read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Что это значит? Ты был в Массилии? Вместо ответа Пан вытянул руку.
Почерневшие изуродованные пальцы с острыми когтями напоминали лапы гарпии. Рука Пана непрерывно тряслась, будто бога била лихорадка.
- Я подобрал камешек из тех таинственных ящиков и хотел принести его тебе... и видишь, что из этого вышло.
Меркурий в ужасе смотрел на изуродованную руку сына.
- Где камень? - спросил он, и зубы его невольно выбили дробь.
- Выбросил где-то на земле. И больше не пойду искать... не пойду... - Пан трясся все сильнее. - Как я буду играть на свирели? Сатиры поднимут меня на смех, а Силен займет первое место в свите Вакха. Папочка, мне уже кажется, что моя рука не принадлежит мне. Что она чужая... Вдруг она захочет убить? Сама по себе возьмет нож и... Я не смогу ей помешать. Вдруг она убьет меня? Или тебя? Или покусится на самого Юпитера?
Меркурий поднес бокал к губам Пана, и тот с жадностью выпил нектар.
Меркурий погладил сына по взъерошенным волосам.
- Ты молодец, мой мальчик, что не принес этот камень сюда. Ты сам не представляешь, какой ты молодец! И пожалуйста, не говори Юпитеру о своей находке.
Пан перестал на секунду трястись и с удивлением уставился на Меркурия.
- Это почему?
- Потому что Юпитер выкинет тебя из Небесного дворца, как некогда скинул Вулкана с Олимпа. Надеюсь, в довершение всего ты не хочешь сделаться еще и хромым?
- Разве я в чем-то виноват? - прошептал Пан.
- А разве боги всегда справедливы, мой мальчик? И вообще... - Меркурий на мгновение задумался. - Лучше тебе, друг мой, пожить на земле, где-нибудь в отдаленной пещере, и не посещать пока Небесный дворец.
- Ты меня изгоняешь?! Ты?! По твоей просьбе я...
- Тс-с...- Меркурий приложил палец к губам.- Извини, мой мальчик, но теперь твои болячки касаются только тебя. И не переживай так. Я о тебе позабочусь.
После.
Пан выбрался из своего закутка и, по-прежнему горбясь, вышел из комнаты. Меркурий слышал, как цоканье копыт постепенно затихает в атрии. Теперь он знал, что за руду привозят из Конго. Но он по-прежнему не ведал, для кого она предназначена... И для чего...
Но он должен все это остановить как можно скорее. Пока боги еще что-то могут сделать.
Никогда перед поединком Вер так не волновался. Впрочем, никогда он и не рисковал столь многим.
Волнение... Он знает теперь, что такое волнение... И это хорошо.
Вер, исполнитель желаний. Как прежде это звучало заманчиво! Теперь эти слова вызывали отвращение как чересчур обильная и жирная пища. Что за желание Вер исполнит сегодня, он никогда и не узнает. Но он может сказать заранее:
что-то недопустимое нечто отвратительное.
Окошко на потолке отворилось, и в отверстии появилась голова Макрина.
- Эй, гора мышц, я принес твои клейма!
И вниз полетела картонная коробка. Вер поймал ее на лету и открыл. Внутри лежало десять черных квадратов. Каждый с паутиной замысловатого золотого узора. Никогда прежде Вер не видел таких клейм.
Вер лишь успел бросить мимолетный взгляд на Элия, прежде чем в стене медленно, со скрипом принялась открываться боковая дверь. Судя по свисту, она приводилось в движение пневмоприводом. Когда дверь отворилась полностью, Вер увидел внутри знакомое платиновое сияние. У стены, скрестив руки на груди, стоял его гений. Вер вошел в комнатку. И тут же дверь принялась закрываться. Вер огляделся. Он ошибся - это была не комната, а что-то вроде пустой шахты подъемника. Вот только подъемника в ней не было. Если зала - и будущая арена - была придавлена низким каменным потолком, то над комнаткой вообще не было потолка. Гладиатор видел вечерею-щее небо с легкими завитками золотых облаков.
Гюн стоял в небрежной позе, одетый в легкую белую тунику, и светлые его волосы украшал венок из нераспустившихся водных лилий. Дух, создавший для себя плоть, - в этом есть что-то отвратительное. Интересно, как он ее делает? Из чего? И что внутри этой человекоподобной оболочки?
- Сожги клейма, - приказал гений Веру. Как любой гений, он полагал, что человек должен ему повиноваться беспрекословно. Но на Вера его слова не действовали. Пустой звук, сотрясение воздуха.
Гений не мог ни к чему принудить Вера. Только знал ли об этом гений?
- Здесь нет ларария, - заметил гладиатор. Гюн усмехнулся:
- Раз я здесь, вся эта комната теперь ларарий. Вер швырнул клейма на пол, и они разлетелись веером. Гладиатор сделал вид, что хочет подтолкнуть одно из них ногой, а на самом деле шаркнул пяткой и измял нежную бумагу.
- Никогда не доводилось топтать клейма. Но эти заслуживают такого отношения. - И он смачно плюнул на другое клеймо.
Он надеялся вывести гения из себя. Но тот лишь пожал плечами:
- Не стоит этого делать - клеймо не будет гореть. Вер наклонился и нехотя сгреб клейма. При этом он заметил лежащие в углу гири. Круглые ядра были прикованы к стальным обручам для ног цепями. Кандалы приготовили для Вера.
- Надо же, и гирьки уже здесь.
Сделав вид, что его больше не интересуют клейма, гладиатор вытащил гири из угла. Обручи были раскрыты. Замок захлопывался сам, без ключа. Недолго думая, Вер защелкнул пружины.
- Что ты сделал, идиот?! - воскликнул гений. - Как ты теперь их наденешь?
- Не знаю, - Вер пожал плечами. - Значит, никак.
И он швырнул гири на пол. Гений раздраженно топнул ногой, плоть его стала испаряться, таять, легкое облачко пара окутало гения. Тогда Гюн оттолкнулся от пола и взмыл вверх, оставляя в воздухе светящийся платиновый след.
- Эй, ты куда?! - крикнул Вер со смехом. - А как же клейма? Доминус Макрин будет недоволен. Неужели струсил? Не бойся! Я не желаю тебе зла, хотя ты чуть не отправил меня в гости к Плутону!
Видя, что его доводы остались без внимания. Вер пожал плечами:
- Не думал, что он так труслив. В этом он на меня не похож!
Но гений вскоре вернулся, держа в руках металлический ключ. Пар вновь сгустился вокруг него, впитался в платиновый призрак, и тело приобрело прежнюю почти подлинную материальность. Вер смотрел с восхищением на подобные метаморфозы.
Тем временем Гюн разомкнул обручи кандалов.
- Надевай, - приказал не терпящим возражений тоном. - И чтобы без фокусов.
- А как же клейма?
- Клейма ты можешь сжечь и с гирями на ногах.
Вер театрально всплеснул руками:
- Как же я сам не додумался! Гири мне нисколько не помешают. Гири вообще мало чему мешают, не так ли, Гюн?
Как только обручи защелкнулись на щиколотках Вера, гений опустил ключик в кармашек на поясе. Очень удобный кармашек с металлической застежкой. Из такого трудно выронить ключ.
- Сжигай клейма, - повторил приказ гений.
- Не раньше, чем ты ответишь мне на один вопрос. Ты так мило поведал мне о том, что я должен проиграть. И вот теперь при встрече даже не хочешь объяснить, за что такая немилость.
- А сам не догадываешься?
- Понимаешь, милый гений, догадки - одно, а твое веское гениальное слово - совсем другое.
- Ну хорошо... - гений колебался - говорить или нет. Он был небесным патроном Вера. А отношения клиента-патрона в Риме святы. Нет, гений не мог
отказать смертнику в такой малости. - Ты не должен был клеймить желание для этой девчонки.
- Разве ты имел право мне приказывать?
- Не имел. Но не имеющие права порой так сильно желают его получить.
- Как Макрин, - подсказал Вер.
- О, Макрин - мелюзга, всего лишь глупая игрушка в чужих руках. Когда в нем отпадет надобность, его сломают... Сжигай клейма, - и гений протянул гладиатору зажигалку.
- А чем бедная девочка так тебе насолила? - Вер щелкал зажигалкой и наблюдал, как бледно-синее пламя выскальзывает из своего укрытия и вновь прячется.
- Я обещал ответить на один вопрос. И я ответил. Ты доволен? Я даже могу поведать тебе еще кое-что. Ты наверняка хочешь знать, что в этих клеймах? - Гения распирало от самодовольства - так хотелось похвастаться своей почти божественной властью. - Я отвечу, хотя ты и не просил. В одном - желание, чтобы умер юный Цезарь, в другом - мощное землетрясение вроде того, что разрушило четыреста лет назад форум Траяна, в третьем - ранняя старость и болезнь...
- Хватит, - сказал Вер.
Он наклонился и поджег клейма. Пламя весело запрыгало по бумажкам. В узкой комнате-шахте распространился приятный запах благовоний. Кто бы мог подумать, что у столь отвратительных желаний такой приятный аромат. Гений с улыбкой смотрел, как сиреневый дымок, извиваясь, крадется к синему, утратившему прозрачность небу. И в этот момент Вер рванулся к Гюну. Гладиатор навалился на своего покровителя всей массой тела и мгновенно повалил гения на пол. Прежде чем тот успел опомниться, Вер полоснул стальным полумесяцем и рассек Гюну запястье. Кровь брызнула из перерезанных вен.
Пока гений истошно вопил и пытался зажать рану, Вер открыл кошелек на поясе покровителя и вытащил ключ. При этом одной рукой он продолжал наносить удары по голове гения, так чтобы тот принимал все происходящее за вспышку отчаяния и не заметил пропажи. Наконец Гюн сумел вырваться и, издав протяжный крик, раскаленной головней взмыл в небо, оставляя в воздухе отнюдь не платиновый, а красноватый след. При этом он менял свой облик во время полета, утрачивая материальность. Покровителю Объединения кухонных работников подобные метаморфозы не под силу. Оказывается, не все гении равны.
Вер махнул рукой вслед улетающему:
- Счастливого полета, милый гений! Вряд ли Гюн скоро заметит пропажу. В этот момент пневмопривод тяжело всхлипнул, и дверь вновь поехала в сторону, открываясь.
- Надо полагать, это приглашение выйти, - Вер сделал шаг к выходу, но при этом едва не упал, позабыв о свинцовых гирях. - Чтоб тебя Орк забрал... - пробормотал Вер.
Он наконец переступил порог, потом качнулся назад, поднял руку и нажал на датчик на стене. Дверь остановилась, на два пальца не дойдя до косяка. Сигнал датчика выключил пневмораспределитель. Не надо былоставить датчик на дверь.Слишком сложная конструкция нередко является причиной катастроф. Но откуда он, Вер, знал о конструкции пневмоцилиндров, дросселей, клапанов, датчиков? Ведь он никогда не изучал ни пневматику, ни гидравлику. Он просто все это знал. Щель, оставшаяся в двери, была узкой и в полумраке зала-арены не заметной. В то же время она вполне достаточна для того, чтобы в нее просунуть пальцы.
- Жаль только, что я не умею летать, как мой милый гений, - вздохнул Вер.
Элий вернулся в зал раньше и теперь сидел на полу, растирая ноющие голени.
- Как прошло свидание с гением? - спросил Вер, подходя к решетке. - Как его раны? Все еще болят?
- По-моему, да.
- Ну, тогда и мой покровитель немножко помучается. Я покалечил их обоих. А я считал, на гениях все заживает так же быстро, как на собаках. К сожалению, гении не умирают. Они просто меняют своих подопечных. Интересно, кому в прошлом покровительствовал мой милый гений? Наверняка какому-нибудь разбойнику, иначе где он мог набраться подобных манер?
Элий удивленно глянул на приятеля, не понимая его безудержного веселья.
- Знаешь, что поведал мне Гэл? - спросил Элий. Голос его звучал глухо. - В одном из клейм есть пожелание, чтобы Рим вновь начал войну с викингами. Но не сказал, у кого это клеймо. У меня или у тебя... Решил, что мне будет страшнее умирать, зная, какая беда угрожает Риму.
- Он больше не пытался выведать, где находится его кухонный собрат?
- Мне показалось, что он счел нас с тобой гораздо более опасными любителя гастрономических изысков, - предположил Элий.
- Какая честь! Мой покровитель тоже сообщил парочку желаний. Пусть не столь глобальных, но весьма мерзких. И выход, мой друг, напрашивается один: никто из нас не должен победить.
- Да, - согласился Элий. - Я тоже подумал об этом. И нам ничего не остается, как броситься на меч.
- Дело за небольшим - у нас нет меча.
- Способ можно найти, - не желал сдаваться сенатор.
- Элий, ты сумасшедший?
- Я никогда этого не отрицал. Но согласись, другого выхода нет.
Вырваться отсюда нет возможности. Значит, остается один выход - смерть. Только кому я оставлю двадцать семь моих клиентов? Кто станет патроном этих бедняг?
- Друг мой сенатор, сохрани паразитов при себе до более худших времен. В данный момент мы должны удрать и рассказать о предприятии нашего гостеприимного Макрина. Если не хочешь, чтобы кто-нибудь другой, убив соперника на этой арене, помог начать войну с виками.
Элий оглядел каменные стены и низко нависающий потолок. Только теперь он заметил, что потолок отнюдь не однороден. В середине он закрыт деревянным щитом, который, скорее всего, убирается точно так же, как веларий над Колизеем. Но эта деревяшка не давала пленникам никаких шансов - между ними и верхним помещением все равно оставалась толстенная стальная решетка.
Сколько людей до них умерло в этой ловушке?! Смельчаков и трусов, отставных гладиаторов или просто случайных пленников "гостеприимного" Макрина. Никого не волнует, куда девается гладиатор после того, как покидает арену. Он больше не исполняет желаний. Так какое кому до него дело! Ежемесячники время от времени пишут о них, об их любовных интрижках с артистками или о скандальных драках в
тавернах, печатают фотографии их красавиц-жен и упитанных детей. В гладиаторской центурии ходят слухи, что отдельных избранников забирают на некую тайную службу.
Но других ждет этот подвал. И последний бой. И вслед за пожеланиями о чьем-то выздоровлении, спасении и возвращении гладиаторы исполняет самые отвратительные, самые подлые мечты. О смерти, насилии, терроре. А потом - бесславная смерть от пули или бесшумной отравленной стрелы, пущенной сверху из темноты.
Но почему боги не ведают о том, что творится здесь, в темноте?
Почему всемогущие боги не ведают?..
Скрип механизмов наверху и пыхтенье пневмоцилиндров сообщили, что поединок должен вот-вот начаться. Деревянные створки разошлись, и тут же под потолком вспыхнули два ослепительных прожектора, заливая подвал-арену светом. Вер невольно заслонился рукой. Но как он ни силился, все равно не мог разглядеть сидящих наверху. В ту же минуту центральная часть решетки, разделяющей залу, поехала вверх.
Кто-то делал эти решетки и не задумался - зачем они. Кто-то оборудовал этот подвал и не озаботился - для чего? Почему никто не мог представить, что же получится в итоге? Почему никто из этих неведомых людей не мыслил логически?
- Эй, там, наверху, знаете ли вы, прославленные мужи, кто перед вами? - крикнул Вер.
В ответ послышался шепот - два или три человека обменялись репликами. Но что именно было сказано - Вер не расслышал.
- Перед вами гладиатор Юний Вер и сенатор Гай Элий Мессий Деций, родственник императора. А вы пришли посмотреть, как мы перережем друг другу глотки ради вашего удовольствия.
Ему почудилось, кто-то растерянно ахнул. То ли не поверил словам Вера, то ли в самом деле выбор Макрина показался гостю чересчур смелым. Но смятение длилось лишь мгновение - отступать назад никто не посмел.
- Наконец-то этот хромой козел вновь очутился на арене! - отчетливо донеслось сверху.
- Начинайте, - приказал Макрин.
- Неужели вы так трусливы, что боитесь показать свои лица смертникам? - крикнул Элий. - Поглядите мне в глаза! Назовите себя!
- Тебе будет легче умирать, сенатор Элий, не зная, кто смотрит на тебя в эту минуту, - отвечал Макрин. - Тогда ты не так сильно разочаруешься в людях, мой благородный друг. - И приказал кому-то невидимому: - Бросьте им оружие.
Мечи в ножнах упали к ногам гладиаторов. Элий первым поднял клинок и извлек его. Сталь сверкала в свете прожекторов, меч был отточен как бритва. И Элий невольно содрогнулся. Точно таким же мечом Хлор отрубил ему ноги. Хлор вышел сражаться якобы тупым оружием. Но это были всего лишь искусно сделанные ножны, надетые на более узкий отточенный клинок. Когда Хлор решил, что час его пробил, он сорвал маскировочный чехол. Хлор умер в тюрьме... Или не умер? Может быть, его тайно привезли сюда, и он точно так же стоял в свете прожекторов перед невидимыми зрителями и рассматривал боевой меч, готовясь к своему последнему поединку. И если да, если он умер на этой арене, то вспомнил ли он о содеянном в Колизее? Или примитивно испугался за свою шкуру и дрался со звериной яростью, надеясь, что победителю сохранят жизнь? Но у него не было шанса спастись. Потому что на арене его ждал не друг, а враг.Стальная решетка больше не разделяла друзей.
Элий взмахнул мечом и кинулся в атаку. Вер выдернул свой клинок из ножен и попятился. Он отступал к двери в крошечную комнатку. Элий ударил, но слишком медленно, самый неумелый гладиатор успел бы подставить под удар свой меч. Вер подставил. Отклонил клинок Элия в сторону старательно, будто на учебной арене, и ударил сам, готовясь, если надо, остановить клинок, на волос не достав головы Элия. Но сенатор не забыл прежних уроков, легко парировал удар и тут же увел свой меч в сторону, метя противнику в живот. На этот раз достаточно быстро. Вер отбил выпад.
- Не увлекайся! - шепнул он сквозь зубы. - Или ты ненароком выпустишь из меня кишки.
Он сделал еще два шага к заветной двери. Элий ковылял за ним. И вновь ударил сбоку. Молниеносно. Вер хотел отскочить, но забыл о гирях и глупейшим образом растянулся на полу. Элий замахнулся. Неужели он хочет пригвоздить своего друга к полу? Вер рванулся в сторону. Клинок ударил в каменные плиты и вышиб голубые холодные искры. Вер ухватил Элия за ноги и повалил.
- Ты забываешься... - прохрипел он на ухо своему другу.
- Нет, я предельно точен. Зрители наверху должны верить...
Пока Элий поднимался, Вер вскочил и сделал еще несколько шагов. Теперь дверь была у него за спиной. Пот градом стекал с лица Вера. Кто бы мог подумать, что разыграть простенький спектакль без репетиции так тяжело, приходится все время балансировать между правдоподобием и подлинной опасностью. И в этом спектакле Элий выступал гораздо успешнее.
"Элий - подлинный артист, - подумал Вер с завистью. - А я... я и самого себя сыграть не сумею".
Наверху, в темноте, зрители орали, подбадривая:
"Элий! Элий!" Шансы сенатора явно поднялись. Элий для красоты сделал несколько оборотов меча в воздухе, перекинул меч из правой руки в левую и обратно. Зрители разразились восторженными воплями.
- Ну все, теперь время! - шепнул Вер, когда их разделяла всего лишь длина клинка..
Он наклонился, разомкнул ключом оковы на ногах и швырнул свинцовую гирю в лампу прожектора. Белые искры снопом посыпались на пол. Следом полетела вторая гиря, и арена погрузилась в темноту. Свет двух крошечных аварийных лампочек после блеска прожекторов не позволял сидящим наверху различить, что же происходит в подвале. Пока глаза зрителей привыкали к полумраку, Вер просунул пальцы в щель и отжал дверь. Друзья очутились в комнатке-шахте.
Отсюда путь был один - наверх к черному, усыпанному звездами небу. Первый довольно широкий карниз проходил на уровне пола соседней залы - той где теперь суетились неведомые гости. Элий подставил руки, и Вер легко дотянулся до карниза, забрался на уступ и помог вскарабкаться Элию. Дальше наверх должен был лезть Элий. Вер расположился в углу, встав одной ногой на одну сторону карниза, второй - на другую, уперся руками в стену и подставил другу спину. Элий был фунтов на тридцать легче Вера, к тому же, учитывая тренировки Элия в Альпах, шансов забраться наверх у него было больше. Элий заткнул сзади за пояс меч и взобрался на плечи Веру. Отсюда было нетрудно дотянуться до второго, более узкого карниза. Дальше Элий должен был карабкаться сам. Несколько мгновений он стоял, прижимаясь к стене и сосредотачиваясь. Теперь все зависело от того, насколько быстро Элий доберется до крыши. Он ощупал стену и нашел то, что искал, - две небольшие впадины. Тренированные пальцы впивались в неровности старой кладки. Вторая щербина нашлась чуть выше. Элий уцепился за нее, подтянулся и вновь принялся обследовать стену. Одна нога его упиралась в угол стены. Другая повисла в воздухе. Он вновь нащупал удобную ямину и переместился чуть выше.
Дальше стена была абсолютно ровной, никаких щёлок. В горах, иссеченных ветром и дождем, подобного никогда не бывало. Зато нашелся шов, ровный, свежеоштукатуренный. Элий вытащил меч и, повиснув на одной руке, отковырял кусок штукатурки. Обнажилась удобная и глубокая впадина между кирпичами. Элий подтянулся на одной руке и вновь ощупал стену. Обнаружилась подходящая щель. Ему казалось, что у него ни за что не хватит сил подтянуться. Но сил хватило. Пальцы отыскали очередную неровность в штукатурке. Где-то за стеной слышались крики. Он должен торопиться. Иначе охранники будут на крыше раньше него. А он еще должен отыскать что-то, могущее заменить веревку, и сбросить Веру вниз. Скорее всего это будут электрические провода. Но до них еще надо добраться. План Вера был всем хорош. Он учел даже альпийские упражнения Элия после ранения. Но в нем был один просчет. Это временной фактор. Времени явно не хватало.
Внизу луч фонаря метался по стене, отыскивая беглецов. Сейчас он наткнется на Вера и...
Элий швырнул меч вниз, как копье. Фонарь упал на землю и погас. Человек с криком прянул назад.
Элий вытянул руку. До края крыши было еще далеко. Он вновь нащупал удобную впадину и уцепился за нее. Он полз по стене, как паук, обдирая пальцы в кровь, едва ли не зубами вгрызаясь в штукатурку. До крыши оставалось расстояние в две ладони. Элий попытался дотянуться, и тут почувствовал, что искалеченная нога скользит по гладкой стене. И тогда он закричал. И это был крик отчаяния и ярости. Он проиграл.

Глава 5

Пятый день Аполлоновых игр

"Префект римских вигшов подтвердил, что в данный момент местопребывание сенатора Гая Элия Мессия Деция неизвестно. Машина сенатора была найдена недалеко от Кориолы <Кориола - небольшой римский старинный город.>, но сенатора в ней не оказалось. Тело водителя обнаружено на дороге в нескольких милях от того места, где найдено авто. Следствием занимается сам префект. Он надеется, что любые сведения о судьбе сенатора Элия будут незамедлительно переданы в ближайшее отделение префектуры вигшов".
"Вряд ли передовые силы монголов превосходят пятьдесят тысяч человек. Бояться такой армии - значит сеять панику. Двух римских легионов достаточно, чтобы справиться с шайкой варваров", - заявил первый префект претория Корнелий Икел.
"Акта диурна", 6-й день до Ид июля <10 июля.>
Элий открыл глаза. Над ним нависал низкий потолок деревенского дома. Где-то громко мычала корова. Лай псов то смолкал, то усиливался - будто кто-то чужой бродил по двору, а псам никак не удавалось его изгнать.
"Глупые псы лают на кошку", - догадался Элий, и ему полегчало от этой догадки.
Боль в незаживших порезах на боках и спине постепенно оживала, каждая ранка раскрывала липкий кровоточащий рот и напоминала о себе все громче и громче. Элий стиснул зубы, чтобы не застонать. Он хотел подняться, но не мог - тело не желало подчиняться.
И как только он сумел вскарабкаться на крышу прошлой ночью? Почти инстинктивно Элий поднял руки, будто все еще держался за щербины в штукатурке и обдирал ногти, соскальзывая вниз. В последний момент чья-то сильная рука подхватила его. И тут же со змеиным шорохом вниз заскользила веревка - спасительная нить для Вера. Пока Элий, хватаясь за протянутую неведомым другом руку, выбирался на крышу, Вер ухватился за канат и спрыгнул с карниза. Охранник Макрина, ворвавшийся в комнатку, успел выстрелить, но промахнулся - Вер заехал ему ногами в лицо и буквально взлетел по веревке наверх.
- Не ожидал от тебя такой прыти, сиятельный, - сказал их спаситель, и Элий узнал низкий хриплый голос Курция. - Честно говоря, я думал, что первым наверху появится Вер. Умеешь обращаться с это штукой? - Центурион протянул Элию восьмизарядный "парабеллум".
- Я же бывший вигил, - напомнил Элий.
- Тогда держи под прицелом крышу и стреляй без предупреждения. Надо выбраться из этой мышеловки.
- В которой мы были сыром, - подсказал Вер. - У меня так руки и чешутся набить тебе морду, прославленный муж.
- Драться будем потом. А сейчас лучше смыться, - отозвался Курций.
Крыша была достаточно покатой, и беглецы без труда добрались до внешней лестницы, ведущей вниз. Но их уже ждали. Вер вовремя успел отпрянуть, и пуля срикошетила от лестничных перил. Охранники Макрина палили не целясь. Беглецы распластались на черепице. Пули непрерывно цокали по карнизам. Стрелков было человек пять. Один из них, решив, что беглецы безоружны, сунулся было на крышу, но Курций метким выстрелом снял его. Вновь началась пальба.
Люди Макрина вряд ли могли похвастаться отличной выучкой: кто-то умудрился попасть в окно, послышался звон стекла. Но о том, чтобы прорваться вниз, нечего было и думать. Макрин решил не рисковать, пытаясь захватить гладиаторов живыми -
в рукопашной схватке охранники тягаться с профессиональными бойцами не могли.
Элий высунул руку за край карниза и дважды нажал на курок. Скорее всего, он ни в кого не попал. В ответ вновь раздались беспорядочные выстрелы.
- Надо что-то придумать, - пробормотал Вер. - Курций, как ты забрался на крышу? По лестнице?
- Я не люблю лестницы в чужих домах. У меня есть веревка с крюком.
Вер огляделся. Недалеко от дома возвышался огромный дуб. Он почти в два раза был выше роскошной виллы Макрина, и его могучие ветви раскинулись необъятным шатром. Вер взял у Курция веревку со стальной "кошкой" и, привстав, швырнул ее на ветви дерева.
- Это слишком опасно, - предупредил Курций.
- Элий спасется. А на тебя мне плевать. Но если ты ухватишься за веревку вместе с ним, то можешь унести ноги.
В этот момент пуля цвиркнула по черепице рядом с ним.
- Итак, вы двое хватаетесь за веревку, а я улепетываю в другую сторону, - сказал Вер.
- У тебя с Курцием больше шансов спастись, а я бы мог... - попытался поспорить Элий.
- Оставь свои речи для сената. А здесь никто не ценит красноречия.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.