read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



происходит, новый муж лучше старых двух.
-- Григорий же на фронте!-- напоминали, удивляясь, первые.
-- Да разве любовь это? Подумаешь, целовались...
-- А по-вашему, если его убьют, ей кукушкой куковать?
-- Так он же живой!
-- Живой! А Левушка Корабелов -- не живой? Он человек с положением. И
потом... вам-то какое дело? А тут хоть наедимся раз за всю войну.
-- Ну и идите, ешьте досыта, а мы не пойдем!
Чувствуя на себе недобрые взгляды, Марина молчала, уткнувшись в
ведомости. Только арифмометр у нее на столе периодически верещал. Но долго
одной выдержать трудно. После работы она пошла домой вместе с матерью.
-- Почему все злятся?-- стала жаловаться она.-- Чего я такого сделала!
Ну, существовало у нас с Гришей увлечение. Только ведь сердцу не велишь! И
потом, то было в детстве, а с Левушкой я взрослой стала... На-ка вот,
кстати, спрячь, чтобы Левушка у меня в сумке не нашел.
Марина протянула матери Гришино фото. А отдав, разрыдалась. По
обязанности подруги мать гладила ее по голове и успокаивала:
-- Не расстраивайся ты, Мариша! Пообижаются, поругаются и забудут. Бабы
ведь у нас разные: у кого свое несчастье, а кто тебе просто завидует. Как
сердце велит, так и поступай.
Не от души мать говорила тогда. Люська и Олег знали, что мать тоже
Марину осуждала. Как и все, мать надеялась, что свадьба по каким-либо
причинам расстроится. Но и жалко ей было Марину. Вот почему старалась она
быть помягче, оправдывала и тех, и других.
Писем от Григория в те дни не приходило. Какие меж ними стали дела,
никто, наверное, теперь не знал. Марина не делилась даже с ближайшей
подругой.
Возможно, Марина чувствовала, что мать лукавила, а на деле ее
сторонилась. Да и некогда невесте было: после работы бежала в дом к жениху и
вдвоем с матерью Корабеловых готовились они к приходу гостей. Все запасы в
состоятельном этом доме пошли в дело, на телеге привезли из деревни
продукты, укрытые крестьянами, корабеловскими дальними родственниками, от
сдачи государству. Три соседки пришли помогать варить, жарить да печь
пироги.
За три дня до свадьбы, утром, мать, как обычно, чуть свет сбегала за
почтой и разбирала ее. Налево -- личные письма, направо -- служебные. Письмо
от Гриши сразу в глаза ей бросилось. Хотела она отнести его и положить на
стол Марине, но задумалась. Как раз Марине-то его письма теперь, наверное,
ни к чему,-- не с Левушкой же их читать! Да и вообще, пожалуй, лучше ей с
Гришей совсем не переписываться. Исчезнет она из Гришиной жизни и все тут.
Перемелется, мука будет.
Значит, как же -- не отдавать ей это Гришино письмо? Взять грех на
душу? Но ведь так тоже нельзя. По какому праву мать может на это решиться? И
потом, должна же Марина написать ему правду, как и что, иначе он и дальше
про свою любовь писать будет.
Встретив Марину в коридоре, мать отозвала ее в темный угол, чтобы никто
их не видел, и протянула Гришино послание.
-- Нет!-- сразу запротестовала Марина, издали взглянув на конверт и
спрятав руки за спину.-- Брать не стану! Ни-ни! Что было, то ушло. Устала я
жить в углу с чужой хозяйкой. А тянуть -- Левушка ждать не станет...
В общем, попросила она мать, чтобы та сама отписалась от Григория, дала
ему понять: не следует ему больше к Марине адресоваться. Как поймет, так
пускай и будет.
Вот это-то письмо мать и принесла домой, чтобы читать вместе с Люськой
и Олегом. Втроем поели они с хлебом бульона, сваренного из костей, и вскрыли
конверт. Как только мать начала читать, она испугалась.
Григорий радостно писал, что в бою был ранен в руку осколком снаряда и
что пришлось ему поиграть в санитарном батальоне в домино недельки две. Рука
еще забинтована, но уже скоро заработает. И перед возвращением на передовую
командир части спросил его, чего он хочет: медаль за отвагу или три дня, не
считая дороги, на побывку домой. Он, конечно же, выбрал дом. А поскольку
родители его под фашистами (живы ли, нет ли, не известно), он, как только
его из санбата выпустят, постарается улететь попутным рейсом в Москву.
Оттуда поездом он доберется прямо к своей чернобровой -- единственному
человеку, который остался ему на земле дорог, и уже считает минуты. Если
согласишься, сразу поженимся и сыграем свадьбу. Чего ж тянуть, когда все у
нас с тобой ясней ясного?
-- Вот здорово, что он приедет!-- обрадовался Олег.-- Прямо с
передовой!
-- Глупый ты!-- заметила Люська и передразнила.-- С передовой!.. К тебе
что ли он рвется?..
Мать растерянно молчала, придумывая для Марины выход. Люська
предложила:
-- Надо срочно написать ему, чтобы ни в коем случае не приезжал.
-- Но куда? Куда писать-то? В часть -- так его там нет. В санбат --
тоже выписался...
Так они ничего и не придумали. Спрятала мать письмо в папку c надписью
"Дело в"--...", принесенную с работы. Письма -- дело святое, всегда считала
она. Мать их берегла и себе вслух иногда почитывала.
На другой день Марина забежала к Немцам домой, просила мать и Люську
помочь в хлопотах на свадьбе. Она хорошо это придумала, чтобы все-таки
увидеть мать на своей свадьбе.
-- Да мне Олега оставить не с кем!-- попыталась отговориться мать.
-- С ним приходи. Пускай и он попирует!
-- Конечно, ма!-- сказала Люська.-- Надо же помочь! Я посуду мыть буду.
-- Ты лучше дома ее мой,-- отреагировала мать,-- а то не допросишься.
-- Дома мыть,-- Люська отвечает,-- неинтересно.
-- Видали? Посуду мыть готова, лишь бы на свадьбу попасть!
-- Мам, может сказать Марине, что Гриша приезжает?-- предложил Олег.
-- Молчи, сынок. Зачем ей настроение портить? Опоздал Григорий со своим
приездом, ох, опоздал...
Свадьба началась днем в субботу. Марина шепнула матери, что они с
Левушкой еще в пятницу вечером сходили в ЗАГС, а на утро обвенчались в
церкви. Дом у Корабеловых был солидный, огороженный высоченным, мрачным
забором. Во дворе жила старая дворняга, разбитая параличом. Она не вылезала
из конуры, не могла лаять, только сопела и кашляла. Братья Корабеловы жили в
доме с матерью. Теперь сюда переселилась Марина.
Достанется ей, думала мать. Левушка, хотя ему и сорок,-- маменькин
сынок, а старуха крутая. Свекровь Марину уже проверила, как та полы моет,
чтобы отскабливала доски добела. Велела звать себя мамой и зарплату ей
сдавать в день получки.
Гость валил косяком. Народу на свадьбу набилось битком. Кто позже
пришел, за столом не уместился, пил и закусывал стоя, во втором ряду. Гости
гуляли всю ночь, то и дело кричали "Горько!". Когда по случайности
становилось тихо, было слышно, как за окнами кашляла, надрываясь, собака.
-- Господи,-- вырвалось вдруг у Марины.-- Да ведь она ночью спать не
даст...
-- Тебе и не надо спать ночью,-- назидательно сказал старший Корабелов.
Гости грохнули от смеха. Сильно захмелевший Левушка поднялся из-за
стола и снял с гвоздя двустволку.
-- М-моей жене м-мешает с-собака,-- сказал он мгновенно притихшим
гостям, слегка заикаясь.-- Б-больше не б-будет м-мешать.
-- Не надо, Лева!-- крикнула Марина.-- Умоляю...
-- Молчать!-- отрезал он.-- Я уже решил.
Хлопнула дверь, и следом за окнами грохнул выстрел.
-- Танцы, танцы давайте!-- кричали гости.
Заиграл сиплый патефон, танго поплыло над столом:
Мне бесконечно жа-а-ль
Своих несбывшихся мечта-а-а-ний,
И только боль воспомина-а-а-а-а-ний
Гнетет меня.
Мать на кухне мыла посуду, а Олег и Люська ее вытирали. Интересно,
думала мать, что из бухгалтерии никто не пришел, даже те, кто целился
наесться. Григорий не приехал: с транспортом, очевидно, плохо, не смог
добраться. Слава Богу, пронесло.
Поздно вечером мать увела сытых и сонных детей домой, а на свадьбе
веселье еще было в разгаре. В воскресенье утром, затемно, как просила
Марина, мать подняла их обоих, чтобы вернуться к Карабеловым и дальше мыть
посуду. В этом был и плюс: опять дети могли хорошо поесть.
Ночью слегка подморозило. Но когда посветлело, оказалось, что небо
почти чистое, солнце показалось из-за горизонта, ледок начал таять. То ли
зима началась, то ли осень еще собиралась вернуться .
Пришли Немцы к Корабеловым рано. Открыли калитку и остановились перед
собачьей будкой: пес лежал в отверстии, будто спал, только кровавое пятно
растеклось по земле и замерзло вокруг его головы. В доме было тихо. Мать с
Люськой сразу принялись мыть посуду, а Олегу скучно стало торчать в кухне,
он выскользнул в горницу.
Гости, которые не ушли, спали -- кто на сдвинутых стульях, кто просто в
углу на половике. Те, кому неудобно спалось, просыпались и бесцельно бродили
по дому. Двое вошли на кухню за рюмками, чтобы опохмелиться, и чокались, по
очереди откусывая один огурец.
Кто-то завел патефон. Из спальни вышел, зевая во весь рот и
потягиваясь, Левушка. Пушок на его голове колыхался.
Гости, все еще во хмелю, заголосили:
-- Ну как, молодой, жена-то?
-- Давай, сказывай!
-- Да что рассказывать?-- смутился Левушка.
-- Видно скуповата, раз быстро отпустила...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.