read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Потом мы узнали, что эта игра увлекала не только нас, но и других
бездомных олимов.
Игра не мешала нам любоваться. Мы отдавали должное строителям -- виллы
были красивы. Иногда мы останавливались и замирали. Белые с красным в
окружении аккуратно подстриженной зелени, со ступенчатыми балконами, острыми
готическими крышами или крышами плоскими, как солярий, одно-, двух- или
трехэтажные, иные виллы были поистине творением художника. Одни были богаче,
другие скромнее, но что нас поражало -- не было двух одинаковых, похожих.
Выходцы из разных стран, хозяева этих вилл, принесли с собой свое
понимание красоты и стиля. Смешанное с израильскими традициями, местными
материалами и свободой строить, что хочешь (вспоминаю унылые ряды домов в
городах и деревнях страны моего исхода), оно взрастило красоту и своеобразие
нашего уходящего в гору городка.
Иногда мы останавливались возле какой-нибудь виллы и начинали другую игру
-- гадать, что за хозяин у этого терема. Можем ли мы узнать о хозяине по
фасаду дома? Что может рассказать дом и двор о тех, кто здесь живет?
Дом Абрама и Ханы стоит за невысоким, но и не низким зеленым забором -- из
кустарника, аккуратно подстриженного, словно подогнанного веточка к веточке,
листок к листку. Во двор впускает калитка (иначе и не скажешь -- калитка, как
там, на Украине), слева от входа под деревом вкопан стол, скамейки. За домом
аккуратный негустой сад, трава. Деревья -- лимоны, мандарины, орехи. Мне ка¬
жется, здесь должны бы расти вишни, черешни.
Сам дом в один этаж -- словно раскинулся вширь -- белый-белый с цветными
наличниками. Дом не очень велик, но весь улыбается, радует глаз. Внутрь
ведет крыльцо. Мне все хочется увидеть здесь строганное деревянное крыльцо,
но нет, оно из каменной крошки, гладкое и чистое. Как все внутри -- чистое-
пречистое.
-- Я люблю свой дом, -- говорит Хана. И это чувствуешь сразу. Мне хорошо в
их доме. Мне хорошо с ними.
И часто, бывая в их доме, я думаю о том, что неистребима в нас не только
принадлежность к нашему гонимому народу, нельзя истребить также дух и
культуру тех мест, где мы родились и жили. Как бы ни плавил нас котел аб¬
сорбции. Что делать? Такая у нас судьба.
...Звонил? -- спрашиваю я у Ханы осторожно, боясь причинить боль, но и
надеясь услышать, что да, звонил.
Она тихо, отрицательно качает головой. В глазах тоска.
-- Ничего, -- утешаю я, -- позвонит. У него много работы.
Она согласна, она сама себя спасает этой мыслью, что у него много работы.
Это прекрасно, что у него много работы, он и уехал за океан в поисках
работы. Здесь инженеру, даже хорошему специалисту по электронике, устроиться
не так-то просто, а устроишься -- платят мало. Там, за океаном, тоже не так
уж хорошо с работой, за которую прилично платят. Ездил с семьей с места на
место, три месяца вообще был не у дел. На что жил? Папа переводил шекели в
доллары, доллары с оказией передавал в Америку.
А сейчас все нормально. Много работы. Это хорошо. Но позвонить-то можно.
Это же не то, что писать письма.
В прошлый раз она сама не выдержала, позвонила.
-- Ах, мама, -- услышала голос Якова, сына, -- вот хорошо! А я как раз
собирался завтра звонить вам.
-- Ну вот, -- пыталась тогда шутить Хана. -- Когда ни позвоню: ах, я
собирался звонить завтра. Всегда -- завтра.
Вообще он не такой уж плохой сын, иногда звонит и сам, всегда
интересуется здоровьем и делами. Ко дню рождения Абрама прислал подарок. А
внук, тот самый подросток с пушком над верхней губою, и вовсе нежен с дедом
и бабушкой -- по телефону. Спрашивает у Ханы:
-- Плачешь? -- понимает. И чтоб доставить ей радость, говорит, что хочет к
ней, у нее самая вкусная в мире еда.
Внук, и в самом деле, с удовольствием проводит здесь каждое лето -- свежий
воздух, забота, бабушкины пироги. Молодые приезжают редко -- всей семьей
дорого. А мальчик спокойно позволяет старикам вращаться вокруг его оси. Его
ось -- это ось их вселенной. Он понимает, что доставляет им радость уже тем,
что он существует да еще приехал. С Абрамом и Ханой он снисходительно нежен,
смотрит на них с любовью, но уже чуть-чуть свысока.
-- Ах, дед, ну, что ты понимаешь...
Но разрешает ласково похлопать себя по плечу. Ему и самому это еще
приятно.
-- Ездишь к морю? -- как-то спросила я у него. Стояли жаркие, знойные дни.
-- Когда дед свободен.
-- А сам? На велосипеде.
Ответом меня не удостоили, только взглянули.
-- Как можно? -- смеясь объяснил Абрам. -- Только в машине и то не во
всякой.
-- Любишь Израиль? -- спрашиваю я у внука.
-- Да, -- отвечает он сразу же, но без эмоций. Любить Израиль -- это само
собой разумеется, это его страна, он здесь родился.
-- Ну вот, закончишь школу, приедешь сюда учиться в университете.
На меня опять взглянули -- Боже мой, ну, что за наивность!
-- Кем собираешься стать?
-- Хочу изучать физику.
О! Он уже знает, что хочет. А ведь этот мальчик только на год старше, чем
наша Аля.
-- И будет у тебя много денег? И машина не чета дедовой -- мерседес? -- Хотя
у Абрама машина хорошая, нормальная машина.
Подросток слегка улыбается:
-- У меня будет и свой самолет.
О! А я предлагаю ему -- на велосипеде.
...Уже третий месяц, как внук уехал, сразу же по приезде домой позвонил,
и с тех пор молчат. И жизнь -- сплошное ожидание звонка.
-- Я все время что-то делаю, делаю, я должна все время что-то делать, --
говорит Хана. Она всегда в хлопотах, словно на плечах семья, а не их двое,
она да Абрам. То сестре что-то сделает, то племянникам, то чужим людям. Он
тоже, где может, ищет работу -- и занятие и приработок, пенсия не так уж
велика. Он все умеет, может сделать любую работу -- починить водопровод,
поставить солнечный бойлер, подстричь траву. Целый день работает -- то по
дому, то у людей. У них много друзей, знакомых. Надо помочь -- пожалуйста.
-- На том и держусь, -- говорит Абрам. Узнав о нашей малейшей нужде, Абрам
и Хана тут же спешат на выручку. Помогут что-то сделать, подбросят утварь,
дадут инструмент кран починить, а то и вовсе отдадут хорошую вещь -- у них,
мол, стоит без дела, а нам нужна.
-- Я не дарю, -- улыбаясь, говорит Абрам. -- Даю, пользуйся. Когда
разбогатеешь, вернешь.
Он понимает, что я уже никогда не разбогатею, но он подбрасывает мне эту
игру, он знает, что так мне легче.
-- И вообще -- мы одна семья, -- добавляет Хана. Мы уже давно считаем, что
мой муж и Абрам -- братья, а когда приезжает Ирина, у нее есть дядя и тетя.
Это тоже игра, но игра приятная, мне она по сердцу. И мне очень хочется что-
нибудь для них сделать, что-нибудь доброе, ласковое. Но что я могу?
Иногда в теплую погоду мы заходим за ними, и мы вместе гуляем.
-- Хорошо, что вы пришли, -- говорит Абрам.
-- Нам было приятно, -- добавляет Хана.
Хоть мы еще мало знаем иврит, но когда мы вместе, стараемся шутить, и они
тоже стараются шутить, и мы много смеемся. А смех, говорят, продлевает
жизнь.
А сегодня мы заглянули в их домик, и Хана, вся светясь, протянула мне --
смотри -- фотографии. Получила от сына письмо, он теперь живет в штате
Небраска, а на снимке купленный им в рассрочку дом. На фоне этого небольшого
красивого дома их Яков, мужчина высокий, светловолосый, со светлыми усами. А
на другом снимке, на лужайке в лучах солнца, стоит центр их вселенной -- гла¬
застый подросток. Пожалуй, за эти месяцы он повзрослел.
-- Совсем взрослый, -- сказала я Хане. Она радостно кивнула.
А мне больно. Мне зябко. Отчего сыновья покидают эту страну? Почему они
уезжают отсюда? Зачем старики остаются одни?..
"VII"
Боже мой, что за навязчивая идея -- понять еврейскую душу? Или ее не
существует -- единообразной еврейской души?
-- Нет, -- сказала мне Ира, -- наша новая знакомая. -- Конечно, вы еще не
можете писать об израильтянах.
Мы сидим в уютной квартире на третьем этаже дома, расположенного в
верхней части нашего городка. Квартира далековата от центра, но зато из окон
видны просторы необъятные -- добрая часть Израиля. Ире нравится смотреть из
окна.
-- Меня волнует каждый пейзаж в Израиле, -- сказала она мне, глядя, как из-
за горы Кармель поднимаются облака.
-- Ну, а вы понимаете израильтян? -- спрашиваю я Абрама, мужа Иры.
Абрам и Ира немного старше нас, приехали из Риги, живут здесь двадцать
лет.
-- Конечно, -- протяжно говорит Абрам и немного вытягивается, довольный
тем, что это так, что он понимает. -- Я думаю и чувствую, как ваш квартирный
маклер, как хозяин вашей квартиры.
Абрам помогал нам с переводом, когда мы заключали договор на новую
квартиру. Он чувствовал себя неуютно оттого, что мы просили перевести еще
раз то или иное место, мы оказались тупицами и занудами и не обращали
внимания на то, что маклер посматривал на часы. Мы хотели знать все, понять
странные израильские законы: почему во главу угла в договоре ставят только
наши обязанности квартиросъемщиков?
Абрам нервничал. Он неспокойно как-то боком сидел на стуле, словно под
ним было несколько горячевато. Переводил пункты длинного договора быстрее,
чем нам бы хотелось, иногда даже не дословно, а смысл. Ему не терпелось
быстрее закончить это дело, не потому что он торопился. Время у него было,
но он считал, что мы ведем себя неприлично.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.