read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com




x x x



Булдаков принес охапку сучьев, ножом отпластнул ощепину от дверного
косяка, и скоро бойко запотрескивала печь. Майор протянул руку к теплу.
-- Олеха, Олешенька, подсади меня тоже к пече, а? -- попросил
Финифатьев. Булдаков бережно приподнял сержанта, прислонил к рыхлой,
сыплющейся стене блиндажа. Финифатьев, часто всхлипывая, отдыхивался.
-- Это куда же он, псих-то, пазганул меня?
-- В ключицу. Скользом руку ниже плеча распорол, -- отозвался Булдаков.
О том, что под ключицей у сержанта розовым шариком пульсировала верхушка
легкого, -- не сказал. Зачем пугать человека...
-- Кось не задета?
-- Вроде нет.
-- Ну, тоды нишчо. Была бы кось, мясо на русском крестьянине завсегда
нарастет. В тридцатом годе на лесозаготовках эдак же спину суком распороло.
Кровишшы! Ратуй кричал, думал, хана. Заросло.
-- Ты бы, дед, не балаболил. Хлюпает в тебе, -- посоветовал Булдаков.
-- Тут, товарищ дорогой, така арифметика -- ежели вологодский мужик
умолк, шшытай, песенка его спета...
-- Тогда валяй!
-- Я все хочу спросить у тя, сержант, -- заговорил присевший возле
печки на корточки Шорохов, незаметно проникший в тесный блиндаж со своим
телефоном. -- Давно хочу спросить, -- многозначительно продолжал он. --
Отчего это говорят: вологодский конвой шутить не любит?!
Финифатьев долго не отвечал, вроде бы и не слышал Шорохова. Всем как-то
неловко сделалось -- очень уж не к месту и не к делу был вопрос Шорохова.
-- Битый ты мужик Шорохов, и мудер, а дурак! -- печально выдохнул
Финифатьев.
-- Ты не виляй, не виляй!
-- Како вилянье, когда таких, как ты, сторожишь? Мужик наш вологодскай,
да и всякий мужик, хлебушко и прокорм от веку в земле потом добыват. И не
может он терпеть всякую вшивоту, хлеб трудовой крадущую...
-- Ага, ясно. Ты, я слыхал, парторгом в колхозе был, придурком то ись,
-- уверенно заключил Шорохов.
-- А вы, товарищ майор, где по-немецкому-то? -- не желая продолжать
разговор с Шороховым, поинтересовался Финифатьев.
"А сержант-то с виду лишь простоват", -- перебарывая сонливое томление,
отметил Зарубин. Скоро должны на совещание собраться командиры, сил надо
набираться, не до беседы, и он коротко ответил сержанту, что старательно
учился в школе и в академии.
Сержант вознамерился продолжить беседу, но, заметив, что майор впал в
полудрему, окоротил себя. Майор слушал солдатскую болтовню не без
любопытства, ожидая, что же все-таки скажет Финифатьев Шорохову, но, будто
боясь кого спугнуть, его вполголоса позвали к телефону.
-- Товарищ майор! Товарищ майор! -- совали ему в руку телефонную
трубку. -- Возьмите скорее! Перехват. По-немецки говорят.
Майор лежа прислонил трубку к уху, но, слушая, начал приподниматься,
опираясь на руку.
-- В селе Великие Криницы, -- начал он переводить, -- взорван склад,
разгромлен гарнизон. Генерал фон Либих убит. Высота Сто взята. Село Великие
Криницы обойдено, завтра может быть взято. -- Зарубин бережно отдал трубку
и, глядя перед собой в земляную стену, произнес горячим ртом: -- Было бы...
позволил бы...
-- А есть, товарищ майор, малость есть! -- откликнулся понятливый
Булдаков. -- Эй, Шорохов, давай раскошеливайся!
Шорохов нехотя протянул здесь, в блиндаже, найденную флягу
обер-лейтенанта Болова.
Майор отер горло фляги ладонью, глотнул и ожженым ртом прерывисто
вытолкнул:
-- Так и быть должно, -- облизывая губы, говорил он. -- Мы сюда
переправлялись врага бить, но не ждать, когда он нас перебьет. -- И что-то
повело его на разговор, он добавил еще: -- Мы его растреплем в
конце-концов...
-- Жалко, -- протяжно вздохнул Финифатьев.
-- Кого жалко? Фон Либиха? -- ухмыльнулся Булдаков, сделавший
продолговатый глоток из фляги.
-- Насерю-ко я на фон Либиха твоево большую кучу! -- рассердился
Финифатьев. -- Мне деревню жалко.
Все примолкли. О деревне как-то никому и в голову не пришло подумать.


"Крепкие вояки немцы, -- перестав слушать солдат, чтобы отвлечься от
боли, терзающей его, размышлял майор Зарубин. -- Но авантюристы все же и,
как всякие авантюристы, склонны к хвастовству, следовательно, и к
беспечности, надеются на реку. А у нас зазнайство -- первая беда. Победы нам
даются лавиной крови. Дома еще воюем, а потери уже, небось, пять к одному...
Не от чего, не от чего пока нам чваниться. Народ наш трудовой по природе
своей скромен, и с достоинством надо служить ему, без гонора. Но и сам народ
сделался чересчур речист, многословен, часто и блудословен... -- майор
вспомнил Славутича, ощутил его рядом, поежился. Отгоняя от себя ощущение
холода, путаясь в паутине полусонных мыслей, тянул, плел нить молчаливых
рассуждений: -- Изо всех спекуляций самая доступная и оттого самая
распространенная -- спекуляция патриотизмом, бойчее всего распродается
любовь к родине -- во все времена товар этот нарасхват. И никому в голову не
приходит, что уже только одна замашка -- походя трепать имя родины,
употребление не к делу: "Я и Родина!" -- пагубна, от нее оказалось недалеко:
"Я и мир".
Пров Федорович Лахонин, помнится, что-то похвальное сказал однажды о
нем и при нем. Смутившись, но без рисовки Зарубин сказал; "Я, Пров, человек
обыкновенный. Родился в простой интеллигентной семье, хорошо учился в школе,
скорее -- прилежно. В военном училище был путним курсантом, но не примерным
-- мог надерзить начальству. Там вступил в партию, взносы платил аккуратно,
работу исполнял добросовестно. Неужели мы дошли до того, что исполнение
долга гражданина своей страны, проще сказать -- исполнение обязанностей --
сделалось уже доблестью?"
И вот тот давний разговор продолжился в полубредовой отстраненности.
"Любовь? Ну что любовь? У меня вон Анциферов гаубицу любит не меньше, чем
свою невесту. Что ты на это скажешь? Для военного человека, распоряжающегося
подчиненными, самому в подчинении пребывающему, готовому выполнять
порученное дело, значит, воевать, значит, убивать, понятие "любовь" в ее,
так сказать, распространенном историческом смысле не совсем логично. Когда
военные, бия себя в грудь, клянутся в любви к людям, я считаю слова их
привычной, но отнюдь не невинной ложью. Невинной лжи вообще не бывает. Ложь
всегда преднамеренна, за нею всегда что-то скрывается. Чаще всего это что-то
-- правда. "Нигде столь не врут, как на войне и на охоте", -- гласит русская
пословица, и никто-так не искажает понятия любви и правды, как военные. Я не
люблю, я жалею людей, -- страдают люди, им голодно, устали они -- мне их
жалко. И меня, я вижу, жалеют люди. Не любят, нет -- за что же любить-то им
человека, посылающего их на смерть? Может, сейчас на плацдарме, на краю
жизни, эта жалость нужнее и ценнее притворной любви. Ты вот, давний друг
мой, говорил, любишь меня, но ни разу не позвонил, не спросил, как я тут?
Знаешь, что я ранен, но внушаешь себе -- неопасно, раз не бегу в тыл. Нет в
тебе жалости, друг мой генерал, нет, а без нее, извини, не очень-то близко я
тебя чувствую, во всяком разе в сердце тебя нет. Спекуляцию же на любви к
родине оставь Мусенку -- слово Родина ему необходимо, как половая тряпка, --
грязь вытирать. Есть у меня дочь Ксюша. Я ее зову Мурашкой. И Наталья есть.
Пусть они к тебе ушли, все равно есть. Вот их я люблю. Вот они -- моя родина
и есть. Так как земля наша заселена людьми, нашими матерями, женами, всеми
теми, которых любим мы, стало быть, их прежде всего и защищаем. Они и есть
имя всеобщее -- народ, за ним уж что-то великое, на что и глядеть-то, как на
солнце, во все глаза невозможно. А ведь и она, и понятия о ней у всех свои
-- Родина! Перед переправой маял политбеседами бойцов хлопотливый комиссар и
нарвался на бойца, который его спросил: "А мне вот что защищать? -- глядит
поверх головы Мусенка в пространство костлявый парень с глубоко запавшими
глазами, собачьим прикусом рта. -- Железную койку в общежитии с угарной
печкой в клопяном бараке?" -- "Ну, а детство? Дом? Усадьба?" -- настаивал
Мусенок. "И в детстве -- Нарым далекий, каркасный спецпереселенческий барак
с нарами..." -- "Фамилия твоя какая?" -- вскипел Мусенок. Парень назвался
Подкобылкиным или Подковыриным. Мусенок понимал, что врет вояка, но сделал
вид, будто удовлетворился ответом. Это он, Подкобылкин или Подковырин,
никого и ничего не боясь, грохотал вчера на берегу: "Э-эх, мне бы пулемет
дэшэка, я бы им врезал!.." -- указывая на левый берег, где средь леса
светился экран и красивая артистка Смирнова напевала: "Звать любовь не надо,
явится нежданно...". На парня со всех сторон зашикали. -- "Боитесь? И здесь
боитесь, -- презрительно молвил он. -- Да разве страшнее того, что есть,
может еще что-то быть? Вас спереду и сзаду дерут, а вы подмахиваете... Еще и
деток ваших употребят..."
"Солдат тот, Подкобылкин или Подковырин, не знал, что рядом в земляной
берлоге лежу я, раненый майор Зарубин, и страшусь слов его..."
Пришел полковник Бескапустин, спугнул сон и бред, -- слышно, не один
пришел, значит, скоро прибудет и комполка Сыроватко. "Буду лежать, не выйду
наружу, пока не вытащат",-- позволил себе слабодушие майор Зарубин.
-- О то ж! О то ж! Сэрцэ мое чуло! -- стоя на коленях перед отогнутым
одеялом, схватившись за голову, качался полковник Сыроватко, которому уже
успели рассказать, как и что получилось. -- Та на який хер ему пей блындаж?!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 [ 125 ] 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.