read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



да придет плот, на котором они отправятся в Доусон. Скит, маленькая сука
из породы ирландских сеттеров, быстро подружилась с Бэком - еле живой,
он неспособен был отвергнуть ее ласки и заботы. Скит, как и некоторые
другие собаки, обладала инстинктивным уменьем врачевать раны и болезни.
Как кошка вылизывает своих котят, так она вылизывала и зализывала раны
Бэка. Каждое утро, выждав, пока Бэк поест, она выполняла свои добро-
вольные обязанности, и в конце концов он стал принимать ее заботы так же
охотно, как заботы Торнтона. Ниг, помесь ищейки с шотландской борзой,
тоже настроенный дружелюбно, но более сдержанный, был громадный черный
пес с веселыми глазами и неисчерпаемым запасом добродушия.
К удивлению Бэка, эти собаки ничуть не ревновали к нему хозяина и не
завидовали ему. Казалось, им передалась доброта и великодушие Джона
Торнтона. Когда Бэк окреп, они стали втягивать его в веселую возню, в
которой иной раз, не удержавшись, принимал участие и Торнтон.
Так Бэк незаметно для себя совсем оправился и начал новую жизнь.
Впервые он узнал любовь, любовь истинную и страстную. Никогда он не лю-
бил так никого в доме судьи Миллера, в солнечной долине Санта-Клара. К
сыновьям судьи, с которыми он охотился и ходил на далекие прогулки, он
относился по-товарищески, к маленьким внучатам - свысока и покрови-
тельственно, а к самому судье - дружески, никогда не роняя при этом сво-
его величавого достоинства. Но только Джону Торнтону суждено было пробу-
дить в нем пылкую любовь, любовь-обожание, страстную до безумия.
Торнтон спас ему жизнь - и это уже само по себе что-нибудь да значи-
ло. А кроме того, этот человек был идеальным хозяином. Другие люди забо-
тились о своих собаках лишь по обязанности и потому, что им это было вы-
годно. А Торнтон заботился о них без всякого расчета, как отец о детях,
- такая уж у него была натура. Мало того, он никогда не забывал порадо-
вать собаку приветливым и ободряющим словом, любил подолгу разговаривать
с ними (он называл это "поболтать"), и беседы эти доставляли ему не
меньшее удовольствие, чем им. У Торнтона была привычка хватать Бэка обе-
ими руками за голову и, упершись в нее лбом, раскачивать пса из стороны
в сторону, осыпая его при этом всякими бранными прозвищами, которые Бэк
принимал как ласкательные. Для Бэка не было большей радости, чем эта
грубоватая ласка, сопровождаемая ругательствами, и когда хозяин так тор-
мошил его, сердце у него от восторга готово было выскочить. Как только
Торнтон наконец отпускал его, он вскакивал, раскрыв пасть в улыбке, и
взгляд его был красноречивее слов, горло сжималось от чувств, которых он
не мог выразить. А Джон Торнтон, глядя на него, застывшего на месте, го-
ворил с уважением: "О господи! Этот пес - что человек, только говорить
не умеет!.."
Бэк выражал свою любовь способами, от которых могло не поздоровиться.
Он, например, хватал зубами руку Торнтона и так крепко сжимал челюсти,
что на коже долго сохранялся отпечаток его зубов. Но хозяин понимал, что
эта притворная свирепость - только ласка, точно так же, как Бэк понимал,
что ругательными прозвищами его наделяют от избытка нежности.
Чаще всего любовь Бэка проявлялась в виде немого обожания. Хотя он
замирал от счастья, когда Торнтон трогал его или разговаривал с ним, он
сам не добивался этих знаков расположения. В противоположность Скит, ко-
торая, подсовывая морду под руку Торнтона, тыкалась в нее носом, пока он
не погладит ее, или Нигу, имевшему привычку лезть к хозяину и класть
свою большую голову к нему на колени, Бэк довольствовался тем, что обо-
жал его издали. Он мог часами лежать у ног Торнтона, с напряженным вни-
манием глядя ему в лицо и словно изучая его. Он с живейшим интересом
следил за каждой переменой в этом лице, за каждым мимолетным его выраже-
нием. А иногда ложился подальше, сбоку или позади хозяина, и оттуда наб-
людал за его движениями. Такая тесная близость создалась между человеком
и собакой, что часто, почувствовав взгляд Бэка, Торнтон поворачивал го-
лову и молча глядел на него. И каждый читал в глазах другого те чувства,
что светились в них.
Еще долгое время после своего спасения Бэк беспокоился, когда не ви-
дел вблизи Торнтона. С той минуты, как Торнтон выходил из палатки и пока
он не возвращался в нее, пес ходил за ним по пятам. У Бэка здесь, на Се-
вере, уже несколько раз менялись хозяева, и он, решив, что постоянных
хозяев не бывает, боялся, как бы Торнтон не ушел из его жизни, как ушли
Перро и Франсуа, а потом шотландец. Даже во сне этот страх преследовал
его, и часто, просыпаясь, Бэк вылезал, несмотря на ночной холод, из сво-
его убежища, пробирался к палатке и долго стоял у входа, прислушиваясь к
дыханию хозяина.
Однако, несмотря на великую любовь К Джону Торнтону, которая, каза-
лось, должна была оказать на Бэка смягчающее и цивилизующее влияние, в
нем не заглохли склонности диких предков, разбуженные Севером. Верность
и преданность - черты, рождающиеся под сенью мирных очагов, были ему
свойственны, но наряду с этим таились в нем жестокость и коварство дика-
ря. Это больше не была собака с благодатного Юга, потомок многих приру-
ченных поколений - нет, это был первобытный зверь, пришедший из дикого
леса к костру Джона Торнтона. Великая любовь к этому человеку не позво-
ляла Бэку красть у него пищу, но у всякого другого, во всяком другом ла-
гере он крал бы без зазрения совести, тем более что благодаря своей зве-
риной хитрости мог проделывать это безнаказанно.
Морда его и тело хранили во множестве следы собачьих зубов, и в дра-
ках с другими собаками он проявлял и теперь такую же свирепость и еще
большую изобретательность, чем раньше. Скит и Ниг были смирные и добрые
собаки, с ними он не грызся, - кроме того, это ведь были собаки Джона
Торнтона. Но если подвертывался чужой пес все равно, какой породы и си-
лы, то он должен был немедленно признать превосходство Бэка, иначе ему
предстояла схватка не на жизнь, а на смерть с опасным противником. Бэк
был беспощаден. Он хорошо усвоил закон дубины и клыка и никогда не давал
никому потачки, никогда не отступал перед врагом, стремясь во что бы то
ни стало уничтожить его. Этому он научился от Шпица, от драчливых поли-
цейских и почтовых собак. Он знал, что середины нет - либо он одолеет,
либо его одолеют, и щадить врага - это признак слабости. Милосердия пер-
вобытные существа не знали. Они его принимали за трусость. Милосердие
влекло за собой смерть. Убивай или будешь убит, ешь или тебя съедят -
таков первобытный закон жизни. И этому закону, дошедшему до него из глу-
бины времен, повиновался Бэк.
Он был старше того времени, в котором жил, той жизни, что шла вокруг.
В нем прошлое смыкалось с настоящим, и, как мощный ритм вечности, голоса
прошлого и настоящего звучали в нем попеременно, - это было как прилив и
отлив, как смена времен года. У костра Джона Торнтона сидел широкогрудый
пес с длинной шерстью и белыми клыками. Но за ним незримо теснились тени
всяких других собак, полуприрученных и диких. Они настойчиво напоминали
о себе, передавали ему свои мысли, смаковали мясо, которое он ел, жажда-
ли воды, которую он пил, слушали то, что слушал он, и объясняли ему зву-
ки дикой лесной жизни. Они внушали ему свои настроения и порывы, подска-
зывали поступки, лежали рядом, когда он спал, видели те же сны и сами
являлись ему во сне.
И так повелителен был зов этих теней, что с каждым днем люди и их
требования все больше отходили в сознании Бэка на задний план. Из глуби-
ны дремучего леса звучал призыв, таинственный и манящий, и, когда Бэк
слышал его, он испытывал властную потребность бежать от огня и утоптан-
ной земли туда, в чащу, все дальше и дальше, неведомо куда, неведомо за-
чем.
Да он и не раздумывал, куда и зачем: зову этому невозможно было про-
тивиться. Но когда Бэк оказывался в зеленой сени леса, на мягкой, нехо-
женой земле, любовь к Джону Торнтону всякий раз брала верх и влекла его
назад, к костру хозяина.
Только Джон Торнтон и удерживал его. Все другие люди для Бэка не су-
ществовали. Встречавшиеся в дороге путешественники иногда ласкали и хва-
лили его, но он оставался равнодушен к их ласкам, а если кто-нибудь
слишком надоедал ему, он вставал и уходил. Когда вернулись компаньоны
Торнтона, Ганс и Пит, на долгожданном плоту, Бэк сперва не обращал на
них ровно никакого внимания, а позднее, сообразив, что они близки Торн-
тону, терпел их присутствие и снисходительно, словно из милости, прини-
мал их любезности. Ганс и Пит были люди такого же склада, как Джон Торн-
тон, - люди с широкой душой, простыми мыслями и зоркими глазами, близкие
к природе. И еще раньше, чем они доплыли до Доусона и ввели свой плот в
бурные воды у лесопилки, они успели изучить Бэка и все его повадки и не
добивались от него той привязанности, какую питали к ним Ниг и Скит.
Но к Джону Торнтону Бэк привязывался все сильнее и сильнее. Торнтон
был единственный человек, которому этот пес позволял во время летних пе-
реходов навьючивать ему на спину кое-какую поклажу. По приказанию Торн-
тона Бэк был готов на все. Однажды (это было в ту пору, когда они, сде-
лав запасы провизии на деньги, вырученные за сплавленный лес, уже двину-
лись из Доусона к верховьям Тананы) люди и собаки расположились на уте-
се, который отвесной стеной высился над голой каменной площадкой, лежав-
шей на триста футов ниже. Джон Торнтон сидел у самого края, а Бэк - с
ним рядом, плечо к плечу. Вдруг Торнтону пришла в голову шальная мысль,
и он сказал Гансу и Питу, что сейчас проделает один опыт.
- Прыгай, Бэк! - скомандовал он, указывая рукой вниз, в пропасть.
В следующее мгновение он уже боролся с Бэком, изо всех сил удерживая
его на краю обрыва, а Ганс и Пит оттаскивали их обоих назад, в безопас-
ное место.
- Это что-то сверхъестественное! - сказал Пит, когда все успокоились
и отдышались.
Торнтон покачал головой.
- Нет, это замечательно, но и страшно, скажу я вам! Верите ли, меня
по временам пугает преданность этого пса.
- Да-а, не хотел бы я быть на месте человека, который попробует тебя
тронуть при нем! - сказал в заключение Пит, кивком головы указывая на
Бэка.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.