read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Они поднялись, услышав топот, в руках луки. Я рассек одного почти до середины, а второй застыл, когда острие окровавленного меча уткнулось в грудь.
— Тихо, — прошипел я. — Не ори, детей разбудишь.
Он ошалело закивал, сам не думал орать, его дело тихое, на лице страх и непонимание, любой должен поднять шум и крик, что же я за человек, вдруг какая-то ошибка.
— Кто послал? — прошипел я. Он пробулькал:
— Но... как же...
— Говори!
— Дык... этот же...
Я усилил давление, острие меча погрузилось в его плоть на палец, кровь потекла струйкой. Лицо бандита побелело еще больше, я сказал люто:
— Сейчас будешь мертвецом, если не скажешь...
— Денифель, — прошептал он. Я переспросил:
— Не Бриклайт?
— Нет...
— И не его сыновья?
— Нет... Денифель. Бриклайт с такими, как мы, не общается...
— Понятно, — сказал я. — Ладно, отыщем и Денифеля. Где он, кстати, располагается?
— Дык его же все знают...
— Я не все, — отрезал я. — И потом мой меч вот-вот достанет твое сердце.
— Он живет в доме на холме... ну, не совсем живет, а...
— Без подробностей! Вон на том холме?.. А домик не тот ли, что с тремя трубами?
Он прошептал в ужасе:
— Вы его видите... отсюда?
— Это наша с тобой тайна, — сообщил я. — Ты уж никому там не говори, хорошо?
Лезвие меча вошло легко и просто, как в сырую глину. Изо рта бандита хлынула кровь, я торопливо отстранился и выдернул клинок. Тело осело на землю, я прислушался, всё тихо. Стрелы торчат из столба на уровне моей груди, неплохие стрелки. При таком скудном свете попали точно. Впрочем, в засаде лежали долго, глаза привыкли.
В дом я вернулся так же неслышно, погромыхивает только темное небо. Звезды исчезли, туча надвигается страшная, темно-лиловая, похожая на огромный горячий нарыв, в саду зашумели ветви, затем разом деревья согнуло, донесся треск. Ветром подхватило сорванные ветви и унесло. Сад и весь мир внезапно озарило страшным трепещущим светом, жутко неземным, нам знаком только свет огня, а это нечто ужасно мертвенное, безжизненное, но могучее и зловеще...
Комнату высветило до самых мельчайших подробностей. И без сверхзрения я мог рассмотреть в самом дальнем углу мельчайшие пылинки, заусеницы на гладко выстроганных досках пола, затем раздался громовой удар, подпрыгнула не только посуда, но и дом, сама земля, вселенная.
Я оцепенел, вернее, первобытный страх охватил на миг с такой силой, что не мог сдвинуться, в то же время холодный и рациональный мозг сообщил, что вот так, видимо, и начиналась Война Магов. Хоть Первая, хоть последняя. Слишком огромная мощь, человеку с нею не совладать, но пытается же, дурак... И как только кому-то удается найти ключ, вот тут и приходит вскоре конец...
Сквозь дверной проем видел, как Амелия в ночной рубашке пробежала через комнату, поспешно закрывая окна. Появились дети, больше обрадованные, чем испуганные, но, когда все плотные ставни оказались закрытыми, словно ждем нападения разбойников, началось самое жуткое: за окном трепещет жуткий мертвенный свет и казалось, что весь мир сгорает, как бабочка в огне.
Затем пришла мысль, что напугала до судорог: а если это показывает свою мощь колдун, что на службе у Бриклайта? Кто-то же смог провести тучу над городом, не дав ливню обрушиться на дома и улицы?
— Всё узнаем, — проговорил я шепотом, чтобы никто не заметил как дрожит мой голос. — Со всем разберемся... может быть. И никто меня не заставит трепетать, как лист на ветру, так уж... явно.
Бобик открыл один глаз, зевнул. Я видел, что хочет положить голову на мои колени, это у них инстинкт, но пришлось бы самому ложиться, потому положил огромную башку мне на плечо и засопел рядом с ухом сочувствующе и умиротворенно.
— И я тебя люблю, — ответил я.
Он отступил и посмотрел в лицо с немым восторгом: мол, правда? Скажи еще раз!
— Правда, люблю, — повторил я. Вздохнул. — Бобик, остаешься моим первым заместителем. Со всеми правами, а это ого-го, но, увы, и со всеми обязанностями. Вот и узнаешь, как хреново быть человеком. Словом, мы с Зайчиком ненадолго отлучимся, а ты здесь бди! Ты за старшего. Сперва ты, а уж потом госпожа Амелия и ее дети.
Он смотрел грустно, вздыхал, глаза умоляющие, в них такой укор, что я поспешно погладил по огромной башке и отвернулся. Ну почему собаки всегда смотрят с ясно различимым укором?
— Мы с Зайчиком, — повторил я, — отлучимся ненадолго, правда.
Он обиженно взвизгнул, в глазах ревность и смертельная обида, я снова расцеловал, погладил, почесал, повторил:
— Мы, как простые солдаты, идем в разведку, а ты — генерал, понимаешь? На тебе вся наша военная база, стратегические запасы, бомбардировщики дальнего поиска, радары и военные карты... Ты у нас главный на это время, ты!
Он задумался, неуверенно поскреб пол хвостом. На этот раз я, поцеловав, еще и отдал честь, вышел строевым шагом и бегом заспешил к конюшне.
Зайчик, не обращая внимания на грозу, понес со двора легко и мягко, удивительная особенность: иногда грохочет копытами, будто несется подкованный носорог, в другой раз мчится подобно юной лани, а сейчас так и вовсе стелился над землей, как стриж над поверхностью озера, а я себя чувствую на глиссере, что на воздушной подушке.
Туча, погрохотав, поплыла дальше, но со светлеющего неба посыпался мелкий дождик. Небо затянуло плотными серыми облаками, и дождь даже не дождь, а что-то непотребное, непристойное, как уродец в строю кремлевских курсантов.
Домик Денифеля расположился в прекрасном месте: на вершине холма, отсюда хорошо видно всё внизу, никто не подойдет незамеченным.
Мы приближаемся открыто, неспешно, я задействовал все чувства, смотрел так и эдак, но дом как нормальный дом, ничего особенного даже в плане архитектуры, и уж тем более не чувствую присутствия черной магии. Решившись, оставил Зайчика во дворе, тот сразу же направился к колоде с водой и принялся пить, фыркая и брезгливо кривя губы, как заправский конь, а я поднялся на крыльцо.
На стук никто не ответил, потом послышались шаги, дверь распахнулась. Мужчина стоял на пороге, загораживая проем.
— А коня? — спросил он. — Поставь хотя бы под крышу.
Я удивился.
— Под крышу? Что же это за конь, которому нужна крыша? Это уже корова какая-то... Или хочешь сказать, что я приехал на корове?
Он пробормотал торопливо:
— Да нет, ваша милость...
— А что ты хотел сказать?
— Да я так, забочусь...
Я сказал в пространство:
— Что за странные люди здесь: коней — под крышу... — И прошел в дом, мужчина едва успел отпрыгнуть.
В большой комнате за столом четверо мужчин, по виду — разбойники. Только они навешивают на себя столько кинжалов и коротких мечей. Это не просто мужская страсть к оружию, а суровая необходимость.
Еще один спит на куче тряпья в углу комнаты. Все, кроме спящего, уставились на меня в великом изумлении. От печи обернулась женщина. Немолодая, с расплывающейся фигурой, но с милым приветливым лицом.
— Заблудился, — объяснил я неуклюже. Женщина мягко улыбнулась.
— Вам только дорогу спросить... или перекусите малость?
Я ответил мирно:
— А можно и то и другое?
— Можно, — ответила она. Бросила быстрый взгляд на мужчин. — Мясо, правда, холодное, но если хотите быстро...
— Хочу, — ответил я. — А чай, если можно, горячий?
— Можно, — снова ответила она с легкой улыбкой, но на мужчин взглянула несколько опасливо. — Сейчас поставлю.
В доме я чувствовал опасность, но сколько ни стараюсь смотреть по сторонам и тепловым зрением, и запаховым, и даже пробовал попрекогнить — ничего угрожающего. В то же время волосы на затылке шевелятся, а по спине предостерегающий холод, словно позвоночник чувствует, как сзади заходят с обнаженным ножом. Вообще-то лучше всего убраться отсюда, но это будет значить только, что я уже понял, кто они. Кто же в такую погоду выйдет из дому, да еще на ночь глядя?
Они посматривали на меня, как собаки на беспечного котенка, что вошел на их территорию. Старший сказал с интересом:
— Меня зовут Денифель, это вот Суасс, а эти двое — Меккана и Де Леже. На Дюпона не обращайте внимания: молод, хватил вина, как взрослый, теперь спит.
— Де Леже? — переспросил я и внимательно всмотрелся в четвертого. — Благородный?
Денифель широко заулыбался:
— Он так говорит.
— А на самом деле?
— А нам какое дело, — сказал Денифель, — насколько он благородный... В наших краях оценивают не по родословной, ваша милость. Не опасно разъезжать по ночам?
Я нахмурился:
— Мне?
— Вообще, — ответил Денифель с ухмылкой. — Время неспокойное.
— Оно всегда неспокойное, — сказал я холодно. — Так что же, и не жить, всё дожидаться спокойного?
Денифель хохотнул:
— Верно. Жизнь коротка. Надо всё успеть, всё схватить, всех подмять...
Я поинтересовался:
— Коротка? Разве она не продолжается в благодати Господней? Есть же рай для хороших, ад — для нехороших...
Они переглянулись, я думал, что вопрос поставит их в тупик, хоть кто-то да задумается, однако Денифель беспечно отмахнулся:
— Поповские сказки для старушек.
— И детишек, — добавил тот, которого Денифель назвал Суассом.
— И детишек, — согласился Денифель. — А мы знаем, что Господь создал этот мир для сильных и дал им свободу воли. Это значит, что мы вольны делать всё и что у нас свобода от всего.
Ишь ты, мелькнула мысль, бандит, а как рассуждает. Наверное, успел даже чему-то поучиться, но только дальше первой главы не прошел, а там после декларации свободы воли идет про ответственность. Вот этого и не прочел, не прочел...
Третий, который Меккана, присматривался ко мне, наконец зевнул, как-то слишком нарочито, сказал с деланым равнодушием:
— Ваша милость, а вы не тот ли Ричард Длинные Руки... за поимку которого городской совет объявил награду?
Я нахмурился, это в самом дел новость, зыркнул по сторонам.
— В самом деле? И велика ли награда?
— Десять золотых монет, — сообщил Меккана.
За столом ахнули, я так и не врубился, то ли прикидываются, то ли для них тоже новость. Деньги просто громадные, будто ловят сбежавшего с королевской казной казначея.
— А чем же, — поинтересовался я, — он насолил городскому совету?
Меккана пожал плечами.
— А нам откуда знать? Городской совет знает, что делает.
— То есть всегда прав?
Он прямо посмотрел мне в глаза.
— Да, ваша милость. Наш город под управлением этого совета стал самым богатым. Все соседние города завидуют, строят козни.
— Об этом я уже наслышан, — согласился я. — Это говорит о коммерческой хватке членов городского совета. Но ни о чем более... И что, надо поймать и привести прямо в совет?
Он ухмыльнулся:
— Зачем в совет? Там под ним есть просторная тюрьма. И такая, что не выберешься.
Де Леже добавил осторожно:
— Насколько я помню, в таких случаях формулировка бывает: живым или мертвым. А разница в оплате не так уж и велика.
— Всё понятно, — ответил я. — Рад, что вы все приличные люди, это написано на ваших лицах, и не позарились на такое бесстыдное предложение. Думаю, это какая-то ошибка. Я ни с кем из совета не ссорился, я их даже не знаю...
Денифель ухмыльнулся:
— Да? А Бриклайт? — Я удивился:
— А он что, тоже в совете?
Они переглядывались, усмехались, наконец Денифель сообщил тоном полнейшего превосходства:
— Господин Бриклайт и есть настоящий глава городского совета. Дедрино слишком увяз в пьянстве. Говорят, сам Бриклайт и приучил его к бутылке, но это всё вранье, господин Дедрино и раньше пил. Так что всё делается по указке господина Бриклайта. А вы, ваша милость, повздорили с ним в первый же день...
— Это когда же?
— А когда вступились за ту ведьму.
— Она ведьма?
— Ведьма, раз отказалась продать свою землю господину Бриклайту.
Я сказал медленно, всматриваясь в его лицо:
— А не ты ли был среди тех, кто старался ее... уговорить в тот день?
Он смешался, торопливо отвел глаза, голос сразу стал извиняющимся:
— Мы в стороне, но мы ведь тоже граждане Тараскона...
Я допил чай, поднялся:
— Спасибо, всё было очень вкусно. Рад, что вы не поверили в эту клевету и не пытаетесь заработать деньги, на которых будет кровь. Где, говорите, я могу поспать до утра, пока кончится этот проклятый дождь?
Денифель кивнул женщине, что всё это время молчала, только зыркала от плиты в нашу сторону настороженно и невесело.
— Марица, постели его милости в соседней комнате. Да не забудь принести чистые простыни!
Она кивнула, я направился к двери вслед за нею, спиной чувствовал каждое движение оставшихся за столами, даже видел, кто в какой позе сидит. На удивление никто не шевельнулся, не бросился с ножом, стараясь поразить между лопаток.
Я обернулся на пороге, они смотрят в спину напряженно и уже как будто приняли решение.
— Вообще-то, — сказал я небрежно, — пусть не очень рассчитывают получить эти десять золотых. Жизнь всё-таки дороже.
Я закрыл за собой, женщина торопливо перестилала постель, на меня не смотрела, я терпеливо ждал, наконец она распрямилась и сказала тихо:
— Лучше бы вы уехали.
— А мне дадут? — Она вздохнула:
— Не знаю. Зачем вы ссорились с Бриклайтом?
— Защищал такую же женщину, — ответил я. Она снова вздохнула:
— Знаю. Уже весь город знает. Но Бриклайт... хороший человек. Он так много сделал для города!
— А для отдельных людей?
— Все стали богаче, — ответила она.
— А вы не слыхали, — спросил я, — что не в деньгах счастье?
Она слабо улыбнулась, мол, хорошо так говорить тем, у кого сундуки с золотом, поправила волосы, став на мгновение похожей на Амелию, та точно так же поправляет прическу, вышла, плотно закрыв дверь.


Глава 7

Я быстро осмотрел комнату, крепкие каменные стены, два окошка почти в мой рост, но такие узкие, что едва пролезет рука, не окна, а бойницы, в самом помещении только кровать, небольшой столик и одно старое кресло.
Кровать послушно заскрипела, я снял сапог, бросил на середину комнаты, на цыпочках подбежал, поднял и после паузы подбросил его в воздух, чтобы ударился о пол, как будто его швырнула с кровати небрежная мужская рука. Наверняка слушают за дверью внимательно, звуки доносятся к ним именно те, которых ожидают.
Я торопливо обулся, как можно тише подошел к стене, приложил ухо. Странное чувство, когда вызываешь в себе эти умения лучше слышать и видеть по-другому: тревожно-сладкое, как будто начинает работать второе сердце, добавочные легкие или еще что-то важное, но почти забытое из-за спокойной и сытой жизни. Можно предположить, что когда-то человеку было настолько хреново среди каких-нибудь динозавров или саблезубых, что пользовался всем-всем, только потому и выжил, а потом начал обрастать жирком, а из старых умений только и осталась безобидная способность шевелить ушами. Да и то не у всех.
Голоса раздавались громче, затем толстая стена стала превращаться в некое подобие мутной воды, проступило пять багровых фигур. Они всё еще за столом, только одна настолько близко ко мне, что я невольно задержал дыхание, чтобы не выдать себя, вдруг у этого мерзавца такой же тонкой слух.
Именно он прислушивался, затем сказал так громко, что я чуть отпрянул:
— Тихо... Уже заснул. Марица ушла?
По голосу я узнал Денифеля. Один из сидевших за столом проворчал:
— Ушла.
— Ну и хорошо, — бросил Денифель. — Не одобряет...
— Дура.
— Да ладно, ее так воспитали. Самому такая нравится. Не так ли?
— Да иди ты!.. Как тебе этот... благородный? Спит, привык, что весь мир должен ему служить.
— Послужим, — проворчал Денифель.
Даже в смутной багровой фигуре, где все черты смазаны, я увидел нехорошую ухмылку. Остальные покачивали головами, тонкие руки тянулись на середину невидимого стола.
Денифель повернул голову, похожую на огненный шар, темные впадины глаз уставились на соседа.
— Ты уверен, что удержишь его? — Тот пробурчал:



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.