read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



обыкновенный "ЧТЗ", и едет он прямо-прямо в небо, в его золотые созвездия.
Все это было нарисовано твердо, четко, с ясностью, красочностью и
наглядностью учебных пособий. Но кроме этой ясности было в ватмане и
кое-что иное, уже относящееся к искусству. Только художник мог изобразить
такое глубокое таинственное небо. До того синее, что оно казалось черным,
и до того глубокое, что звезды в нем действительно сверкали как бы из
бесконечности, из разных точек ее. А ведь краски-то Калмыков употреблял
самые обычные, простые, школьные, и все-таки получилось все: и
бескрайность полотна, и огромность неба, и сама вечность, выраженная в
этих таинственных, слегка отливающих черным светом сфинксах. А в Дворцовую
арку, альбомную, плакатную, запетую и затертую миллионными тиражами,
въезжал рядовой трактор "ЧТЗ", и за его рулем сидел парень в рабочей
куртке. Все это разнородное, разномастное - небесное и земное, тот мир и
этот - было сведено в простую и ясную композицию. В ее четкости,
нерасторжимости и естественности и выражалась, видимо, мысль художника.
- Это что же будет? - спросил директор. - Вход?
- Нет, - ответил художник, - для входа я сделал другой эскиз. А это
стенная роспись.
- Так, - сказал директор - Та-ак. Ну, хранитель, твое мнение?
Зыбин пожал плечами.
- Все это, конечно, произведет впечатление. Но уж очень необычайна сама
композиция.
- Чем же? - ласково спросил художник.
- Так ведь это павильон "Наука и религия"? - сказал Зыбин. - Значит,
откуда тут взялось звездное небо, понятно. Понятны, пожалуй, и сфинксы. Но
вот трактор и эта арка...
- А через эту арку красногвардейцы шли на приступ Зимнего, - напомнил
директор.
- И трактор как живой, - похвалил дед. - На таком у меня внучок ездит.
Только вот флажка нет.
Опять они стояли, молчали и думали. Зыбин видел: эскиз директору явно
нравился, но он чувствовал его необычность и боялся, не пострадает ли от
этого доходчивость. Все ли поймут замысел художника.
- Ну, ну, высказывайся, хранитель, - сказал он настойчиво. - Давай
обсуждать.
- И пространство у вас какое-то странное, - сказал Зыбин. - Как бы не
полностью разрешенное. Это не плоскость и не сфера. Вещи лишены
перспективы, все они как бы не одновременны.
Калмыков вдруг остро взглянул на него.
- Вот именно, - сказал он, - вот именно. Вы это очень хорошо подметили.
Время я тут уничтожил, я... - Он сделал паузу и выговорил ясно и четко,
глядя в глаза Зыбину: - Я нарушил тут равновесие углов и линий, а стоит их
нарушить, как они станут удлиненными до бесконечности. Вы представляете
себе, что такое точка?
Зыбин представлял себе, что такое точка, но на всякий случай
отрицательно покачал головой.
- Вот, - сказал художник с глубоким удовлетворением, - один вы из всех
мне известных людей сознались, что не знаете. Точка есть нулевое состояние
бесконечного количества концентрических кругов, из который одни под одним
знаком распространяются вокруг круга, а другие под противоположным знаком
распространяются от нулевого круга внутрь. Точка может быть и с космос.
Он сказал, вернее, выпалил это одним духом и победно посмотрел на всех.
Но директор недовольно поморщился. Сейчас он понял: нет, до масс это не
дойдет. Сложно.
- У нас это не пойдет, - сказал он коротко. - Трактор и арку уберите, а
небо можно оставить. Но еще что-нибудь надо, на другие стены. Ну, суд над
Галилеем. Битва динозавров. Не бог сотворил человека, а человек бога по
образу и подобию своему. Завтра зайдите ко мне, посмотрим вместе,
подберем.
- Понятно. Будет сделано, - сказал художник и молча отошел к берегу
Алмаатинки. Там у него стоял мольберт и уже собирались зеваки и ребята. А
кто-то длинный и пьяный важно объяснял, что этого художника он хорошо
знает, и он постоянно ходит в зеленых штанах, потому что у него такая
вера.
Подошел к мольберту и Зыбин.
- Можно взглянуть? - спросил он. Калмыков пожал плечами.
- Пожалуйста, - сказал он равнодушно, - только что смотреть? Ничего еще
не закончено... Вот если бы вы зашли ко мне домой, я бы показал вам
кое-что. - И вдруг обернулся к нему: - Так, может, зайдете?
- Спасибо, - сказал Зыбин, - обязательно зайду. Дайте только адрес,
сегодня же и зайду.

Через много лет он написал:
"Попал к нему я, однако, только через четверть века. Потому что в тот
день как-то у меня не оказалось времени, а потом он уже и не звал к себе.
А затем мы разъехались в разные стороны, и я совсем забыл о художнике
Калмыкове. Знал только, что из театра он ушел на пенсию, получил
однокомнатную квартиру где-то в микрорайоне (а раньше жил в старых
казарменных бараках) и теперь живет один, питается молоком и кашей (он
заядлый вегетарианец). Его часто видят на улицах. В прошлые мои приезды я
тоже видел его раза три, но он на меня, как и на всех окружающих, никакого
внимания не обратил, и поэтому я молча прошел мимо. Я заметил, что он
похудел, пожелтел, что у него заострилось и старчески усохло лицо. И еще
глубже прорезались у носа прямые глубокие морщины. "Лицо измятое, как
бумажный рубль", - написал где-то Грин о таких лицах. А надето на нем было
что-то уж совершенно невообразимое - балахон, шаровары с золотистыми
лампасами и на боку что-то вроде огромного бубна с вышитыми на нем языками
разноцветного пламени. Ярко-красные, желтые, фиолетовые, багровые шелковые
нитки. Он стоял около газетного киоска и покупал газеты. Великое множество
газет, все газеты, какие только были у киоскера. Я вспомнил об этом, когда
на третий день после смерти художника вошел в его комнату. Газет в ней
было великое множество. Из всех видов мебели он знал только пуфы,
сделанные из связок газет. Больше ничего не было. Стол. На столе чайник,
пара стаканов, и все. Да и что ему надо было больше?
Безумно счастливый, целеустремленный и цельный человек жил, двигался и
говорил среди этих газетных пуфов и папок с бесконечными романами.
На этих пуфах ему снились раскрашенные сны, и тогда он записывал в
алфавитную книгу (на "Э"):
"Энное количество медведей, белых, арктических, северных, понесли меня
в черных лакированных носилках! Бакстовские негры возглавляли шествие!
Маленькие обезьяны капуцины следовали за ними!"
Или же (на "Я"):
"Я видел анфилады зал, сверкающих разноцветными изразцами!"
"Я проходил по палатам, испещренным всякими знаками".
Да, в очень красивом и необычайном мире жил бывший художник-исполнитель
Оперного театра имени Абая Сергей Иванович Калмыков.
И вот тут, среди действительно блистающих изразцов лунных джазов, фей и
кавалеров, я увидел на куске картона нечто совершенно иное - что-то
мутное, перекрученное, вспененное, мучительное, почти Страшное. Посмотрел
на дату и вдруг понял: у меня в руках именно то, что Калмыков писал
четверть века назад в тот день нашего единственного с ним разговора.
Крупными мазками белил, охры и берлинской лазури (так, что ли, называют
эти краски художники?) Калмыков изобразил то место, где по мановению
директора на берегу Алмаатинки должен был возникнуть волшебный павильон
"Наука и религия".
Глыбы, глыбины, мелкая цветастая галька, острый щебень, изрытый пологий
берег, бурное пенистое течение с водоворотами и воронками - брызги и гул,
а на самых больших глыбинах разлеглись люди в трусиках и жарятся под
солнцем. Вот в солнце и заключалось все - его прямой луч все понизывал и
все преображал, он подчеркивал объемы, лепил формы. И все предметы под его
накалом излучали свое собственное сияние - жесткий, желтый, пронизывающий
свет.
От этого солнца речонка, например, напоминала тело с содранной кожей.
Ясно видны пучки мускулов, белые и желтые бугры, застывшие в судорогах,
перекрученные фасции. Картина так дисгармонична, что от нее рябит в
глазах. Она утомляет своей напряженностью. Ведь такой вид не повесишь у
себя в комнате. Но вот если ее выставить в галерее, то сколько бы полотен
ни висело там еще, вы обязательно остановитесь именно перед этим -
напряженным, неприятным и мало на что похожим. Конечно, постоите,
посмотрите да и пройдете мимо, может быть, еще плечами пожмете: ну и
нарисовал! Это что же, Алмаатинка наша такая?!
Но вот что обязательно случится потом: на улице ли или вечером за чаем,
а то уже лежа в кровати, без всякого на то повода вы вспомните: "А та
речка-то! Что он хотел ею сказать? Мысль-то, мысль-то какая заложена во
всем этом?" И примерно через неделю именно это и произошло со мной, я
вдруг понял, что же именно здесь изображено. Калмыков написал землю. Землю
вообще. Такую, какой она ему представилась в то далекое утро. Чуждую, еще
до сих пор не обжитую планету. Вместилище диких, неуравновешенных сил.
Ничего, что тут ребята, ничего, что они купаются и загорают, - до них
речке никакого дела нету: у нее свой космический смысл, своя цель, и она
выполняет его со спокойной настойчивостью всякой косной материи. Поэтому
она и походит на обнаженную связку мускулов, поэтому все в ней напряжено,
все на пределе. И глыбы ей тоже под стать - потому что и не глыбы они
вовсе, а осколки планеты, куски горного хребта. И цвета у них дикие,
приглушенные - такие, какие никогда не используют люди. И совсем тут не
важно, что речонка паршивенькая, а глыбы не глыбы даже, а попросту большие
обкатанные валуны. Все равно, это сама природа - natura naturata, как
говорили древние: природа природствующая. И здесь, на крохотном кусочке
картона, в изображении десятка метров городской речонки бушует такой же



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.