read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Как богатела? - не поняла я.
- Может быть, ты помнишь, в одну из зим начала шестидесятых Москва была
завалена апельсинами? Они продавались на каждом углу. Говорили, что они из
Марокко, но на каждом была маленькая этикетка "Яффо".
- Нет, дорогой, я тогда еще не родилась, но я помню другое - об этих
апельсинах недавно рассказывал Жванецкий по телевизору. Он работал в
Одесском порту и, там они "грузили апельсины бочками". И про наклейку
Жванецкий говорил.
- А знаешь, откуда в стране вдруг оказалась такая пропасть апельсинов?
- Не знаю. Может, был какой-то контракт, обмен на нефть?
- Обмен действительно был, но не на нефть, а на земли. Ты конечно,
знаешь, что в центре Иерусалима есть Русское Подворье. Это издавна была
российская территория. Когда на святую землю прибывали русские паломники,
они находили кров и отдых в странноприимном доме. Эта традиция существовала
всегда. У католиков были монахи-госпитальеры, у православных - Русское
подворье. А Хрущев продал это историческое место Израилю за пять миллионов
долларов. И взял не деньгами, а апельсинами. Но эту сделку держали в тайне,
поэтому апельсины с наклейкой "Яффо" стали называться марокканскими.
- А о чем сожалел твой отец?
- В начале века в Прибалтике, Западной Украине и Белоруссии, то есть
там, куда советская власть пришла в сороковых годах, среди богатых евреев
существовало движение - покупать земли в Палестине. Не жертвовать
безвозмездно, как это делал барон Ротшильд, а именно приобретать во владение
для себя и своих детей. По тем временам это была такая же утопия, как сейчас
идея покупать земельные наделы на Луне. Они не были сионистами, не
собирались бросать насиженные места в Вильно или Львове и ехать в Палестину.
Но участки продавались недорого по сравнению со стоимостью земли в Европе и
можно было позволить себе выкинуть часть денег на авось. Хотя, видимо,
простому сапожнику или портному это было не под силу.
Мой отец в то время работал еще и с тайными архивами, вывезенными
энкавэдэшниками с оккупированных немцами западных территорий. Он прекрасно
знал немецкий язык и даже бабушке, своей теще, бывало отвечал по-немецки,
когда она говорила на идише. Поэтому работу с архивом поручили ему. Среди
бумаг германского штаба ему попалась папка с надписью "Бейтар". Она резко
отличалась от других. И документы, находившиеся в ней, были написаны не
по-немецки, а по-английски. Он забрал дело домой, чтобы разобраться с ним на
досуге, ведь он не знал толком английского. Там были собраны документы,
относящиеся к покупке земли в Израиле - купчие крепости, закладные, расписки
и многое другое. И вдруг отца вызвали к начальству и поставили в
известность, что он должен сдать дело в архив, а сам, в связи со
сложившимися обстоятельствами, обязан подать прошение об отставке. Отец так
возмутился, что его бесцеремонно отстраняют и от дела, и от работы, что
забыл о том, что именно эту папку оставил дома. Так она и пролежала у нас
многие годы. А когда мы собрались в Израиль, мама взяла папку с собой в
память об отце. Он же недолго прожил после этого. Уволившись, он пару лет
преподавал физкультуру в ПТУ, а потом и вовсе не работал - у такого
здоровяка оказалось больное сердце. Второй инфаркт свел его в могилу.
Он был идеалистом. Это сейчас люди, которым принадлежало имущество в
Прибалтике, возвращаются и требуют свое. А тогда об этом невозможно было
подумать. Отец был как Верещагин: "За державу обидно", вот он и хотел
вернуть Союзу земли, как реванш за проданное Хрущевым Русское подворье.
- Должна тебе признаться, - сказала я Денису. - Когда я искала твои
документы, эта папка попалась мне на глаза, и я принесла ее домой.
- Зачем? - удивился он, - Там просто старые бумажки с переводами отца.
Мы храним их как память, и все.
- Конечно, это некрасиво, но есть две причины, почему я так поступила.
Первая - нельзя держать ключ на виду. Мне сказала ваша соседка, что вчера
какой-то парень стучался к вам в дверь и назвался твоим другом. - Я хотела
сказать, что это мог быть мой бывший муж, но что-то меня остановило.
- А вторая причина?
- Я очень любопытная, и у меня это получилось совершенно машинально.
Прости.
Денис не успел сказать, что он думает о моем поступке, как вдруг
неожиданно подал голос мой сотовый телефон.
- Алло, Валерия, это ты? - мы с Денисом услышали из переговорного
устройства взволнованный голос Элеоноры.
- Да, добрый день, - ответила я.
- Я звоню из автомата. Где Денис, вы узнали что-нибудь?
- Мама, не волнуйся, я в машине Валерии. Почему ты звонишь не из дома?
- Телефонный шнур перерезан. Кто-то был у нас в квартире. Все
разбросано, перевернуто, исчезли твои документы, доллары и папка отца. И еще
новые джинсы.
- А записка? Вы нашли записку на комоде? - у меня в душу закралось
нехорошее подозрение.
- Никакой записки я не видела. Денис, когда ты вернешься? Это правда,
что тебя ищет полиция?
- Да, мамочка, правда. Не волнуйся. Я еду к тебе. Сиди дома и жди нас,
полицию не вызывай. Рядом с компьютером лежит коробка с надписью "модем".
Там короткие телефонные провода. Замени, а я позвоню, проверю. Только забери
ключ из шкафчика на лестнице.
- Там нет ключа! Приезжай, я не нахожу себе места.
- Закрой защелку на двери и никому не открывай! Ты поняла? Никому,
только нам!
Развернувшись, я направила машину в обратную сторону. Ну и хорошо, я
все равно не хотела, чтобы он улетел.
- Знаешь, - Денис внимательно посмотрел на меня, - кажется, твое
любопытство спасло нашу папку. Кстати, где она?
- Засунула ее между дашкиными кляссерами.
- Молодец! - восхитился он. - прямо Эдгар По!
Я посмотрела в зеркало заднего обзора. За нами, не отставая, катил
вишневый "шевроле-кавалер", который я приметила еще по дороге в аэропорт.
- Послушай, - сказала я Денису, - тебе не кажется, что за нами хвост?
Этот "кавалер" ехал за нами сначала в одну сторону, а сейчас снова.
Денис нахмурился:
- Лерочка, тебе не кажется, что сейчас самое время звонить твоему
Михаэлю?
- Тогда набери номер.
Не отрывая взгляда от дороги, я продиктовала Денису номер сотового
телефона следователя и через несколько томительных секунд услышала как
всегда спокойный голос Борнштейна:
- Слушаю.
- Михаэль, это Валерия, шалом. Мне трудно говорить, так как за мной
гонятся, скорей всего, бандиты.
- Где вы находитесь? - что мне нравится в Михаэле, так это то, что он
знает, когда есть время на расспросы, а когда его нет.
- Мы с Денисом едем в Ашкелон по дороге из аэропорта. Бордовый
"шевроле-кавалер" преследует нас около сорока минут.
- Номер машины?
- Мне не видно.
- Я звоню в патрульную службу, - он отключился.
Через несколько километров мы заметили дорожный патруль. Инспектор
пропустил нас, а "кавалеру" приказал остановиться. "Ура!" - закричали мы
оба, но нашу радость прервал телефонный звонок.
- Валерия, - голос служителя закона был бесстрастен, - когда вы будете
в Ашкелоне?
- Через полчаса.
- Я жду вас в своем кабинете через тридцать пять минут.
Денис смотрел на меня. Всем своим видом он олицетворял пословицу: "Дай
черту палец - он руку откусит".
- А что делать? - сказала я в ответ на его молчаливый протест. - Все
равно, рано или поздно, но пришлось бы рассказывать, как все было.
- Ты знаешь, - Денис печально посмотрел на меня, - у меня такое
состояние, как перед операцией. Скорей бы это все закончилось. А посадят или
нет - это уже второй вопрос.
- Не дрейфь, - сказала я бодро, - Михаэль отличный мужик, он все
понимает.
Минут через сорок я входила в знакомый кабинет в конце унылого
коридора. Денис шел за мной. Нас ожидал неприятный сюрприз: вместо Михаэля
за столом сидел грузный смуглолицый мужчина в полицейской форме, лет сорока
восьми.
- Здравствуйте, - растерянно пробормотала я, - а где следователь
Борнштейн?
Хорошо, что у меня хватило ума не назвать его Михаэлем.
- Садитесь, - сумрачно сказал полицейский. - Меня зовут Нахум Анкори, и
я веду дело об убийстве иностранной гражданки Татьяны Барминой.
Оглянувшись на Дениса, я поняла, что ничего хорошего он от этой встречи
не ждет.
- Ваши имена и документы, - следователь посмотрел на нас, и я протянула
ему свой паспорт. Денис не сдвинулся с места.
- Ваши документы, - повторил он, выжидающе глядя на моего спутника.
- Они остались в номере отеля "Дан-Панорама", - Денис смотрел на пол.
- Так, - протянул следователь, заглянув в мое удостоверение личности, -
а вы, значит, Валерия Вишневская?
- Да.
- И кем вы ему, - он подбородком указал на Дениса, - приходитесь?
- Подругой...
- Понятно, - с непонятной интонацией сказал он. - Если вы только
подруга, то можете идти. А он останется.
- Никуда не пойду, - попыталась я протестовать, - он ни в чем не
виноват, и я...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.