read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- ...И спас этим тысячи и тысячи невинных. Боюсь только, если б я велел перебить вдесятеро больше просто так, не ради уничтожения Ключа - ты бы тоже согласился. Сделай и сейчас, что я говорю. Подари Уладу Савмат. За это он отдаст тебе не только твою девушку.
Навко хотел возразить, но темная фигура медленно встала. Что-то, напоминающее руку, простерлось над его головой:
- И не спорь! Опасно спорить с рахманами. А сейчас - спи! Я отгоню душу Баюра.
Неведомая сила отбросила назад, обволокла, лишая воли, не давая открыть глаза. И тут же накатило темное забвение. ...Баюр в эту ночь не тревожил его. Навко видел во сне Падалку - растерянную, жалкую, не похожую на себя. Девушка плакала и все просила своего "газду" не убивать ее, бедную холопку. Ведь она, Падалка, ничего плохого "газде" Ивору не сделала, просто любила его, как могла. А то, что просила иногда помочь, так в этом ничего плохого нет, просто лестно ей было такого видного парня ласкать и беседы с ним умные вести. Навко хотел успокоить ее, объяснить, что у него и в мыслях такого нет, но Падалка все плакала, и наконец Навко сообразил, что держит в руке нож - тот, которым зарезал Баюра. Он хотел его бросить, но рукоять словно приросла к ладони...
Наутро Навко с трудом заставил себя дождаться Кобника. Суетливый чаклун был ему уже не нужен, более того, опасен. Мелькнула даже мысль сделать так, чтобы Лантах замолчал навеки. Колдун помогал Рыжему Волку, теперь собирается помочь Уладу. Он предатель, и кроме того, слишком много знает о палатине Иворе. Но вспомнился Ямас, и Навко решил не трогать Кобника. И тут же поймал себя на мысли, что вновь готов убить человека. Впрочем, какого человека? Жалкого предателя! Повстанцы давно повесили бы его на осине!
Кобник прибежал весь запыхавшийся, долго пил воду, а затем торжественно вручил Навко маленькую круглую шкатулочку. Навко удивленно повертел ее в руке. В таких красны девицы румяна держат! Все еще удивляясь, открыл - и поразился еще более. Там лежала нитка - тонкая, но длинная.
- Это что? Приворотное зелье? Кобник покачал головой:
- Зелье пить надо, не каждому зелье в чашу нальешь! Эта нить кровью пропитана, словами заговорена, самим Извиром притоптана! Когда увидишь ту, что люба тебе, то нить эту узлом завяжи, да о своей зазнобе подумай. И пока узелок тот будет, дотоле и любить она тебя станет. Развяжешь узелок - и любовь пройдет! Только нить не сжигай, не рви, не выбрасывай! Нить эта теперь ее душу держит...
Навко удивился, а потом едва сдержал смех. Ну и выдумал, чаклун! Какая-то нитка! Но спорить не стал, а поблагодарил и достал из-за пояса кошель.
Но Кобник замахал руками, уверяя, что серебра ему от господина Ивора не нужно, а нужно ему, чтобы тот поклонился от него Кею Уладу. Поклонился низко-низко и попросил бы у Кея для него, Кобника, село. Небольшое, дворов на десять. Но в том селе чтобы для него, Кобника, дом был, да жили там не селяне вольные, с которых спроса нет, а холопы, и чтобы на тех холопов была на него, Кобника, дарственная составлена. И чтобы было там девок пригожих две, еще лучше - три. И село это должно быть не в земле волотичей, где его, Кобника, злые люди очень-очень обидеть хотят, а под городом Савматом, а ежели нет, то в Валине. А больше ему, Кобнику, и не нужно ничего, и серебра не нужно, и Коростеня, который он по дурости у Кея Сварга выпросил...
И вновь Навко едва не засмеялся. Верно чаклун себя ценит! Хотя и село для такого - много. Жаль, Уладу нельзя рассказать правды! Похоже, Лантах что-то почувствовал, поскольку заспешил, засуетился и достал из-под старой рассохшейся лавки мешок.
- Вот! Вот! Это я для Кея! Для Кея Улада! Скороговорка чаклуна стала совсем неразборчивой, и Навко с трудом уловил, что "это" Кобник нашел как раз в той могиле, где Кей Порей в котле лежит. Лежит - не мертвый, не живой, часа своего дожидается. А час его придет, когда Великая Битва настанет, и братья Куры вновь на братьев Пандов пойдут. И для битвы этой Кей Порей бережет оружие всякое. Иное и в руки взять страшно, но "это" он, Кобник, взять не побоялся, потому как не для себя, а для Кея Улада. А он, Кобник, Кею Уладу слуга верный, только бы Кей про село не забыл, и господин Ивор не забыл...
Про село Навко понял, а насчет всего остального только головой покачал. Между тем Кобник торжественно выложил из мешка что-то непонятное, ржавое и очень грязное, после чего с торжеством во взоре повернулся к Навко:
- Вот, вот, господин Ивор! Изволь, изволь взглянуть!
Пришлось заняться находкой. Навко отогнал суетящегося Кобника в сторону, чтоб свет не закрывал, и осторожно взялся за тяжелый железный брусок. Нет, не брусок - две пластины, поперек - еще одна, сбоку - ворот... Ко всему этому приставлялось что-то деревянное, но от дерева осталась лишь труха. Навко попытался понять: ворот, конечно, для того, чтобы его крутить. Очевидно, тут была тетива... Да это же самострел! Навко недоуменно взглянул на Кобника, но решил не спешить. Чаклун все-таки неглуп и не станет дарить Кею такое.
Самострел был странный. Прежде всего Навко попытался представить стрелу. Нет, стрела не войдет - или она должна быть очень короткой и толстой. Взгляд скользнул по лавке, где лежал пустой мешок. Там было еще что-то - небольшое, круглое. Навко взвесил в руке странный предмет. Шарик - но не круглый, как показалось, а продолговатый, вроде капли. И очень тяжелый - не железо, но и не золото. Неужели этим стреляли? Но ведь такая капля недалеко улетит!
Кобник продолжал толковать что-то про Кея Аргаджуна да про Кея Рамая, которым боги оружие даровали, да не простое, а божественное, и что оружие то спрятано по сей день, а вот как найти его, про то он, Кобник, не знает, но узнать попытается. Навко криво усмехнулся: Ямас, похоже, не откровенничал с братом. Железный самострел не удивил, но, подумав, Навко решил прихватить его е собой. Вдруг пригодится!
Прощаясь с Кобником, Навко на всякий случай предупредил, дабы тот и думать забыл покидать свой зимовник. Встречаться чаклуну с Уладом нельзя, иначе тот может сболтнуть о Ямасе. Для верности Навко рассказал о десятке конных повстанцев, которые заехали погостить в деревню. Кобника задергало от страха, а Навко прикинул, что одного из этих парней следует немедленно послать к Велге. Правительница должна знать о мятеже в Савмате. И вновь странная мысль посетила его: кому все же он, Навко-подкидыш, служит? И кого предает?
Уже у самого порога он остановился. Что-то не давало покоя. Не будущая встреча с Уладом, не Велга и даже не Алана. Еще одна мысль, даже не мысль - мыслишка. Странненькая мыслишка. И страшненькая. Навко обернулся и самым наивным тоном поинтересовался у хозяина, правда ли, что не всякого чаклуна можно убить. Кей Улад очень интересовался - Сваргу, как говорят, служит один злой колдун.
Кобник взволновался чрезвычайно. Он задергался, закивал пегой бородкой. Посыпалась привычная скороговорка. Да, да, да, господин Ивор прав. Чаклуны, конечно, тоже люди, но сильный чаклун о себе заботится, себя бережет. Он и удар заранее почувствует, нож в сторону отведет, и стрелу отведет, и меч. А нужен против злого чаклуна нож не простой, а заговоренный - на крови заложной да на свежей могиле, а иначе злого чаклуна никак не убить. И доброму-доброму Кею Уладу надо заранее озаботиться, ибо дело это долгое, дело это опасное...
Навко, все еще колеблясь (уж больно страшноватой была мыслишка), не спеша достал из-за пояса нож, бросил его на стол и, кивнув на прощание, вышел не оглядываясь.
Валин встретил его шумом. На улицах и площадях собирались толпы, люди громко разговаривали, даже кричали, вовсю шла бойкая торговля. Навко прислушался и понял: война! Кей Улад собирает войско. Точнее, войско уже собрано, оно стоит в лесах за Валином, но Кею нужны новые кметы, и в город со всех сторон сходились молодые парни - со всей земли улебской. Во дворце же с утра собрались валинские дедичи и о чем-то беседуют с наместником. О чем - говорили разное, но все соглашались, что не иначе - о войне.
Все оказалось правдой. Встреченный у входа во дворец Лапак, дыхнув перегаром, доложил, что совет идет уже не первый час, в Кеевы покои никого не пускают, даже страже ведено уйти. Навко немного подумал и рассудил, что сейчас к Уладу идти не стоит. Длинные бороды валинских дедичей, носивших, как и Антомир, большие лохматые шубы даже в летнюю жару, его раздражали. В толпе разговора с Кеем не будет, кроме того, Навко скакал всю ночь, все утро и здорово устал.
Не успел он зайти и сбросить плащ, как в дверь постучали. Даже не постучали - поскреблись. Навко вздохнул - от Падалки не спрячешься!
- Ты приехал! Ты вернулся, мой газда! - девушка даже засмеялась от радости и деловито принялась снимать с Навко сапоги. Затем помогла умыться, переодеться и принесла свежего кваса. Навко глядел на суетящуюся Падалку и думал, что девушка всем хороша - красива, умна, его любит. Холопка? Так ведь и он из холопов! И страшная мысль вновь посетила его, но уже не во сне, а наяву. Зачем ему Алана? Что ему надо от девушки? Может, ей с Упадом и не так плохо. Может, совсем неплохо...
Падалка между тем рассказывала "своему газде" новости. Несмотря на усталость, Навко заставил себя слушать. Впрочем, ничего тревожного не было. Прожад уехал к войску. Кей Улад несколько раз спрашивал, не вернулся ли палатин Ивор, да не просто спрашивал, а с нетерпением. Об Алане известно лишь, что в последнее время девушка грустна, а вот отчего, никто не знает. Переспрашивать Навко не решился.
- Ты устал, газда! - Падалка покачала головой и принялась взбивать подушки. - Сейчас ты будешь спать. А потом я зайду к тебе, и ты будешь любить меня всю ночь...
Навко не возражал, но сейчас хотелось спать, и он махнул рукой, прося оставить его в покое. Но Падалка не ушла. Сев рядом, она стала гладить Навко по голове, приговаривая, что ее "газда" сейчас уснет, будет видеть хорошие сны и проснется веселым. Голос девушки становился все тише, все дальше, и вдруг послышался другой - громкий и немного удивленный:
- Ивор?! Т-ты уже вернулся? Чолом! Сон сгинул. Навко открыл глаза, привстал, затем вскочил, накидывая плащ:
- Чолом, Кей!
- Мне д-доложили, что ты вернулся... Но я, кажется, помешал? Кто ты?
Последнее относилось к Падалке. Побелевшая от страха девушка еле слышно пробормотала свое имя. Похоже, Кей не расслышал, но переспрашивать не стал.
- Мы можем п-поговорить сейчас, палатин? Или тебе надо отдохнуть?
Улад улыбался, и Навко понял, что у Кея хорошее настроение. Он улыбнулся в ответ:
- Отдохну потом. Падалка!
Девушка, испуганно поглядев на Кея, поклонилась и поспешила исчезнуть. Улад проводил ее взглядом:
- Завидую! А я и не знал, что у меня служат такие к-красотки... Почему ты не пришел сразу ко мне?
- У тебя было слишком людно, Кей. Улад кивнул:
- Д-да... Пришлось кое-кого д-долго уговаривать... Ну что?
Навко на миг задумался. С чего начать?
- Можешь начинать поход, Кей! Велга не уйдет из-под Коростеня.
- Что? - Улад даже привстал. - Она... Навко усмехнулся:
- Она не прочь, чтобы ты повоевал с братом. А наш хитрый план поможет ей уговорить остальных...
- От-ткуда знаешь?
Навко не стал ждать, пока жадный интерес В глазах Кея сменится настороженностью.
- У Антомира есть свой человек среди мятежников. Это сотник Навко, он наш бывший холоп. Велга ему верит.
Собственная выдумка была хороша. Всем хороша - даже тем, что врать приходилось всего лишь наполовину.
- Т-так... Значит, ведьма не д-двинет войска? Но это же прекрасно, Ивор!
Улад был доволен - очень доволен, и Навко даже подумал, не оставить ли остальное про запас. Нет, нельзя!
- Это еще не радость, Кей! Кобник... Он выждал миг, пока лицо Кея застынет в напряженном ожидании, и вновь улыбнулся:
- Когда твои... наши войска подойдут к Савмату, в городе начнется мятеж. Твой брат отдаст столицу без боя. У Кобника оказались хорошие друзья...
Наступило молчание - томительное, невыносимо долгое. Наконец Улад встал:
- Я сд-делал т-тебя палатином и подарил несколько сел, Ивор сын Ивора. Я б-был слишком скуп - и слишком недальновиден. Что ты хочешь, говори!
Это был миг, которого Навко ждал все эти недели. За Савмат Кей отдаст правую руку. Осталось лишь попросить. Всего два слова: "Отпусти Алану!". Всего два слова...
- Сочтемся позже, Кей! В Савмате. Награждают после победы.
Голос - собственный голос - донесся словно издалека. Навко не поверил - он сказал такое? Не попросил, не воспользовался счастливым мигом? И тут же понял: вместо него ответил другой. Ивор сын Ивора, знающий, как разговаривать с сильными мира сего.
Улад медленно прошелся к окну, поглядел на яркое солнце, пробившееся в этот день из-за туч, прищурился и покачал головой:
- Как ты меня назвал?
Вначале Навко не понял, потом испугался, но вдруг его осенило:
- Прости, Светлый! Извини своего забывчивого слугу!
Улад шагнул ближе и внезапно обхватил Навко за плечи:
- А ведь это т-ты первый назвал меня Светлым, Ивор! Помнишь? Я не забыл... Завтра на п-площа-ди перед дворцом я при всех заявлю о своих правах. Я м-молчал, пока был жив Рацимир, но Сварг - б-братоубийца! Ему не м-место в Савма-те! Ты п-подашь мне меч...
Навко хотел переспросить, но Улад пояснил сам:
- Это часть об-бряда. Венец я надену в Савмате, но Кеев меч возьму в руки здесь. А т-ты станешь Хранителем Меча. Это высокий чин, Ивор! Очень высокий! Потом я тебе объясню... Не благодари - это не награда. Награда будет потом.
Разговор явно подходил к концу, и Навко заторопился:
- Кобник еще передал какой-то старый самострел, но его нужно починить... И я хочу назначить нескольких новых сотников.
- Назначай к-кого хочешь! - Улад махнул рукой. - Скажешь Прожаду, что я разрешил. С остальным тоже разберись, потом доложишь... Как т-ты думаешь, Прожад не слишком стар, чтобы командовать войском?
- Это не просто самострел, господин Ивор! Это гочтак.
Кошик осторожно поднял странный подарок Кобника и поднес к свету:
- Я читал о них. Их изобрели в далекой стране Чуго. Румы пытались завести такие у себя, но не смогли. Он слишком сложен, чтобы вооружить целое войско.
За пологом шатра шумели кметы. Только что закончился ужин, и лагерь медленно отходил ко сну, чтобы назавтра, с первыми лучами позднего осеннего солнца, выступить в поход. Половина пути пройдена - самая опасная. Впереди лежал Савмат.
Навко, то есть достопочтенный Ивор, второй палатин и Хранитель Кеева Меча, мог отдохнуть. Правда, и днем дел у него оказалось немного. Согласно давнему обычаю, второй палатин возглавлял передовой отряд, но Навко сразу же поручил все заботы Лапаку, которого еще в Валине сделал сотником. Несмотря на постоянный хмельной дух, Лапак прекрасно справлялся с делами, и у Навко оставалось достаточно времени, чтобы заняться чем-нибудь иным. Например, побеседовать с Котиком, новым десятником, который, правда, не имел в подчинении ни одного кмета, зато состоял непосредственно при палатине.
- Так что, выбросить? - лениво поинтересовался Навко.
- Зачем же? Зачем выбрасывать, господин Ивор? - Кошик заволновался и чуть не уронил самострел на ковер. - Это очень, очень полезное оружие!
На десятнике Кошике теперь был богатый плащ, новенькие огрскиё сапоги и шитый серебром пояс. Негустые волосы аккуратно уложены и даже, как показалось Навко, слегка подкрашены. Правда, солидности это Кошику не прибавило, но на младшего конюха он уже никак не походил.
- Гочтак лучше обычного самострела, гсподин Ивор! Он стреляет шариками - круглыми или продолговатыми...
Навко вспомнил: точно, тяжелые, похожие на капли из какого-то странного металла.
- Эти шарики - они из "свиного железа" - можно заряжать по одному, а можно и сразу по пять. Гочтак очень трудно взводить, зато он далеко стреляет. Можно убить человека с пятисот шагов...
Навко недоверчиво скривился.
- За пятьсот шагов в человека попасть трудно. Почти невозможно!
- Господин Ивор прав, - усмехнулся Кошик. - Но здесь есть особый прицел. Эту железную палочку надо поднять...
Кошик принялся возиться с самострелом. Навко уже подумывал, не бросить ли это дело. Какие-то шарики, палочка, да ко всему еще и ворот! Но тут же вспомнил - пятьсот шагов! Если Кошик прав...
- Починить сможешь?
- Я? - парень удивленно мигнул. - Я - нет, но если мне помогут... Я знаю одного оружейника, он сейчас служит при господине Прожаде. Но нужна кузница, господин Ивор! Мы сейчас в походе...
Навко задумался. А вдруг пригодится?
- Впереди поселок. Я дам тебе сотню, остановишься на три дня. Починишь твой...
- ...Гочтак, - поспешил подсказать Кошик.
- И догонишь меня. Да, возьми...
При виде "волшебного колокольчика" Кошик покраснел, но на этот раз взял, не споря. Он явно успел оценить его звон.
Наконец с этим делом было покончено, и можно было позвать Падалку.
Навко и не собирался брать ее в поход. Но бойкая девица сумела устроиться в обозе, подмигнув одному молодому валинцу, поспешившему раскрыть на нее рот. Однако рот пришлось тут же закрыть - Навко, узнав, в чем дело, выдал парню гривну серебра и велел молчать. Падалку же, надрав ей уши, пристроил при кухне. Носить воду и топить котлы девушке не довелось. Днем она спала на телеге, а вечером приходила к своему "газде".
- Газда Ивор! Газда Ивор! Сегодня ты меня так поздно позвал!
Трудно было сказать, на самом ли деле девушка расстроена, или, как часто бывало, притворялась.
- Я знаю, я надоела газде Ивору! Когда я тебя ласкаю, ты закрываешь глаза и видишь вместо меня другую! Ты не хочешь меня так, как раньше!
Странное дело, но Падалка действительно начала его ревновать. Впрочем, Навко это только забавляло. Чтобы успокоить ее, он соизволил сообщить, что беседовал с Кошиком.
Услыхав это имя, девица внезапно хихикнула, начисто забыв о ревности:
- Ой, газда! А расскажу тебе о Кошике! Моему газде будет смешно! Когда ты дал ему серебро, еще в Валине, он позвал к себе Вилину. Она очень красивая, почти как я! Она потом рассказывала...
Падалка вновь хихикнула.
- Он позвал ее еще раз, но вышло еще смешнее. А затем он позвал к себе нашего поваренка. И теперь взял его с собой.
Вначале Навко не понял, зачем, а потом только головой покрутил. Ну, Кошик! Впрочем, это не его, Навко, дело.
- Моему газде не смешно? - расстроилась девушка. - Тогда может он посмеется сейчас? Только смеяться нужно тихо, очень тихо...
Падалка скользнула на ковер, присела рядом и зашептала в самое ухо:
- Об этом никто не знает. Кроме меня... Наш Кей... То есть наш Светлый, тоже кое с кем встречается...
Навко невольно вздрогнул. Улад взял Алану в поход, и несколько раз они с Навко виделись. Но поговорить не удалось. Девушка явно избегала его. После одной из таких встреч Навко, вспомнив о подарке Кобника, достал заговоренную нитку и завязал узел - как раз посередине. Ничего не изменилось, и он, хотя и не верил Лантаху, помянул чаклуна недобрым словом.
- Ой, моему газде и это не интересно! Но я все равно расскажу... Однажды Кей... Светлый ушел куда-то в лес. Один... Я любопытная, решила посмотреть... Гляжу, он там с парнем. Невысокий такой, в плаще...
Навко изумленно привстал, и девушка рассмеялась.
- Твоя глупая Падалка подумала о том же. Я тоже вспомнила Кошика. Но на самом деле я не глупая, я очень умная. Я стала следить... Этот парень снял шапку...
Ее шепот стал совсем тихим, еле различимым.
- Этот парень... Это Милена, дочка Бовчерода! Она переоделась парнем и поехала с войском! Понимаешь?
Милена? Навко смутно помнил ее - статная, белолицая, гордая. Выходит, крепко у нее с Уладом, если решилась на такое! И тут же Навко подумал, что Бовчерод богат - бессчетно. И сыновей у него нет...
- Так что мой газда может не бояться зеленоглазой Аланы. Наверное, Кей довезет ее до,Савма-та, а там прогонит. Выдаст замуж за какого-нибудь хромого старика и даст несколько гривен. Ну что, мой газда доволен?
Навко не ответил. Слишком неожиданной оказалась весть. Конечно, Алана должна была надоесть этому рыжему мальчишке. Милена, Бовчеродова дочка, не потерпит рядом холопки-пленницы. Значит, замуж за старика? Зря, выходит, Навко испугался и не попросил тогда, в Валине, отпустить девушку! Или не зря? Кей прогонит ее сам, но не простит, если в это вмешаются другие...
- Ой, я напрасно пришла к газде! - девушка расстроилась, на этот раз - по-настоящему. - Моему газде ничего не нужно - ни мои рассказы, ни я сама!
Навко покосился на Падалку, и тут в ноздри ударил знакомый запах ее кожи. Лениво подумалось, что девка все же неплоха. Даже хороша. Рука скользнула по ее крепкой груди, по круглым коленям...
- Я не буду шибко надоедать моему газде, - шепнула девушка, сразу забыв обиду. - Мой газда только немного приласкает свою Падалку. Я так скучаю без тебя, газда Ивор!
Навко прикрыл глаза и вдруг представил, что его обнимает не она, а Алана. Сама виновата, Па-далка! Подсказала.
С Уладом приходилось видеться каждый день. Правда, говорили, как правило, недолго. Кей был уже мыслями в Савмате и то и дело принимался рассуждать о том, что придется сделать, надев Железный Венец. При этом лицо Улада краснело, нелепые усики дергались, и заикался он сильнее обычного. Порою становилось просто смешно, и Навко уже в который раз думал, что без помощи Ямаса Рыжий Волчонок не увидел бы Савмата, как своих ушей. Разве такому справиться со Сваргом? Замысел рахмана становился понятным. Слабый сменяет сильного, а слабого легче уговорить - или заставить - поступать по-своему. А нет, так заменить - на еще более слабого.
Впрочем, в планах Улада ничего смешного не было. Он называл имена - много имен, совершенно не известных Навко. Дедичи, Кеевы мужи, тысячники, сотники - все, кто, по мысли Кея, излишне предан его братьям. Что ждало этих людей, Навко догадывался, но пропускал мимо ушей. Пусть сполоты рвут на части сполотов! Впрочем, Улад говорил не только о сполотах. Улебы, верные улебы, тоже успели навлечь на себя его гнев. В Савмате Кей намеревался свести счеты с некоторыми из длиннобородых. Бовчерода в их числе не было. Напротив, Улад как-то оговорился, что дедича надлежит приблизить, ввести в Совет Светлого и доверить ему Великое Палатинство. Улад понял, что Падалка не ошиблась.
Но особенно много Кей говорил о волотичах. Похоже, он начисто забыл о том, что палатин Ивор - тоже из их числа. План войны с Велгой становился все более подробным - и жестоким. О Правительнице Кей говорил с особенной ненавистью, заикаясь при этом на каждом слове. В такие минуты Навко жалел, что он сейчас не в войске Края. Впрочем, он дал себе слово не допустить похода на Коростень. Как - еще не знал, но почему-то верил, что это удастся. Улад его больше не пугал, скорее, вызывал легкое презрение.
Но была тема, которую Кей обсуждать не любил. Навко догадался быстро - Волчонок боялся Сварга. Он был почему-то уверен, что Рыжий Волк погибнет во время мятежа. Если же нет... Пару раз Навко специально намекал на это и с удовлетворением замечал, как губы Кея начинают белеть.
Войско шло дальше, и надежды Улада вполне оправдывались. Волотичи словно сгинули - холодный осенний лес был пуст и тих. Правда, через два дня войско догнал еле живой от усталости гонец, сообщивший, что отряд, перешедший границу на полночи, отброшен, а второй, шедший прямо на Савмат, окружен и разбит. Эта весть не расстроила, а, напротив, порадовала Улада. Все идет по плану, а до Савмата оставалось совсем немного - старая граница была в одном дне пути.
Чем ближе Савмат, тем тяжелее становилось на душе у Навко. Проклятый Баюр вновь стал тревожить его сон. Теперь он не упрекал, не смеялся - просто сидел у погасшего костра, мертвый, страшный, с распухшим синеватым лицом, к которому намертво присосались черные болотные пиявки. Но было понятно, о чем молчит проклятый предатель. Пока кметы Волчонка шли по земле волотичей, Навко еще мог оправдаться и перед Велгой, и перед собой. Он нужен здесь. Вдруг обезумевший от ненависти Улад повернет войска на Коростень? Ради этого - теперь Навко объяснял себе именно так - он не стал просить Кея отпустить Алану. Любимая должна понять - он, Навко, выполняет свой долг - ради Края, ради Седой Велги. Но скоро Савмат, а там сотнику Навко делать нечего. Он нужен в Коростене, чтобы подробно рассказать о планах Волчонка и вместе с другими быть готовым к отпору. Значит, надо уходить? А как же Алана? Рискнуть - и умчаться на быстрых конях по глухим лесным дорогам? Но захочет ли она?
Падалка то и дело спрашивала, отчего ее "газда" мрачен и неразговорчив. Улад отмахивался, и девушка все больше огорчалась. Однажды, к изумлению Улада, она пришла не одна, а вместе с подругой - девчушкой из обоза, имени которой Навко не запомнил. Девчушка - ей и четырнадцати еще не было - глядела на палатина с испугом, но, подталкиваемая Падалкой, поспешила сбросить платье. Навко опомнился и выгнал обеих. Вскоре Падалка вернулась одна, плакала, жалуясь, что ничем не может угодить "газде Ивору", хотя она по-всякому старается, а если что не так, пусть "газда Ивор" только скажет. Она, Падалка, готова и зелье сварить, и следок вынуть, и, если надо, ножом заговоренным врага зарезать. А взамен ей и не надо ничего - ни свободы, ни серебра, пусть лишь "газда Ивор" ее, Падалку, иногда приласкает.
Навко вспомнил, как поначалу побаивался этой девушки, и даже пожалел холопку. Чего ей, собственно, надо? Горячие ласки уже успели слегка поднадоесть, но Навко был готов расплатиться сполна. Даже не расплатиться, просто помочь. Он не Улад, и замуж за старика девушку выдавать не собирается. Он подарит ей село где-нибудь под Валином. Пусть живет себе хозяйкой, а он иногда в гости приезжать будет...
Видя, что Падалка действительно готова на все, он приказал девушке следить за Кеем. Когда тот вновь захочет повидаться с Миленой, он, Ивор, должен узнать об этом немедля.
Девушка тут же согласилась, даже не спрашивая, зачем это "газде". Навко и сам не до конца понимал. Может, догадывался, что такая весть подействует на Алану надежнее любой нитки с крепко завязанным узелком...
Падалка не приходила весь вечер, и Навко уже собирался лечь. спать, когда девушка неслышно проскользнула в шатер. Идем, газда! Увидишь.
Навко не стал спрашивать, что именно. Накинув плащ, он вышел наружу. Ночь была особенно темной, моросил мелкий дождик, а холод начинал пробирать до костей. Падалка молча тянула его куда-то за опушку. Навко накинул на голову капюшон, чтобы не оцарапать лица, и пошел вслед за Девушкой. Они пробрались через кусты, пробежали по узкой тропке, повернули налево, мимо огромных, поросших мхом, грабов. И снова кусты - густые, колючие.
- Тут... - шепнула Падалка.
Навко, жалея, что не надел перчатки, осторожно раздвинул колючие ветки. Поляна - маленькая, темная. На ней двое, на обоих - короткие военные плащи...
- Поговори с отцом, - послышался негромкий женский голос. - Поговори, ладо! Устала я...
- П-поговорю, - донесся знакомый голос Кея. - В Савмате. Сейчас нельзя.
- В Савмате другую найдешь...
Навко не выдержал и усмехнулся. Оказывается, и тут у Волчонка не все просто. Дочь Бовчерода, великого дедича - не бесправная пленница. Такую обижать опасно...
- Я об-бязательно п-поговорю, обязательно!
Голос Улада звучал просяще, виновато. Вспомнилось лицо Милены - красивое, гордое. Такая за себя постоять сможет! Наверное, думала, что Кей прямо в походе свадьбу сыграет. И ведь богата, как богата! И сыновей у Бовчерода нет...
Слушать дальше не имело смысла. Навко осторожно отпустил ветку и тронул Падалку за плечо. До лагеря шли молча. Когда они проскользнули мимо постовых, Навко кивнул девушке, чтобы шла к себе, и не торопясь направился в шатер. Хотел побыть одному, подумать. Все складывалось как-то странно. Как-то не так...
Светильник догорел, и в шатре было темно. Навко расстегнул фибулу, сбросил плащ - и замер. Он здесь не один. Кто-то был совсем рядом. Тьма скрывала все, но позднего гостя выдало дыхание.
- Поздно гуляешь, палатин!
Рука, уже сжимавшая рукоять кинжала, бессильно опустилась. По спине прошел холод, сердце замерло.
- Алана!
- Ты ждал другую, Ивор?
Страх сменился радостью. Перехватило дыха-дие, сердце рванулось, выпрыгивая из груди. Но тут же по голове словно ударило: "Ивор"! Почему Ивор?
- Алана, ты забыла, как меня зовут? Он тут же подумал, что зря заговорил об этом, но девушка ответила спокойно:
- Холопа Навко больше нет, Ивор! Тот бедный парень, что мечтал о свободе и обещал увести меня в Савмат, наверное, погиб. Был бы жив - спас бы свою невесту! Ты не знаешь, что с ним сталось, палатин?
Навко вытер холодный пот. Он хотел сказать о Велге, о секретном задании, но услышал свой собственный голос:
- Зачем же ты пришла, Алана?
- А ты не рад?
-Рад!
- Тогда молчи...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.