read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



и не слыхивал - хоть лечебницу открывай, но сейчас это его не касалось.
Нефть... Нет. Что еще? Норма, норма, норма... Ничего.
Пустой номер.
А он в осаде. Потому что с каждой потерянной им минутой растет
напряжение наверху. Нет, никто, конечно, не обвинит его в трусости. Но...
И это "но" страшнее всего. Потому что они будут правы. Ведь он не рискнул
выйти в пучину. Туда, где взорвались две субмарины и "рыбка".
Субмарины, оснащенные турбинами Вальтера, способные развернуться на
месте в любой плоскости, выполнить практически любую фигуру высшего
пилотажа. "Рыбка", полторы тонны электроники и металла, неторопливо
плывущие сквозь толщу, оставляя за собой серебристую цепочку пузырьков
отработанного газа...
И осьминог-мутант. Сидит и ждет. А потом трах-тарарах по ним лазером...
По пузырькам прицелился... Почему по пузырькам?
Черт его знает, почему. Просто потому, что и лодки и разведчик
оставляют за собой пузырьки. Лодки не военные, им демаскироваться не
страшно. А "рыбке" и подавно.
Время, время... Если через полчаса он ничего не придумает...
Он придумает. Иначе быть не должно. И не будет.
Он не может, не имеет права идти на авось.
Боишься, Аракелов? Нет. Не имею права.
Тебе скажут - трус. Или не скажут - подумают, но и этого довольно. И
Марийка станет отводить глаза и уже не подсядет рядом...
Не думай об этом. Думай о деле.
И тут его осенило: он использовал "рыбку" просто как некий
самодвижущийся предмет, ему важно было, взорвется она или нет. А всю
аппаратуру, которой "рыбка" набита битком, он упустил из виду. Болван!
Он затребовал телеметрию "рыбки".
Опять пустышка! Только этот дурацкий сероводород. Все остальное - в
норме. Но этот сероводород... Что может сделать сероводород? В Черном море
его до дуры, но ведь не взрывались же там подводные лодки? Стоп!
Во-первых, концентрация газа там ниже. На несколько порядков ниже.
Во-вторых, сероводород там лежит глубже. И в этом слое субмарины, пожалуй,
и не ходили никогда. Но что же все-таки может дать сероводород? Причем
такой концентрированный.
Ничего. Если его не соединять с кислородом, конечно. Тогда пойдет
реакция... Но кислорода в морской воде предостаточно, однако с ним
сероводород не реагирует. Правда, это связанный кислород. Свободного же
здесь мало. Ничтожно мало, так что этим можно пренебречь.
Аракелов подошел к иллюминатору, прижался лбом к стеклу. Прожекторы
баролифта до "Дип-Вью" не доставали, но над ним висела телекамера со своим
прожектором, и Аракелов видел его как на ладони. Каких-нибудь полсотни
метров... Выйти?
И ведь лежит, проклятый, не взрывается. И баролифт пока не взрывается,
хотя торчит на дне уже почти сорок минут. Не взрываются!
Болван, какой болван! Он же сам, сам дал "добро" на спуск! Ему и в
голову не могло прийти, что с баролифтом может что-то случиться: ведь
баролифт - это нечто стабильное, надежное и естественное. Как раковина дл
улитки. Инерция мысли... А ведь он уже внизу. На дне. И не взорвался.
Не взорвался!
И вдруг словно покатились со всех сторон пестрые осколочки смальты,
складываясь в великолепную, яркую, безукоризненную четкую мозаику. И вот
уже Аракелов увидел, как субмарина пропарывает тьму, оставляя за собой
цепочку пузырьков отработанного кислорода. Она входит в сероводородное
облако. Свободный кислород - и сероводород. Начинается реакция - и вот
серная кислота уже проедает металл в том месте, где вырываются наружу
кислородные пузырьки. Потом вода вламывается в двигательный отсек, она
крушит все на своем пути, сворачивает с фундаментов турбины, рвет и ломает
переборки... Взрыв! Безопасные, трижды безопасные субмарины, оснащенные
турбинами Вальтера, безопасные и безотказные везде, только не в этих
проклятых сероводородных облаках!
Аракелов хотел броситься к телетайпу, но замер. Наверху, на самом краю
поля зрения, зародилось какое-то движение, которое Аракелов скорее не
увидел, а ощутил. Неясный сгусток тьмы выпал вниз, на мгновение закрыв
собой софит телекамеры. Он двигался легко и мощно, как гигантская манта. И
Аракелов так и подумал бы - манта, если б... Если б не странный мгновенный
металлический взблеск. Нет, это была не манта.
"Марта". Аракелов больше не видел ее, она снова скользнула в придонную
тьму, но он был уверен, что не ошибся. Сейчас она появится там, возле
"Дип-Вью"... И она появилась, теперь уже высвеченная ярким лучом лазерного
прожектора.
"Марта"! Какой кретин?! Ведь у "Марты" предел семьсот, а здесь
девятьсот с лишним!..
Одним прыжком Аракелов оказался у люка и с маху всей ладонью ударил по
кнопке замка. Пока диафрагма - медленно, слишком медленно! - раскрывалась,
он несколькими движениями напялил снаряжение: браслеты, пояс, моноласт...
И едва отверстие достаточно расширилось, Аракелов, с силой оттолкнувшись,
вырвался наружу и поплыл, мощными взмахами ног и рук посылая тело вперед.


8
- Но как же это могло быть? Ведь подготовка космонавтов... Не понимаю,
- сказал Захаров. - Не могу понять.
Они сидели за угловым столиком в "Барни-баре". Стентон рисовал что-то
пальцем на полированной столешнице...
Барни стоял рядом и выжидательно переводил взгляд с одного на другого.
- Кофе здесь водится? - спросил Стентон.
- Разумеется, - отозвался Барни. - Какой вы хотите: по-бразильски,
по-турецки, по-варшавски?
- По-ирландски, - мрачно сказал Стентон.
Захаров улыбнулся.
Стентон прихлебывал кофе мелкими глотками. Захаров посмотрел на него.
Теперь ему было понятно, почему лицо Стентона с самого начала показалось
знакомым. Они в самом деле никогда не встречались. Но зато портреты
Стентона несколько лет назад промелькнули во многих газетах: хот
космонавтов нынче хоть пруд пруди, запуски все же привлекают пока внимание
прессы. К тому же Стентон - это особый случай.
- И все-таки я никак не могу взять в толк, как это могло быть, - снова
спросил Захаров.
Стентону не хотелось говорить об этом.
- Очень просто. Организм - штука сложная, не все можно предсказать
заранее.
Захаров не стал настаивать. Он взял свой стакан, поболтал - ледяные
шарики неожиданно сухо шуршали и постукивали о стекло. Так шуршат льдины,
расколотые форштевнем и скользящие вдоль борта к корме; так перестукивает
галька в прибое... Вода была холодной и удивительно свежей на вкус.
Приохотил Захарова к ней Аршакуни. Так они и пили - Захаров с Карэном
"Джермук", а Джулио - ситронад...
Стентон допил кофе, закурил. Он сам не мог понять, почему вдруг
рассказал этому грузному и седому русскому больше, чем кому бы то ни было.
Наверное, просто сработал "закон попутчиков"... Но есть вещи, которых не
рассказать, не объяснить никому.
Как расскажешь мечту о черном небе? Стентон и сам не знал, с чего это
началось: с фантастических ли романов, читанных-перечитанных в детстве, с
документальных ли фильмов о программах "Аполлон" и "Спейс Шаттл", которые
он смотрел не один десяток раз. Но в один прекрасный день он понял, что
умрет, если не увидит черное небо - увидит сам, а не на экране телевизора.
Ни денег, ни связей у Стентона не было. Но семнадцатилетний подросток
из Крестед-Бьютта, Колорадо, с таким упорством полгода планомерно осаждал
сенатора своего штата, что в конце концов тот махнул рукой и дал ему
рекомендацию в военно-воздушное училище в Колорадо-Спрингс. Пять лет
спустя Стентон окончил училище и был отпущен с действительной службы ВВС,
так как решил поступать в университет. Университетский курс он одолел за
два года - другие справлялись с этим, значит, должен был справиться и он.
Теперь он стал обладателем диплома авиаинженера. Но и это было лишь
ступенькой. Еще через год Стентон защитил магистерскую диссертацию. В ВВС
его не восстановили - там шли уже массовые сокращения, а двумя годами
позже ВВС и вовсе перестали существовать. Однако Стентону это было только
на руку.
Когда НАСА объявило о начале конкурса пилотов для проекта "Возничий" -
многоразового транспортно-пассажирского космического корабля - Стентон
подал документы. И через четыре месяца получил извещение о зачислении в
группу пилотов проекта. Беспрерывная, почти десятилетняя гонка кончилась.
Он победил!
К тому времени подготовка пилотов космических кораблей значительно
упростилась. Если для кораблей "Джемини" и "Аполлон" она длилась тысячами
часов, то уже для "Спейс Шаттл" она сократилась до восьмисот-девятисот, а
в проекте "Возничий" - до двухсот с небольшим. Но и за это время из
шестисот кандидатов в отряде осталось лишь шестьдесят. Стентон оказался в
их числе. Возможно, будь подготовка более длительной... Впрочем, нет. Ведь
и так всех их осматривали десятки специалистов, они крутились, качались и
тряслись в десятках тренажеров, но...
Первый же полет оказался для Стентона последним. Одно дело вести
истребитель по кривой невесомости, и совсем другое, когда невесомость
длится... Стентону хватило двадцати четырех часов. На вторые сутки его в
полубессознательном состоянии эвакуировали на Землю. Он оказался первой -
и единственной пока - жертвой заболевания, вошедшего в космическую
медицину как "синдром Стентона"... Впрочем, от такой славы радости



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.