read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Так устрой ей игры. Или спектакль. Постарайся для любимой, хозяин. А уж я постараюсь, чтобы у тебя в дому всегда был уют.
- Элий, тебе прислали письмо, - сказал Квинт, заходя в триклиний и оглядываясь - проходя через атрий, он слышал голоса, а вошел и увидел только Элия. Не рехнулся ли хозяин окончательно? Сидит один в триклинии и разговаривает сам с собой.
Элий разорвал конверт.
"Лета просит тебя прибыть в гостиницу "Европа", в номер "L"."
Ему казалось, что сердце его сейчас разорвется.
Лета... Так Летиция назвалась при их первой встрече.

II

Хитросплетения металлических ветвей и цветов, покрытые тончайшей позолотой. Элий остановился возле решетки подъемника. Для изгнанника в Северной Пальмире слишком много золота, мозаик, дорогих ковров, тепла, света. И времени... Но времени в любом изгнании более чем достаточно. Только время это отравленное, оно бесконечное и одновременно мгновенно проходящее. Здесь ничего не дождаться: ни подъемника, который почему-то не желает спускаться с верхнего этажа, ни новостей, ни перемен - ничего. Элий вновь глянул на золоченую стрелку. Она упорно стояла на цифре "III". Элий открыл дверь на лестницу и стал подниматься. Квинт тащился следом.
"Я жесток с Квинтом, - подумал Элий. - Я со всеми жесток".
Мелкий марш очень удобен для его искалеченных ног.
Элий отыскал дверь с номером "L" и постучал. Никто не отозвался. Он вновь постучал. Тишина. Пришлось идти вниз за администратором. Тот выслушал Элия и удивился. Вполне искренне: пятидесятый номер давно уже пустует. Да, номер снят и оплачен до октябрьских Ид, но домна Лета - под таким именем записалась молодая особа в книге регистрации - не появляется несколько дней. И не распоряжалась кого-либо пускать к себе в номер. Элий протянул служителю письмо. Двести сестерциев довершили дело. Служитель уступил. Вновь поднялись наверх. Служитель открыл своим ключом номер. Элий обошел комнаты. Вещей почти не было. Он с благоговением коснулся оставленной на кровати туники. В шкафу на полке лежало аккуратно сложенное платье. Что-то знакомое и незнакомое. Элий даже не мог сказать - принадлежат эти вещи Летиции или нет... В комнатах стоял терпкий возбуждающий запах.
- Чем это пахнет? - спросил Элий.
- "Вененум". Очень модные нынче духи, - отозвался Квинт. - Кто-то вылил здесь целый флакон.
Однако на столике нашлось письмо, и на сложенном вчетверо листе было написано "Элию". Ее почерк он не мог не узнать. Взял бумагу. Медлил. Потом развернул лист. Ему часто снилось такое: он получает от Летиции письмо, распечатывает, силится прочесть - и не может. Видит буквы, но они расплываются, и смысл ускользает. И тогда во сне, сделав усилие, Элий начинал шептать слова, сознавая, что на самом деле в письме написано другое. Но что написано на самом деле, он прочесть не мог.
Вот и сейчас он смотрел, а букв не видел.
- Читай, - сказал Квинту и протянул листок.
- "Я не была. Я была. Нет меня. Нет у меня желаний. Лета", - прочел Квинт.
Элий не мог понять, зачем Летиция привела в записке текст старинной эпитафии. Зачем подписалась именем "Лета"?
- Все? - спросил Элий. Квинт кивнул. - Не может быть! Там вовсе не то написано! - Он вырвал лист бумаги и прочел сам:
"Я не была. Я была. Нет меня. Нет у меня желаний. Лета".
Она как будто оплакивала себя.

III

Элий медленно спустился по лестнице, вновь почему-то не воспользовавшись подъемником, и в атрии столкнулся со Всеславом. Молодой гладиатор, видимо, возвращался из амфитеатра. Да, кажется, сегодня имя Сенеки было в списках. Гладиаторы боялись его, как чумы. Коли Всеслав на арене, наверняка будет кровь. И смерть - очень вероятно. За глаза Сенеку прозвали Фобосом1. Всеслав об этом прозвище знал, и оно ему нравилось.
- Ты ко мне? - В голосе Всеслава послышалась мольба. Он почти заискивал. - Я не знал... Но сейчас все устрою... Эй... сюда! - кликнул он служителя.
- Я не к тебе.
- Нет? - В глазах Всеслава была такая тоска.
- Ты сегодня сражался? - спросил Элий.
- Ну да, с Эпиктетом. Его увезли в больницу. Зайдем ко мне, отметим победу.
- Эпиктет сильно пострадал?
- Какое мне дело? Я выиграл... Мы все знаем, на что идем. Это ты стараешься никого не убить. Публике такое не нравится. Твоя популярность падает.
- Не стоит думать лишь о том, как угодить публике.
- Зачем же тогда я пошел в гладиаторы? И ты - зачем?
- Я уже говорил - исполнить желание.
Слова Элия разозлили Всеслава. Он их не понимал.
- Ты врешь! - закричал юноша. Несколько человек, сидевших в углу атрия на скамьях, обернулись. - Ты нагло врешь! Тебе нужна слава! Такая слава, какую не удавалось стяжать никому до тебя!
- Послушай, я знаю, в чем дело. - Элий положил ему руку на плечо. - И хочу тебе помочь. Это очень трудно, почти невозможно, но пока еще ты...
- Отвяжись! - Всеслав стряхнул его руку. - Отвяжись, паппусик... И молись, чтобы нам не сойтись друг с другом на арене.
В этот момент открылись двери подъемника, и Всеслав кинулся в кабину бегом, как в нору, как в убежище.
- Сульде! - крикнул Элий.
И тут произошло что-то невероятное. Всеслав будто прянул вверх. Плечи его раздались, а лицо исказилось. И вместо юных черт уроженца севера проглянуло совсем иное - смуглое, плоское, скуластое, с косо прорезанными глазами. Тонкие губы оскалились, обнажая желтые зубы. Но так длилось лишь мгновение. А потом видение исчезло. Лицо Всеслава сделалось прежним, только очень бледным, гладиатор держался рукой за ворот туники и часто-часто дышал. Элий попятился.
Всеслав опомнился и нажал кнопку подъемника. Какая-то женщина хотела войти в кабину, но Всеслав отшвырнул ее, и двери закрылись. Подъемник тронулся. Всеслав опустился на пол, обхватил руками колени и заплакал. Потом нажал кнопку остановки. Раздвинул створки - силы хватило, выскочил и помчался по лестнице вниз.
Но Элия уже не было в атрии.

IV

Шелк был нежен, как может быть нежен только шелк. Струился, ласкался к пальцам. Возбуждал...
- Красивое платье. Хочешь купить? - спросила стоящая рядом женщина.
Летиция невольно отшатнулась. Она не любила, когда с ней разговаривали на улице.
Незнакомка была красива, но какой-то странной, будто прозрачной красотой. Очень бледное лицо без намека на краску, светлые ресницы. И глаза совершенно прозрачные, в их глубине зловеще чернели зрачки. Волосы тоже были совершенно белые - именно белые, а не седые, без намека на серый или желтоватый оттенок. И одета женщина была необычно: прозрачное платье, а поверх плащ из белой пушистой шерсти, отороченный белоснежным мехом. На шее сверкало жемчужное ожерелье.
- Хочу, - ответила Летиция. Будто против воли. Или в самом деле против воли? - Я каждый день покупаю новое платье. - Уж этого она точно говорить не хотела. - Чтобы один день отличить от другого.
- Зайдем ко мне, выпьем кофе, поговорим, - предложила незнакомка.
- Ты - сводня?
- А хоть бы и так? Тебя это пугает?
- Почти нет.
- Я - Иэра, - сказала матрона. - Одна из Нереид.
Дом ее был недалеко от рынка - миновать сад, где резвились дети (только не смотреть на детей, зажмурить глаза и не смотреть, и криков их не слышать, и плача...). А вот и дом - почти что дворец, отделанный белым мрамором, прозрачный, бесцветный, как струи дождя, как и сама хозяйка.
В малый триклиний (опять же белые стены без росписей и мозаик - лишь лепные барельефы, причудливые фризы - и только) слуга, молчаливый, седой, наряженный в белое, принес серебряный поднос, а на нем - серебряный кофейник, серебряные чашки изумительной работы, ложечки, тарелочки, все из серебра. В ажурной вазочке, опять же сплетенной из серебряных нитей в тончайшее кружево, обсыпанное сахарной пудрой, лежало печенье. Лишь кофе был черным. Черным, как земля. А Летиция уже была готова увидеть белый кофе.
В триклиний по очереди заглянули трое молодых людей. Все трое белобрысые, с плоскими, будто приплюснутыми, лицами, маленькими глазками навыкате, слюнявыми полуоткрытыми ртами. Столь схожие и ростом и выражением лица, что Летиция приняла бы их за одну и ту же личность, трижды промелькнувшую в проеме, если бы они неожиданно не явились в дверях все трое, явно ожидая приглашения к столу.
- Вас покормят в большом триклинии, - пообещала матрона.
Двое тут же заулыбались, закивали согласно и ушли, а третий озлился, стал брызгать слюною, заорал: "Скотина!" Но тут же пара сильных рук ухватила его под локти. И этот третий был уведен, хотя и не без труда.
- Мои сыновья, - сказала матрона. - Все трое - близнецы. И все - идиоты. Двое добрых, а третий - злой. Ты его сторонись. У него манера щипать за руку выше локтя, и пребольно. - Она сказала об этом легко и без жалости. - Я здесь как бы в изгнании. Слишком много времени провела в колодце. Надо было окунуться и уйти, но меня держали там годы и годы. И вот теперь мне не мил Небесный дворец, хочется взлететь выше, в Недосягаемое. Но не могу. И вместо того чтобы рваться вверх, бегу вниз на землю. Так всегда бывает, когда желаешь недостижимого. Растешь до своего желания, и никак не можешь дорасти. Рвешься изо всех сил, и все равно чувствуешь - мелочи, все мелочи.
- Мелочи, - повторила Летиция вслух. Слово было знакомое.
- И тогда кидаешься вниз - в эти самые мелочи, - продолжала Иэра. - Это не спасение, это обман, поражение. Так и с тобой случилось. Твоя любовь больше тебя.
- Я уже не люблю, - отвечала Летиция спешно.
- Жаль, что ты не глотнула из того колодца, - задумчиво проговорила Иэра. - Вода из него дает знание и сокращает жизнь. Невеликая плата, не так ли?
- Я уже не люблю, - повторила Летиция упрямо.
- Опасно так обманывать себя. Ты видела эту троицу? Я тоже себя обманула. Решила, что убью их своей ненавистью. Но пока они росли во мне, ненависть моя уменьшалась, и аборта не вышло. А вышли из чрева три идиота. Три полубога-идиота. Что-то случилось с нашим миром, если возможно такое. Смертные женщины так иногда поступают: пьют какую-нибудь гадость, пытаясь убить новую жизнь, но останавливаются на полдороге, не убивают, а рожают больных ублюдков. К счастью, эти трое смертны. Я буду с ними до конца, им не придется заканчивать дни в одном из тех ужасных приютов, что построили люди. Так что пока у меня есть причина жить среди людей. Хорошо, когда есть причина заниматься мелочами и не рваться в небо. Поэтому женщиной на земле жить проще. Можно спрятаться за мелочи. У мужчин это не получается. Они лезут куда не надо. Как Элий полез в мой колодец и взял то, что ему не принадлежало.
- Чего ты от меня хочешь?
- Хочу, чтобы ты не повторила моей ошибки. Вернись в Рим к своему сыну. И выходи замуж за Бенита. Ради Постума.
Иэра говорила об этом так просто, будто речь шла о финансовой сделке.
- Что?.. - Летиция задохнулась от отвращения. Мерзостнее всего было то, что она и сама иногда так думала. Думала, но не могла решиться. Уж лучше умереть.
- Ради своего ребенка надо быть готовой на все. Выйти замуж за Бенита - самый лучший шаг. Если будешь достаточно ловка, Бенит разведется с твоей матерью и женится на тебе. Поначалу придется побыть лишь его конкубиной. Но это временно. Ради ребенка можно сделать и не такое.
- А Эл-лий... - Летиция задохнулась. Она вся дрожала. Ей казалось, что Иэра объявляет ей приговор. Смертный. Бенит когда-то волочился за нею и даже пытался тогда в саду... Неужели не ускользнуть? Фатум, рок. То, к чему тебя приговорила судьба, исполнится, как ни ускользай. Но прежде Летицию приговорили к жертвоприношению. Быть может, оно еще состоится...
- Ты же сказала, что не любишь его, - напомнила Иэра.
- Да... - едва слышно выдохнула Летиция.
- Так о чем речь? Возвращайся в Рим. И думай о Постуме. Не думай ни о ком другом. Элий - всего лишь бывший муж. Его можно не принимать в расчет.
- Он... он был всем для меня. Он сделал меня Августой, а Постума - императором.
- Меня трахал сам царь богов - что из того? Сейчас главное для тебя - Постум. Подумай над этим, девочка. Многие разучились думать, уж не знаю почему. Мир глупеет и глупеет. Но ты все же постарайся, ведь ты наполовину гений, и это ко многому обязывает. Бенит молод, красив, он у власти. Что еще надо? Девяносто девять женщин из ста согласились бы не думая. Так о чем думаешь ты?
- Я хочу уйти, - сказала Летиция, вставая.
- Тебя никто не держит. Но помни: если ты оставишь Постума в руках Бенита, он превратится в чудовище. Только ты можешь спасти его. Ты должна говорить со своим сыном каждый день.
- Почему ты уговариваешь меня? Кто тебе это поручил? Зачем?
- Я - богиня. А боги наставляют людей. Вот и я наставляю тебя, глупую. Напрямую. Без посредничества гения. Или ты не веришь богине?
- Я хочу уйти, - повторила Летиция и попятилась к двери.
- Сколько платьев ты купила? - поинтересовалась Иэра будто между прочим.
- Мне хватит, - отвечала Летиция. - На все дни.
- Я видела четырнадцать платьев. Или я ошиблась?
Летиция бросилась вон из триклиния.


ГЛАВА X
Игры в Северной Пальмире
(продолжение)

"Шестой флот викингов в Атлантике обстрелял линкор Империи. Есть
погибшие. Рим выражает свой протест Бирке".

"Вчера умерла Криспина Пизон, вдова императора Руфина".

"Сегодня после состязаний вновь будет совершено жертвоприношение, как в
древние времена. Правому коню квадриги, победившей на скачках, отрубят
голову и хвост".

"Послание Нормы Галликан оскорбляет римлян. Доколе мы будем терпеть
такое? Доколе?!."

"Акта диурна", Иды октября1

I

Этот день должен был когда-нибудь наступить. И он наступил. Элий был уверен, что ланиста нарочно тянет, откладывая поединок, не желая сводить вместе двух лучших бойцов. Но больше тянуть было нельзя: публика требовала крови. Публика хотела, чтобы хромой гладиатор и юный Сенека сошлись наконец на арене.
Элий еще накануне знал, что будет драться со Славом.
"Если бы я встретился с ним в самом первом поединке! - размышлял Элий по дороге в амфитеатр. - Тогда он еще не вошел в силу, и я бы мог его победить... а теперь он насытился кровью. Нет, я не смогу... Даже моих сил не хватит".
Первым, кого встретил Элий в куникуле, был Эпикур. Тезка великого философа был взволнован и возбужден. Слишком возбужден, чтобы хорошо драться.
- Мы с тобой в паре, - сказал Эпикур. - Ты знаешь?
- Знаю. Ты дерешься первым. А я - твой тертиарий1.
Элию чудилось, что ледяной ветерок гуляет по подвальным помещениям - вот коснулся лопаток, и спина похолодела. Сократ попался им навстречу. И как-то нехорошо усмехнулся. Опустил глаза и прошел мимо. Элий повернулся и проводил его взглядом.
- Сенека против нас, - сказал Эпикур. - А Эмпедокл у него тертиарий.
Надо было раньше свести Элия с Сенекой. Но спорить с Диогеном бесполезно: он раб хозяев амфитеатра, раб толпы, орущей на трибунах, раб еще кого-то, о чьем существовании Элий даже не догадывается.
Всеслав, еще без доспехов, в кожаной в куртке, отороченной волчьим мехом, вошел в куникул. Эмпедокл следовал за ним. Увидев Элия, Всеслав остановился, будто споткнулся. Несколько секунд они смотрели друг на друга. Всеслав чего-то ждал. Быть может, думал, что Элий вновь крикнет: "Сульде"? Но Элий молчал. Стоит ли вообще говорить накануне боя? Теперь уже ничего не изменишь...
- Эй, паппусик, ты небось рад, что сегодня мы наконец деремся! - нагло усмехаясь, сделал выпад Всеслав.
- Отвяжись от него! - неожиданно вмешался в разговор Эпикур и даже подался вперед, будто хотел заслонить собой напарника. После ссоры в Летнем саду Эпикур Сенеку возненавидел. И хотел, чтоб Марк Аврелий ненавидел тоже. Но седой гладиатор почему-то не выказывал к жестокому новичку неприязни. Напротив - как будто жалел и сочувствовал. Эпикура это злило.
- Эпикурчик, я сделаю из тебя пульпу2, - пообещал Сенека. - И из тебя, паппусик, тоже. Много-много пульпы.
Элий не ответил.
- Наконец-то мы с тобой сегодня сойдемся на арене, Перегрин! Пожелай мне удачи, Марк Аврелий! - рассмеялся Всеслав. - И веселья. Как можно больше веселья на арене.
В куникуле брякнул звонок.
- Продолжим на арене, - пообещал Всеслав. - А ты фекальный боец, Эпикур. Как есть фекальный.
- Главное - не какой ты боец, а какой у тебя тертиарий, - заявил юноша и покраснел.
И Сенека ничего ему не ответил. Не смог. И спешно ушел в свою раздевалку.
Элий проводил его взглядом.
Сенека убил Зенона, искалечил Питтака и серьезно ранил Эпиктета. Эпикуру с Сенекой сражаться первому. Так решил Диоген. Бедный Эпикур!

II

Всеслав вошел в свой закуток и плюхнулся на скамью. Зачем он пытался оскорбить Элия? Тот хороший боец. Нет, не просто хороший - замечательный... Он, Всеслав, хотел бы быть таким, как Элий. Хотел бы, но не может... Жаль.
Кто-то заглянул в комнатушку. Всеслав поднял голову. Ну надо же, Квинт пожаловал! В руках всегдашний спутник Элия держал броненагрудник. Всеслав насторожился, десница невольно сжала рукоять меча.
- Элий просил передать. Этот лучше твоего. Легче и прочнее. Ни один меч его не разрубит. - Квинт положил броненагрудник на скамью рядом с гладиатором.
- Элий дарит мне броню? - Всеслав не поверил, взял подарок, осмотрел. В центре - клеймо Норика. Нагрудник выше всяких похвал. - Марк Аврелий хочет, чтобы я его убил?
- Он просил передать тебе доспехи. А больше я тебе ничего не могу сказать, - отвечал Квинт скучным голосом. - Потому что и сам не знаю.
Горячая волна совершенно невозможной, немыслимой благодарности залила Всеслава с головой. И вдруг сквозь эту жаркую согревающую пелену, сквозь стук крови в ушах прорвался мерзкий холод.
И Всеслав услышал как бы со стороны свой глумливый голос:
- Если Элий думает, что я после этого ему поддамся, то он ошибается.
- Элий так не думает.
Всеслав глотнул воды. Невыносимо хотелось бежать к Элию и во всем признаться... Только в чем? В чем он должен признаться? Он ведь и сам о своей тайне ничего не знал. Чувствовал: она мерзостная, постыдная... Но Элий простит. Элий, не зная, простит. В этом Всеслав был уверен.
И поможет...
- Хорошо бы это была вода Леты, дарующая забвение. - Голос Всеслава дрогнул. - Выпил - и все забыл. Лета тоже хотела все забыть.
- Что?.. - переспросил Квинт. И вдруг переменился в лице. - Что ты сказал?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.