read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


-Мать их зеленую! – первым отреагировал Мишка. Остальные пораженно молчали. Неизвестно каким образом фотонники сумели связаться между собой и принять решение за считанные минуты, но их строй стал расходиться веером. Теперь нам придется гоняться за каждым кораблем по отдельности.
-Черт возьми, как?! – громко недоумевал Гарик. – Время то относительно, и если у нас прошло не больше получаса, то у них вообще пять минут!
-Продолжаем атаковать! – веско сказал Косарев. – Будем бить по группам, пока они окончательно не разбежались по всему космосу!
Началась настоящая чехарда. Крейсера старались прыгнуть перед любым скоплением кораблей. Но штурманы стали промахиваться. Трудно было рассчитать траекторию маневрирующих на такой скорости гигантов. Даже, несмотря на то, что их повороты выглядели как очень пологие дуги. В сектор обстрела попадали теперь три-четыре штуки, не больше. К тому же фотонники стали отстреливаться чем-то лучевым. Несколько наших ракет сгорели, не дойдя до цели. Плюс к тому ящеры, уловив нашу тактику, выпустили впереди своих кораблей целый рой ракет. Пару раз, выйдя из прыжка, крейсерам приходилось экстренно уворачиваться. Но список наших побед продолжал потихоньку расти. Было уничтожено ещё тринадцать гигантов. Часа через два фотонники рассеялись настолько, что мы больше не видели ни одной группы. Пришло время индивидуальных поединков.
Теперь каждый вражеский корабль летел в окружении настоящего «облака» своих ракет. Чтобы не попасть под удар, нам приходилось выпрыгивать за семь-восемь миллионов километров. Но даже такая мера предосторожности не гарантировала безопасность крейсеров при финишировании. Всё равно оставалась вероятность нарваться на вражескую боеголовку. Зато дальний выход на цель увеличивал время сближения и давал ящерам шанс увидеть и сбить нашу ракету. Да, в общем, и ракет то у нас осталось штук по пять на борт. Между капитанами кораблей и главой экспедиции Косаревым прошел быстрый обмен мнениями по поводу продолжения битвы. Ведь основная задача рейда – разведка боем была решена. Капитаны настаивали, что нет смысла сражаться до последней ракеты, мало ли как в дальнейшем фишка ляжет. Косарев на мгновение задумался.
-Хорошо, ещё один удар и летим домой! – решил, наконец, старшина.
После очередного прыжка, крейсера сумели сжечь ещё один вражеский корабль. В этот момент нас настигли сразу три гиганта. И они уже не защищались. Они атаковали! Кроме тучи ракет противник выпустил четыре десятка челноков, очень напоминающих истребители. Судя по слаженным неординарным маневрам мелких корабликов, их пилотировали живые существа. Их скорость относительно нас была настолько высока, что истребители мгновенно настигли «Палладу». Надо было срочно прыгать отсюда, но что-то насудержало. Скорее всего, глупая гордость – как же так, русские убегут с поля боя! Корпус «Паллады» словно окутался светлячками – открыли огонь электромагнитные спарки ближнего боя.
Расплата не замедлила себя ждать – прошло несколько секунд и «Паллада» растаяла в ярко-красной вспышке взрыва. Я услышал в динамиках громкий мат и зубовный скрежет нашего экипажа. «Аврора» незамедлительно рванула к месту катастрофы. На крейсер тут же накинулись истребители. На этот раз их высокая скорость нас спасла – они поинерции проскочили мимо. Проскочили и корабли-носители. «Аврора» осталась в относительном одиночестве.
В рубке царила гробовая тишина. Сейчас из динамиков не доносилось ни звука. Все напряженно всматривались в обзорные «экраны», пытаясь засечь сигнал спасательной капсулы. Неужели никто не спасся?
Нет, есть одна засечка, вторая, третья! Крейсер стал маневрировать, чтобы подобрать коконы. Вот манипулятор подхватил один! Бортинженер и несколько десантников покинули посты и бросились в трюм. Через полминуты они с сожалением доложили, что кокон сильно поврежден и находящийся в нем человек погиб. Второй кокон на борту! Но спасательная команда докладывает, что он буквально смят в лепешку. Напряжение на «Авроре» нарастает. Мы двигаемся к третьему модулю.
Но уж если не везет… К нам приближается один из фотонников, на ходу выбрасывая истребители. Они будут рядом с нами буквально через считанные секунды. Но мы всё-такиуспеваем подхватить третий кокон и тут же прыгаем. Потом ещё и ещё. Пилоты вслепую бросают крейсер всё дальше и дальше. Главное сейчас – уйти в отрыв от противника.
-Здесь живой, живой! – доносится из динамиков. – В коконе живой! Это сотник Соколов!
Решив, что опасность миновала, пилоты прекратили прыжки. Я откинул крышку своего противоперегрузочного «танка», снял шлем и стал вылезать, чтобы добраться до Максима. В этот момент тело крейсера содрогнулось от сильнейшего удара. Капитально приложившись головой о крышку «танка», я полетел к дальней стене рубки, по пути сосчитав все препятствия. Перед глазами мелькнули яркие звездочки, гораздо ярче, чем светящиеся в пустоте, а затем меня окутала чернота, гораздо более густая, чем в космосе.
7ГЛАВА
Вероятно я провалялся без сознания минут пятнадцать. Очнувшись, снова вижу над собой темноту. Только немного проморгавшись, я различил слабо светящиеся на потолкеаварийные светильники.
-Ну, слава богу! – раздался над головой голос жены. – Кажется, очухался! Сережка, ты как?
-Да, вроде, неплохо, - пошевелив конечностями – они слабо, но слушались, я попытался сесть. Маша помогла мне опереться спиной о стену. В приглушенном свете авариек рубка представляла собой фантасмагорическое зрелище. Несколько коконов было вырвано неведомой силой. Судя по разрушениям, они разлетались во все стороны, сшибая всё на своем пути. – Что тут произошло?
-Дело в том, что мы захватили своей сферой два вражеских истребителя, - ответила Маша, устало присаживаясь рядом со мной. – Один из них не нашел ничего лучшего, как врезаться нам в корму. Хорошо, что относительная скорость была небольшой. По крайней мере – не четверть световой. А то бы мы сейчас были облачком плазмы. Со вторым истребителем повезло больше, он по инерции проскочил вперед. Но, похоже, с ним приключения ещё впереди – он сейчас закладывает петлю, чтобы снова выйти на нас. Правда, на это у него уйдет несколько часов.
-Кто-нибудь кроме меня пострадал?
-Ты у меня один такой умный! – ехидно ответила Маша. – Это же надо, додуматься снять шлем! Стукнулся ты удачно – неглубокая ссадина и сотрясение мозга. По счастью, ссадина уже подсохла, но смотреть на тебя страшно – вся голова в кровище!
-Ерунда! – уверенно сказал я. – Не впервой! Сказал бы, что до свадьбы заживет, но не могу – уже женат! А что с кораблем?
-Пока неизвестно, - ответила Мария, - ребята сейчас осматриваются в отсеках. Обшивка вроде цела. Но, похоже, что у нас вырубились основные батареи, хотя двигатели работают. Крейсер прет куда-то с однократным ускорением. Ты разве не чувствуешь? Мы же с тобой сидим, а не парим!
Прошуршала дверь лифта и в рубку ворвался Влад. Стремительно приблизившись к нам, он наклонился, пару секунд внимательно вглядывался, определяя моё состояние. Осмотр его удовлетворил, Влад хмыкнул и разогнулся.
-Вижу, чувствуешь ты себя хреново! – негромко бросил Косарев.
-Ага, - кряхтя, ответил я, пытаясь встать. Влад и Мария помогли мне и я, наконец, принял вертикальное положение. – Ничего, ещё пара минут и регенерирую. Буду как огурец,весь в зелёных пупырышках!
-Я только что из трюма, - продолжил Косарев. – Там закончили извлекать из кокона сотника Соколова. И вот что интересно – он в отличие от тебя в отличном состоянии! Да,слабость, да, головокружение, но на теле только следы запекшейся крови! Ран уже нет! Хотя датчики его скафандра показывают несколько сложных переломов. Да и у меня синяк на локте рассосался! Это тебе ничего не напоминает?
-Ну, так мы в же в другой реальности! – ответил я, недоумевая по поводу Владова вопроса. Чего он так удивляется? Дело обычное. И тут до меня доперло! Ведь только наша четверка была в чужой реальности, для всех остальных эта реальность являлась родной! Неужели мы тоже угодили в пробой? А если всё зажило на бетамирянах, а мне по-прежнему хреново? Значит, мы угодили в базовый мир!
-Ёлы-палы! – только и сказал я.
-Сообразил? – усмехнулся Влад. – То-то! Антоха сказал, что перед самым тараном видел на экранах вспышку белого света. Может, был и щелчок, только в безвоздушном пространстве звуки не передаются.
В этот момент зажглось основное освещение. Через несколько секунд двери лифта впустили в рубку капитана Голосова. Он мельком глянул на нашу группу у стены, и, подойдя к кокону пилота, нажал сенсор вызова. Крышка «танка» откинулась.
-Как дела? – устало спросил капитан.
-Цель закончила разворот, - доложил Крюков. – Сбросила скорость до десяти тысяч в секунду и легла на курс сближения. Я хотел выпустить «Шторм», но система наведения приказала долго жить. Время до контакта – сорок минут. Что будем делать, командир?
-Прыгнуть бы отсюда, куда подальше, но не получится, - с тоской в голосе ответил капитан. – Я только что из машинного. ГПД сорвало с опор и расквасило о переборку. Тюрин и Суворов пытаются его починить, но, чувствую, это надолго. Будем готовиться к ближнему бою!
-На фига? – буркнул я. – Наши штатные «Метеоры» целы?
-Я их бегло осмотрел, но, похоже, что всё в порядке, - ответил Голосов, начиная понимать ход моей мысли. Поправив усик микрофона, капитан четко приказал: «Заря-сто», немедленно подготовить к вылету «Метеоры», экипажи сформировать из офицеров десантного наряда! Ах, ты черт! Забыл, что связь не работает! Придется самому сходить…
Капитан быстро удалился. Косарев проводил его взглядом и вздохнул. Потом Влад повернулся ко мне.
-Пойдем, раненый, я тебя в лазарет провожу! Отвык я в последнее время первую помощь оказывать, всё у всех само собой заживает… - Косарев подставил мне плечо. – Маша, помогай!
Мы спустились на лифте на жилую палубу и прошли в медотсек. Влад помог мне снять скафандр и уложил на койку.
-Машенька, дальше сами справитесь?
-Конечно, Влад, иди, командуй, - ответила Мария, критически осматривая мою бедную больную голову. Косарев резво ускакал. Смыв кровь, жена стала обрабатывать ссадину перекисью водорода. Я, шипя от боли, робко попросил:
-А нельзя ли мне антишокового принять? Армянского? Грамм сто пятьдесят?
-Угу! Щас! – издевательски ответила супруга, - ранение ещё не повод для выпивки!
-А что тогда повод? – притворно удивился я. – Героическая смерть?
-Не каркай! У него сотрясение мозга, а он коньячку захотел! Ладно, болезный, виски пойдет? – Маша достала из набедренного кармана скафандра крохотную «дамскую» фляжку, размером чуть больше пудреницы. Я торопливо, пока жена не передумала, сделал большой глоток. – Хватит, в больших количествах это не лекарство, а яд! – Машка решительно отобрала у меня фляжку и тут же допила содержимое. Да, там и было то всего на два глотка. – Ложись давай, тебе покой необходим! Отвык, небось, от постельного режима?
-Словосочетание «постельный режим» вызывает у меня совсем другие ассоциации, - объявил я, осторожно укладывая голову на подушку.
-Так-так, - ответила Мария, убирая мою руку со своего бедра. – Мне, почему-то кажется, что тебе уже полегчало, раз в твоей больной голове появились такие мысли! Предупреждаю: будешь дергаться – ремнями к койке привяжу!
-Хорошо, хорошо! Уже никто никуда не ползет! – вяло ответил я, закрывая глаза. Кураж прошел, адреналин в крови под воздействием алкоголя распался на безвредные фракции. Постепенно наваливалась усталость. Забыв про идущий на нас в атаку вражеский истребитель, я незаметно задремал.
К чести экипажа, с мелкими поломками справились достаточно быстро. Но с «Метеорами» пришлось повозиться. К первому заходу ящера выпустить свои челноки ребята не успели. Противник, приблизившись на тридцать тысяч километров, выпустил две ракеты, а, пролетая мимо, обстрелял крейсер лучевым оружием. Ракеты были сбиты нашими спарками, лучи оставили на броне «Авроры» еле заметные ожоги. Постепенно теряя скорость, истребитель ушел на второй заход. Здесь его и догнали «метеоры». Косарев распорядился, по возможности, взять ящера живым. Зайдя в хвост, не ожидавшему этого оппоненту, наши челноки из пушек разбили врагу двигатели (жидкотопливные ракеты), и, зажав корпусами, отконвоировали к крейсеру.
Всё это я узнал только через шесть часов. Проснулся я от гула голосов. Проведать меня пришли Гарик, Мишка, Влад, Олег и Максим. Маша мужественно попыталась выгнать друзей из медотсека, и ей это почти удалось.
-Хватит орать, - бодро сказал я, - ни тебе пожить, ни тебе помереть спокойно не дадут!
-Ну, ты как? В общем и целом? – спросил Горыныч. Я некоторое время полежал с закрытыми глазами, прислушиваясь к своим ощущениям. Нигде ничего не болело, но когда я попытался сесть, голова закружилась и я снова рухнул на постель.
-Понятно! – вздохнул Гарик. – У тебя и видок не очень! Для съемок плаката, рекламирующего здоровый образ жизни, ты явно не годишься!
-Вот как! Достаточно человеку стукнуться головой, тут же начинаются дискредитирующие его личность разговоры, - вяло отшутился я. Сфокусировав на Горыныче зрение, я увидел на скуле друга темно-лиловый синяк. – Ты выглядишь так, как я себя чувствую! Под танк попал?
-Нет! Под ящура, - брякнул Гарик. Все присутствующие расхохотались
-Под ящера, Гарик, под ящера! – поправил Мишка недоумевающего Горыныча.
-Пока ты дрых, мы взяли в плен нашего зеленого друга, - объяснил мне Влад. – Когда его из кабины вытаскивать стали, он начал брыкаться. Вот Гарику и досталось!
-Зная наших орлов-десантников, я уверен, что от ящера вообще ничего не осталось, - улыбнулся я.
-Да уж! – хмыкнул Олег. – Потоптали его здорово! Я своих еле оттащил! Но это чудовище крепким оказалось, человек бы загнулся, а он ничего, дышит!
-По моему, мы ему ребра сломали, - уточнил Косарев. – Если у него есть ребра!
-Должны быть! – уверенно сказал Горыныч. – Когда я ему с ноги в бочину въехал, там что-то хрустнуло! А ты, Серега, был прав! Это чудо – вылитый… как его, черта? Тьфу, забыл! Ну, персонаж из «Вавилона-5»!
-ГКар, посол нарнов, - подсказал я.
-Точно! – обрадовался Гарик. – Вот только как с ним пообщаться, мы ещё не придумали! Может, ты что подскажешь?
-Вряд ли! – ответил я. – Со штатным знатоком языка нарнов я не знаком! Может Катюша Тихомирова кроме суахили ещё и им владеет! Так до неё пара световых лет!
-А мне кажется, что этот нарн – телепат! – задумчиво сказал Мишка. – Когда мы его скрутили, я говорю: «Давайте этого пидора грохнем, к ё…ной матери!» А он как зыркнет на меня! Словно понял, о чем разговор!
-Может он просто мата не переносит! – сказала Машка. Все расхохотались.
-Хватит лирики! – сказал я, борясь с головокружением, - что с ГПД?
-Всмятку, Серега! – жизнерадостно сказал Гарик. – Восстановлению не подлежит!
-Это не может не радовать! – кисло сказал я. – И сколько нам своим ходом до дома добираться?
-Не так далеко, как мы боялись, - успокоил Косарев. – Антоха с перепугу загнал крейсер в облако Оорта. Как только восстановим все системы, врубим форсаж и через пару недель мы дома!
-Это как? – удивился я. – «Аскольд» до Сатурна полгода добирался. А здесь расстояние чуть ли в десять раз больше!
-Ну, так ведь «Аскольд» шел с однократным ускорением, - терпеливо пояснил мне Косарев. – А мы пойдем с двадцатикратным! Ну, посидим пару недель в противоперегрузочных «танках». Переживем как-нибудь!
-Чего такая спешка? Мне как-то не в кайф две недели в скафандре париться, - сказал Горыныч.
-Так у нас запасов пищи всего на месяц, - ответил Косарев. – Мы к долгим путешествиям не готовились! Да и начальству о противнике хочу доложить побыстрее! Вы как, сможете нас домой перекинуть?
-Если только людей, то вообще элементарно! – порадовал Мишка. – А если вместе с крейсером, то придется повозиться. Безрамочные «окна» мы делать научились, но вот размер… Хотя, в принципе всё решаемо.
-Ну, вот и отлично! – подвел итог Косарев. – Давай, Серега, выздоравливай и будем ускоряться!
-Представляю, сколько шуму мы поднимем, если на Земле засекут наше приближение! – сказал Мишка. – Я так и вижу заголовки в газетах: «Со стороны открытого космоса приближается неопознанный летающий объект! Астроном, первым увидевший этот объект, назвал его в честь своей тещи «Старая сволочь».
-А как вырастут тиражи Ленкиной газеты! - усмехнулась Маша.
8ГЛАВА
Несмотря на молодость, Елена Старостина была опытной журналисткой. Работа в одной из центральных газет дала ей большой опыт. Хотя в основном Лена занималась сбором материала, а собственно статьи писали более маститые. Но и ей несколько раз перепадало счастье чиркнуть заметку с собственной подписью. Прорыв в карьере наступил прошлым летом, когда Старостиной перепала командировка в США, хорошая тема и возможность написать серию статей. И для этого даже не пришлось спать с редактором.
Далее последовала встреча с Косаревым, и события понеслись вскачь. Произошедшее в дальнейшем сильно повлияло на мировоззрение девушки, успевшей нахвататься от своих прожженных коллег цинизма. Оказывается на свете существовало много такого, что раньше признавалось Старостиной только как фантастика, годная для ультражелтых газетенок. Какое то время Лена подумывала бросить журналистскую стезю. Из «МК» девушка ушла и пару месяцев занималась тем, что помогала новым друзьям распутывать случаи «пробоев реальности». Но когда бешеная карусель беспрерывного экшена стала потихоньку замедляться, а осенью так и вообще остановилась, Старостина серьезно задумалась о своей дальнейшей судьбе. Выяснилось, что Ленины действия имеют некоторое отношение к журналистике. Все те невероятные события, свидетельницей которых она была, изложенные на бумаге, вызывали немалый интерес у определенного круга читателей. И Старостина решила вернуться к прежней профессии. Но снова идти под крылышко дяди-редактора она не хотела. Помогли новые знакомые. С их финансовой помощью Старостина открыла собственную газету.
Истории, рассказанные на страницах нового издания, были гораздо более правдоподобными и занимательными, нежели у конкурентов. Ленина газета отняла немалую долю подписчиков у скандально известного «Мегаполис-экспресса». Лена стала довольно популярной личностью в определенных кругах. Её даже приглашали несколько раз в качестве эксперта по паранормальным явлениям на телевидение. Это не могло не тешить самолюбие амбициозной девушки. Поэтому, когда большая часть друзей решила эвакуироваться в прошлое, Старостина не последовала за ними, решив, что прекрасно обойдется без их помощи.
Но после ухода друзей наступило затишье. Писать стало не о чем, кроме глупых историй про крыс-мутантов и похищенных пришельцами клинических идиотов. Тиражи газеты резко упали. С материальной точки зрения всё было в порядке. Такая ситуация никак не повлияла на уровень жизни Старостиной. Но вот реноме Лены, как специалиста по непознанному было изрядно подмочено.
Поэтому, когда в начале июня вновь объявились друзья и начался каскад невероятных событий, Лена воспряла духом. Огромная статья об освобождении заложников секретной группой спецназа Черноморского флота вызвала немалый шум. И это при полном отсутствии аналогичного материала в других средствах массовой информации и явной растерянности властей. Подробности в виде ТТХ бесшумного пневматического оружия и сверхмалых подводных лодок вызвали такой интерес читателей, что статью перепечатали даже большие солидные издания. На рейтинг Старостиной играл и тот немаловажный факт, что статья вышла через три часа после освобождения заложников, тогда как сами власти узнали об этом событии только через два с половиной часа, когда паром вошел в порт Зонгулдака.
Компетентные органы даже вызвали журналистку в известный дом на Лубянской площади. Ленка изрядно струхнула, но отболталась тем, что статья целиком высосана из пальца. Крепкие усталые мужчины в недорогих серых костюмах невозмутимо записали враньё Старостиной в блокнот (встреча была названа беседой и протокола не велось), и отпустили журналистку домой, на прощанье поинтересовавшись, из какого именно пальца Лена узнала точное количество заложников и боевиков, а также места и способы устранения последних.
Интерес читателей начал было затухать, но тут грянуло массовое убийство под Бронницами. И опять Ленино издание первым дало наиболее подробную и правдоподобную информацию. В статье было скрупулезно описано место действия, количество и приметы напавших на гаишников. Событие было представлено как выходка отморозков из молодежной банды, цинично перебивших дорожных стражей порядка и переодевшихся в их форму, с целью остановки и ограбления фуры с ценным грузом. Гибель самих бандитов была объяснена спонтанной междоусобицей обкуренных дегенератов.
На этот раз Старостину вызвали в Региональное управление по борьбе с организованной преступностью. Старая сказочка про буйную фантазию на этот раз не прокатила. Лене пришлось наскоро придумать историю о том, что она сама проезжала тем утром через злополучный пост и подверглась нападению бандитов. Пробыв некоторое время заложницей, она, якобы, и узнала планы убийц, а затем стала свидетельницей их драки между собой. Единственный уцелевший бандит пытался удрать на машине журналистки, но по дороге потерял сознание и бедной девушке удалось скрыться. В подтверждении своих слов Старостина указала место своего бегства. Найденный в кустах труп Пики явился весомым доказательством показаний журналистки. Поскольку никаких оснований для обвинения в соучастии органы не нашли, Лену отпустили, на прощание обругав за то, что она не сообщила сразу обо всех обстоятельствах произошедшего.
На следующий день Старостина в отместку разродилась новой статьей, критикующей действия следствия. Последовал новый вызов и угрозы отнять лицензию, но шум достиг ушей высокого начальства, где у Лены неожиданно нашелся давний почитатель её таланта. Этот человек, пожелавший остаться инкогнито, сумел в кратчайшие сроки замять скандал. Чтобы усилить свою позицию Старостина выплатила семьям погибших милиционеров кругленькие суммы. Всякие подозрения с Лены были сняты, и в дальнейшем следствие придерживалось версии, предложенной журналисткой.
Когда страсти немного улеглись, Лена выдала новую статью, пророча нападение неведомой эскадры на Сан-Франциско. До предсказанного дня оставалось всего неделя. Шуми здесь поднялся немалый. Журналистку даже обвиняли в разжигании межнациональной розни. Но тут грянула сенсация мирового масштаба. В Солнечной системе был обнаружен объект, быстро приближающийся к Земле. Сначала его приняли за астероид. Астроном, первым увидевший этот объект, назвал его в честь своей жены «Мегера».
Началась массовая истерия. Особенно в Америке, где люди воспитывались на фильмах «Армагеддон» и «Столкновение с бездной». Американцам вообразилось, что астероид должен непременно упасть именно на них. Словно не было на планете других материков и бескрайних просторов мирового океана.
Но буквально на следующий день после обнаружения неведомый объект стал тормозить, чем явно показал свое искусственное происхождение. Паника усилилась. Правительства разных стран торопливо связывались друг с другом, согласовывая стратегию поведения. Войска на всякий случай приводились в боевую готовность.
А Лена не знала, что и думать. За три дня до объявления об обнаружении НЛО сработал темпор-радар. Прибор показал, что пробой реальности произошел в глубоком космосе,на краю системы. Неизвестный объект совершенно точно был пришельцем из параллельного мира. Но вот что он из себя представлял?
Решив непременно известить друзей о пришельце-иномирянине, Старостина не поленилась полететь в Крым. Охрана склада, в котором скрывалось межвременное «окно» естественно не пропустила журналистку. Но названные Леной несколько имен заставили охранников сообщить о журналистке по команде. Старостиной повезло – «окно» как раз оказалось развернуто. Минут через пятнадцать появился Андрей Шевчук, очень удивленный вторжением постороннего. Конфликт был тут же улажен, и Старостину препроводили в семнадцатый век. Лена была здесь впервые и во все глаза смотрела на город, порт и красавцы-парусники в бухте. В довершении культурного шока Лену познакомили с адмиралом Ушаковым. В здании Адмиралтейства Лена наконец выложила Шевчуку причину своего внезапного приезда. В ответ Андрей огорошил Старостину сообщением, что вся компания, кроме него ныне обретается в «Бета-мире», где должна заниматься именно космическими изысканиями и именно в том районе. Так что НЛО вполне мог оказаться кораблем друзей. Впрочем, с равным успехом он мог быть и кораблем противника. Чтобы уточнить это, Андрей немедленно связался с дежурным офицером, командиром отряда, прикрывающего «окно» со стороны «Бета-мира».
К удивлению Шевчука на встречу прибыл хорошо знакомый ему вице-адмирал Борисов. Начальник разведки Черноморского флота заявил, что в данный момент является представителем и доверенным лицом Главнокомандующего. Выяснилось, что крейсера, на которых ушли в рейд друзья числятся пропавшими без вести и командование настойчиво ведет поиск средствами дальнего обнаружения. Но пока безуспешно. В процессе разговора выяснилось, что между «базовым» и «бета-миром» существует асинхронность времени. «Базовый» мир сильно отставал.
Лена высказала предположение, что НЛО в её мире – один из пропавших крейсеров. Чтобы проверить версию Борисов решил перенести в «базовую» реальность приемопередатчик на гравиволнах и попытаться связаться с объектом. Не откладывая дело в долгий ящик, компактную станцию связи перетащили из «Бета-мира» в семнадцатый век, а оттуда на «базовую». Антенну развернули прямо в ангаре, отойдя от «окна» метров на пятнадцать. Адмирал послал кодированный запрос-пароль.
К огромной радости всех присутствующих крейсер (им оказался «Аврора») откликнулся уже через полминуты. Капитан корабля кратко доложил обо всем произошедшем. Борисов немедленно отправился в свою реальность, чтобы доложить полученную информацию командованию. В его отсутствие Шевчук, прекрасно умеющий пользоваться «бетамирянской» техникой (научился перед Африканским рейдом), вызвал «к аппарату» Иванова. Сергей подробно поведал другу о поисках и диалоге с атлантами, битве с фотонниками, гибели «Паллады», новом «пробое», жертвами которого оказались они сами. В заключении в разговор влез Мишка и пожаловался, что совсем ох…ел от сидения в противоперегрузочном танке, где писать и какать приходилось под себя. Невзирая на отлично функционирующий канализатор экскрементов, запашок в скафандре уже начал беспокоить.
Мишкино словоизвержение прервало появление Борисова. Адмирал уже успел связаться с командованием и согласовать действия. В целях соблюдения необходимой секретности, аналитический отдел генштаба предложил затопить «Аврору» в Тихом океане, а экипажу добираться до суши на челноках. Андрюха сразу предложил встретить друзей на месте, чтобы помочь избежать пристального внимания властей. О том, что после посадки это внимание будет тотальным, все догадывались. Его предложение было одобрено. Адмирал оставил трех своих офицеров, для связи и помощи и удалился.
Разведчики немедленно развернули бурную деятельность. Сообразив, что им придется действовать на совершенно чужой территории, да что там – в чужом мире, ребята не поленились притащить кучу специального оборудования. Миникомпьютеры, процессоры для вскрытия кодов – «электронные отмычки», спецпринтеры и копиры для документов, радиосканеры и грабберы, микропередатчики с гарнитурой. Было здесь и оружие из специальных сплавов, которое не фиксировали датчики металла.
Взяв у Лены в качестве образца её загранпаспорт, водительские права и прочие бумаги, разведчики быстро сделали себе и Шевчуку по комплекту практически неотличимых от настоящих документов. Мало того – ребята взломали электронные базы данных и подтвердили свой статус. Разведчики были настоящими профи и закончили подготовку к поездке буквально за сутки. Их задача немного облегчалась тем, что работать им предстояло за границей, где мелкие промахи в поведении замаскируются положением иностранцев. Небольшое испытание маячило только при транзитной пересадке в Москве (прямых рейсов из Крыма в Южное полушарие не было).
Маршрут планировался такой: Крым-Москва-Таиланд-Филиппины, а дальше по обстоятельствам. Уже на Тихом океане предполагалось купить или арендовать судно, и на нем выходить к месту приводнения «Авроры». Ехать решили вчетвером: Шевчук и три «бетамирянина» – лейтенанты Ананьин и Зорич, капитан второго ранга Соловьев.
Про необходимую одежду для офицеров вспомнили в последний момент, накануне отъезда. Андрюха выдал ребятам по костюму из своего гардероба, а остальное решили прикупить на месте.
На рассвете следующего дня спасательная экспедиция стартовала. В этот самый момент на Калифорнию обрушились первые снаряды и бомбы японцев.
6ЧАСТЬ
Возвращение «звездопроходимцев»
1ГЛАВА
Я молча наблюдал за бело-голубой сферой родной планеты. Зрелище было настолько привычным, что я уже не обращал на эту красоту никакого внимания. Мысли занимала другая тема: что дальше? Все поставленные перед собой задачи мы решили, хорошо решили или плохо – другое дело! Так, что нам делать дальше? Вернуться к императору Дмитрию, или продолжить «космическую одиссею»? А может, придумать что-то совсем новое? К примеру, попытаться попасть в «альфа-мир» и помочь тамошним обитателям наладить жизнь? А то они без тебя не справятся! Ну, повоюют между собой ещё лет двадцать, и единое государство всё равно возродиться – под предводительством москвичей, питерцевили новгородцев – неважно! Ну, не нравятся новгородцы лично тебе, дрался ты с ними – что из того? Какими они методами пытаются объединить Россию – их дело! Можно подумать, что москвичи и питерцы, дай им волю, действовали бы мягче! Нет, в «альфа-мир» мы не полезем.
Вернуться в семнадцатый век, к Дмитрию? Созданная нами реальность уже стала нам вторым домом, но сейчас туда чего-то не тянуло. Может быть, из-за того, что яркие моменты летней кампании все ещё свежи в памяти? Нет! Подумаешь, ранение, плен, пытки! Это как раз добавило перчику! Как там говорил Олег после схватки с разбойниками: «В целом отдохнул неплохо»? Вот и я, «отдохнул» неплохо! После некоторого размышления я пришел к выводу, что в семнадцатый век меня не тянет из-за предстоящей рутинной подготовительной работы. Новый поход будет? Будет, куда же он денется! Но вот готовится к нему неохота! Там и без меня теперь грамотных командиров хватает. Подготовят исолдат и снаряжение. А я вернусь к самому выступлению и вволю помашу саблей.
Остаться в «бета-мире»? Здесь сейчас строят флотилию новых крейсеров, для боев в глубоком космосе. Но как представлю себе, что опять две недели тренироваться. Тоже надоело!
Так, что же делать дальше?
От пустопорожних мыслей меня отвлек голос капитана «Авроры».
-Торможение закончено. Ускорение сброшено до одной единицы. Дежурная смена остается на местах, остальные могут покинуть коконы, - сказал Голосов. Я, предвкушая контрастный душ и горячий бифштекс, откинул крышку «танка». Мысли о будущем тут же покинули меня. Две недели в этом гробу! Кого угодно потянет на меланхолию!
У дверей лифта даже образовалась очередь. Всему экипажу не терпелось снять скафандры, помыться и поесть нормальной пищи. Мы с Машей ворвались в нашу каюту одновременно. Надоевшее облачение полетело на пол, мы сунулись в душ, но крохотная кабинка не позволила поплескаться вдвоем. Совместить приятное с очень приятным. Пришлось разбить процедуры на этапы. Сначала водно-гигиенические, затем сексуально-оздоровительные, потом снова водные. К общему столу в кают-компании мы с женой вышли только через полтора часа. Члены экипажа кинули на меня и Машу несколько завистливых взглядов (дураку понятно, что мы с женой не только мылись), но тут же уткнулись в тарелки, сосредоточенно работая челюстями.
Мы немедленно присоединились к коллегам. Приятно пожевать хоть что-нибудь, после двух недель жидкого пюре через трубочку.
-Где садиться будем? – с набитым ртом спросил Гарик у Влада.
-Шевчук предлагает в Тихом океане, - ответил Влад. – Капитан Голосов согласен. Притопим крейсер на мелководье. Авось не найдут!
-Нельзя на мелководье, - сказал я. – Скрыть саму посадку будет чрезвычайно трудно. Все армии мира бросятся на поиски НЛО. А с воздуха прекрасно будет видно лежащий намелководье корабль! Прятаться нужно на глубине не менее двухсот метров.
-А как мы борт покинем? – поинтересовался Влад.
-На челноках, - ответил я. – «Метеоры» прикроют, а «Ракеты» в несколько этапов вывезут экипаж.
-Точно, - улыбнулся Косарев. – Я как то забыл, что плазменный движок и под водой работает. Но вот давление… Хотя, какое там давление на двухстах метрах… Челноки выдерживают двести атмосфер, а крейсер – пятьсот. Согласен, приводняться будем на глубине. Теперь главное, чтобы наши друзья не подкачали, быстро пришли к точке рандеву.
-Кстати, как там у них успехи? – спросил Горыныч.
-Пока нормально, они успешно добрались до Филиппин, потом собираются на Фиджи, - ответил Косарев. – Там они будут вести переговоры об аренде небольшого сухогруза. Номогут возникнуть непредвиденные трудности. Все наличные силы ВМС САСШ сейчас перекрывают этот район. Гражданским судам рекомендовано не выходить в море.
-Что случилось? Неужели америкосы обнаружили где-то под пальмой Бен-Ладена? – усмехнулся Горыныч.
-Смешного мало! – не принял шутливого тона Косарев. – Вчера утром, то есть тридцать семь часов назад у берегов Калифорнии появилась японская эскадра.
-Что, та самая? Из вашего мира? – уточнил Горыныч. Косарев кивнул. – Странно! Почему только сейчас? Где их так долго носило?
-Ты забыл, что из-за нашей деятельности между «базовым» и «бета-миром» образовался разрыв во времени, - объяснил я. – Помнится, после Африканского рейда я с группой товарищей посетил родную реальность, чтобы подготовиться к вербовке Ушакова.Уже тогда разрыв составлял больше двух недель!
-Это как раз понятно! – покачал головой Горыныч. – Но тогда почему наш крейсер появился здесь раньше японцев? Стартовали мы с ними из одного мира.
До меня медленно дошло. Чтобы сумбур в голове уступил место порядку, я стал мысленно раскладывать информацию по полочкам. Значит так, первоначальный разрыв составил около двух недель. Столько времени ушло на подготовку и проведение Африканского рейда. Потом мы перешли в семнадцатый век, и проваландались там больше месяца. Но это время не в счет. Затем мы снова вернулись в «бета-мир». Так, подготовка к первому космическому полету, сам полет и прочее – неделя. Затем подготовка ко второму полету, полет, поиск и бой с чужаками – ещё две недели. Хотя сам бой много времени не занял. Действительно, мы должны были прибыть гораздо позже японцев, а появились на несколько дней раньше! Чудеса какие-то! В принципе, всё происходящее с нами и так невероятно, но это событие вырывается из стройного логического ряда! Эх, спросить быоб этом моего двойника, он на таких парадоксах собаку съел! Но в данный момент связь с Сергеем технически невозможна.
-А сколько нам осталось до посадки? – спросил я.
-Собственно до выхода на околоземную орбиту – восемнадцать часов, - ответил Косарев. – А дальше – по обстоятельствам!
-Надеюсь, за это время с японской эскадрой будет покончено и нам не придется садиться в гуще сражения! – сказал я.
-Нам то что! – сказал Косарев. – Крейсер может в разгар Третьего Джихада сесть! А вот нашим друзьям на Земле будет несладко! Или их вообще в море не выпустят, или встречать нас придется под перекрестным огнем!
-А, по-моему, появление японцев – отличная дымовая завеса! – сказала Маша. – Пока американцы будут гоняться за японцами, мы проскочим в сторонке! Надо только будет заранее очистить орбиты над местом посадки от спутников-шпионов!
-Маша! Вы в очередной раз меня поражаете! – восхищенно глядя на мою жену, сказал Косарев. – Отличная мысль, вам бы в генштабе работать!
-Может быть, ещё и поработаю! – слегка зардевшись от комплимента, сказала Маша.
Заняв околоземную орбиту, мы несколько часов приглядывались и прислушивались. Одновременно с этим наши «Метеоры» очищали пространство от спутников.
Бортинженеры сумели настроиться на все основные новостные каналы мира. В эфире царил совершенный бардак. Обычные программы то и дело прерывались экстренными выпусками. Неслыханная трагедия потрясла мир не меньше чем «одиннадцатое сентября», хотя и немного по другому поводу. Несмотря на то, что количество жертв в несколько раз превысило Нью-йоркский теракт, мировая общественность больше удивлялась самому факту появления странных кораблей. Невзирая на вопли и заламывание рук, сочувствие к американцам в этот раз было гораздо меньше. То ли устали от постоянных нападок на США, то ли устали от самих США. Бурные проявления гнева со стороны американцев и вялое соболезнование остальных занимали газетные полосы и новостные каналы. Джордж Буш-младший отчаянно призывал всех вдарить по кому-нибудь, но единственной подозреваемой оказалась Япония, которая в кратчайшее время сумела отпереться по всем статьям. О том, что эта акция организована ими, заявили сразу несколько террористических организаций. Им, разумеется, никто, кроме американцев не поверил. Можно тайно создать террористическую армию, но нельзя создать террористический флот.
Американские военные бодро докладывали, что почти все корабли агрессора уничтожены. Но нам то сверху было прекрасно видно, что бой всё ещё продолжается. Но к исходу дня над Тихим океаном начался шторм. Поверхность скрылась под облачным покровом. Гравилокатор тоже показывал всякую ерунду – магнитное поле родной планеты словно взбесилось. Связь со спасательной командой тоже прервалась. Но незадолго до этого Шевчук сообщил, что уже ждет нас на заранее выбранной точке. Это место, возле Маркизских островов, находилось гораздо южнее существующего ТВД.
Поскольку создались все условия для максимально скрытой посадки, Косарев решился. Все снова заняли места в противоперегрузочных танках. «Аврора» стал плавно гасить скорость, постепенно погружаясь в атмосферу. Посадка такого огромного корабля требовала мастерства всего экипажа. Крейсер снижался кормой вперед, тормозя основными двигателями. Это положение могло сохраняться до самого контакта с поверхностью. Разворачиваться, подобно «шаттлам» ему не требовалось.
Голос капитана «Авроры» в наушниках через равные промежутки объявлял высоту. Посадка проходила в штатном режиме. Вскоре выяснилось, что по Маркизским островам мы промахнулись. Точка приводнения пришлась немного западнее архипелага. На полпути к атоллу Каролайн.
Когда вокруг лежавшего на поверхности воды корабля разошлись густые клубы пара, оператор дал на мониторы картинку с наружных камер. Ничего интересного, погода какв Москве в конце октября. Темно-свинцовые тучи висели прямо над головой. Из них, охлаждая обшивку лился сильный дождь. Море вокруг было пустынным. Да и кто полезет сюда во время такого шторма.
На наше счастье, к вечеру ураган стал стихать. Половина экипажа мучилась морской болезнью. От этой напасти не спасали даже коконы. «Аврора», хотя и напоминал внешнеподводную лодку, но с мореходными качествами у него было не очень. Вернее совсем никак! А погружаться на глубину капитан Голосов не захотел, сославшись на слишком маленькие запасы «топлива». Их бы хватило теперь только на один взлет. Да, вокруг был целый океан воды, но плазменным двигателям подходит только дистиллированная.
Вместе со штормом утихла и магнитная буря и мы наконец-то связались с Шевчуком. Арендованный им филиппинский сухогруз «Лабор», водоизмещением три тысячи тонн, благополучно пережил непогоду. Узнав, что мы промахнулись на восемьдесят миль, Андрюха поспешил на помощь, насколько позволяли старые дизеля его посудины. Судя по отдельным, полуматерным возгласам Шевчука, парадный ход его галоши составлял всего пятнадцать узлов. Наши фрегаты под парусом и то быстрее ходили.
Худо-бедно, но к полуночи «Лабор» встал рядом с «Авророй». Мы стали вылезать наружу, преодолевая стоящие вертикально палубы. Я поднялся на борт сухогруза в первой десятке. Сделать это было достаточно просто, крейсер возвышался над судном метров на десять, а уж в длину превышал обшарпанного «торговца» раза в три. На полубаке стояло несколько моряков. Настоящий интернационал. Здесь были и китайцы и филиппинцы с малайцами, и пара индусов. На крейсер они взирали с олимпийским спокойствием, явно принимая его за подводную лодку. А вот выгрузка с такой лодки группы людей, тайно, глубокой ночью… Видимо в этих местах случалось и не такое, раз экипаж сухогруза не проявляет эмоций.
Андрюха Шевчук, обнимавший всех прибывших по очереди, добрался и до меня.
-Черт! Серега! Как я рад вашему возвращению! – крикнул друг, хлопая меня по плечам, словно проверяя на прочность. – Хорошо то, что хорошо кончается!
-Не уверен, что все закончилось, - охладил я порыв Шевчука. – Вот когда мы будем в Москве… Давай по быстрому разгрузимся и отвалим!
-Щас все сделаем, Серега! Не волнуйся! Эй, чиф! – Андрюха жестом привлек внимание худого, жилистого мужика в белой фуражке с «крабом». Мужичок имел европейскую внешность. – Старший помощник этой лоханки, - представил моряка Шевчук. – Серега, у меня с аглицким нелады, так ты сам скажи ему, чтобы начинал погрузку! Вещей то у вас много?
-Да, нет, не очень! – ответил я, передавая старпому приказ. Чиф молча кивнул, отошел в сторону и стал гонять матросов отрывистыми, лающими командами.
Эвакуация пошла своим чередом. Вскоре на сухогруз перебрались все десантники и половина экипажа. Косарев и Голосов уже переговаривались с прибывшими разведчиками. Капитан «Авроры» сжимал в руках небольшой черный кейс. В нем были инфокристаллы с записями нашей экспедиции. На крейсере распахнулись створки ангарной палубы. Оставшиеся на борту стали поднимать из недр корабля «Метеор». Эйвазов зычным голосом расставлял своих казаков по палубе.
Через пару часов с погрузочно-разгрузочными работами было закончено. На борт «Лабора» перенесли снаряжение и оборудование, необходимое в дороге, а также личные вещи экипажа и десантного наряда. Дежурными на крейсере добровольно остались четыре человека, в том числе Антон Крюков. На «Авроре» заполнили пустой грузовой трюм, космолет принял вертикальное положение и кормой вперед пошел на дно. Глубина в этом месте была метров пятьсот. Прошло минут пять и с крейсера доложили, что твердо стоят на грунте. Теперь чтобы поднять крейсер, нужно всего лишь запустить ходовые двигатели. Я представил себе зрелище вылетающего из под воды космического корабля, похожего на гигантскую ракету, запущенную с подводной лодки. Это должно было смотреться потрясающе! Не дай бог, здесь в этот момент окажутся посторонние зрители, обделанные штаны им обеспечены.
К рассвету мы отошли от места укрытия «Авроры» миль на сорок. Дождь закончился, небо начало проясняться. Сухогруз, скрипя расхлябанным набором корпуса, бодро пер на запад, держа «огромную» скорость в десять узлов. Я с Олегом стоял на юте, возле укрытого брезентом «Метеора». Мы молча покуривали, наблюдая как точно в створе кильватерной струи вылезает из-за горизонта солнце. Картинка была настолько мирной и идиллической, что я почти с возмущением поднял голову вверх, на звук пролетающего самолета.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.