read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Я ушла. Старый доктор почему-то поцеловал меня, когда я заглянула к
нему, чтобы проститься.
Павел Петрович предложил заниматься со мной по всем предметам
прогимназии Кржевской, и я стала ходить в "депо", как в прогимназию, с
тетрадками и книжками, которые дал мне Андрей. Это были книжки по арифметике
и географии, а по природоведению и по русскому доктор сказал, что не нужно,
потому что он и без книг знает эти предметы. Я приходила и садилась у его
ног на скамеечке. Он спрашивал - между прочим, строго, а я отвечала. Теперь
я нисколько не боялась, а, напротив, привыкла к старому доктору и полюбила
его. Входя к нему, я всегда чувствовала, что для того, чтобы заговорить со
мной, ему нужно вернуться откуда-то издалека. Я чувствовала, что он одинок.
Например, он любил прочитать газету и поговорить о политике, а кроме меня,
никто не хотел его слушать. Я расстраивалась, когда его обижали. Он очень
обрадовался, когда Митя решил пойти на медицинский факультет, и хотел по
этому поводу прочитать ему свою статью, которая называлась "Защитные силы",
но Митя сказал: "Ох, дядюшка, ради бога!" - и это было так грубо, что Агния
Петровна сделала ему замечание.
Старому доктору было скучно постоянно находиться в своей комнате,
иногда он выходил посидеть на крыльце, и Агния Петровна сразу же начинала
ворчать, как будто это было трудно - подать ему шубу и шапку и немного
поддержать под локоть в дверях.
Словом, непонятно почему, но в "депо" были как бы две партии: одну
составляли Агния Петровна и Митя, а другую - этот старый человек, очень
вежливый, который ничего не требовал, ни на что не жаловался и только сидел
в своей комнате и писал. Мне казалось, что очень трудно быть вежливым, когда
приходится ходить, опираясь на палку и тряся головой, висящей как-то
отдельно от тела.
Я давно хотела поговорить с Андреем об этих странных отношениях, тем
более что он жалел Павла Петровича и часто заходил к нему. Наконец решилась,
и Андрей ответил, что мог бы объяснить, но не стоит, потому что я все равно
ничего не пойму.
- Ты знаешь, что такое принцип? - спросил он.
- Нет.
- А что такое микроб?
- Тоже.
- Вот видишь.
Но я стала приставать, и тогда он сказал, что Агния Петровна
рассердилась на доктора за то, что он из принципа отказался лечить за
деньги. К другим врачам бедняки не ходят, а к нему ходят, потому что он с
них ничего не берет или самое большее двадцать копеек. Между тем он мог бы
зарабатывать десять рублей в день. - Андрей сам слышал, как Агния Петровна
сказала об этом Агаше.
Но немного он все-таки зарабатывает, главным образом на медицинские
журналы, которые ежегодно выписывает из Петрограда и Москвы. Он интересуется
микробами, но из этого тоже ничего не выходит, потому что тут главное -
опыты, а для опытов нужны аппараты. Впрочем, может быть, старому доктору они
не очень и нужны, потому что он занимается плесенью. Как это ни странно, он
считает, что плесень не только совершенно безвредна, но действует лучше
многих лекарств.
Когда-то он жил в Петербурге, но потом его выслали, потому что он
выступил против царя на каком-то съезде. В Лопахин он попал не сразу, а
сперва три года провел где-то в Сибири.
- Между прочим, ко времени моего рождения он уже ходил с палкой, -
добавил Андрей. - А потом, когда мне стало года четыре, - с двумя.
Я спросила, чем болен Павел Петрович, и Андрей объяснил, что это
тяжелый ревматизм, которым он заболел, когда его отправляли в Сибирь по
этапу. Но он не лечился, потому что большинство лекарств, по его мнению, -
сплошное жульничество, за исключением двух-трех, которые были известны еще
Гиппократу.
- Знаешь, кто такой Гиппократ?
Мне хотелось учтиво промолчать, чтобы вышло, как будто я знаю, но
Андрей понял и сказал:
- Эх ты, Гиппократа не знаешь!
И он объяснил, что в древности был такой врач, который мог даже не
осматривать больного, а только посмотрит ему в глаза - и готово! Уже
известно, выздоровеет больной или нет.
Стало быть, Агния Петровна сердилась на брата из-за какого-то принципа?
Или из-за Гиппократа?
Я долго думала над этим вопросом и решила, что Андрей ошибается. Просто
доктор был стар и болен, а на старых и больных всегда сердятся. Это я
заметила еще, когда у меня была бабушка, которая умерла в 1913 году.
Особенно если нечего надеяться, что они когда-нибудь смогут заплатить за еду
и квартиру.
На другой день после истории с Митей я принесла в "депо" трубку с ядом
кураре, и старый доктор приветливо закивал, увидев меня:
- А, злой рок шахт Виктория!
Это было у крыльца, он сидел закутанный, только длинные брови торчали
из-под нахлобученной шапки.
- Ну как, сделала заключение?
Я сказала:
- Здравствуйте, дядя Павел. Как ваше здоровье? Насчет чего заключение?
- Насчет яда кураре, - сказал доктор и засмеялся.
Разумеется, он шутил, я и не собиралась делать заключение насчет яда
кураре.
Я сказала:
- Между прочим, Андрей думает, что это не яд. Вот посмотрите, дядя
Павел. Хотя он красный, но прозрачный. А яд - например, жидкость для клопов
- он мутный.
Доктор взял у меня трубку и положил ее на перила. Потом расстегнул шубу
и достал из кармана перочинный нож. Он вывернул карман и вытряхнул из него
комочки ваты и крошки. Он нисколько не торопился, так что мне и в голову не
могло прийти, что он собирается делать. Я только ахнула, когда он взял в
правую руку нож и сильно ударил им по стеклянной трубке.
- Дядя Павел!
Кончик отлетел, и доктор налил немного яду кураре на ладонь и понюхал
его, потом тронул языком и энергично сплюнул.
Я заорала:
- А-а-а!
Он сказал сердито:
- Молчи, болван!
Потом засмеялся, бросил трубку в снег и сказал, что это вода,
подкрашенная кармином.
Андрей потом говорил, что здесь сыграла роль быстрота плевания и что он
берется таким образом попробовать даже какую-то царскую водку. Но водка,
даже и царская, было одно, а яд - совершенно другое. Кто еще в Лопахине
решился бы попробовать яд?
Митя уехал в конце января, и в "депо" стало пусто без него - так много
говорили о нем и столько он всем доставлял беспокойства. Перед отъездом он
зашел к Глашенькиным родителям и просидел у них страшно долго; Андрей потом
рассказывал, что Агния Петровна уже принялась было искать в его комнате
записку: "Прошу в моей смерти никого не винить". Когда он надолго пропадал,
она прежде всего искала эту записку.
Я спросила у Андрея, как он думает, почему все-таки Глашенька любила
Митю, а убежала с Раевским, и Андрей объяснил, что это сложный вопрос, в
котором может разобраться только наука. Но в литературе ему известны
подобные факты. Например, в пьесе Островского "Бесприданница" одна девушка
чуть не убежала с богатым купцом, и когда жених стал упрекать ее, она
отвечала: "Поздно! Теперь у меня перед глазами заблестело золото, засверкали
бриллианты". Возможно, что то же самое произошло и с Глашенькой, тем более
что отец Раевского - директор банка и в Лопахинском уезде ему принадлежит
большое имение "Павы". Но они убежали не в имение, а в Петроград, потому что
Раевский все равно собирался перевестись в Петроград. Он хочет кончить
Училище правоведения и стать дипломатом.
Мне запомнился вечер, когда уехал Митя. Компания устроила ему проводы,
и Агния Петровна стояла у ворот и смотрела, нет ли поблизости городовых,
потому что гимназисты пели запрещенные песни.
Мы с Андреем вышли во двор, и она нас тоже заставила сторожить, хотя
пение едва доносилось из-за двойных рам, был десятый час и городовые спали.
Потом извозчики подали к крыльцу и оказалось, что товарищи едут провожать
Митю за пятнадцать верст на вокзал, хотя и непонятно было, как они
поместятся в двух маленьких санках. Они вышли, обнявшись, в расстегнутых
шинелях, с фуражками на затылках, и Агния Петровна снова стала бояться - уже
не полиции, а гимназического начальства. Наконец все расселись, уехали, и
наступила та пустота, о которой я уже рассказала.
Теперь я бывала в "депо" почти каждый день и оставалась, даже когда
Андрея не было дома. Случалось, что Агаша просила меня помочь: я убирала
комнаты или топила печи. Но чаще я сидела у старого доктора и читала
что-нибудь или смотрела, как он пишет. Мы подружились. Я рассказала ему, как
мы с мамой живем в посаде и как коврики и половики совсем перестали брать, а
гадать ходят теперь к звездочету, хотя он только обманывает публику своими
фокусами да звездами на заборе. Доктор попросил меня объяснить значение
карт, и я объяснила, что бывают разные способы гаданья - цыганский и
французский "Ленорман-Етейла". Самый трудный - французский, а самый верный -
цыганский, потому что только одни цыгане еще верят в судьбу. Но это было уже
из "Оракула", которого, кстати, пришлось вернуть, потому что букинист
набавил за день четыре копейки. Потом доктор наудачу вытащил семерку,
десятку, короля и валета бубен и спросил:
- Ну-ка, что это значит?
И я, не задумываясь, ответила:



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.