиданно перегнулся через стол, пытаясь, видно, подчеркнуть, что обращается лично к захмелевшему алхину.
- А скажи, почему вы с гарпией все-таки бросили меня тогда в подземелье Ашух?
- Мы тебя не бросили, мы еле от тебя убежали! А если серьезно - неужели ты пошел бы с нами грабить усыпальницу лесной девы? Посмотри на себя - кто ты и кто мы? Вернее, наоборот, кто мы и кто ты?
- Кто мы? - растерянно переспросил сбитый с толку Хельви.
- Я, она - мы бродяги, охотники за чужим богатством, грабители, падальщики. А ты принц крови, тебе не карманы ворованными драгоценностями набивать, а могущественных врагов побеждать!
- Ух как ты заговорил, - только и смог проговорить озадаченный принц, который не ожидал от Вепря столь восторженного отношения к факту своего рождения. - Я думал, ты в грош не ставишь мое происхождение.
- Ты слишком много думаешь, королевич. Будь проще, и люди к тебе потянутся, - доверительно сообщил наместнику алхин.
Отъезд Вепрь запланировал сразу после обеда, хотя Хельви и намекнул, что после пира хорошо бы проспаться. Однако алхин, видно с пьяных глаз, заявил, что ему и так грустно расставаться, а уж если он проспится, то может и разрыдаться на груди у своего хорошего принца, а этого зрелища не вынесет никто. Грустно расставаться - не расставайся, логично заявил ему Хельви, однако Вепрь мигом посерьезнел, немного протрезвел и лично побежал за лошадьми. Все вещи, включая любимый Меч королей, были загодя тщательно упакованы. Даже мешок с четырехугольной чашей и другими сокровищами из подземелья Ронге, которые алхин оставил на хранении у Сури, был прислан из столицы специальным курьером и уже висел, притороченный к седлу.
- Ты действительно жаждешь отправиться с этим безумным человеком? Смотри, заведет он вас, куда король Оген Золотых птиц Фа не гонял, - обратился Хельви к гарпии.
- Все будет хорошо. Он очаровательный кавалер, кроме того, если он начнет валять дурака, я его съем, - просто ответила Наина.
- Рад, что между вами царит столь гармоничное взаимопонимание, - рассмеялся принц.
Между тем Тар и Вепрь уже запрыгнули в седло. Наина быстро последовала их примеру, хотя сидеть на лошади было немного непривычно для гарпии. Хельви и Базл расцеловали всех троих по очереди. Наместник велел не забывать его и приезжать, как только возникнет желание, а если будут трудности - выслать ему весточку. Вепрь в последний раз поправил окуляры, слетевшие от прощальных объятий, и дернул поводья. Небольшая кавалькада скатилась с холма и вскоре исчезла за деревьями. Впрочем, провожал глазами отъезжающих один Базл. Хельви отправился в свой шатер - там проворные слуги убирали со стола и раскладывали на чистой скатерти чертежи, графики, письма и отчеты от глав общин, петиции и запросы. Наместнику предстояло работать до поздней ночи. Он сладко потянулся и погрузился в дела, прекрасно зная, что никто их за него не выполнит.
Последнюю бумагу Хельви отложил только после полуночи. Вепрь и его спутники, верно, уже пересекли Серебряный поток и сейчас держат путь на северо-восток страны, где темнеют Черные горы. На миг он позавидовал лихости и беспечности его бывших соратников, которых ждут новые необыкновенные приключения, однако долго размышлять об этом не смог - сказывалась усталость, накопившаяся за день. Завтра придут новые заботы, зевая, подумал Хельви.
Он протянул руку к столу, желая положить на место перо, которое продолжал сжимать в испачканных чернилами пальцах, и наткнулся взглядом на пастушью сумку свельфа, лежавшую с краю. Неужели с момента изгнания прошел всего один год, ужаснулся Хельви. Не может быть - наверное, время у альвов бежит быстрее, чем в родном королевстве. Наместник чувствовал себя так, словно ему было лет пятьдесят, не меньше.
Он протянул руку и дотронулся до сумки Фабер Фибеля. Там лежал плащ из странных шкур, который принц, не задумываясь, бросил на спинку кресла. Пустую сумку он повесил на подлокотник. Неужели это все, что осталось у меня от опаснейшего приключения, которое мне довелось испытать в своей жизни, спросил себя наместник. В этот момент золотая нагрудная цепь, тихо лежавшая у Хельви на груди, звякнула, словно желая сообщить владельцу, что она тоже на месте, рядом с ним. У меня впереди прекрасная и наполненная событиями жизнь, управление Западным краем, Сури, однако жаль, что удивительные чудеса в ней больше не повторятся, подумал человек. Он свернулся в кресле, укрылся плащом свельфа и уснул спокойным здоровым сном без видений, который случается только у должников, расплатившихся со своими кредиторами сполна.

Дюссельдорф - Варшава 2003 г.

СЛОВАРЬ АЙНИДЕЙЛА

Аката - легендарная четырехугольная чаша короля Огена, которая сама наливалась вином, когда из нее пил герой. Местонахождение чаши на данный момент не установлено.
Алхин - "барсук", человек, промышляющий разграблением древних захоронений Младших. Официально заниматься этим запрещено, однако на самом деле алхины традиционно пользуются благосклонностью магов королевства, так как обеспечивают их магическим сырьем. Фольклорный образ алхина сильно приукрашен. На самом деле это человек сомнительных моральных качеств, не случайно цеховой девиз алхинов: добудь по-любому. Как правило, превосходный воин, однако в летописях не встречается ни единого отрывка, посвященного участию алхинов в каких-либо военных сражениях.
Альвы - общее название большой группы Младших, которые живут по законам общества, устроенного как человеческое. Законодательный базис альвам заменяет так называемый Кодекс чести. Строители Нонга, талантливые ремесленники, прекрасно работают и с металлом. Знамениты как создатели прекрасных мостов через реки и озера. Часто одаривают людей. По приметам альвов, приглашение человека на свадьбу приносит удачу молодоженам.
Армаги - священные деревья рода. Поскольку существенная часть Младших - лесные жители, легенда об армагах соответствует их представлению о покровителях племен. В армагах живут хозяйки леса - покровительницы данной местности и ее жителей. В некоторых племенах Младших армагам приносятся жертвы, в том числе и человеческие.
Гарпии - племя враждебных человеку и некоторым Младшим народам существ. Питаются теплой кровью, но при сильном голоде способны проглотить и мясо. Могут принимать облик прекрасной женщины, хотя наиболее часто - уродливой старухи с волчьими зубами. Информации о сообществах гарпий нет. Верно служит человеку, который отрежет ей волосы или когти. Замечено, что у сытых гарпий резко портится характер. Равнодушны к драгоценностям, поэтому используются магами как сторожа сокровищ.
Гаруды - традиционно относятся к мари, довольно крупные существа, похожие на толстых змей. Размером взрослая гаруда напоминает корову. Живут в воде или около воды. Питаются крупной рыбой, могут напасть на человека. По легенде, пугаются черных козлов, однако эта информация не проверена.
Глифы - "хранители мудрости", небольшой род Младших, отличается долгожительством и прекрасной памятью. Способны к изучению языков, пишут превосходные исторические хроники. Несколько глифов состоят на королевской службе в библиотеках Ойгена. По неофициальной информации, Совет Мудрых также пользуется их услугами.
Гриффоны - многочисленный народ Младших, обитавший в Дальных горах. Выплавляли руду, обрабатывали драгоценные камни. После нескольких войн с людьми, развязанных с целью завладеть сокровищами гриффонов, ушли дальше на юг. В настоящее время в королевстве не встречаются. По легендам, не слишком умны. Народные сказки о гриффонах частенько воспроизводят сюжет о том, как человек хитростью выманивает у глупого и жадного гриффона его богатство.
Весталы - враждебные человеку существа, вампиры, живущие в кронах деревьев или на кладбищах. Способны вселяться в человеческие тела. В естественном виде похожи на небольших сов. Очень многие легенды о весталах не находят подтверждения и являются художественным вымыслом (см. Младшие).
Висы - народ великанов, славился своими мастерами-граверами и оружейниками. По легендам, создали холмы и водоемы, выбрасывая из мастерской не пригодившиеся для работы каменные плиты и выплескивая воду. Обитают в пещерах.
Дикие - хищные животные, обитающие в приграничных лесах королевства, внешне очень похожи на людей. Умеют пользоваться примитивным оружием, очень сильны и опасны.
Золотая птица Фа - "птица-судья", большая длиннохвостая птица, похожая на цаплю, цвет оперенья - ярко-золотой, переливающийся. Гнездовья птиц Фа традиционно располагаются на вершинах Черных гор. Изображена на гербе королевства Синих озер. По легенде, приносит вдохновение поэтам и предсказателям. Яйца птицы Фа, брошенные в воду, успокаивают бури. По легенде, птиц Фа приручил король Оген.
Карлы - народ Младших, живущий под землей и связанный с богатством. Более точной информации нет. По легендам, прекрасные ювелиры. Древние ювелирные изделия, изредка приносимые в королевство алхинами, приписываются мастерам-карлам.
Мари - группа враждебных человеку существ из Младших, которые охотятся на людей. Включает в себя оборотней, гаруд и протин. Традиционный способ борьбы - специальные амулеты и железное оружие. Не могут ступать в свой собственный след.
Младшие - общее название небольших народов нечеловеческого происхождения, которые живут на границах королевства Синих озер. Из королевства были изгнаны после ряда войн. Большинство описаний Младших признано не имеющим научной ценности, так как сделаны художниками, поэтами и прочими людьми с нарушенными представлениями о реальном.
Протины - относятся к мари, враждебные человеку обитатели леса, могут сбить с пути, защекотать насмерть, лишить рассудка. Боятся воды. Любят ездить верхом. Могут принять облик человека или зверя. Естественный вид протина - огромный сухой пень.
Сваны - "мыши", они же сванлей - "мышиные цари", немногочисленный народ Младших, точной информации о них нет. По одним данным, могущественные воины, по другим - подземные жители.
Свельфы - небольшое племя глифов, жившее в корнях деревьев. В отличие от глифов живо интересовались человеческой историей и государством, проводили много времени в общении с людьми. Иногда устраивались на службу к людям, например, хранителями библиотек. Внешне свельфы немного похожи на молодых медвежат. Признают свое родство с глифами, однако считают себя самостоятельным родом.
Сильвестры - лесные обитатели, по виду - человечки крошечного роста, порхают, оседлав белок, с ветки на ветку, строят крошечные замки из застывшей росы и лепестков диких роз.
Сильфы - немногочисленный народ Младших, точной информации о них практически нет. Известно, что сильфы были сильны в науках не только людских, но и магических. Астрономическая наука королевства Синих озер почти полностью строится на записках сильфа Сцигила "О звездах и малых планетах". Страстные путешественники и отличные картографы.






































Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ]
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.