read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Бычки, родившиеся более года назад, стали крепенькие, рослые. Особенно
выделялся Ермыш - богатырь!
Как они носились, когда распахнули ворота! Бычки прежде всех галопом, с
открытыми ртами. Мигом пересекли поляну и в лес! За ними понеслись и
взрослые.
До вечерней зари зубров не тревожили, на закате всадники поехали
высматривать их. Стадо мирно паслось на одной из дальних полян, километра
четыре от загона.
Макаров облегченно вздохнул: в такую злую пору - и сохранили! Правда,
невероятно высокой ценой...
Сторожили до утра, увидели, как спокойно вышло стадо, рассыпалось по
лугу. Насытившись, молодь стала играть, бодаться - силушку испытывать.
Наигравшись, Ермыш обошел всех сородичей и улегся возле Лиры.
- Неужели ухаживает? - спросил себя Кондрашов. - Ежели так, то еще
через год ждем приплода.

"3"
В июле 1944 года наши войска очистили от немцев район Беловежской пущи.
Из сорока четырех зубров, какие находились здесь перед войной,
советские и польские наблюдатели обнаружили семнадцать голов. Они укрывались
в самых глухих уголках леса.
В это же лето на Кише отелились Еруня и Ельма. Обе принесли мертвый
плод. Потом отелилась Жанка, телочку назвали Желанной, но малышка оказалась
очень слабой и вскоре пала. Только зубрица Лира порадовала веселенькой
телочкой, которая всем своим видом показала, что намерена жить. Эту первую
дочку молодого Ермыша назвали Лаурой. Одиннадцатая в кавказском стаде.
- Война и доси показывает себя, - с горечью сказал Кондрашов. - А то
было бы стадо почти как в пуще.
Прошел слух, что Лидия Васильевна уже в Гузерипле. Встречать ее поехал
Кондрашов.
Он увидел Лиду в молодом саду, что вырос перед домами. Ходила от дерева
к дереву, к одной ветке щекой прижмется, другую погладит, а у самой лицо,
как у именинницы. Так соскучилась по Кавказу!
- Славу богу! - Егерь обнял ее, как родную дочь. - С приездом вас в
родные края!
И полез во внутренний карман за письмами.
Она села тут же, под деревом, крепко закусила губы, чтобы не
расплакаться. Кондрашов отошел.
Лидия Васильевна выглядела строже и старше. Худоба оттеняла скулы,
загар скрывал бледность. Но когда Кондрашов снова подошел, глаза Лиды были
полны тихой радостью. Ожила! Жив Миша, воюет! Скоро будет!
- А у меня своя лошадка, - похвасталась она. - Я на ней через перевал
ехала. Варнак по кличке, Савельев подарил. Будем собираться? Я мигом!
Сказать, что Лидия Васильевна осталась довольна состоянием зубров, -
значит, ничего не сказать. Увидев стадо на воле, полюбовавшись малюткой
Лаурой и могучим Ермышом, она просто не нашла слов, чтобы выразить свою
радость. Вот оно, счастье!
Первые дни она со своим Варнаком не отходила от стада. Высматривала,
записывала каждое происшествие в стаде, повадки бычков, проделки Лауры. А
вернувшись в сторожку, садилась писать письма. Всем-всем. Знайте, добрые
люди, что живут на Кавказе зубры, что все плохое для них позади!
Человеческий подвиг, такой незаметный на фоне великих военных потрясений и
побед, совершен в лесах заповедного Кавказа. Это тоже победа над злом.
Сохранено ядро благородного дела, начало которому положил и отец и сын
Зарецкие. Восстановлен почти утерянный вид животного!
Предваряя слова выдающегося биолога Бернгарда Гржимека, которые он
скажет позже, Лидия Зарецкая писала мужу на фронт, что "зубры, как и все
другие звери, это краса нашей планеты и неоценимое богатство наше, являют
собой самую высшую форму общей собственности человечества, с чем я тебя и
поздравляю, мой дорогой! И жду, жду, чтобы поделиться этой радостью здесь".
А старший лейтенант Михаил Андреевич Зарецкий уже ехал в Москву из
района военных действий в Восточной Пруссии. Весть о трагической смерти
родителей Михаил Андреевич получил более полугода назад, боль успела
притупиться, хотя именно в те дни он заметил, что у него побелели виски. В
неполные тридцать три года.
В Москве он пришел к Макарову. Старик обнял его.
- Что уцелели семнадцать беловежцев, - сказал Макаров, - это приятная
неожиданность. Спасибо польским зоологам. Но вот что парадоксально: почти
все зубры не чисто равнинные, а беловежско-кавказские, поскольку ведут свой
род от тех зубров, которых Польша купила в Германии. Потомки Кавказа! Только
что мы узнали и о чистых беловежцах. В Пшине, на Верхней Силезии живут семь
или восемь чистых беловежцев, реальная надежда на возрождение равнинного
зубра. Думаю, что польские зоологи не упустят этой возможности. Ну, а те,
что в Беловежской пуще... Со временем их придется оттуда убрать. Куда?..
- На Кавказ, естественно, - не задумываясь, ответил Зарецкий.
- Да, конечно. Кровь горного подвида. Но они - собственность Польского
государства. Уже идут переговоры с новой Польшей. Скорее всего, пуща
окажется на польской стороне. Можно договориться... - Он потер свой лоб. - О
чем мы толковали с тобой перед войной?..
- Мы говорили о покупке быка для кавказского стада. Быка-кавказца и
пяти зубриц.
- Вот-вот. После долгой отсрочки вернемся и к этому. Говорить с
польскими коллегами будут Гептнер, Дементьев, у них давнее знакомство с
Жабинским. Как только кончится война...
- Теперь недолго, - сказал Зарецкий.
- Итак, ты едешь домой, к жене, и вместе начнете работу в заповеднике.
При первой необходимости я вызову тебя в Москву.
- Просьба, Василий Никитич. Хорошо бы отозвать с фронта Задорова,
Теплова и Жаркова. Они очень нужны в заповеднике.
- Попробуем, - не очень уверенно отозвался Макаров. - Ты видишь наши
пустые комнаты? Некоторые из ученых сюда уже не вернутся. Скажу откровенно:
ты не долго задержишься на Кавказе. Проблема зубров выходит за пределы
Кавказа. Она приобретает всероссийский характер. Главк не обойдется без
твоей помощи. Вот так. Ну а прежде всего прошу тебя поклониться и от меня
праху твоих родителей... Ах, Андрей Михайлович, Андрей Михайлович!..

"4"
Молодой Зарецкий приехал в разрушенный, неузнаваемый Майкоп.
С чувством глубокого горя шел он к дому родителей. К тому, что осталось
от их усадьбы.
Половина дома сгорела. Вторая - с оголенной, черной от копоти печью -
выставляла напоказ оклеенную рваными обоями стену. Ветер громыхал остатками
железа на крыше. Дверей и рам не было, пол выломан. В саду стояли изломанные
полусухие яблони.
Зарецкий постоял, поправил на спине тяжелый рюкзак и пошел к тому
месту, где Курджипс впадает в Белую. Без устали ходил и ходил он по дикому
полю до самой ночи. Густой кустарник и трава заслонили землю. Никто не может
показать...
Опечаленный, добрался он до переезда, остановил грузовик. Шофер
подбросил его до Хаджоха. Дальше - пешком.
На кордоне он нашел женщин - Задорову, Дубровскую, еще двух незнакомых.
Со слезами, причитаниями кинулись они к Зарецкому и, только узнавши, что
мужья их живы-здоровы, осушили слезы, забегали, чтобы как лучше приветить
дорогого человека.
- Где Лида? - спросил он.
- В Гузерипле. Вчера все туда уехали. На общее собрание.
- Зубры близко?
- Там же, в Сосняках, пасутся. Целехоньки и здоровы. С ними Кондрашов и
старший Никотин. Ну а сейчас давай-ка в баню, все готово. Отмоешься,
отдохнешь, а на утренней заре в седло. Лида ждет тебя не дождется!
Когда перед зуброводами предстал всадник в плаще поверх
стираной-перестираной гимнастерки, егерь Александр Никотин испуганно
поднялся и попятился: уж больно похож на отца в дни гражданской войны...
Зарецкий соскочил. Обнялись, расцеловались. И пошли разговоры,
расспросы о войне, которая шла к победному концу, о делах в заповеднике, о
зубрах, конечно.
- Они на воле? - спросил Зарецкий.
- Дикарями заделались, нас вовсе не признают, - сказал Кондрашов с
одобрением. - Ермыш в стаде вожакует. Кажись, в будущем году опять телятами
обзаведемся. Поедем, глянешь.
Как застучало сердце у Зарецкого, едва бинокль приблизил спокойно
лежавшее стадо! Время вдруг перебежало назад и остановилось на дате 1940. На
той дате, когда здесь приживались первые асканийцы. Опытным глазом Зарецкий
определил, что зубры здоровы, спокойно живут на новой - или на старой? -
своей родине.
К загону он не вернулся. Уже к вечеру от Сосняков благополучно
спустился в Гузерипль.
Шло собрание. Говорила Лидия Васильевна - не о зубрах, а о людях,
которые сохранили их, совершив, как она выразилась, "подвиг, достойный
нашего героического поколения". Михаил Андреевич остановился в сенцах. Двери
были открыты, он ухитрился схватить взглядом ее лицо. Сердце скакало, в
глазах пощипывало - такая нежность и жалость к жене, худенькой, бледной,
охватила его!
Кто-то крикнул:
- Гляньте, Зарецкий! Вот он стоит, мужики!
Лида как осеклась. И руки к груди прижала. Все оглядывались, вставали,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 [ 127 ] 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.