read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Ну, если так, - отозвалась мисс Джеллиби, - я пойду оденусь.
Ада сказала, что тоже хочет проветриться, и сразу же встала. Я спросила
У Пищика, не позволит ли он мне вымыть его и потом снова уложить, но уже на
мою кровать - ведь ничего лучшего я для него придумать не могла. Он
согласился с величайшей готовностью и, пока я его отмывала, смотрел на меня
такими удивленными глазками, словно с ним совершалось какое-то чудо; но
личико у него, конечно, было очень несчастное, хоть он ни на что не
жаловался и заснул, свернувшись комочком, как только улегся. Надо сказать,
что я не сразу решилась вымыть и уложить ребенка без позволения его мамаши,
но потом рассудила, что никто в доме, по-видимому, ничего не заметит.
То ли от возни с Пищиком, то ли от возни с собственным одеванием и с
Адой, которой я помогала одеться, но мне скоро стало жарко. Мисс Джеллиби мы
застали в кабинете, - она старалась согреться у камина, который Приссилла
силилась затопить, взяв из гостиной залитый салом подсвечник и бросив свечу
в огонь, чтобы он, наконец, разгорелся. Все в доме было в том же виде, как и
вчера, и, судя по всему, никто не собирался навести порядок. Скатерть, на
которой мы обедали, даже не стряхнули, - так она и осталась на столе в
ожидании первого завтрака. Все было покрыто пылью, усеяно хлебными крошками
и обрывками бумаги. На ограде нижнего дворика висели оловянные кружки и
бидон для молока; входная дверь была открыта настежь, а кухарку мы встретили
за углом в тот момент, когда она, вытирая рот, выходила из трактира.
Пробежав мимо, она объяснила, что пошла туда посмотреть, который час.
Но еще до встречи с кухаркой мы увидели Ричарда, который бегал
вприпрыжку по Тейвис-Инну, чтобы согреть ноги. Приятно удивленный нашим
столь ранним появлением, он сказал, что с удовольствием погуляет вместе с
нами. Ричард взял под руку Аду, а мы с мисс Джеллиби пошли впереди них.
Кстати сказать, мисс Джеллиби опять насупилась, и я никак не подумала бы,
что я ей нравлюсь, если б она вчера сама мне этого не сказала.
- Куда бы нам пойти, как по-вашему? - спросила она.
- Куда угодно, милая, - ответила я.
- Куда угодно - все равно что никуда, - с досадой проговорила мисс
Джеллиби и остановилась.
- Все-таки пойдемте куда-нибудь, - предложила я. Она пошла вперед очень
быстро, увлекая меня за собой.
- Мне все равно! - начала она вдруг. - Будьте свидетельницей, мисс
Саммерсон, повторяю, мне все равно, но если даже он каждый вечер будет к нам
приходить, пока не доживет до Мафусаиловых лет *, ничего он от меня не
дождется... один лоб чего стоит - высоченный, лоснится, весь в шишках! Каких
ослов они строят из себя: и он и мама!
- Дорогая! - упрекнула я мисс Джеллиби за столь непочтительное словцо и
подчеркнутую выразительность, с какой она его произнесла. - Ваш дочерний
долг...
- Эх, мисс Саммерсон, не говорите мне о дочернем долге! Где же тогда
мамин материнский долг? Или она выполняет его только по отношению к обществу
и Африке? Так пусть же общество и Африка выполняют дочерний долг, - это
скорей их обязанность, чем моя. Вы возмущены, я вижу! Ну что ж, я тоже
возмущена, значит мы обе возмущены - и делу конец!
Она еще быстрее повлекла меня вперед.
- Но так или иначе, а я опять скажу: пускай себе ходит, и ходит, и
ходит, все равно - ничего он от меня не дождется. Видеть его не могу. А чего
я совершенно не выношу, что ненавижу больше всего на свете, так это ту
околесицу, которую они несут - мама и он. Удивляюсь, как это у булыжников
хватает терпения лежать на мостовой перед нашим домом, слушать, как она и он
городят вздор, сами себе противореча, и смотреть, как нелепо хозяйничает
мама!
Я не могла не догадаться, что ее слова относятся к мистеру Куэйлу -
тому молодому джентльмену, который пришел вчера после обеда. Продолжать этот
разговор было бы не особенно приятно, но меня спасли Ричард и Ада, которые
быстро догнали нас и со смехом спросили, не взбрело ли нам в голову устроить
соревнование в беге. Это прервало излияния мисс Джеллиби; она умолкла и
уныло поплелась рядом со мной, тогда как я не переставала удивляться
разнообразию улиц, сменявших одна другую, людским толпам, которые уже
двигались во всех направлениях, множеству экипажей, проезжавших мимо,
деловитой возне с установкой товаров в витринах и уборкой магазинов,
странным людям в лохмотьях, которые украдкой рылись в мусоре, ища булавок и
всякое старье.
- Итак, кузина, - послышался сзади меня веселый голос Ричарда,
говорившего с Адой, - я вижу, нам не уйти от Канцлерского суда! Мы другой
дорогой пришли к тому месту, где встретились вчера, и... клянусь Большой
печатью *, вон и та самая старушка!
И правда, она стояла прямо перед нами, приседая, улыбаясь и так же, как
и вчера, твердя покровительственным тоном:
- Подопечные тяжбы Джарндисов! Оч-чень счастлива, поверьте!
- Раненько вы из дому вышли, сударыня, - сказала я, в то время как она
делала мне реверанс.
- Да-а! Я всегда гуляю здесь рано утром. До начала судебных заседаний.
Уединенное местечко. Здесь я обдумываю повестку дня, - жеманно лепетала
старушка. - Повестка дня требует длительных размышлений. Оч-чень трудно
следить за канцлерским судопроизводством.
- Кто это, мисс Саммерсон? - прошептала мисс Джеллиби, крепче прижимая
к себе мой локоть.
Слух у старушки был поразительно острый. Она сию же секунду сама
ответила вместо меня:
- Истица, дитя мое. К вашим услугам. Я имею честь регулярно
присутствовать в суде. Со своими документами. Не имею ли я удовольствия
разговаривать еще с одной юной участницей тяжбы Джарндисов? - проговорила
старушка, снова сделав глубокий реверанс, и выпрямилась, склонив голову
набок.
Ричард, стремясь искупить свою вчерашнюю оплошность, любезно объяснил,
что мисс Джеллиби не имеет никакого отношения к тяжбе.
- Ха! - произнесла старушка. - Значит, она не ждет решения судьи? А
все-таки и она состарится. Но не так рано. О нет, не так рано! Вот это сад
Линкольнс-Инна. Я считаю его своим садом. Летом он такой тенистый - в нем
как в беседке. Где мелодично поют пташки. Я провожу здесь большую часть
долгих каникул суда *. В созерцании. Вы находите долгие каникулы чересчур
долгими, не так ли?
Мы ответили утвердительно, так как она, по-видимому, этого ждала.
- Когда с деревьев падают листья и нет больше цветов на букеты для суда
лорд-канцлера, - продолжала старушка, - каникулы кончаются и шестая печать,
о которой сказано в Откровении, снова торжествует. Зайдите, пожалуйста, ко
мне. Это будет для меня добрым предзнаменованием. Молодость, надежда и
красота бывают у меня очень редко. Много, много времени прошло с тех пор,
как они меня навещали.
Она взяла меня под руку и повела вперед вместе с мисс Джеллиби, кивком
предложив Ричарду и Аде идти вслед за нами. Не зная, как отказаться, я
взглянула на Ричарда, ища у него помощи. Но эта встреча и забавляла его и
возбуждала его любопытство, к тому же он сам не знал, как отделаться от
старушки, не обидев ее, и потому шел за нами вместе с Адой; а наша
чудаковатая проводница вела нас все дальше, снисходительно улыбаясь и то и
дело повторяя, что живет совсем близко.
Так оно и было, и мы в этом быстро убедились. Она жила очень близко, и
не успели мы сказать ей двух-трех любезных слов, как дошли до ее дома.
Проведя нас через маленькую боковую калитку, старушка совершенно неожиданно
остановилась в узком переулке, который так же, как и соседние дворы и
улички, непосредственно примыкал к стене Линкольнс-Инна, и сказала:
- Вот моя квартира. Пожалуйте!
Она остановилась у лавки, над дверью которой была надпись: "Крук, склад
тряпья и бутылок", и другая - длинными, тонкими буквами: "Крук, торговля
подержанными корабельными принадлежностями". В одном углу окна висело
изображение красного здания бумажной фабрики, перед которой разгружали
подводу с мешками тряпья. Рядом была надпись: "Скупка костей": Дальше -
"Скупка негодной кухонной утвари". Дальше - "Скупка железного лома". Дальше
- "Скупка макулатуры". Дальше - "Скупка дамского и мужского платья". Можно
было подумать, что здесь скупают все, но ничего не продают. Окно было сплошь
заставлено грязными бутылками: тут были бутылки из-под ваксы, бутылки из-под
лекарств, бутылки из-под имбирного пива и содовой воды, бутылки из-под
пикулей, винные бутылки, бутылки из-под чернил. Назвав последние, я
вспомнила, что по ряду признаков можно было догадаться о близком соседстве
лавки с юридическим миром, - она, если можно так выразиться, казалась чем-то
вроде грязной приживалки и бедной родственницы юриспруденции. Чернильных
бутылок в ней было великое множество. У входа в лавку стояла маленькая
шаткая скамейка с горой истрепанных старых книг и надписью: "Юридические
книги, по девять пенсов за том". Некоторые из перечисленных мною надписей
были сделаны писарским почерком, и я узнала его - тем же самым почерком были
написаны документы, которые я видела в конторе Кенджа и Карбоя, и письма,
которые я столько лет получала от них. Среди надписей было объявление,
написанное тем же почерком, но не имевшее отношения к торговым операциям
лавки, а гласившее, что почтенный человек, сорока пяти лет, берет на дом
переписку, которую выполняет быстро и аккуратно; "обращаться к Немо через
посредство мистера Крука". Кроме того, тут во множестве висели подержанные
мешки для хранения документов, синие и красные. Внутри за порогом кучей
лежали свитки старого потрескавшегося пергамента и выцветшие судебные бумаги
с загнувшимися уголками. Напрашивалась догадка, что сотни ржавых ключей,
брошенных здесь грудой, как железный лом, были некогда ключами от дверей или
несгораемых шкафов в юридических конторах. А тряпье - и то, что было свалено
на единственную чашку деревянных весов, коромысло которых, лишившись
противовеса, криво свисало с потолочной балки, и то, что валялось под
весами, возможно, было когда-то адвокатскими нагрудниками и мантиями.
Оставалось только вообразить, как шепнул Ричард нам с Адой, пока мы стояли,
заглядывая в глубь лавки, что кости, сложенные в углу и обглоданные начисто,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.