read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Терпение его явно истощалось.
- Да, сэр, но...
- Тогда настоятельно рекомендую следовать за мной. Ноги Гэбриэл осторожно переступили за ворота, тотчас захлопнувшиеся за ней.

ГЛАВА 38

Два дня, проведенные при полном отсутствии солнечного света, перестроили биологический ритм Майкла Толланда. Хотя часы его утверждали, что сейчас всего лишь самое начало вечера, организм настаивал на том, что уже середина ночи.
Окончательно отредактировав свое новое детище, документальный фильм о метеорите, Майкл загрузил видеофайл на компакт-диск и направился в сектор прессы. Попав в ярко освещенное пространство, он отдал диск технику НАСА, отвечающему за средства коммуникации вообще и за сегодняшнюю передачу в частности.
- Спасибо, Майк, - поблагодарил техник и подмигнул, показывая на диск: - Расширяем горизонты телевидения, а?
Толланд лишь устало усмехнулся:
- Надеюсь, президенту понравится.
- Не сомневаюсь. Во всяком случае, твоя работа закончена. Теперь можешь спокойно сидеть и наслаждаться шоу.
- Благодарю.
Толланд стоял в ярко освещенном секторе прессы и наблюдал, как сотрудники НАСА празднуют победу, чокаясь банками канадского пива. Толланду тоже хотелось радоваться, однако сил не осталось. Он слишком устал и был эмоционально истощен. Оглянувшись вокруг, Толланд поискал глазами Рейчел Секстон, но она скорее всего все еще разговаривала с президентом.
Ее выпустят в прямой эфир, подумал Толланд. Не то чтобы он винил президента. Рейчел, конечно, окажется прекрасным дополнением к той компании, которая со знанием дела будет рассуждать о метеорите. Помимо внешней привлекательности, эта особа имела несомненное самообладание и уверенность в себе, которые редко встречаются в женщинах. Но опять же большинство женщин Толланд встречал именно на телевидении. И оказывались они или властными, безжалостными железными леди, или роскошными экранными куклами, которым не хватало индивидуальности.
Не привлекая внимания, Толланд отошел от ликующей толпы профессионалов НАСА и направился по лабиринту проходов и дорожек, пытаясь выяснить, куда исчезли остальные независимые ученые. Если они так же устали, как он, то наверняка лежат сейчас на своих кроватях, пытаясь хотя бы немного прийти в себя перед важным вечерним выступлением.
Далеко впереди Толланд заметил оранжевые пилоны, окружавшие полынью, из которой вытащили виновника сегодняшнего торжества. Огромный купол над головой, казалось, эхом отвечал на тихие голоса далеких воспоминаний. Майкл попытался освободиться от них.
"Забудь о призраках!" - приказал он себе. В минуты, подобные этой, когда он уставал и оставался один, они часто посещали его. В минуты счастья, личной славы, радости, торжества.
"Она должна была бы сейчас быть рядом с тобой", - нашептывал странный голос. Один, в темноте, Толланд почувствовал, как погружается в туманное озеро прошлого.
С Шейлой Берч он дружил еще в университете. Однажды, в День святого Валентина, он пригласил девушку в их любимый ресторан. На десерт ей принесли розу и кольцо с бриллиантом. Шейла сразу все поняла. Со слезами на глазах она произнесла одно-единственное слово, но это слово сделало Майкла самым счастливым человеком на свете.
- Да.
Полные радужных планов и надежд, они купили маленький домик недалеко от Пасадены. Шейла поступила в школу учительницей биологии. Зарплата, конечно, оставляла желать лучшего, но это было лишь начало. А кроме того, недалеко, в Сан-Диего, находился Институт океанологии Скрипса, где Майкл, осуществив свою мечту, устроился на геологическое научно-исследовательское судно. Работа занимала его по три-четыре дня подряд, но тем нежнее и страстнее оказывались их встречи.
Плавая в море, Толланд начал снимать для Шейлы некоторые из своих приключений, монтируя из них миниатюрные документальные фильмы о собственной океанографической деятельности. Однажды он вернулся с удивительным фильмом, снятым из глубоководного батискафа. На пленке впервые оказалась заснята кемотропическая каракатица, о существовании которой до того времени никто и не подозревал. Описывая зрелище, Толланд пылал энтузиазмом.
- Поистине тысячи еще не открытых и не изученных видов живут в этих глубинах! - вдохновенно рассказывал он. - Ведь мы едва царапнули по дну! Там кроются тайны, которые никто из нас даже не может себе представить!
Шейлу восхищали и энтузиазм мужа, и его способность ясно, прозрачно и увлекательно, но в то же время научно обоснованно все объяснить. На волне эмоционального подъема она показала фильм своим ученикам. Успех был огромным. Другие учителя стали просить пленку, чтобы показать ее на уроках. Родители стремились снять копию. А главное, все с нетерпением ожидали следующего произведения Майкла. И неожиданно Шейле в голову пришла идея. Она позвонила университетской подруге, теперь работавшей на телевидении, а потом отослала ей пленку.
Спустя два месяца Майкл Толланд попросил Шейлу пройтись с ним по пляжу Кингмэн. Это место казалось обоим совершенно особенным. Именно там они любили поверять друг другу самые заветные свои мечты и тайны.
- Хочу кое-что тебе сказать, - начал Майкл.
Шейла остановилась и взяла мужа за руку. У ног их плескалась вода.
- В чем дело? Толланд сиял.
- На прошлой неделе мне позвонили из Эн-би-си. Они считают, что я вполне могу вести программу о жизни океана. Представляешь? Пилотный выпуск планируется в будущем году. Ты можешь поверить в это?
Шейла поцеловала любимого, искренне радуясь его успеху.
- Конечно, могу. Все правильно. Ты обязательно станешь знаменитым!
Через полгода Майкл и Шейла плавали на яхте недалеко от Каталины. Неожиданно Шейла начала жаловаться на боль в боку. Несколько недель они пытались не обращать на это внимания, но в конце концов Шейле пришлось лечь в больницу.
В одно мгновение фантастически счастливая жизнь Майкла разбилась вдребезги, превратившись в кошмар. Жена больна. Очень больна.
- Лимфома в поздней стадии, - вынесли приговор врачи, - редко бывает в столь молодом возрасте, но, к сожалению, это случается.
Молодые люди посетили множество госпиталей и клиник, надеясь, что где-то им смогут сказать иное. Но ответ везде звучал одинаково. Неизлечимо.
Как принять такое?! Толланд тут же бросил работу в институте Скрипса, напрочь забыл о телевидении и всю свою энергию сосредоточил на Шейле. Она должна поправиться! Да и сама Шейла упорно сражалась, перенося боль с такими мужеством и терпением, что Майкл не мог не восхищаться ею. Он водил жену гулять на их любимый пляж, кормил полезными для здоровья блюдами, которые сам и готовил, и бесконечно рассказывал о том, что они будут делать, когда она вылечится.
Однако этому не суждено было произойти.
Через семь месяцев Майкл Толланд сидел у постели умирающей жены в унылой больничной палате. Он с трудом узнавал свою Шейлу. Безжалостность рака можно сравнить лишь с жестокостью химиотерапии. Цветущая молодая женщина превратилась в настоящий скелет. Последние ее часы оказались самыми страшными.
- Майкл, - произнесла она слабым, бесцветным голосом, - пора уходить. Отпусти меня.
- Не могу.
Толланд не скрывал слез.
- Но ты ведь такой сильный, - настаивала Шейла. - Ты все сможешь. Обещай, что найдешь новую любовь.
- Я больше не захочу и не смогу любить! - отрезал Майкл.
- Придется научиться.
Шейла умерла кристально чистым воскресным утром, в июне. Майкл Толланд чувствовал себя сорванным с якоря кораблем, бесцельно, не подчиняясь управлению, дрейфующим в бескрайнем бурном море. Целыми неделями он не отдавал себе отчета в происходящем вокруг. Друзья искренне пытались помочь, но его гордость не выдерживала их сочувствия.
И наконец он понял, что пришла пора сделать окончательный выбор. Или работа, или смерть.
Не позволяя себе расслабиться, он с головой окунулся в "Удивительные моря". Программа буквально спасла Майклу жизнь. За четыре года она окончательно оформилась и стала необычайно популярной. Несмотря на усилия друзей найти Майклу пару, больше нескольких свиданий с женщинами он не выдерживал. Все знакомства заканчивались или ничем, или взаимным разочарованием. В недостатке общения с представительницами прекрасного пола он винил напряженный график работы: поездки, съемки, подготовка программ - бесконечный замкнутый круг. Друзья, однако, понимали, что причина в ином. Майкл Толланд просто не был готов к новым серьезным отношениям.
Волшебная картина мерцающего впереди бассейна отвлекла его от мрачных раздумий. Майкл стряхнул с себя холод воспоминаний и подошел к воде. В сумраке купола водяная гладь, казавшаяся столь неожиданной среди ледовой пустыни, поражала магической, сюрреалистической красотой. Поверхность бассейна светилась, словно залитый лунным светом пруд. Глаза Толланда не могли оторваться от световых точек, искрящихся на поверхности. Казалось, кто-то щедрой рукой рассыпал здесь голубые блестки. Майкл остановился и долго смотрел на необычное сияние.
Что-то в нем казалось странным.
Поначалу он подумал, что сияние представляет собой лишь отражение далекого света софитов. Но нет, дело вовсе не в этом. Искры сияли зеленоватым оттенком и ритмично пульсировали, словно поверхность воды жила собственной жизнью, освещаясь изнутри.
Удивленный Толланд зашел за пилоны и остановился у края бассейна, чтобы рассмотреть все повнимательнее.
А в другом конце хабисферы в это же самое время Рейчел Секстон наконец вышла из будки правительственной связи. На минуту она остановилась, с трудом понимая, где она и что происходит вокруг. Хабисфера сейчас казалась огромной пещерой, освещенной лишь в одном отсеке - у северной стены, там, где находился сектор прессы. Сбитая с толку темнотой, Рейчел инстинктивно направилась к свету.
Она осталась довольна результатами своей беседы с сотрудниками Белого дома. Придя в себя после ловкого трюка президента, Рейчел смогла складно, логично и доступно рассказать все, что знала о метеорите. А рассказывая, видела, как меняется выражение лиц аудитории: поначалу, казалось, люди не верили ни единому слову, проявляя упрямый скептицизм. Но постепенно скептицизм сменился полным надежды интересом, а за ним пришел почти священный трепет.
- Жизнь вне Земли? - воскликнул один из слушателей. - Вы понимаете, что это означает?
- Да, - тут же ответили ему, - это означает, что мы победим на выборах.
Рейчел шла к свету, в сектор прессы, размышляя о предстоящей пресс-конференции. Она не могла не задавать себе вопрос, выдержит ли отец подобную атаку и заслуживает ли он этого. Удар наверняка оглушит сенатора и одновременно повергнет в прах всю его избирательную кампанию.
Ответ, конечно, мог быть только один: да, заслуживает.
Если Рейчел Секстон и сочувствовала сейчас отцу, ей достаточно было вспомнить мать, чтобы моментально излечиться от этого. Кэтрин Секстон. Сколько боли, унижения и стыда доставил ей муж, сенатор Седжвик Секстон! Каждую ночь, возвращаясь домой очень поздно, он выглядел таким довольным, от него так пахло духами... он словно забыл о своей былой религиозности, о заповедях. Обманывая, выкручиваясь, он не сомневался, что жена никогда от него не уйдет.
И его дочь твердо решила: этот человек в полной мере заслужил то, что его ожидает.
В секторе прессы люди веселились от души. Каждый держал в руке банку с пивом. Рейчел пробиралась сквозь толпу, ощущая себя странно чужой - словно она неожиданно попала на вечеринку незнакомой студенческой группы. Невольно она спросила себя, куда мог деться Майкл Толланд.
Рядом материализовался Корки Мэрлинсон.
- Ищете Майка?
Рейчел от неожиданности вздрогнула.
- Да нет... Вернее... в некотором роде. Корки покачал головой:
- Я так и знал. Майкл только что ушел. Думаю, отправился немного вздремнуть. - Он прищурился, глядя в темноту. - Хотя, вполне возможно, вы сможете его догнать. - Корки улыбнулся, на мгновение став еще больше похожим на бульдога, и показал в сторону полыньи: - Майкл словно впадает в транс каждый раз, когда видит воду.
Рейчел посмотрела туда, где в темноте светились оранжевые фосфоресцирующие пилоны: на самом краю бассейна одиноко стоял Майкл Толланд и смотрел в воду.
- Что он делает? - забеспокоилась Рейчел. - Там небезопасно.
Мэрлинсон усмехнулся:
- Наверное, тоскует по родной стихии. Пойдемте, столкнем его.
Вдвоем они пересекли погруженную во мрак хабисферу и подошли к полынье. Корки подал голос:
- Эй, водяной! Забыл плавки?
Толланд обернулся. Даже во мраке невозможно было не заметить странно печальное, замкнутое выражение его лица. Да и выглядел он необычно, так, словно стоял в лучах таинственного, идущего откуда-то снизу света.
- Все в порядке, Майк? - осторожно поинтересовалась Рейчел.
- Не совсем. Толланд показал на воду.
Корки Мэрлинсон зашел за пилоны и встал рядом с Майклом у самого края полыньи. Посмотрев на воду, он моментально притих, став серьезнее. Через минуту к мужчинам присоединилась и Рейчел. Теперь на самом краю, в опасной близости к воде, стояли уже трое. Все они словно завороженные смотрели на искры зеленовато-голубого света, пульсирующие на поверхности ледяной воды. Создавалось впечатление, что в бассейне плавают частицы неоновой пыли. Они таинственно, необыкновенно мерцали. Эффект создавался поистине волшебный.
Толланд поднял с ледяного пола отколовшийся кусочек и бросил его в воду. Там, куда он упал, вода тут же засветилась ярче, словно вспыхнув зелеными лучами.
- Майк, - проговорил Корки неуверенным, настороженным голосом. Ему явно было не по себе. - Пожалуйста, скажи, что ты понимаешь, в чем дело.
Толланд нахмурился:
- Я очень хорошо понимаю, в чем дело. Вопрос только в том, при чем здесь это.

ГЛАВА 39

- Мы имеем дело с флагеллатами, - произнес Толланд, не отрывая взгляда от светящейся воды.
- Что-что? - нахмурился Мэрлинсон. Рейчел видела, что обоим не до шуток.
- Не понимаю, как такое могло произойти, - продолжал Толланд, - но почему-то эта вода содержит биолюминесцентные динофлагеллаты.
- Биолюминесцентное что? - переспросила Рейчел. - Говорите по-английски!
- Одноклеточные организмы, жгутиковые, способные окислять люминесцентный катализатор, называемый люциферином.
- И что это значит по-английски? Толланд вздохнул и повернулся к другу:
- Корки, послушай, существует ли возможность, что метеорит, который мы вытащили из полыньи, содержал в себе живые организмы?
Мэрлинсон не смог удержаться от смеха: - Майк, веди себя солидно!
- Я и так солиден и серьезен.
- Майк, такой возможности нет и быть не может. Поверь мне, если бы люди из НАСА хоть на мгновение усомнились в том, что в камне нет живых организмов, они ни за что на свете не вытащили бы его на воздух.
Толланд, однако, казался лишь частично удовлетворенным этим ответом.
- Конечно, без микроскопа я не смогу сказать наверняка, - заговорил он, - но мне представляется, что это биолюминесцентный планктон, принадлежащий к классу пирофитов. Название это означает "огненное растение". В Северном Ледовитом океане таких существ немало.
Мэрлинсон пожал плечами:
- Почему же ты спрашиваешь, не из космоса ли они прилетели?
- Да потому, что метеорит лежал в ледниковой массе - то есть в замерзшей пресной воде, которая образуется из снега.
Вода в этой полынье имеет свойства растаявшего ледника. А в замерзшем состоянии она пребывала в течение трех веков. Так каким образом в ней могли появиться океанские живые существа?
За этими словами Толланда последовало долгое напряженное молчание.
Рейчел стояла на краю бассейна и пыталась понять, что же все-таки происходит. В полынье, из которой вытащили метеорит, присутствует биолюминесцентный планктон. Что это может означать?
- Где-то должна быть трещина, - наконец проговорил Толланд. - Это единственное возможное объяснение. Планктон мог проникнуть в шахту исключительно через щель во льду, которая открыла доступ океанской воде.
Рейчел ничего не поняла.
- Доступ океанской воде? Но откуда? - Она вспомнила продолжительную поездку на снегоходе. Они двигались как раз от океана. - Ведь до берега без малого две мили.
И Мэрлинсон, и Толланд одарили ее странными взглядами.
- Говоря по правде, - пояснил Мэрлинсон, - океан находится прямо под нами. Дело в том, что эта льдина на самом деле стоит на воде.
Рейчел смотрела на мужчин, совершенно сбитая с толку.
- На воде? Но... это же ледник.
- Совершенно верно, ледник, - подтвердил Толланд, - но он не на земле. Часто ледники уходят далеко от земли и плавают на воде. Это происходит из-за того, что лед легче воды. Ледник просто стоит в открытом океане, словно гигантский ледяной плот. Шельфовый лед, собственно, и является прибрежным ледником. - Он помолчал. - На самом деле мы сейчас находимся в океане, почти в миле от берега.
Пораженная Рейчел сразу насторожилась. Она представила себе всю картину, и мысль о пребывании за Полярным кругом внезапно показалась ей пугающей.
Похоже, Толланд понимал ее опасения.
- Не бойтесь. Толщина льда составляет триста футов. Причем двести футов ниже поверхности воды, словно кубик льда в стакане. А это делает ледник исключительно устойчивым. Здесь можно построить даже небоскреб.
Рейчел слабо кивнула. Чувство неуютности лишь усилилось. Зато, если отбросить в сторону дурные предчувствия, она теперь вполне уяснила гипотезу Толланда о появлении планктона. Он считал, что во льду существует трещина и именно через эту трещину планктон попал в полынью. Это казалось вполне правдоподобным и все же заключало в себе странный, тревожный парадокс. Нора Мэнгор очень уверенно заявляла, что этот ледник представляет собой прочный монолит. А ведь она высверлила десятки проверочных ледяных "бревен", чтобы исследовать его прочность.
Рейчел внимательно посмотрела на Толланда:
- Мне казалось, что именно целостность ледника легла в основу всех данных по датировке его пластов. Разве доктор Мэнгор не утверждала, что лед абсолютно монолитен, не имеет ни трещин, ни щелей?
Мэрлинсон нахмурился:
- Судя по всему, Снежная королева тоже способна ошибаться.
Рейчел подумала, что за такие слова вполне можно получить удар в спину ледяной шпагой.
Рассеянно поглаживая подбородок, Толланд наблюдал за свечением.
- Других объяснений нет и просто быть не может. Трещина должна существовать. А вес ледника должен способствовать проникновению в эту шахту через трещину океанской воды.
- Чертова щель! - не сдержалась Рейчел. - Ведь если толщина льда здесь составляет триста футов, а глубина шахты - двести футов, то, значит, щель проходит через целых сто футов ледового монолита. А Нора Мэнгор утверждает, что лед цел и не имеет трещин!
- Сделай милость, - обратился Толланд к Мэрлинсону, - найди, пожалуйста, Нору. Будем надеяться на лучшее - возможно, она знает что-то еще об этом леднике и просто не сочла нужным рассказать нам, непосвященным. И Мина поищи. Он сумеет лучше определить, кто же все-таки эти маленькие светящиеся зверюшки.
Корки отправился на поиски.
- Давай быстрее! - крикнул Толланд ему вслед, взглянув в полынью. - Честное слово, свечение становится слабее.
Рейчел тоже посмотрела на воду. Действительно, зеленое сияние уже не казалось столь ярким.
Толланд снял куртку и улегся прямо на лед.
Рейчел в замешательстве наблюдала за его действиями.
- Майк...
- Хочу выяснить, поступает ли соленая вода.
- Каким образом?
- Оп!
Толланд на животе подтянулся к краю бассейна. Держа куртку, он опустил один рукав в воду.
- Это очень точный тест на соленость, применяемый океанографами мирового класса, - совершенно серьезно пояснил он. - Называется "метод облизывания рукава куртки".
Недалеко от хабисферы Дельта-1 пытался удержать поврежденного микробота над группой людей, собравшихся на краю бассейна. Судя по их разговору, ситуация выходила из-под контроля.
- Срочно свяжись с контролером, - велел он Дельте-2, - у нас назревает серьезная проблема.

ГЛАВА 40

В юности Гэбриэл Эш не раз ходила на экскурсии в Белый дом. Она тайно мечтала о том времени, когда будет работать в президентском особняке, став неотъемлемой частью политической элиты, которая определяет будущее страны.
Однако сейчас она предпочла бы оказаться в любой другой точке земного шара.
Когда охранник Восточных ворот привел Гэбриэл в богато украшенное фойе, она терялась в догадках о том, что задумал ее анонимный информатор. Пригласить Гэбриэл Эш в Белый дом казалось совершенно безумным поступком. Вдруг ее увидят и узнают? В последнее время в качестве правой руки сенатора Секстона ей доводилось часто показываться на людях. Поэтому вполне вероятно, что кто-нибудь ее заметит.
- Мисс Эш!
Гэбриэл оглянулась. Ей улыбался охранник фойе.
- Посмотрите, пожалуйста, вон туда... - Он показал пальцем.
Гэбриэл автоматически взглянула туда, куда просили, и в то же мгновение ее ослепила яркая вспышка света.
- Спасибо, мэм. - Охранник подвел ее к столу и протянул ручку: - Заполните, пожалуйста, входную форму.
Он подвинул к ней тяжелую кожаную папку.
Гэбриэл посмотрела на форму. Перед ней лежала совершенно чистая страница. Она вспомнила, как когда-то слышала, будто каждый из посетителей Белого дома расписывается на отдельной чистой странице, чтобы сохранить свое имя в тайне от других приходящих.
Она поставила четкую, разборчивую подпись.
Итак, ее секретная встреча перестала быть секретной.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.