read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Они помолчали. Хозяин принес кружку пива, поставил перед Полом, ушел.
- Значит, хочешь послушать, как все было на самом деле? - спросил Джош. Пол, отхлебнув пива, кивнул.
- Ладно, если уж обещал, то расскажу...-Джош покачал головой. - Сколько лет прошло, а люди помнят. Только все это неправда, что они говорят. Эти красивые истории про Пятерку - ерунда! Все ложь! В нас не было ничего героического, мы не отстаивали добро, не искали правду. Мы жили грабежом и разбоем. Мы были обычными бандитами, а Пятерка была обычной бандой.
- И все же именно вы пришли на помощь городу...
- Не торопи события, не делай скоропалительных выводов. Сперва выслушай, как все было...-Джош, шумно выдохнув, опрокинул в себя стакан, сморщился, закусил колбасой. Задумался надолго. Пол ждал, изредка прикладываясь к пивной кружке.
- Нас было пятеро, - сказал Джош. - Порт, Вимолс, Тикрет, Дастин и я... Порт - высокий, крепкий, он никогда не снимал тяжелую кожаную куртку, утверждая, что однажды она спасла ему жизнь. Вимолс носил на себе шесть револьверов. Два на поясе спереди, два сзади и еще два в подмышечных кобурах. Тикрет - молчун. Поэтому он нравился мне больше всех. И он никогда не ругался. Дастин - здоровяк, каких мало было, каких сейчас нет совсем. А еще он ловко орудовал ножом. Ну и я - молокосос, зеленый юнец. Хотя, надо признать, револьверы я выдергивал быстрее остальных. И стрелял очень неплохо... - Джош улыбнулся. - Как мы встретились? О, это было забавно! Однажды я пошел грабить банк. А там уже были двое - Порт и Тикрет. Они выгребали монеты и торопливо распихивали по карманам. Естественно, я взял их на мушку и посоветовал все отдать мне. Я не стрелял, не был уверен, что уложу сразу обоих. Они не дергались, так как вполне допускали, что я способен пристрелить их. Пока мы стояли, раздумывая, что предпинять, в банк ввалились еще двое и завопили во всю мочь, что это ограбление. Тут я не выдержал и расхохотался. Порт и Тикрет переглянулись и тоже рассмеялись. А новоприбывшие - Вимолс и Дастин - все никак не могли взять в толк, что тут происходит, и растерянно водили стволами из стороны в сторону. Видел бы ты их морды! Вот так мы и встретились... Тот банк, как я помню, мы сожгли и все вместе отправились на юг. Времена были веселые, города только строились, порядка не было никакого. Это сейчас коменданты разделили мир на провинции и в каждой построили город-столицу. Раньше было куда проще - ни границ, ни комендантов, ни городов, на законов. Каждый заботился о себе сам. Стрелки зарабатывали на жизнь револьверами. Кто-то грабил, кто-то, напротив, охранял. А кто-то успевал делать и то, и другое. Веселая была жизнь! Это сейчас все стрелки под контролем, грабежом можно заниматься лишь по ту сторону Порталов. А-а!... - Джош махнул рукой, приложился к горлышку. - Ну какие сейчас стрелки?! Одно название! Гора самомнения с револьверами на поясе. Только близкая смерть может вышколить стрелка, сделать из юнца настоящего воина. А смерть сейчас приходит лишь к старикам. На улицах города даже выстрелить нельзя, чтоб об этом не стало известно ищейкам коменданта... - Ты рассказывал о Пятерке, - напомнил Пол.
- Не перебивай меня. - Джош изрядно захмелел, язык его стал заплетаться, сложные слова давались с трудом. - Да, рассказываю о Пятерке... Так вот, мы впятером бродили по миру и занимались настоящей мужской работой. Мы убивали. Нам было все равно, кого убивать. Лишь бы получить деньги. Нас уже узнавали в лицо. Нас знали по именам. И вот тогда мы почувствовали вкус славы. Вот тогда все и начало меняться. Деньги отходили на второй план. Теперь мы грабили не ради денег, а для того, чтобы напомнить о себе, поддержать репутацию. Мы стали легендарной Пятеркой, которую знали во всех уголках нашего маленького мира. У нас появились подражатели. Однажды мы даже сошлись с такой лже-Пятеркой на дуэли. И конечно же победили - легенда не могла проиграть... И все же... все же мы старели. Нет, старели они - Порт, Тикрет, Вимолс и Дастин. Я же взрослел. А они постепенно теряли сноровку и силу. Они выдыхались. Они начинали думать даже там, где думать было нельзя. И однажды Дастин - он всегда дружил с головой - сказал: все, пора на покой. Пора искать место, где можно будет спокойно встретить старость. Порт не согласился, он сказал, что настоящий стрелок должен погибнуть в бою, а не мочиться в собственную постель, дожидаясь прихода смерти. Если мы погибнем в бою, возразил Дастин, то над нами будет потешаться весь Приют. А те, кто пристрелит нас - победители легенды, - сами станут легендой. "Вы этого хотите?" - спросил он, и мы не смогли ответить. И тут в разговор вмешался Тикрет - молчун Тикрет. "Есть один беспроигрышный способ, - сказал он. - В четырех милях от Нас строится новый город, там уже возводят стены. Мы можем пустить слух, что в городе сейчас хранится казна молодой провинции, золотой запас, охраняемый бойцами коменданта. Огромные деньги! Мы можем сделать так, что все окрестные банды узнают об этом и сообразят, что золота хватит на всех. И как вы думаете, что они предпримут?" Тикрет оглядел нас. "И что же?" - спросил Вимолс. "Когда объединившиеся банды нападут на город, мы придем на помощь коменданту и горожанам", - объяснил Тикрет. "Зачем? - недоумевал Вимолс. - Ты хочешь, воспользовавшись неразберихой, сам захватить все золото?" "Никакого золота нет, - объяснил молчун Тикрет. - Мы сразимся с бандами. Если мы выиграем, то навсегда останемся в городе как его спасители. Думаю, нам назначат именные пенсии. А если погибнем, то погибнем, как подобает стрелкам, в неравном бою. И никто никогда не посмеет над нами смеяться. И никто не сможет сказать, что именно он перестрелял легендарную Пятерку..."
Джош вновь приложился к бутылке. Пьяно осмотрелся по сторонам. Он и не заметил, что в забегаловке прибавилось народу. Восемь человек сидели за столами вокруг стрелков и, казалось, прислушивались к разговору. Маленький мальчик лет семи, наверное сын хозяина, широко открыв рот, внимал рассказу стрелка.
- Хотите знать, чем все закончилось?! - вскричал Джош, поднимаясь из-за стола с бутылкой в руке. - Вы и так все знаете! Но я напомню вам! Через четыре дня шесть банд ворвались в город. Они окружили усадьбу коменданта и грозились спалить все, перестрелять всех, если он не отдаст золото. У коменданта было восемь человек охраны- бестолковые юнцы, трясущиеся от страха. И не было никакого золота. И вот тогда в город вошли мы. Легендарная Пятерка, ищущая покоя... Первым покой нашел молчун Тикрет - он пристрелил двенадцать человек, но в тот момент, когда он перезаряжал свои револьверы, на него налетели трое всадников. Они совсем не умели стрелять, не могли попасть ни в голову, ни в сердце, и поэтому Тикрет долго истекал кровью, лежа в дорожной пыли. Умер он тихо и незаметно. Молча, так ни разу и не ругнувшись... Вторым был Порт. Все время, пока Тикрет истекал кровью, Порт был рядом, отстреливая тех, кто неосторожно высовывался из укрытий. Они были неразлучны и умерли, кажется, в один момент - шальная пуля разнесла Порту череп, и крепкая куртка на этот раз ничем ему не помогла... Вимолс, увешанный револьверами, метался по улице в облаке пыли и дыма. Он был самым старшим из нас, но как он прыгал, как кувыркался, как перекатывался! В него не могли прицелиться - так быстро он двигался. И все же он наскочил на пулю. Упал и какое-то время полз к обочине дороги, надеясь, наверное, спрятаться за камнями. Он умер, крепко сжимая револьверы в руках - его потом так и похоронили... Дастин... Здоровяк Дастин поймал четыре пули. Одна пробила левую руку. Вторая засела в бедре. Третья воткнулась меж ребер. Четвертая попала в живот. А ему все было нипочем - он даже не прихрамывал, так и стрелял с двух рук. Перезаряжал револьверы и стрелял снова. Дважды ему приходилось пускать в дело нож. Я не знаю, какая именно пуля из засевших в нем его убила. Он шел, стрелял, вдруг упал и больше уже не пошевелился. Здоровяк Дастин - таких людей больше нет... А я... я просто шел и стрелял. Я не прятался за укрытиями, не бегал. Я хотел умереть вместе со своими друзьями. Мне казалось, что это самое правильное... Даже не знаю, почему я выжил. Просто... просто вдруг враги кончились, и я оказался один. Совсем один... Вот и все, что случилось тогда...
Джош замолчал, обвел слушателей тяжелым взглядом Сел, наполнил стакан наполовину, одним махом все выпил.
Кто-то негромко захлопал. Маленький мальчик подошел к стрелку, обнял за ногу.
- Что, малыш? - Джош наклонился к ребенку, потерял равновесие, чуть не упал, схватился за угол стола. Лицо ребенка расплывалось. Пол и стены качались.
- Я пьян, малыш, - сказал Джош, пытаясь улыбнуться. - Отпусти, пожалуйста, мою ногу. Иди лучше поиграй.
Ребенок нацелился указательным пальцем в стрелка, изобразил звук выстрела.
- Да, да. Ты настоящий стрелок. На вот, подержи. - Джош вынул из кобуры револьвер, протянул малышу. Тот двумя руками принял тяжелую игрушку, с восторгом оглядел со всех сторон.
- Ты рад, что услышал правду? - спросил Джош у Пола.
- Не знаю. А что было потом?
- Что было?...
Ребенок сел на пол, заглянул в ствол. Палец его лег на спусковой крючок.
- Потом была вся моя жизнь. Множество ограбленных банков. Сражение у Ржавого Ручья. Бой за Лесной Переход. Банда Рыжего Вини... Вся моя жизнь - это сплошная стрельба.
Грянул гром.
В лицо Джошу что-то брызнуло, он утерся, еще ничего не понимая, посмотрел на ладонь.
Кровь.
Загалдели люди. Кто-то взвизгнул. Застучала отодвигаемая мебель.
"Нельзя детям играть с оружием..."
Он опустил глаза.
Ребенок так и не выпустил револьвер.
Словно настоящий стрелок, подумал Джош. Словно Порт.
Стены, люди закружились перед его глазами, и он, теряя сознание, стал медленно заваливаться на пол.

Глава 7

Было нестерпимо холодно.
Ему вдруг показалось, что он все еще в центре миров, по ту сторону Портала, а все, что было: погоня, схватка в тумане со всадниками, странная деревня, дорога в город, ребенок в луже крови на полу кабака, - это сон. На самом деле сейчас зима, они вчетвером в маленькой снежной избушке ждут день, когда по дороге пройдет караван с золотом...
Он почти уверил себя, что все так и есть, и открыл глаза.
Каменные стены, сочащиеся влагой. Арка высокого потолка, узкое зарешеченное окошко на самом верху - так высоко, что до него не допрыгнуть, не коснуться даже кончиками пальцев. Свисающие цепи, старые, проржавевшие.
Тюрьма.
И значит.
"...нельзя было давать ребенку оружие..."
Все было на самом деле.
Он сел на жестких нарах, осмотрел себя. Револьверов конечно же нет, денег тоже.
Сколько прошло времени?
Он встал, смерил шагами тесную камеру - четыре шага вдоль, три поперек. Подошел к двери, прислонившись ухом, попытался услышать хоть какой-нибудь звук с той стороны.
Болела голова. Хмель еще не выветрился. Нестерпимо хотелось пить.
- Эй! - Джош стукнул в дверь. - Кто-нибудь! Тишина.
- Эй!...
Только капли срывались с потолка и звонко били в каменный пол.
Джош вернулся на нары, сел, поджав ноги, обхватив колени руками. Прикрыл глаза. И стал слушать мелодию капели...
Из оцепенения его вывел грохот отодвигаемого засова.
Джош рефлекторно схватился за пояс, поймав руками пустоту.
Дверь медленно отворилась. В камеру протиснулся человек в грязно-серой робе, принес миску и кувшин.
- Эй, сколько меня здесь еще продержат? - спросил Джош у тюремщика. Тот промолчал, только коротко и безразлично глянул на узника, словно и не человек перед ним был, а какая-то вещь.
- Слышишь меня? - Джош спустил ноги на пол, намереваясь встать. Тотчас в дверях возникла еще одна фигура с дубинкой в руках. Взгляд - хмурый, исподлобья. Джош услышал грозное:
- Сидеть! Он послушался.
Тюремщик в робе поставил на угол нар миску с какой-то бурдой и кувшин. Отступил назад, держась лицом к пленнику, не отводя от него взгляда.
Дверь захлопнулась. Джош снова остался один.
Он взял кувшин, глотнул - обычная вода. Присосался к узкому горлышку, выхлебав почти половину. Заставил себя оторваться - еще неизвестно, когда в следующий раз принесут питье. Отставив кувшин, поднял миску, осторожно понюхал кашеобразное содержимое. Давясь, стал поглощать безвкусную вязкую массу, черпая ее пальцами. Пустую миску бросил на пол к двери, сморщившись болезненно от звона. Облизал руки. Потом долго ходил по камере, мучаясь от неизвестности и вынужденного безделья. Через какое-то время он заставил себя успокоиться и снова уселся на нарах слушать перестук срывающихся с потолка капель...
Он мерз. Пропитавшаяся сыростью одежда не грела.
Он дрожал, съежившись на голых нарах.
Потом пришли видения.
Маленький мальчик лежал на полу, на месте его левого глаза зияла дыра. Затылка не было. Кровь капала с потолка, стекала по стенам. Горбатый лекарь из бандитской деревни осуждающе качал головой - на глазах его была повязка, но даже сквозь ткань Джош видел страшные гноящиеся провалы его глазниц. Рядом умирал молчун Тикрет, изрешеченный пулями. А лекарь все безмолвно качал головой, хотя мог бы помочь раненому...
Джош не ощущал течения времени.
Он полностью растворился в жутких грезах...
Когда засов загрохотал вновь, Джош не сразу понял, что это такое. Он вздрогнул, открыл глаза. Недоумевая, осмотрелся.
У дверей стояли три тюремщика с дубинками в руках.
- Встать! - приказал один. - Лицом к стене!
Джош нехотя поднялся. Он еще не совсем пришел в себя и допускал, что эти тюремщики ненастоящие, что они ему только видятся.
- Руки за спину!
Ему связали запястья, нацепили на ноги тяжелые кандалы, ткнули дубинкой под ребра, развернули, толкнули по направлению к открытой двери.
- Вперед!
Один тюремщик шел первым, показывая дорогу. Джош следовал за ним. Два конвоира позади то и дело тыкали запинающегося узника дубинками, подгоняя.
Они следовали по длинному темному коридору вдоль череды одинаковых запертых дверей. На каменных стенах тускло светились керосиновые фонари. Слабые огоньки трепыхались под пыльными стеклянными колпаками, задыхаясь от влажности и недостатка свежего воздуха. Цепи оков, волочась по каменному полу, гремели, лязгали, и Джош морщился - у него болела голова.
Они остановились перед решеткой, запертой с той стороны.
- Эй! - крикнул один из конвоиров. - Открывай! Заснул, что ли? Давай быстрей!
Из полумрака по ту сторону решетки выступил еще один тюремщик, внимательно осмотрел стрелка, хмыкнул, загремел ключами. Он долго возился с тяжелым замком, наконец отпер. Пронзительно скрипнула, отворяясь, дверь из металлических прутьев.
- Вперед! - Джоша толкнули в спину.
Дверь за спиной снова скрипнула, зазвенели ключи.
Потом они поднимались по крутой лестнице, ступеньки которой были разной высоты. Идти по ним было страшно неудобно, и Джош постоянно спотыкался. Конвоиры ругались сквозь зубы и били его дубинками. Он молча терпел.
"Если ты думаешь, что боль сделает тебя сильнее, то ты ошибаешься..."
Лестница кончилась. Маленькая, деревянная, укрепленная металлическими полосами дверца преградила путь. Тюремщик, идущий впереди, толкнул ее, и Джош ослеп.
Он застонал, зажмурился, но яркий свет резал глаза острой болью даже сквозь опущенные веки. И вновь Джош вспомнил горбуна из деревни.
- Завяжите мне глаза, - попросил он, пытаясь отвернуть лицо от солнца.
- Иди, - толкнули его. - Не останавливайся. Он, скособочась, пряча лицо, двинулся вперед. Он ничего не видел и сослепу налетел на спину тюремщика.
- Смотри, куда прешься! - Его несильно ударили по затылку, подхватили под руки, быстро куда-то потащили. Под ноги лезли камни, палки, волочившиеся цепи то и дело за что-то цеплялись.
Через минуту словно бы стало темней.
Они остановились в тени деревьев, под прикрытием мощных стен.
Джош осторожно открыл глаза и сразу узнал это место.
Дорогу, на которой истекал кровью Тикрет рядом со своим другом Портом. Валуны на обочине, к которым полз раненый Вимолс. Высокий тополь, под которым свалился замертво здоровяк Дастин. Большой каменный дом в три этажа, с башенками, возвышающимися над крышей, с многочисленными пристройками. Сколько прошло времени, а усадьба коменданта почти не изменилась. Разве только домов вокруг стало больше, и забор поднялся еще выше.
И комендант теперь другой. Старый Аскин умер девять лет назад. Теперь там сидит молодой преемник, для которого последняя битва Пятерки не более чем красивая легенда.
Из ворот усадьбы вышли четыре человека с револьверами на поясах. Стрелки. Молодые стрелки, служащие коменданту. Они подошли к тюремщикам. Один из стрелков, в широкополой шляпе, со значком на груди, сказал конвоирам:
- Идите! - и, холодно посмотрев на Джоша, добавил: - А ты, стрелок, следуй за нами.
Тюремщики сняли с его ног кандалы, но руки развязывать не стали.
- Вперед!
Пять стрелков вошли в арку ворот.
Внутренний дворик содержался в чистоте. Отцветали ухоженные клумбы. По ажурным беседкам вился плющ. Небольшой фонтан рассыпал серую водяную пыль. Каменные фигуры замерли в живописных позах вдоль ровных дорожек, посыпанных песком. Но Джошу не дали полюбоваться на красоты двора, почти сразу втолкнули в какую-то узкую дверь, в темную душную каморку без окон.
- Сиди тихо. Тебя позовут, - сказали ему. Дверь захлопнулась. Проскрежетал ключ в замочной скважине.
Опять тюрьма?
Здесь даже сесть было некуда. Комнатка была совершенно пуста, только под потолком трепыхался огонек светильника.
Джош опустился на прохладный пол и стал ждать.
Ждать пришлось недолго.
Вскоре вновь заскрежетал ключ в замке, и дверь открылась.
- Выходи.
Он устало поднялся. Шагнул через порог - и снова его ослепил дневной свет, заставил зажмуриться.
- Вперед! - Его подхватили под руки, повели куда-то. Он безучастно переставлял ноги, ему хотелось только одного - чтобы его наконец-то оставили в покое. Он шел, не открывая глаз, и голова отзывалась болью на каждый шаг. Он видел пляску кроваво-красных пятен.
Уже ничто не имело смысла...
Его ввели в какой-то зал. Звук шагов гулко раздавался в пространстве, гудели десятки голосов. Его отпустили, развязали руки, заставили сесть.
Раздался резкий металлический звук. Джош болезненно сморщился.
- Алая Провинция и комендант Садир обвиняют гражданина Джоша в убийстве второй степени, - нараспев произнес властный голос.
Вновь прозвучал гонг.
- Гильдия надзора обвиняет стрелка Джоша в небрежности, повлекшей смерть, - объявил второй голос.
Джош открыл глаза.
Он находился в металлической клетке, стоящей на возвышении в центре просторного зала. Два стрелка стояли рядом с клеткой, держа в руках револьверы. За ограждением толпились люди, поглядывали в сторону пленника и негромко перешептывались. Обвинители сидели за длинным столом, покрытым алым бархатом. Перед ними лежали какие-то бумаги.
- Стрелок Пол, пройдите к месту дачи показаний! - сказал гражданский обвинитель, возможно сам комендант, - Джош не знал его в лицо.
На возвышение взошел Пол. Проходя мимо клетки, он успокоительно кивнул Джошу.
- Стрелок Пол, что вы можете сказать по существу дела? - спросил обвинитель.
- Джош не виновен, - сказал Пол, и зрители зашумели.
- Тихо! - Обвинитель поднял деревянный молоток и ударил в гонг. - Спокойствие, иначе все посторонние будут удалены из зала!
Шум улегся.
- Поясните вашу точку зрения, - обратился обвинитель к Полу.
- Ребенок сам нажал на курок.
- Но ведь это Джош дал револьвер ребенку?
- Да.
- Он мог предвидеть результат?
- Мог.
- Тогда я не понимаю вашего заявления.
- Если бы ребенку дали нож и он им порезался, кто был бы виноват? - повысив голос, спросил Пол. - А если бы ему дали палку и он выколол ею глаз? Чья бы это была вина?
- И чья же? - с интересом спросил обвинитель от гильдии надзора.
Пол замялся, не зная, что ответить. Повторил:
- Джош не виновен.
- Позвольте это решать суду. Вы подтверждаете, что именно обвиняемый дал ребенку оружие?
- Да, - нехотя ответил Пол.
- Хорошо, вы свободны.
Пол быстро спустился в зал, затерялся в толпе.
- Гражданин Тарл, пройдите к месту дачи показаний. На возвышение поднялся хозяин питейного заведения, встал, опустив голову, теребя в руках угол рубахи.
- Вы видели, как погиб ваш сын? - обратился к нему обвинитель.
- Да.
- Вы видели, что он держит в руках револьвер?
- Да.
- Почему вы позволили ему играть с оружием?
- Я думал, оно не заряжено.
- А если бы вы знали, что оно заряжено, как бы вы поступили?
- Я бы попросил стрелка забрать свой револьвер. И увел бы сына.
- Стрелок сам протянул ребенку револьвер?
- Да.
- Он что-то сказал при этом?
- Да.
- Что именно?
- Я не разобрал. Я был довольно далеко и занимался делами.
- Какими именно?
- Я разливал пиво и смешивал коктейль.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.