read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Итак. Забастовка должна начаться не позднее, чем через три недели. Восстание - самое позднее через полтора месяца...
- Не командуйте, маршал Ояма. Как-нибудь без вас сообразим, - перебил эсэр. - По вашим нотам играть не станем. Думаю, ударим осенью. - Он осклабился. - До тех пор пощипите с Николашки еще пуха-перьев. Пускай он перед народом совсем голеньким предстанет. Вот тогда и вмажем.
Василий Александрович ответил на улыбку улыбкой. Дрозд даже не догадывался, что в эту секунду его жизнь, как и жизнь его восьми товарищей, висела на волоске.
- Право, нехорошо. Мы же договорились, - укоризненно развел руками Рыбников.
Глаза революционного вождя вспыхнули озорными искорками.
- Держать слово, данное представителю империалистической державы, - буржуазный предрассудок. - Попыхтел трубкой. - А как по-вашему будет "покеда"?
Подошедший рабочий вскинул на спину последнюю коробку и удивился:
- Чего-то больно легок. Не пустой ли?
Поставил обратно на землю.
- Нет, - объяснил Василий Александрович, открывая крышку. - Это набор проводов для разных нужд. Вот этот бикфордов, этот камуфляжный, а этот, в резиновой оболочке, для подводного минирования.
Дрозд заинтересовался. Вынул ярко-красный моток, рассмотрел. Подцепил двумя пальцами металлический сердечник - тот легко вылез из водонепроницаемого покрытия.
- Ловко придумано. Подводное минирование? Может, грохнем царскую яхту? Есть у меня там в команде свой человечек, отчаянная голова... Надо будет подумать.
Грузчик поднял коробку, побежал на пристань.
Тем временем Рыбников принял решение.
- Что ж, осенью так осенью. Лучше поздно, чем никогда, - сказал он. - А забастовку через три недели. Мы на вас надеемся.
- Что вам еще остается? - бросил Дрозд через плечо. - Всё, самурай, мы расстаемся. Катитесь к вашей японской матери.
- Я сирота, - улыбнулся одними губами Василий Александрович и снова подумал, как хорошо было бы переломить этому человеку шею - чтоб посмотреть, как перед смертью выпучатся и остекленеют его глаза.
В этот миг тишина кончилась.

* * *

- Господин инженер, похоже, всё. Закончили, - шепнул Смуров.
Фандорин и сам видел, что погрузка завершена. Баржа осела чуть не до самой ватерлинии. Была она хоть и небольшая, но, похоже, вместительная - шутка ли, принять на борт тысячу ящиков с оружием.
Вот по трапу поднялась последняя фигура - судя по походке, с совсем не тяжелой ношей, и на барже одна за другой загорелись семь, нет, восемь цигарок.
- Пошабашили. Сейчас покурят и уплывут, - дышал в ухо филер.
Крошкин побежал за подмогой без четверти три, прикидывал инженер. Предположим, в три он добрался до телефона. Минут пять, а то и десять у него уйдет на то, чтоб втолковать Данилову или дежурному офицеру, в чем дело. Эх, надо было послать Смурова - он поречистей. Положим, в десять, нет в пятнадцать минут четвертого поднимут караул. Прежде половины четвертого не тронутся. А ехать от Каланчевки до Кожуховского моста на дрезине не менее получаса. Раньше четырех жандармов ждать нечего. А сейчас три двадцать пять...
- Доставайте оружие, - приказал Фандорин, беря в левую руку свой "браунинг", в правую крошкинский "наган". - На три-четыре палите в сторону баржи.
- Зачем? - всполошился Смуров. - Их вон сколько! Куда они с реки денутся? Придет подмога - берегом догоним!
- Откуда вы знаете, что они не отгонят баржу за город, где безлюдно, да не перегрузят оружие на подводы, пока не рассвело? Нет, их надо з-задержать. У вас сколько патронов?
- Семь в барабане, да семь запасных, и всё. Мы же филеры, а не башибузуки какие...
- У К-Крошкина тоже четырнадцать. У меня только семь, запасной обоймы не ношу. Я, увы, тоже не янычар. Тридцать пять выстрелов - для получаса маловато. Ну, да делать нечего. Действуем так. Первый барабан высаживаете подряд, чтоб произвести впечатление. Но потом каждую пулю расчетливо, со смыслом.
- Далековато, - прикинул Смуров. - Их борт наполовину прикрывает. По поясной фигуре с такой дали и днем-то попасть непросто.
- Вы в людей-то не цельте, все-таки соотечественники. Стреляйте так, чтоб никто с баржи на буксир не перелез. Ну, три-четыре!
Эраст Петрович поднял свой пистолет кверху (все равно от него, короткоствольного, на таком расстоянии проку было мало) и семь раз подряд нажал на спуск.

* * *

- Вот тебе на, - протянул Дрозд, услышав частую пальбу.
Осторожно высунулся из дверей. Рыбников тоже.
Огоньки выстрелов вспыхивали над грудой рельсов, сваленных в полусотне шагов от пристани.
С баржи ответили беспорядочной пальбой в восемь стволов.
- Шпики. Выследили, - хладнокровно оценил ситуацию Дрозд. - Только их мало. Трое-четверо, навряд ли больше. Сейчас мы эту закавыку решим. Крикну ребятам, чтобы обошли слева и справа...
- Стойте! - схватил его за локоть Василий Александрович и заговорил быстро-быстро. - Нельзя ввязываться в бой, они именно этого от вас и хотят. Их немного, но они наверняка послали за подмогой. Перехватить баржи на реке нетрудно. Скажите, на буксире кто-то есть?
- Нет, все были на погрузке.
- Полицейские появились недавно, - уверенно сказал Рыбников. - Иначе здесь уже была бы целая рота жандармов. Значит, погрузку главной баржи они не застали, мы чуть не час провозились с сормовской. Вот что, Дрозд. Сормовским грузом можно пожертвовать. Спасайте большую баржу. Уходите отсюда, вернетесь завтра. Идите, идите. Я уведу полицию за собой.
Он взял у эсэра моток красного провода, сунул в карман и, двигаясь зигзагами, выбежал наружу.

* * *

Черные силуэты на барже как ветром сдуло, исчезли и алые огоньки. Но вместо них секунду спустя над бортом заполыхали белые вспышки выстрелов.
Из склада к судну, петляя, пронеслась еще одна фигура - ее инженер проводил особенно внимательным взглядом.
Сначала пули свистели высоко над головой, потом боевики пристрелялись. От рельсов, рассыпая искры и издавая противный визг, зарикошетили кусочки свинца.
- Господи, смерть моя пришла! - ойкал Смуров, то и дело ныряя с головой за штабель.
Фандорин не сводил глаз с баржи, готовый стрелять, как только кто-нибудь попробует сунуться на буксир.
- Не робейте, - сказал инженер. - Чего ее бояться? Столько уже народу на том свете, нас с вами дожидаются. Встретят как родного. И ведь какие люди, не ч-чета нынешним.
Удивительно, но выдвинутый Фандориным аргумент подействовал.
Филер приподнялся:
- И Наполеон дожидается?
- И Наполеон. Любите Наполеона? - рассеянно пробормотал инженер, щуря левый глаз. Один из боевиков, посообразительней других, полез с баржи на буксир.
Эраст Петрович всадил пулю в обшивку - прямо перед носом у умника. Тот юркнул обратно под прикрытие борта.
- Внимательней, не зевайте, - сказал Фандорин напарнику. - Теперь они поняли, что им пора уходить, и полезут один за другим. Не пускать, отсекать огнем.
Смуров не ответил.
Инженер коротко взглянул на него и чертыхнулся.
Филер привалился щекой к рельсам, волосы на макушке блестели от крови, открытый глаз завороженно смотрел в сторону. Убит...
Встретится ли с Наполеоном, мелькнуло в голове у инженера, которому в этот миг было не до сантиментов.
- Товарищ рулевой, в рубку! - донесся с баржи звонкий голос. - Скорее!
Фигура, спрятавшаяся на носу снова полезла на буксир. С тяжелым вздохом Фандорин выстрелил на поражение - тело с плеском упало в воду.
Почти сразу же сунулся еще один, но его было хорошо видно на фоне белой палубной надстройки, и Эраст Петрович сумел попасть ему в ногу. Во всяком случае, подстреленный заорал - значит, жив.
Патроны, доставшиеся Эрасту Петровичу от Крошкина, кончились. Фандорин взял револьвер мертвеца, но и у того в барабане было всего три пули. А до четырех часов оставалось еще целых восемнадцать минут.
- Смелей, товарищи! - крикнул все тот же голос. - У них патроны на исходе. Руби швартовы!
Корма баржи отползла от причала; мостки, заскрипев, рухнули в воду.
- Вперед, на буксир! Все разом, товарищи!
И тут уж поделать было ничего нельзя.
Когда с баржи к носу кинулась целая гурьба людей, Фандорин и стрелять не стал - какой смысл?
Буксир изрыгнул из трубы сноп искр, зашлепал колесами. Канаты натянулись, зазвенели.
Отправились в три сорок шесть, посмотрел по часам инженер.
Удалось задержать на двадцать одну минуту. Плата - две человеческих жизни.
Он двинулся по берегу, параллельно барже.
Сначала поспевать было нетрудно, потом пришлось перейти на бег - буксир постепенно набирал скорость.
Когда Эраст Петрович миновал железнодорожный мост, сверху, с насыпи, донесся грохот стальных колес. Из темноты на полной скорости неслась большая дрезина, густо наполненная людьми.
- Сюда! Сюда! - замахал Фандорин и выпалил в воздух.
По скосу к нему тяжело бежали жандармы.
- Кто с-старший?
- Поручик Брянцев!
- Вон они, - показал Эраст Петрович в сторону удаляющейся баржи. - Половину людей по мосту на тот берег. И с обеих сторон. Догоним - огонь по рубке буксира. До тех пор, пока не сдадутся. Марш!
Странная погоня пеших жандармов за плывущей по реке баржой продолжалась недолго.
Ответный огонь с буксира быстро ослабел. Боевики все реже рисковали высовываться из-за железных бортов. Стекло в рубке вылетело, пробитое пулями, и рулевой вел суденышко, не высовываясь - вслепую. Из-за этого через полверсты от моста буксир налетел на мель и остановился. Баржу стало медленно разворачивать боком.
- Прекратить огонь, - приказал Фандорин. - Предложите им сдаться.
- Клади оружие, болваны! - кричал с берега поручик. - Куда вам деться? Сдавайтесь!
Деться эсэрам и в самом деле теперь было некуда. Над водой клубился неплотный предрассветный туман, тьма таяла на глазах, а по обе стороны реки залети жандармы, так что даже поодиночке, вплавь, было не уйти.
У рубки кучкой собрались уцелевшие - похоже, совещались.
Потом один выпрямился во весь рост.
Он!
Акробат, он же штабс-капитан Рыбников - несмотря на расстояние, ошибиться было невозможно.
На буксире нестройно запели, а японский шпион разбежался и перескочил на баржу.
- Что это он? Что делать? - нервно спросил поручик.
- "Врагу не сдается наш гордый "Варяг", пощады никто не желает!" - донеслось с буксира.
- Стреляйте, стреляйте! - воскликнул Фандорин, увидев, как у Акробата в руках вспыхивает маленький огонек, похожий на бенгальский. - Это динамитная шашка!
Но было поздно. Шашка полетела в трюм баржи, а фальшивый штабс-капитан, дернув с борта спасательный круг, прыгнул в реку.
Секунду спустя баржа вздыбилась, переломленная надвое несколькими мощными взрывами. Передняя половина подпрыгнула и накрыла собою буксир. В воздух летели куски дерева и металла, по воде растекалось пылающее топливо.
- Ложи-ись! - отчаянно заорал поручик, но жандармы и без команды уже попадали на землю, прикрыв голову руками.
Подле Фандорина в землю врезалось согнутое винтовочное дуло. Брянцев с ужасом смотрел на шлепнувшуюся рядом с ним ручную гранату. Та бешено вертелась, поблескивая фабричной смазкой.
- Не бойтесь, не взорвется, - сказал ему инженер. - Она без взрывателя.
Офицер сконфуженно поднялся.
- Все целы? - браво рявкнул он. - Выходи строиться, перекличка. Эй, фельдфебель! - крикнул, сложив руки рупором. - Твои как?
- Одного зацепило, вашбродь! - донеслось с того берега.
На этой стороне обломками зашибло двоих, но несильно.
Пока перевязывали раненых, инженер вернулся к мосту, где давеча приметил будку бакенщика.
Назад, к месту взрыва, приплыл на лодке. Греб бакенщик, Фандорин же стоял на носу и смотрел на щепки и масляные пятна, которыми была покрыта вся поверхность реки.
- Позволите к вам? - попросился Брянцев. Минуту спустя, уже оказавшись в лодке, спросил. - Что вы высматриваете? Господа революционеры на дне, это ясно. После приедут водолазы, поднимут трупы. И груз - сколько найдут.
- Здесь глубоко? - повернулся инженер к гребцу.
- Об эту пору сажени две будет. Местами даже три. Летом, как солнце нажарит, помельчает, а пока глыбко.
Лодка медленно плыла вниз по течению. Эраст Петрович всё не отрывал глаз от воды.
- Этот, что шашку кинул, отчаянный какой, - сказал Брянцев. - Не спас его круг. Глядите, вон плывет.
И в самом деле, впереди на волнах покачивалось красно-белое пробковое кольцо.
- Ну-ка, г-греби туда!
- На что он вам? - спросил поручик, глядя, как Фандорин тянется к спасательному кругу.
Эраст Петрович снова не удостоил говорливого офицера ответом. Вместо этого пробормотал:
- Угу, вот ты где, голубчик.
Потянул круг из воды, и стало видно, что с внутренней стороны к нему привязана красная резиновая трубка.
- Знакомый фокус, - усмехнулся инженер. - Только в древности использовали бамбук, а не резиновый провод с выдернутым сердечником.
- Что это за клистирная трубка? Какой еще фокус?
- Хождение по дну. Но я вам сейчас покажу фокус еще интересней. Засекаем время. - И Фандорин сдавил трубку пальцами.
Прошла минута, потом вторая.
Поручик смотрел на инженера с все возрастающим недоумением, инженер же поглядывал то на воду, то на секундную стрелку своих часов.
- Феноменально, - покачал он головой. - Даже для них...
На середине третьей минуты саженях в пятнадцати от лодки из воды вдруг показалась голова.
- Греби! - крикнул Фандорин лодочнику. - Теперь возьмем! Если не остался на дне - возьмем!
И, разумеется, взяли - спасаться бегством хитроумному Акробату было некуда. Он, впрочем, и не сопротивлялся. Пока жандармы вязали ему руки, сидел с отрешенным лицом, прикрыв глаза. С мокрых волос стекали грязноватые струйки, к рубашке прилипла зеленая тина.
- Вы сильный игрок, но вы проиграли, - сказал по-японски Эраст Петрович.
Арестованный открыл глаза и долго рассматривал инженера. Так и неясно было, понял он или нет.
Тогда Фандорин наклонился и произнес странное слово:
- Тамба.
- Что ж, амба так амба, - равнодушно обронил Акробат, и это было единственное, что он сказал.

* * *

Молчал он и в Крутицкой гарнизонной тюрьме, куда его доставили с места задержания.
Вести допрос съехалось всё начальство - и жандармское, и военно-судебное, и охранное, но ни угрозами, ни посулами от Рыбникова не добились ни слова. Тщательно обысканный и переодетый в арестантскую робу, он сидел неподвижно. На генералов не смотрел, лишь время от времени поглядывал на Эраста Петровича Фандорина, который участия в допросе не принимал и вообще стоял поодаль.
Промучившись с упрямцем весь день до самого вечера, начальники велели увести его в камеру.
Камера была специальная, для особенно опасных злодеев. Ради Рыбникова приняли и дополнительные меры предосторожности: койку и табурет заменили тюфяком, вынесли стол, керосиновую лампу убрали.
- Знаем мы японцев, читали, - сказал комендант Фандорину. - Расшибет себе башку об острый угол, а нам отвечай. Или керосином горящим обольется. Пускай лучше при свечечке посидит.
- Если такой ч-человек захочет умереть, помешать ему невозможно.
- Очень даже возможно. У меня месяц назад один анархист, ужас до чего отпетый, две недели пролежал спеленутый, как младенец. И рычал, и по полу катался, и пробовал башку об стенку расколотить - не желал на виселице подохнуть. Ничего, сдал голубчика палачу, как миленького.
Инженер брезгливо поморщился, бросил:
- Это вам не анархист. - И ушел, чувствуя непонятную тяжесть на сердце.
Загадочное поведение арестанта, который вроде бы сдался, а в то же время явно не собирался давать показания, не давало инженеру покоя.

* * *



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.