read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



"Клодия Галл отказалась отвечать на вопросы репортеров и заперлась в своем доме на Эсквилинском холме".
""Будущее Рима - это его молодежь. Я представляю единственную прогрессивную партию - партию молодежи!" - заявил Бенит Пизон".
"Акта диурна", 15-й день до Календ ноября <18 октября.>

Обычное заседание сената, и отнюдь не Иды <В мартовские Иды был убит Юлий Цезарь. В этот день сенат не собирался.>. Первым выступал Макций Проб.
-...Молодые? Они как чистая бумага. Им только кажется, что они сами делают записи. На самом деле за них пишут родители, друзья, кумиры и гении. И тут... гении исчезают. Молодые строчат на страницах, что кому заблагорассудится. Строчат и приходят в восторг от написанного. Не понимая, что это галиматья. Надо гениям их как-то опекать. Ведь они здесь, пока здесь. Порой ближе, чем раньше. Так в чем же дело?.. - он замолчал.
Забыл и остаток речи и вообще, что хотел сказать. Сел на место. Руки нервно теребили тогу.
"Будто перед смертью",- подумал Макций Проб. Поднялся сенатор Пульхр.
-...Мы дадим молодым наших гениев, пусть учат, пусть наставляют... - длинная неестественная пауза. - Как нас прежде...
Сенаторы зашумели.
- Предлагаю создать второй сенат из наших гениев...- заявил консул Силан.
И тут же поднялся его гений. Худой, бледный, с длинными седыми волосами, он походил на поэта, которые часто разгуливают в тени портиков и читают свои сочинения прохожим, хватая несчастные жертвы за тоги. Гений заговорил.
- Если люди заключат союз с гениями, желания смогут исполняться, как прежде. Гении изыщут способ общения с богами отсюда, с земли. Для этого прежде всего надо создать специальную коллегию гениев...
Силан согласно кивал в такт его словам...
- Это заговор! - выкрикнул Луций Галл. Никто из сенаторов не обратил на его возглас внимания.
Вигил, стоявший у входа, кинулся наружу. Кто-то вцепился в его броненагрудник. Короткая схватка. Меч в непривычной руке гения повернулся и ударил плашмя... Чей-то крик.
-...предлагаю поставить вопрос на голосование... - услышал будто со стороны Макций Проб свой голос. Какой вопрос? О чем? Создать коллегию из гениев? Но они же как люди... Как они докричатся с земли до небес?..
- Император не подпишет такой закон! - вновь подал голос Луций Галл.
"А вдруг подпишет? - подумал Макций Проб. - Вдруг его тоже по ночам посещает бывший гений и ведет с императором долгие-долгие беседы..."
- Отныне Римом будут править гении! - провозгласил консул Силан.
Вошел гений Макция Проба и уселся на скамью рядом со своим бывшим подопечным.
"Как все легко вернулось... как легко мы подчинились... как?" - вопросы вертелись в голове старого сенатора, но уста оставались наглухо запечатанными. Он не мог разомкнуть губ, как ни старался. Лишь желваки играли под желтой кожей на скулах.
Репортеры щелкали фотоаппаратами. В курии гениев набралось "человек" сорок, может, чуть больше. Но им не возражали. Многие сенаторы не пришли. Некоторые накрыли головы полами тог, дабы продемонстрировать свое несогласие.
Подобный протест развеселил кое-кого из гениев.
- Теперь настал наш час,- повторил гений Силан.
Кажется, все были готовы с этим согласиться. Bо всяком случае, в течение нескольких минут заговорщику никто не возражал.
- Свяжись с Палатином, узнай, что там, - приказал гений консула Силана гению Макция Проба. - Если император наш, то и Рим наш.
Элий в это утро проснулся поздно. Какая непростительная роскошь - транжирить на сон драгоценное утреннее время. Однако дрему нелегко сбросить, хотя солнечные лучи давно заливают спальню. Элий протянул руку, надеясь коснуться волос Летиции... Но кровать была пуста, и простыни успели остыть. Минутное раздражение... или смутная тревога... что-то нехорошее, как привкус во рту после вечерней пирушки... Элий поднялся, накинул тунику.И тут услышал шагина лестнице.Шаги Летиции - безошибочно он узнавал ее походку. Но она была не одна: кто-то шел за нею. И не один... Вместо того чтобы рвануться к двери, Элий опустился на кровать. Дверь в спальню распахнулась, и на пороге в самом деле появилась Летиция в халате из махрового хлопка. С влажных волос на лицо стекали капли воды. А за спиной ее маячил незнакомец - низкорослый, тощий, левой рукой он вцепился юной женщине в волосы, правой приставил к горлу пленницы нож. Так вдвоем, ступая шаг в шаг, они вошли в спальню и остановились. Летиция не отрывала взгляда от Элия. "Спаси!" - будто кричал ее полуоткрытый рот. Еще один незнакомец, куда крупнее первого, протиснулся в спальню и встал подле кровати рядом с Цезарем. Обнаженный клинок в его руке рассыпал по маленькой комнате сверкающие блики.
Элий не двигался. И не издавал ни звука. Тогда появился Гэл. В темном плаще из грубой ткани: будто нарочно избрал он наряд плебея, тогда как его бывший подопечный щеголял в пурпуре. Гэл не мог разглядеть лица Цезаря - солнечные лучи били гению в лицо. Гений заговорил:
- Видишь ли. Цезарь, ты парень несговорчивый, а нам, гениям, сегодня надо провернуть одно дельце... ну, может, не за один день, может, за месяц, за два... Но сегодня мы начинаем. И твое сотрудничество нам необходимо. Летиция уйдет с нами. А вместо нее останется не менее прекрасная женщина. - Гэл повернулся и щелкнул пальцами. Этот оскорбительный жест, которым когда-то хозяева подзывали рабов, был неуместен даже в отношении слуги. В комнате появилась юная женщина в платье из белого виссона. Очень-очень похожая на Летицию. Эта лже-Летти задорно улыбнулась и подмигнула Элию.
- Миром будут править гении. Это желание для нас когда-то исполнил Хлор. И вот мы решили его осуществить...
- Для вас ли... - бесцветным голосом произнес Элий и отвернулся.
- Если ты нас предашь, настоящая Летиция умрет. Так что тебе придется выполнить нашу маленькую просьбу. Ведь ты все сделаешь для спасения любимой жены...
- Разумеется, - отвечал Элий.
Правая рука его взметнулась. Сверкнуло в солнечном луче лезвие кинжала. Коротышка схватился за шею и, хрипя, стал заваливаться назад. Летиция отскочила к стене. Элий рванул пурпурную драпировку кровати и одним движением замотал в ткань стоящего рядом гения. Прежде чем тот догадался, что же произошло, меч его оказался в деснице Цезаря. Бывший гладиатор вонзил клинок в копошащийся тряпичный кокон. И тут раздался выстрел. Стреляла лже-Летиция. И промахнулась. Толи дрогнула рука гения, то ли клейменное желание вновь защитило - пуля угодила в оконное стекло. Элий рванулся вперед. Меч вошел женщине под левую грудь. Лицо ее мгновенно сделалось белым, прозрачным, будто слепленным из утреннего тумана, побелели даже волосы, а вокруг головы засветился платиновый ореол. Элий застыл от ужаса... Несмотря на все эти нечеловеческие метаморфозы, сходство с Летицией было поразительным. И Элию показалось, что он пронзил мечом собственную жену. Элий выдернул клинок. Красная с платиновым ореолом кровь брызнула на стену и пол. Настоящая Летиция ахнула. Элий повернулся. Летиция, бледная, как ее бывший гений, медленно оседала на пол. Цезарь перемахнул через кровать, что разделяла его и Летти, обнял юную женщину и прижал к себе. Воспользовавшись внезапным замешательством, Гэл бросился вон из спальни.
- Цела?
Летиция не ответила. Медленно выдохнула. И... Элий понял, что она не вздохнула снова... Ее глаза закатились, тело обмякло и сделалось вдруг неестественно тяжелым.... Он убил ее, убив гения! Элий приник к ее губам и вдохнул воздух ей в рот. Она открыла глаза.
- Летти! - он тряхнул ее за плечо. Она всхлипнула. А раз всхлипнула - значит, вдохнула. Жива! Жива! Элий прижал ее к себе.
- Уйдем отсюда, - едва слышно попросила она.
- Цезарь...-раздалось сзади.
Элий обернулся. На пороге стоял Квинт. Одной рукой он держался за косяк, второй - за голову. Из-под волос к переносице стекала струйка крови.
- О боги... - только и выдохнул фрументарий, оглядывая забрызганные кармином и платиной стены.
Элий закутал Летицию в одеяло. Она вся дрожала.
- Думаю, стены долго придется отмывать, - раздался знакомый хриплый голос.
И, отстранив Квинта, в спальню протиснулся Курций. - Как ты сумел от них отбиться. Цезарь?
- Мой гений не знал, что с некоторых пор я держу кинжал под подушкой. Как Катон Утический... - Элий сделал попытку улыбнуться.
- Давно слежу за этой братией. Ну что за твари! Богов не сумели свергнуть, так нам решили нагадить, - вздохнул Курций. - К счастью, мой гений мертв. А твой, полагаю нет?
- Именно так. Сколько с тобой людей? - спросил Элий.
- Центурия вигилов и контуберния преторианцев с центурионом Секстом Сабином во главе.
- Объяснять некогда. Слушай и выполняй. От того, насколько ты будешь ловок и смел, зависит судьба Рима.
- Ну да, да, судьба Рима, о чем же еще ты можешь толковать!
Квинт шагнул вперед, споткнулся о мертвого гения, едва не упал, ухватился за столик, опрокинул, шлепнулся сам рядом с кроватью.
- Плохо соображаю, - пробормотал фрументарий и стер краем простыни кровь со лба.
- Центурион Курций, ты отправишься на Палатин. К императору. Немедленно, - приказал Цезарь.
- Он как будто не давал мне аудиенции.
- Не имеет значения. Прорвись во дворец. Убей гения императора.
- Ты понимаешь, какой приказ отдаешь?
- Вполне. Скажи, на что согласится человек, лишь бы Рим не узнал, что это именно он организовал лабораторию Триона и велел финансировать разработку ядерной бомбы? Ведь это преступление?
- По закону Империи - государственная измена.
- Император не может совершить подобное преступление. Иначе он перестанет быть императором.
- Я предупреждал Августа...
- Бесполезно. Пока гений жив, он будет шантажировать своего подопечного.
Выполняй приказ. Как Цезарь я наравне с Августом обладаю Высшим Империумом <Высший Империум - Высшая власть.>.
- Но ты не можешь убивать людей без суда.
- Это не убийство. Это подавление мятежа. Курций, решение принято.
Осталоситолько его выполнить.
- О боги! Мы клянемся гением императора... а ты велишь убить.
- Будешь клясться и впредь. После того, как убьешь.
- Я не могу...
- Можешь! Я только что убил гения Летиции у нее на глазах. И еще двух гениев, не ведаю чьих. Гений императора не лучше их и не хуже.
Курций тяжело вздохнул и стиснул зубы. Убить гения императора! Да как после этого он будет жить...
- Ты уверен, что гений императора сейчас во дворце? - спросил вигил.
- Уверен. Я беру отряд преторианцев и направляюсь в курию. Квинт пока останется здесь вместе с Летицией. У тебя есть надежные люди для ее охраны?..
- Негении? - зачем-то уточнил Курций.
- Именно - негении.
- Найдутся...
Элий шагнул к двери.
- Кстати, ты не сделал мне "тест на гениальность", - усмехнулся Курций. -Вдруг я гений и ловко тебя провел...
Элий обернулся:
- Это лишнее. - Он кивнул на безобразный ожог на руке вигила. - Наша жизнь не оставляет отметин на наших гениях.
Бенит шел по улице в сопровождении двух номенклаторов <Номенклатор - в Древнем Риме -раб, который сопровождал хозяина и подсказывал ему имена знакомых и нужных людей.>. Те шепотом называли имена встречных граждан, если то были граждане из шестой трибы. Бенит подходил, здоровался, участливо спрашивал о жене и детях, интересовался делами. Ухищрение, старое как Рим, срабатывало.
И тут какой-то мальчишка с воплем: "Гении захватили курию!" - пробежал по улице.
Бенит понял, что настал его час. Подобрав тогу, он бросился на форум. Номенклаторы и охранники следом. Бенит встретил по дороге патруль вигилов и забрал его с собой. Вокруг статуй трех Фат перед курией собралась толпа. Заметив белоснежное одеяние кандидата, люди расступились. Кто-то попытался ему помешать, удержать... Но не тут-то было. Оставив своих соратников разбираться с гениями, Бенит ворвался внутрь курии, подбежал к гению консула Си-лана и крикнул развязно:
- Эй, придурок, что ты тут делаешь?!
- Я - гений, - отвечал тот. - Отныне Рим принадлежит нам.
- Ну разумеется! Как же иначе, дорогуша! - И Бенит выстрелил гению в лоб.
На белоснежной тоге кандидата пурпурные капли смотрелись как знаки избрания.
- Это же гении! - орал Бенит.- Они боятся убивать, в отличие от нас, доблестных сынов Рима! Чего вы смотрите, отцы-сенаторы?! Бей их! Они трусы!
И сам полез по ступеням наверх, стреляя в воздух. Наверное, было бы ему несдобровать - гении уже отведали крови и прежний запрет был не так строг, не так свят и страшен. Но тут в курию ворвалась контуберния преторианцев с Цезарем во главе. Среди гениев началась паника. Один из гениев выстрелил. Пуля раздробила центуриону преторианцев челюсть. Началась свалка. Цезаря сбили с ног. Двое дерущихся навалились на него сверху.
- Я сенатор! Сенатор! - вопил один из них. Второй лишь хрипел в ответ.
Преторианцы фактически остались без начала. Бенит возликовал.
- Воины! - завопил Бенит.- Бей гениев! Преторианцы хватали всех подряд и тут же проводили тест на гениальность. Людей сгоняли в одну кучу, как стадо овец. Но стоило из-под клинка брызнуть платине, как несчастного добивали. Элий наконец оглушил строптивого сенатора ударом кулака, локтем заехал в нос его противнику и выбрался из-под навалившихся сверху тел. Туника его была разорвана, волосы взъерошены. Меч он потерял в свалке.
Элий попытался остановить резню, но Бенит его опередил:
- Не слушайте гада, он гений! Главный среди них! Один из преторианцев, захмелевший от крови, взмахнул мечом. Элий увернулся - острие клинка лишь чиркнуло по руке. Брызнула кровь. Чистый кармин, без платины.
- Цезарь! Это Цезарь! - крикнул преторианец. Но его не услышали.
Элий кинулся буквально под клинки. Чудом избежал удара и занял проход между мраморных кресел.
Гении сгрудились у него за спиной, ища спасения. У преторианцев были сумасшедшие, искаженные лица. У Цезаря тоже.
- Назад! - прохрипел Элий.- Гении сдаются. Бенит выстрелил. Метил ли он в Элия или нет - неведомо. Пуля ударила в мраморную доску с консульскими фастами <Консульские фасты - списки консулов по годам.>. Мраморными осколками Элию посекло кожу на лице и шее. На этот раз все увидели, что кровь человеческая. Точка была поставлена.
- Всем гражданским сложить оружие! - взревел верзила-преторианец с символическим именем Неофрон <Неофрон - стервятник.> и шагнул вперед, загораживая Цезаря.
Ему подчинились. На тех гениев, кому посчастливилось остаться в живых, надели наручники. Бенит, сообразив, что здесь ему делать больше нечего, выскользнул из курии.
Тем временем на площади творилось невообразимое. Каждый стремился искромсать соседа ножом, дабы узнать, не гений ли перед ним. Вигилы обливали толпу из пожарных рукавов водой, люди разбегались, но тут же драка и резня вспыхивали в новом месте.
Бенит вылетел на форум, в сопровождении своих людей двинулся к Палатину, толпы взволнованной черни тут же к нему присоединилась. Однако на улице он не рисковал призвать кого-нибудь напасть на гениев. Скорее, скорее на Палатин! В неразберихе будет совсем нетрудно спутать Руфина и его гения. Пусть добычей будет Руфин, если Элию удалось ускользнуть...
"Смелым судьба помогает", - любят повторять римляне.
В этот раз Фортуна явно благоволила Бениту. Говорят, она тайком лазала в окно к царю Сервию. Почему ей не пробраться в спальню к кандидату в сенат?
Бенит развалился на ложе в триклинии и попивал фалернское вино. Стол перед ним был уставлен яствами из ближайшего ресторана. Устрицы, форель, телятина - все вперемешку на золотом блюде. Раздавленные виноградины на полу. Кляксы вина на белоснежной тунике. Бенит вытирал об нее пальцы вместо салфетки.
Пизон смотрел на сына и не мог ничего сказать. Банкиру казалось, что он проглотил змею, и тварь теперь копошится внутри и жалит непрерывно.
- Слышал о моем сегодняшнем подвиге? - спросил Бенит, старательно очищая языком зубы. - Жаль, императора взять в оборот не успели, Курций застрелил гения Руфина... И с Элием вышла промашка. Зато я на вершине славы. По радио обо мне только и говорят. Гней Галликан обнимал меня и рыдал на плече. Надо заплатить проходимцу тысяч двадцать - уж больно хорошо пишет.
- Нельзя тратить столько денег! Ты меня разоришь! - попытался протестовать Пизон.
- Да брось ты. Это мелочи. Главное впереди! Вспомни, сколько долгов наделал Юлий Цезарь, Рим покорил. Я куда моложе. Удачливее и талантливее. Раньше начал, и значит, взлечу выше. Главное - хорошо начать. Потому что кончают все плохо - червями и гробницей, на которой нельзя прочесть надпись. Ставь на меня смело, папаша! Пока все идет отлично. Ты втерся в доверие к Криспине, а значит, и к Руфину. Денежки так и польются в твой карман. Мне надо много денег - "Первооткрыватель" оказался прожорливым. Ты будешь доить Криспину, а я - лизать сливки... - Он потянулся, расправил плечи. - Сегодня такой день! Жаль, Марция удрала в Новую Атлантиду. Я бы с удовольствием повеселился с этой шлюшкой.
- Ты... подонок... я же твой отец... - У Пизона затряслись губы. - Как ты смеешь ко мне так относиться... так говорить!
- Да что ты, папашка, что ты! - воскликнул Бенит, вскакивая. - Я же тебя боготворю, как полагается любящему сыну! Кто, кроме меня, заступился за твою поруганную честь? Я наказал твою жену-потаскуху, ну а Цезаря мы превратим в пыль. И все это я делаю ради тебя! Наплюй на Марцию! Купи себе самую роскошную девку в Риме. Хочешь, дам адресок?
Пизон замотал головой и выскочил из триклиния., он весь трясся.
- Подонок... как я позволил ему это сделать... Как позволил, - бормотал он.
Если бы Марция была рядом, он бы упал перед нею на колени. Но Марции не было. И Пизон рухнул перед мраморной Венерой и обнял ее колени.
- Прости, - бормотал Пизон и целовал золоченые ремешки сандалий.
И Венера снисходительно ему улыбалась.

Глава 17

Игры сенаторов

"Руфин Август заявил, что гений императора будет погребен в мавзолее императора Адриана". "Чудесное освобождение сенаторов произошло исключительно благодаря смелости и находчивости кандидата Пизона. Как выяснилось, во главе заговора стоял бывший гений консула Си-лана. Четырнадцать гениев-террористов убиты, еще двадцать семь заключены в карцер. Над ними вскоре состоится суд. Большинству угрожает смертный приговор за участие в попытке государственного переворота. Вот как надо поступать с этим племенем. А не создавать префектуры и потворствовать бунтарям, как предлагал Цезарь".
"Акта диурна", 14-й день до Календ ноября <19 октября.>

Элий вышел из курии уже в темноте. На форуме собралась толпа. Все одетые в темное. В черный для Рима час его граждане надевают траур. По республике носили траур. Теперь по гениям. Семь часов Элий пытался убедить сенаторов. Семь часов... Он охрип, выступая. Но ни в чем никого не убедил. Ликторы прокладывали ему путь в толпе. - Цезарь, говорят, ты полюбил гениев....Он не ответил. Римляне жестоки, едва вообразят, что кто-то угрожает их существованию. "Карфаген должен быть разрушен", и все тут. Ни жертвы, ни людские страдания в расчет не принимаются. Тем более никто не будет принимать во внимание страдания каких-то гениев. Раз гении дали повод, теперь их можно не щадить, не жалеть. Но римляне не видят, что им нужна помощь гениев. Ибо Рим ослаблен как никогда. Он напоминает золотой сосуд, из которого откачали воздух. Один мощный, удар извне - и Риму конец. Рим ожидает война. С виками или с монголами - не важно. На ослабевшую Империю всегда нападают. Это закон. Но ослабевшая Империя не может вести войну - война истощает ее, высасывает последние соки и ведет к гибели. Однако не воевать она тоже не может, ибо должна защищаться. Замкнутый круг...
- Говорят, Цезарь сошел с ума, - сказал Луций Галл сенатору Пульхру, когда они вышли из курии. - Очень-очень на это похоже.
Летиция ждала его в триклинии. Стол был накрыт, блюда все были сплошь холодные. Летиция не притрагивалась к еде, в ожидании ощипывала веточки кипариса с венка.
- Я была на ее похоронах, - сказала Летти, когда Элий лег рядом. - Гении, в отличие от людей, уходят навсегда. А я хотела ее спросить: когда гении пытались меня убить, она помогала им или мне? Все думала, спрошу... и вот, не довелось.
- И хорошо, что не спросила, - отозвался Элий. - Гении слишком часто лгут.
Если бы гении не лгали, люди бы стали как боги.
- Но ты же призываешь заключить с ними союз...
- Меня никто не поддержал.
- Я тебя не понимаю... - Летиция отшвырнула изуродованный венок. - Другие наверняка не понимают тоже. Вчера ты убил трех гениев. Сегодня призываешь их полюбить.
- Летти, девочка моя, не надо тащить прошлое в настоящее, даже если речь идет всего лишь о вчерашнем дне. Вчера я подавил мятеж гениев. Сегодня попытался заключить перемирие и максимально обезопасить Рим. И ты, разумеется, права... Меня не поняли. - Он наполнил кубок неразбавленным вином и сделал большой глоток. - Всех гениев объявили Перегринами. Получить гражданство для них почти невозможно. Для этого надо отслужить в армии десять лет. Но гении не умеют воевать. Они либо погибнут, либо останутся перегринами, либо...
- Либо? - спросила Летиция.
- Либо отыщут какой-то третий путь. Он хотел спросить, нельзя ли разогреть хотя бы телятину, потом вспомнил, что утром Летиция была на похоронах, в доме траур, и значит, сегодня не готовят, и на кухне никого нет. Придется довольствоваться вчерашним обедом из холодильника.

Глава 18

Игры драматурга Силана

"Элий Цезарь сообщил, что направил первому префекту претория Скавру специальную записку насчет событий в Персии. Но пока не полу- чил ответа. Что конкретно содержится в этой записке, теизвестно".
"Кто знает, может, Бенит Пизон - это Юлий Цезарь наших дней? "О нет, это не Юлий Цезарь!" - воскликнут многие. Но мой ответ таков - каковы времена, таков и Цезарь. "У нас уже есть Цезарь. Элий Цезарь", - возражают мне. Но, выбирая между Элием и Бенитом, Рим должен выбрать Бенита Гней Галликан".
"Акта диурна", 11-й день до Календ ноября <22 октября.>

Надо было как-то отвлечь Летицию от воспоминаний.
Премьера в театре Помпея пришлась как нельзя кстати. Ставили Плавта. Элий, занятый другими мыслями, не обратил внимания на название пьесы.
Летиция надела столу из золотистого шелка, нитку крупного жемчуга обвила вокруг шеи. Наряд более чем скромный для одной из самых богатых женщин Рима и к тому же супруги Цезаря.
- Почему ты не надела пурпур? - спросил Элий, когда они садились в авто.
- К чему? Все равно через несколько месяцев его придется снять. А я могу к нему привыкнуть. Так лучше не привыкать, не так ли?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.