read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



когда он тянул его на кругосветное путешествие. Пахло углем,
жженой нефтью и тем запахом таинственного и тревожного
пространства, какой всегда бывает на вокзалах.
Народ, обратившийся в нищих, лежал на асфальтовом перроне и
с надеждой глядел на прибывший порожняк.
В депо сопели дремавшие паровозы, а на путях беспокойно
трепалась маневровая кукушка, собирая вагоны в стада для угона
в неизвестные края.
Пухов шел медленно по залам вокзала и с давним детским
любопытством и каким-то грустным удовольствием читал старые
объявления-рекламы, еще довоенного выпуска:
ПАРОВЫЕ МОЛОТИЛКИ "МАК-КОРМИК".
ЛОКОМОБИЛИ ВОЛЬФА С ПАРОПЕРЕГРЕВАТЕЛЕМ.
КОЛБАСНАЯ ДИЦ.
ВОЛЖСКОЕ ПАРОХОДСТВО "САМОЛЕТ".
ЛОДОЧНЫЕ МОТОРЫ "ИОХИМ И Ко".
ВЕЛОСИПЕДЫ ПЕЖО.
БЕЗОПАСНЫЕ ДОРОЖНЫЕ БРИТВЫ ГЕЙЛЬМАН и С -- я,--
и много еще хороших объявлений.
Когда был Пухов мальчишкой, он нарочно приходил на вокзал
читать объявления -- и с завистью и тоской провожал поезда
дальнего следования, но сам никуда не ездил. Тогда как-то чисто
жилось ему, но позднее ничего не повторилось.
Сойдя со ступенек вокзала на городскую улицу, Пухов набрал
светлого воздуха в свое пустое голодное тело и исчез за
угольным домом.
Прибывший поезд оставил в Похаринске много людей. И каждый
тронулся в чужое место -- погибать и спасаться.
6
-- Зворычный! Петя!-- глухо позвал слесарь Иконников.
-- Ты что?-- спросил Зворычный и остановился.
-- Можно -- я доски возьму?
-- Какие доски?
-- Вон те -- шесть шелевок!-- тихо сказал Иконников.
Дело было в колесном цехе Похаринских железнодорожных
мастерских. Погребенный под пылью и железной стружкой, цех
молчал. Редкие бригады возились у токарных станков и
гидравлических прессов, налаживая их точить колесные бандажи и
надевать оси. Старая грязь и копоть висела на балках махрами,
пахло сыростью и мазутом, разреженный свет осени мертво сиял на
механизмах.
Около мастерских росли купыри и лопухи, теперь
одеревеневшие от старости. На всем пространстве двора лежали
изувеченные неимоверной работой паровозы. Дикие горы железа,
однако, не походили на природу, а говорили о погибшем
техническом искусстве. Тонкая арматура, точные части ведущего
механизма указывали на напряжение и энергию, трепетавшие
когда-то в этих верных машинах. Эшелоны царской войны,
железнодорожную гражданскую войну, степную скачку срочных
продовольственных маршрутов -- все видели и вынесли паровозы, а
теперь залегли в смертном обмороке в деревенские травы,
неуместные рядом с машиной.
-- А на что тебе доски?-- спросил Зворычный Иконникова.
-- Гроб сделать -- сын помер!..-- ответил Иконников.
-- Большой сын?
-- Семнадцать лет!
-- Что с ним?
-- От тифа!
Иконников отвернулся и худой старой рукой закрыл лицо.
Этого никогда Зворычный не видел, и ему стало стыдно, жалко и
неловко. Вот -- человек всю жизнь мучился, работал и молчал, а
теперь жалостно и беззащитно закрыл свое лицо.
-- Кормил-кормил, растил-растил, питал-питал!-- шептал про
себя Иконников, почти не плача.
----
Зворычный вышел из цеха и пошел в контору.
Контора была далеко -- около электрической силовой станции.
Зворычный прошел всю дорогу без всякого сознания, только шевеля
ногами.
-- Скоро пресс наладишь?-- спросил его комиссар мастерских.
-- Завтра к вечеру попробуем!-- равнодушно доложил
Зворычный.
-- Как, слесаря не волнуются?-- поинтересовался комиссар.
-- Ничего. Двое с обеда ушли -- кровь из носа пошла от
слабости. Надо какие-нибудь завтраки, что ль, наладить, а то
дома у каждого детишки -- им все отдает, а сам голодный падает
на работе!..
-- Ни черта нету, Зворычный!.. Вчера я был в ревкоме --
красноармейцам паек урезали... Я сам знаю, что надо хоть
что-нибудь сделать!
Комиссар мрачно и утомленно засмотрелся в мутное загаженное
окно и ничего там не увидел.
-- Сегодня ячейка, Афонин! Ты знаешь?-- сказал Зворычный
комиссару.
-- Знаю!-- ответил комиссар.-- Ты в электрическом цехе не
был?
-- Нет! А что там?
-- Вчера большой генератор ребята пробовали пускать --
обмотку сожгли. А два месяца, черти, латали?
-- Ничего,-- где-нибудь замыкание. Это оборудуют скоро!--
решил Зворычный.-- У нас вот ни угля, ни нефти нет, ты вот что
скажи!
-- Да, это хреновина большая!-- неопределенно высказался
комиссар и не сдержался -- улыбнулся: наверно, на что-то
надеялся, или так просто -- от своего сильного нрава.
Вошел Иконников.
-- Я те шелевки заберу!
-- Бери, бери!-- сказал ему Зворычный.
-- Зачем ты доски-то раздаешь, голова?-- недовольно спросил
Афонин.
-- Брось ты, он на гроб взял, сын умер!
-- А, ну, я не знал!-- смутился Афонин.-- Тогда надо бы
помочь человеку еще чем-нибудь!
-- А чем?-- спросил Зворычный.-- Ну, чем помочь? Брехать
только! Хлеба ему дать -- так нам самим пайки в урез дают,--
даже меньше против числа едоков! Ты же сам знаешь.
После разговора Зворычный пошел прямо домой. Уже темнело, и
носились по пустырям грачи, подъедая там кое-что. По старой
привычке Зворычному хотелось есть. Он знал, что дома есть
горячая картошка, а про революционное беспокойство можно
подумать потом.
----
Вытирая об дерюжку сапоги в сенцах, Зворычный услышал, что
кто-то посторонний бурчит в комнате с его женой.
Зворычный подумал, что теперь горшка картошки не хватит, и
вошел в комнату. Там сидел Пухов и похохатывал от своих
рассказов жене Зворычного.
-- Здорово, хозяин!-- сказал Пухов первым.
-- Здравствуй, Фома Егорыч! Ты откуда явился?
-- С Каспийского моря, пришел к тебе курятины поесть! Ты
любил петухов,-- я тоже теперь во вкус вошел!
-- У нас тут пост, Фома Егорыч,-- кормимся спрохвала и не
сдобно!..
-- Губерния голодная!-- заключил Пухов.-- Почва есть, а
хлеба нету, значит,-- дураки живут!
-- Жена, ставь ему пареную картошку!-- сказал Зворычный.--
А то он не утихнет!
Пухов разулся, развесил на печку сушить портянки, выгреб
солому и крошки из волос и совсем водворился. Поев картошки и
закусив шкурками, он воскрес духом.
-- Зворычный!-- заговорил Пухов.-- Почему ты вооруженная
сила?-- и показал на винтовку у лежанки.
-- Да я тут в отряде особого назначения состою,-- пояснил
Зворычный и вздохнул, потому что думал о другом.
-- Какого значения?-- спросил Пухов.-- Хлеб у мужиков
ходишь, что ль, отнимать?
-- Особого назначения! На случай внезапных
контрреволюционных выступлений противника!-- внушительно
пояснил Зворычный это темное дело.
-- Ты кто ж такой теперь?-- до всего дознавался Пухов.
-- Да так,-- революции помаленьку сочувствую!
-- Как же ты сочувствуешь ей -- хлеб, что ль, лишний
получаешь или мануфактуру берешь?-- догадывался Пухов.
Тут Зворычный сразу раздражился и осерчал. Пухов подумал,
что теперь ему ужинать не дадут. Жена Зворычного скребла
чего-то кочережкой в печке и тоже была женщина злая, скупая и



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.