read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Через несколько секунд пришёл ответ: «Ваш баланс исполненных желаний и выполненных поручений отрицательный. За каждое очередное желание вы будете должны нам три поручения. Вы подтверждаете желание?»
«Да».
«Ваше желание принято».
«Ваше желание будет исполнено в течение часа».
Костя скрипнул зубами от смеха. «А вот теперь - ноль-один…»
Телефон издал короткий писк и погас. Заряд аккумулятора иссяк.)
Аська не притронулась к красной двери - та сама медленно и беззвучно начала открываться перед нею. За дверью было ещё темнее, чем в коридоре. Воздух был полон слоистым дымом, пахнущим сухими сгоревшими цветами.
(Стас посмотрел. Вошёл один Порфирьев. Караульный остался за дверью сбоку, видна была только его рука с дубинкой. - Чего буяним? - спросил Порфирьев - и, не ожидая ответа, продолжил: - Всё, конец авралу, привезли твоих, доставили в сохранности. Шеф будет счастлив - глядишь, и амнистию объявит…
- Привезли? - тупо повторил Стас.
- Ага, вот только что, я их сам встретил, сопроводил…
И тогда с хриплым воплем Стас одним фантастическим движением вырвал трубу, к которой был прикован, размахнулся - и проломил Порфирьеву череп. Тот плашмя рухнул.
Стас выскочил из каморки, увернулся от дубинки охранника, отоварил его трубой по плечу, потом по колену, потом, уже лежащего, по шее. Охранник задёргался и вытянулся. «И этого убил, - равнодушно подумал Стас. - Где второй?»
Второй забился в угол, тащил из кобуры пистолет. Но, наверное, случайно не на то нажал - из пистолета выпал магазин. Стас подошёл к охраннику.
- Нет, - взмолился охранник. - У меня дети…
- А у меня кто? - спросил Стас. - У меня котята помойные, что ли?
Охранник бросил ему под ноги пистолет.
- Я ничего тебе… свяжи, и всё. Наручники… вот ключ…
Стас взял ключ, разомкнул браслеты, жестом показал караульному повернуться, сковал ему руки за спиной. Подобрал пистолет, вогнал на место магазин. Передёрнул затвор.
- Ключи от двери.
- У старшого… - Охранник подбородком показал на мёртвеца. - Только это… дверь снаружи отпирается, изнутри - никак.
- Не понял, - сказал Стас. - А если вам приспичит выйти?
- По рации - главному, который на пульте. Он или пошлёт кого, или отопрёт по кабелю…
- И где эта рация?
- У старшого же… Слушай, а чем это так воняет?
- Говном, - бросил Стас и пошёл обыскивать старшого. Действительно, воняло гадостно - даже для его разбитого, а потому почти ничего не чувствующего носа.
Ё-о!… Не надо было бить этого козла по плечу. Там, в стильном наплечном кармашке, и лежала рация.
- А сменять вас когда будут?
- Через полчаса примерно…
- Ч-чёрт…
«Ладно, - подумал Стас. - Надеюсь, за полчаса с ними там ничего худого не сделают…»)
7
- Ты не представляешь себе, как я рад вас видеть…
Это был Ингмар. Конечно, это был Ингмар, кто бы сомневался. Она с самого начала чувствовала, что за всем стоит Ингмар, только боялась себе в этом признаться.
Он совсем не изменился, этот Ингмар. Был всё так же огромен и чудовищно привлекателен. Он сидел за овальным столом, непринуждённо облокотясь о полированную столешницу и переплетя пальцы; с запястья свешивались то ли бусы, то ли чётки. На столе стояли две курильницы и широкая ваза для икебаны. Икебана состояла из причудливой узловатой ветки и трёх высушенных человеческих - наверное, девичьих, очень изящных, с длинными тонкими пальцами - рук. Ещё одна рука лежала рядом, ладонью вверх.
- Подойди сюда, - сказал Ингмар, - я хочу посмотреть на сына.
Аська, не чувствуя ног, сделала три шага.
(«Лезть в задний карман за телефоном бессмысленно, - подумал Костя, - там всё промокло. Попробуем иначе… - Он освободил левое плечо от лямки рюкзака и стал по чуть-чуть разворачиваться вправо, готовый в любой момент прекратить движение. - Больно!… Переждём. Дышим, дышим. Так, ещё немного… Вот теперь можно левую руку высвободить всю». Он дотянулся до правого кармана, выцарапал нож, зубами открыл лезвие и перерезал правую лямку.
Было немыслимо жарко.)
Бу слез с рук, но от Аськи не отцепился, держался крепко. - Ты, что ли, мой ещё один папа? - спросил он, хмурясь.
- Просто папа, - ответил Ингмар. - Чтобы ещё один - так не бывает.
- Бывает, - сказал Бу, - я точно знаю.
Ингмар засмеялся, но как-то натужно.
- Вот. Ты попросил, чтобы я вернулся. Я вернулся.
- И что я с тобой теперь буду делать? - спросил Бу.
(- Это газ идёт, - в ужасе сказал охранник. - Откуда! - отмахнулся Стас и уже понял откуда. Так, надо быстро чем-то заткнуть трубу…
Он сунулся в каморку, в которой сидел, и чуть не потерял сознание. Голову мгновенно раздуло, как футбольный мяч, всё кругом звенело и казалось далёким. Газ вырывался из отверстия в полу под давлением, по полу носило какие-то обрывки тряпья, старые газеты - то, на чём Стас спал.
- Мы сдохнем, сдохнем, сделай что-нибудь, - орал охранник.
Стас, шатаясь, подошёл к входной двери, пнул её, ударил боком. Бесполезно. Он пошёл в глубь подвала, вдруг там найдётся потайной выход, он же обязательно должен найтись. Идти было далеко. Стояли какие-то ящики с надписями, он попробовал прочитать, но не смог. Один ящик он отодвинул, но люка ни под ящиком, ни за ним не нашлось. Охранник бился о входную дверь, кричал.)
- Зачем мы тебе? - с трудом проговорила Аська. - У нас редко бывают дети, - сказал Ингмар.
- У кого это - у нас?
Ингмар улыбнулся.
- Называют по-разному. А так… ты видишь.
- А где твои крылья? - поинтересовался Бу.
- Крылья бывают только у молодых, - ответил Ингмар. - Потом они отваливаются.
- А у меня будут? - спросил Бу.
- Нет, ты же наполовину человек. Но ты и так будешь уметь много всего.
- Бред какой-то, - сказал Бу. - Я хотел не тебя. Я хотел папу Стаса.
- Никаких проблем, - согласился Ингмар. - Будет тебе и Стас. Пойдёмте, я покажу, где вы будете жить.
Он чуть наклонился вперёд и сделал рукой движение - будто похлопал по холке собаку. И тут же плавно поехал вокруг стола. «Ну да, он же в каталке, - отрешённо вспомнила Аська. - Жить мы у тебя будем, значит…»
Кресло-каталка обогнуло стол и приостановилось перед ними. Рядом с креслом бежала на четвереньках голая девушка с роскошными золотыми волосами. Она счастливо улыбалась; глаза её просто сияли.
Бу ойкнул и сунулся к Аське, обнял её, спрятал лицо. И Аська тут же подхватила его на руки и бросилась вон из комнаты.
- Стой! - ударил по затылку властный приказ, но ей уже было не страшно и вообще никак.
Дверь попыталась её не пустить, но у Аськи оказалось больше сил и решимости.
Непонятно как - но Аська заблудилась. Заблудилась в одном коридоре и на одной лестнице. Она как-то спустилась на первый этаж, но оказалась не в холле (смутно помнилась пустая гардеробная стойка слева), а в другом коридоре, одна стена которого до потолка заставлена была старообразными каталожными шкафами; некоторые ящики были выдвинуты, некоторые валялись на полу, сплошь усеянном карточками. Аська, спустив Бу на пол и волоча его за руку (уже не было сил таскать такого тяжёлого), пробежала коридор навылет - и вдруг оказалась в затемнённом зале, разгороженном на клетушки - точь-в-точь их офис, только раз в пять больше - и битком набитом тем застойным звуковым фоном, который возникает в помещениях, где работают одновременно не меньше сотни компьютеров. Жужжание вентиляторов и жёстких дисков, слитное клацанье множества клавиатур и кнопок «мыши», звуки исполнения различных команд - и слитное «ку-ку» приходящих «асек». Сотни «асек» одновременно…
Наверное, проход был только вдоль стен. Аська и Бу, стараясь не шуметь, двинулись в обход этого муравейника - и вдруг Аська наткнулась взглядом на знакомое лицо! Выхваченное из темноты светом монитора, оно просто висело в воздухе отдельно от всего.
Это была Гулька.
Но боже, что с ней стало…
- Гуль, - тихонько произнесла Аська.
Лицо - пожалуй, и не лицо даже, а грубая бумажная маска с провалами глаз - чуть покачнулось. Там, где должен был быть рот, образовалась неровная щель.
- Бе… ги… те…
- Гуля! Пошли отсюда!
- Уже… позд… никак… беги сама… беги… дура… беги…
Она побежала.
(Стас понял, что спасения нет. Через несколько минут он задохнётся, как задохнулся и затих бившийся о дверь охранник. От этой мысли ему стало почти спокойно. Если бы так не распирало голову, то было бы совсем хорошо. Тянуло в сон, властно тянуло в сон - как в воронку, в водоворот. Он сел поудобнее, вытянул ноги и стал думать о том, какой он был засранец и дурак по жизни и сейчас никого не спас, но хотя бы старался, очень старался…)
Вот он, холл. По этой лестнице она поднималась, значит, эта дверь - на улицу. Она шагнула туда, и вдруг сзади что-то громко клацнуло, и вспыхнул сиреневатый свет. Две тени - её и Бу - отпечатались на стене с пустыми вешалками. Аська оглянулась. Это был просто лифт. Из кабины выкатился Ингмар. На фоне жуткого сиреневого света Аська видела только силуэт, и то какой-то расползающийся.
- Ты хочешь уйти - иди, - сказал Ингмар. - Всё равно вернёшься. Ко мне все возвращаются. Вами так легко двигать… Но сына оставь. Сейчас же. Он должен получить правильное воспитание.
- Нет уж, - ответила Аська.
- Ты осмеливаешься перечить, комарик? Тварь я жужжащая или право имею? Так вот: не имеешь. И если не хочешь по-хорошему…
Аська так и не поняла, что он сделал. Только что это был просто силуэт человека (ну, не человека, но кого-то внешне похожего) на светлом гнусном фоне - и вдруг перед ней оказалось облако тьмы, да нет, не тьмы - сгусток воплощённого ужаса перед ней оказался, бездна перед ней распахнулась - с бесконечно далёким багровым огнём где-то там, в глубине…
Тогда Аська, задвинув Бу за себя, выхватила наган - и, не чувствуя ничего и не слыша, стала стрелять в эту вдруг задёргавшуюся, заметавшуюся перед ней бездну…
(«Стреляли», - подумал Стас. Всё летело перед ним; он скользил по яви, как по чёрному покатому льду. Вдруг его взгляд зацепился за что-то. В проёме двери стоял Порфирьев - человек с размозжённой головой. Потом он пошёл по направлению к Стасу, глядя при этом куда-то вбок и вниз. Он шёл не по-людски: подтягивал ногу на полступни, а приближался сразу на два шага. - Зомбяки проклятые, - сказал Стас. - Задолбали…
Голова не держалась и руки почти не слушались, поэтому он нажал на спуск, даже не сумев вынуть трофейный пистолет из кармана…)
Аська и Бу добежали только до ворот, когда всё вокруг стало немыслимо ярким, а их швырнуло на землю и покатило. Створка дверей с визгом и грохотом разбилась о столб, густым жаром опалило спину и ноги - даже мокрая юбка занялась огнём. Аська вскочила, подхватила ошеломлённого Бу и бросилась бежать дальше, в какую-нибудь темноту. Позади ревело пламя. Кажется, кричали люди. Наверное, кричали. Их же там было много, в огне. Но может быть, это всё-таки ревело пламя… Было светлее, чем днём, но всё равно ни черта не было видно ни впереди, ни по сторонам. Навстречу ей кто-то ковылял, и только в упор она поняла, что это Костя. Аська вскрикнула, бросилась вперёд и подхватила его, и не дала упасть.
Эпилог Месяца через два как-то само собой всё сошло на нет. Аська залечила ожоги, Костя залечил раны - к счастью, не слишком сложные, повезло невероятно. Бу провёл это время в Ростове, у Аськиной двоюродной сестры, и вернулся бодрым и загорелым. Прокуратура Аську поначалу донимала, потом перестала - у них там выстроилась логически непротиворечивая версия произошедшего, а то, что в эту версию не укладывалось, как бы и не существовало в природе. Доказывать им что-то было бессмысленно.
Однажды в солнечный, тёплый, но уже с характерной прозрачинкой в небесах день Аська, Бу и Костя гуляли по Заколдованному месту: так они называли большой диковатый сквер, который никогда нельзя было пересечь так, чтобы попасть туда, куда хочешь; посыпанные битым жёлтым кирпичом дорожки обязательно уводили тебя далеко в сторону. Но просто гулять по нему было хорошо. Бу ушлёпал далеко вперёд, а Аська и Костя шли сзади, взявшись за руки и переплетя пальцы. Завтра надо будет ехать по школьным ярмаркам, они уже расписали, кто, куда и за чем, - а сегодня пока можно вот так, за руки, неторопливо и почти безмятежно…
Бу топал обратно, что-то держа в руке.
- Во, нашёл. И покупать не надо.
Это был сотовый телефон - простенькая дешёвая модель.
- Нехорошо, - засомневалась Аська, - чужая вещь всё-таки…
- А я хотел, - заявил Бу. - Ещё вчера. Глупо, да?
- Да нет, не глупо, - возразил Костя. - Просто надо было сказать.
- А я сказал…
Телефон в руках Бу вдруг издал пронзительную трель.
- Вот и хозяин забеспокоился, - проговорила Аська.
- Тут стало написано… - Бу уставился на экранчик, смешно наклонив голову. - В процессе… выполнения… вашего заветного желания… возник системный… сбой. Пожалуйста… повторите ваше заветное желание… ма, а что такое «заветное»? Мам! Мам, ты что?!!
Василий Головачев
Зелёные нечеловечки [Взаимосвязан с повестью Владимира Михайлова «Ручей, текущий ввысь». См. сборник «Спасти Чужого».]
1
Спал Фомин плохо. Снились какие-то грязные улочки, мусорные баки, чумазые бомжи, отгоняющие его от баков. В какой-то момент голоса визгливо взлетели над улочкой странным хором, и Фомин проснулся.
Голоса притихли, но не пропали.
За стеной слышались удары, звон, со скрипом передвигались стулья, падали на пол миски и стаканы, кто-то выругался, потом запел. Песню прервал хохот, затем заговорили сразу несколько человек, во весь голос, не по-русски, и Фомин вспомнил, что неделю назад в соседнюю квартиру въехала семья переселенцев.

В первую же ночь они устроили праздник по поводу переезда, и все на этой лестничной площадке глаз не сомкнули до утра.
Вторая ночь почти ничем не отличалась от первой. А так как в Москве давно работало распоряжение мэра о соблюдении тишины после десяти часов вечера, жильцы осторожно напомнили переселенцам об этом законе.
Cледующая ночь прошла более или менее спокойно. А потом началось то же самое: грохот, ругань, песни, хохот и крики. Словно приезжие решили доказать, что порядки устанавливают здесь они и что местные законы на них не распространяются.
Фомин два дня отсутствовал, был в командировке на севере, потом сутки дежурил - он служил в спецназе ГУИН, - вернулся уставшим и лёг спать. Однако проспал недолго.
Посмотрел на часы: половина четвёртого. «Что у них там за праздник? Февраль, зима, холодно, в такую погоду только спать и спать. Неужели новоявленные соседи не вняли увещеваниям жильцов? Позвонить в милицию или самому попробовать договориться?»
Он полежал с минуту, прислушиваясь к шуму за стеной, сходил в туалет, глотнул холодного чаю. Натянул спортивный костюм, собираясь заняться усмирением «хозяев жизни», но его опередили.
В коридоре послышались голоса, стук в дверь.
Фомин заглянул в глазок.
Перед дверью соседской квартиры стояли две женщины, старик в халате и молоденький милиционер. Женщин и старика Фомин узнал, они жили на этой же лестничной площадке. От сердца отлегло: Фомин не любил конфликтовать с людьми, и если такое случалось, то исключительно в те моменты, когда у него лопалось терпение. В данном же случае его вмешательство не понадобилось.
Послушав перебранку за дверью, Фомин с облегчением вернулся в спальню, сбросил костюм и нырнул под одеяло. Через полминуты он уже спал.
Утро двадцать третьего февраля выдалось солнечное, и настроение у него поднялось. Вспоминать о ночных кошмарах уже не хотелось. Фомин собрался было сварганить себе завтрак - жил он один после ухода жены три года назад, - но в этот момент позвонил Дэн Лаванда, для друзей Даниил или Данька, предложил встретиться в кафе на Долгоруковской, и Фомин согласился. Жил он всего в десяти минутах ходьбы.
Данька (Дэном он был на работе и среди постоянных юзеров игровых сайтов) работал в Центральном статистическом управлении уже четвёртый год, после того как уволился из ГУИН, где с ним и познакомился Фомин, и был натурой увлекающейся. Он в свои тридцать три года тоже жил один, но в отличие от Фомина ни разу не женился, считая, что у него всё впереди.
Они встретились у кафе, похлопали друг друга по спинам, заняли столик.
Фомин был старше приятеля на два года, но выглядел спортивней, так как продолжал заниматься рукопашным боем профессионально. В его работе иногда приходилось применять боевые навыки, поскольку спецназ ГУИН кидали в самые горячие точки России, где начинались бунты заключённых.
От постоянного сидения за компьютером Дэн был бледен, хил, рыхл, носил бородку и усы, которые подбривал раз в месяц, от чего выглядел как очнувшийся от спячки деятель искусств. Пышные волосы он, по мнению Фомина, вообще не стриг, и поэтому даже зимой ходил без шапки.
Фомин был выше его на голову (метр восемьдесят семь), поджар, строен, брился почти каждый день, волосы с проседью стриг коротко, любил спортивно одеваться. Глаза у него были серые, со стальным блеском, губы твёрдые. Портил лицо, опять же по его мнению, только туфлеобразный нос.
Заказали салаты, горячий шоколад и чай.
- Выглядишь не здоровски, - заметил Дэн.
- Дважды будили, - поморщился Фомин.
- Соседи?
- Я тебе рассказывал, в соседнюю квартиру вселились приезжие, ведут себя как хозяева, ничего не боятся.
На лицо Дэна легла печать задумчивости. Он кинул косой взгляд по сторонам, понизил голос:
- Хочешь, дам тему для размышлений?
- Валяй.
- В Москве сейчас проживает четырнадцать миллионов человек.
- Я читал - двенадцать.
- Это я говорю тебе как статистик. Я недавно закончил работу по анализу спроса на квартиры в Москве, знаешь, кто создаёт основной спрос?
- Беженцы из бывших советских республик?
- Не поверишь.
- Тебе поверю, - успокоил Фомин приятеля.
- Цены на квартиры всё растут и растут, но в столицу всё едут и едут, хотя, казалось бы, бум этот переселенческий должен был давно закончиться.
- Короче, Склифосовский.
- Не торопи, а то ничего не скажу, - огрызнулся Дэн. - Короче, должен быть некий консенсус: сколько из других регионов уехало, столько должно к нам приехать. Но ничего подобного не наблюдается! Приезжает больше!
- Да ерунда это, - с недоверием сказал Фомин. - Даже ваше статуправление не может знать, куда и откуда мигрируют люди. Разве они переселяются только в Москву? А за рубеж сколько уезжает, в другие города?
- Всё учтено! Понимаешь? К нам стекаются данные со всей России и из-за рубежа, мы всё считаем. Остаётся некий «сухой остаток» - количество приезжающих в Москву, которое не поддается объяснению.
- Ерунда, не верю. Вы чего-то не учитываете. И сколько же таких «мёртвых душ» вы насчитали?
Дэн снова бросил взгляд по сторонам.
- Никому не скажешь?
- Зуб даю!
- Две с лишним тысячи душ за год.
- Не так уж и много. Может, это просто ошибка?
- Цифра дана с учётом статистической погрешности. Она может быть уменьшена, но не намного.
- Интересно, кто дал тебе это задание - посчитать неучтённых переселенцев?
- Начальник отдела Клара Иосифовна, а ей, наверное, сам директор.
- И кто же к нам едет?
Дэн бледно улыбнулся, вытер бородку салфеткой.
- Пришельцы.
Фомин засмеялся.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.