read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Палачей назначили. Вчерась кого-то повесили, людей сгоняли смотреть. Не
подвергай себя напасти, вернись!
Но он уже не мог представить себе, как это вернуться. Явиться в
зубропарк, увидеть Лиду, друзей и сказать им, что вот он здесь, тогда как
его жена... Ужаснее картины и в кошмарном сне не увидишь. Что могут знать о
нем оккупанты? История с ликвидацией десанта прошла без огласки. Господам из
комендатуры трудно доказать причастность Зарецкого к партизанской войне. Ну
а если и докажут? Лишь бы освободить Дануту! Иначе как можно жить?..
Переночевав в Даховской, Андрей Михайлович спокойно побрился утром,
привел в порядок одежду и сердечно простился с хозяевами. Они до самого
порога упрашивали его не ходить в город. И сердились, и плакали. Странное
спокойствие, рожденное любовью, человечностью, вселилось в него. Все вместе
они постояли в переднем углу. Надев плащ, с обнаженной седой головой, прямо
и строго зашагал он к центру станицы.
У дома, где до войны находился поселковый Совет, стояла большая
низкобортная немецкая машина, возле нее ходили или сидели солдаты с
винтовками. Он поздоровался с ними по-немецки, спросил, где командир, и,
увидев его, сказал:
- Мне надо в Майкоп. Вы не по пути?
Капрал был удивлен хорошим немецким выговором русского. Интеллигентный
вид, спокойствие и открытость подействовали. Капрал даже не спросил, кто он
и как очутился здесь. Ответил, что готов взять его и что поедут они через
полчаса.
Когда солдаты, гомоня, уселись, командир вдруг предложил Зарецкому
кабину, она вмещала троих. Так они и поехали, довольно дружески разговаривая
о погоде, дороге, новостях. Нельзя было поверить, что этот седой, спокойный
человек едет к собственной смерти.
- Вам куда? - спросил капрал.
- В комендатуру.
- О! Мы тоже туда. Еще минут двадцать.
Вероятно, Зарецкий мог сойти, не доезжая, мог заглянуть домой, и эта
мысль приходила ему в голову, но он отогнал ее. Вдруг потом недостанет воли?
Ожидание смерти хуже смерти. И что там, дома? Пустота... Так они доехали до
комендатуры.
Часовые остановили его. Пропуск?
- Мне нужен герр комендант, - сказал он. - Моя фамилия Зарецкий.
Вызвали какого-то чина. Немец поднял брови, молча завел посетителя в
коридор.
Ждал он недолго. Подошли двое, в незнакомой ему форме, с лицами
жесткими, насмешливо-спесивыми, деловито обыскали.
В кабинете, куда ввели Зарецкого, за столом сидел в такой же форме
худой, желтолицый человек без погон, но со знаками отличия на рукаве и
воротнике.
- Вы Зарецкий? - спросил он через переводчика.
- Да, меня зовут Андрей Михайлович Зарецкий, - по-немецки ответил он.
- И явились сюда добровольно? Откуда?
- Из района Даховской.
- Что вы там делали?
- Я лесничий и егерь заповедника.
- Коммунист? Комиссар? Служите в Красной Армии?
- Нет, я беспартийный. От службы в армии освобожден по здоровью.
Эсэсовский офицер помолчал.
- Сядьте, - вдруг сказал он. - И давайте поговорим. Вы знали, что мы
считаем вас партизаном, военным преступником? И тем не менее пришли. Почему?
- Чтобы выяснить это недоразумение. В чем меня обвиняют?
- Это вы скоро узнаете. Кстати, вы хорошо говорите по-немецки. Где
учились?
- В Лесном институте. Кроме того, три года воевал с вами.
- Солдат?
- Командир казачьей сотни. Хорунжий.
- Русский офицер? Заодно с комиссарами, против освободителей...
- Сильно сказано. - Зарецкий чуть улыбнулся. - Могу я спросить, откуда
вы родом?
- Я родился в Силезии. Местечко близ Дрездена.
- Так вот, если бы русские или кто другой напали на ваше местечко, вы
дрались бы с ними?
- О да!
- Почему же вы считаете русских, которые дерутся с вами за свою землю
военными преступниками?
Эсэсовец не ответил. Сощурясь, он смотрел на Зарецкого. И тот смотрел
на него. Немец отвел глаза. Сказал конвоиру:
- Уведите его.
- Я хочу видеть свою жену. Она в списке заложников. У вас в тюрьме.
- Можно, - сказал немец. - Вот она и объяснит вам, какая разница между
солдатом-противником и военным преступником.

"4"
Как он ее ждал!..
Как ходил по комнатке этого страшного дома, где на окнах были не только
решетки, но еще и козырьки, чтобы ничего не видеть! Тюрьма. Но и тут Андрей
Михайлович не ощущал ни страха, ни сожаления о содеянном. Он ждал, ждал.
Загремело железо. Приоткрылась дверь, втолкнули Дануту. Он с трудом
подавил возглас отчаяния.
Что не могли сделать годы, то сделали за несколько дней истязатели. На
пороге стояла Данута Францевна. Бледное одутловатое лицо, черные круги под
глазами, свалявшиеся волосы, глаза с ожиданием беды, мучений... Она поднесла
к губам дрожащие руки, такая запуганная, в бледном линялом платье.
- Что ты наделал, Андрей, что ты наделал, мой милый! - тихо произнесла
она, шагнув и падая на грудь мужу так, словно только он и мог защитить ее от
неминучей беды. - Зачем ты приехал сюда?
Она уже знала о его добровольной сдаче.
Минут десять ее била истерика, ноги не держали, и Зарецкий едва усадил
ее на деревянный настил. Ему удалось наконец успокоить жену. И он ответил:
- Приехал, чтобы освободить тебя. Может быть, сегодня. Ты ни в чем не
виновата! Впрочем, не виноват и я. Все уладится, вот увидишь.
- Ты веришь им? Ты веришь этим мерзавцам? Они устроили тебе западню.
Они заманили тебя, надеясь на твою честь и доверчивость, а теперь будут
поступать с нами как хотят.
- Должна же быть какая-то порядочность, совесть у людей в мундире
офицера?..
- У них? - Данута оглянулась на дверь. - Они исчадие ада. Ни чести, ни
совести. Нелюди. Одно на уме: убивать и убивать. Вспомни Улагая и его
подручных. Вот и они такие. Как ты решился на такой шаг, Андрей? Что
наделал?!
- Они освободят тебя, - повторил он. - Я пришел. Я сдался. Пусть делают
со мной что хотят, а ты сегодня же отправишься домой. И это - благо, это
главное.
- Зачем я пойду домой? - Она снова припала к мужу. - Что буду делать
дома, если тебя... Могу ли жить, сознавая, что ты отдал за меня свою жизнь?
Как ты можешь так думать, друг мой?..
- Да что они знают обо мне? - тихо спросил он.
- Что-то знают. Я поняла это на допросах. О десанте.
Эту весть Зарецкий принял как должное. Ну что ж. Отступать некуда. А
Данута будет жить!
- Успокойся, моя славная, - сказал он. - Война не бывает без подлости,
без жертв. Я все взвесил. Выход был только один. Я в их власти. Им нужно
отомстить? Готов и к этому. А тебя отпустят, ты ни при чем.
- О-ох! - Она выпрямилась, знакомым домашним жестом поправила волосы.
Слабая улыбка осветила ее лицо. - Я понимаю тебя, Андрей. Видно, у нас одна
судьба. Мы и умрем вместе. Как умерли твои отец и мать. Неизбежность. Пусть
свершится. И довольно об этом. Расскажи, что Лида, как в горах? Есть ли что
о Мише, где он, что твои друзья? У нас немного времени.
Времени у них было совсем немного. Оккупанты что-то нервничали,
торопились.
Андрей Михайлович рассказывал коротко и неотрывно смотрел на жену,
ощущая все ту же успокоенность. Но тут открылась дверь, вошли охранники,
взяли Зарецкого под руки и увели, оставив Дануту Францевну в камере.
Тот же худой, желтолицый штурмбанфюрер расхаживал по кабинету. Он
напоминал голодную рысь, которая помышляет об охоте. И предвкушал
наслаждение от охоты.
Немец молча показал на стул, обошел письменный стол и долгую минуту
смотрел на спокойное лицо Зарецкого. Сказал без выражения, словно читал
готовый текст:
- Вы командовали партизанами, которые истребили наш воздушный десант в
горах. Так?
- У вас есть доказательство?
- Я не хочу играть с вами в кошки-мышки. Есть.
Немец подошел к двери, что-то сказал дежурному офицеру. И сел,
уткнувшись в бумаги.
Вошел солдат, нет - фельдфебель, вытянулся у двери.
- Вы встречали этого человека? - спросил его комендант. И показал на
Зарецкого.
Тот коротко глянул в лицо Андрея Михайловича.
- Так точно! Это Зарецкий. - Фельдфебель мешал русские и немецкие
слова. - Он руководил боем с нашим отрядом после приземления в горах. Он
лично взял мои документы и оружие, когда меня сбили с ног в рукопашной
схватке. Он хотел убить меня, но оставил для допроса. Тогда я убил
караульного и сбежал.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 [ 124 ] 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.