read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



господствовала атмосфера риска, вдохновения, азарта, - этим острым ощущением
были захвачены решительно все, вплоть до девушек, наклеивающих этикетки на
препараты.
Срок был неслыханный, и когда я думала, что мы должны в четыре месяца -
только четыре! - дать клиникам готовый, проверенный препарат, мне хотелось,
как маленькой девочке, убежать куда глаза глядят, "потеряться в просторах
родины", как шутил надо мной Коломнин. Но нельзя было потеряться -
Наркомздрав, по нашему настоянию, отказался от покупки патента, и можно было
не сомневаться в том, что Крамов и разные Крупенские с нетерпением ожидали
нашего провала.
Технология - вот что было особенно трудно!
Но не следует думать, что жизнь на планете Земля остановилась в
молчаливом ожидании нашего решительного наступления на плесень. Жизнь
продолжалась, и даже в моей собственной жизни произошло событие, которое в
другое время показалось бы мне необыкновенным.
Это было утром, я торопилась в институт и, стоя в пальто, разговаривала
по телефону. В парадной позвонили, я открыла дверь, вернулась к телефону и,
только поговорив еще минуты две, поняла, кто с чемоданом в руке остановился
у порога. Это был мой отец, которого я не видела со студенческих лет.
Давно забытое чувство страха перед тем неожиданным, что всегда входило
в мою жизнь вместе с появлением отца, шевельнулось в душе, когда я увидела
его маленькую, худенькую, но еще довольно крепкую фигурку. Но вот мы
обнялись, расцеловались, я стала расспрашивать его, он не мог отвечать от
волнения и только утирал слезы, так и катившиеся по его румяным, пухленьким
щечкам, и мне стало стыдно этого чувства.
- Таня? - сказал он не очень уверенно. - Господи помилуй, родная дочь.
Он приехал чистенький, аккуратный, с пушистыми седыми усами, над
которыми как-то совсем уж по-стариковски висел красненький нос. Впрочем, нос
был теперь красненький вообще, а не по известной причине. Еще до войны отец
сообщил мне, что бросил пить, но не "резко", как это опрометчиво сделала его
покойная супруга, а постепенно, по "методе, - писал он, - Демидова князя
Сан-Донато".
Если не считать, что время от времени он присылал мне длиннейшие
письма, посвященные главным образом улучшению складского дела на
железнодорожном транспорте, у нас, в сущности, не было никаких отношений. Но
вот он сидел передо мной и плакал, и было совершенно ясно, что эти
несуществующие отношения на самом деле связывали нас неразрывно.
- Успокойся, папа! Что же ты не написал, я могла оказаться в отъезде.
Раздевайся же! Ты молодец, что приехал!
Он уже оправился, снял пальто, аккуратно расчесал усы.
- Да вот надумал, понимаешь ты это, - сказал он. - У меня тут дела в
Москве. Самоцветов звонил, лично просит свидания. У них тут с хранением
швах. Пришлось поехать.
Самоцветов был заместителем наркома путей сообщения, и едва ли он стал
бы лично просить о "свидании" моего отца, занимавшего какую-то скромную
должность в камере хранения на Амурской железной дороге. Я невольно
засмеялась, и мне вдруг стало легко с отцом.
- Ты прямо с вокзала?
- Так точно. А что? Проведать дочь, а там - аллемарше! Ведь тут, в
Москве, сейчас Петька Строгов. Говорят, персона. Так можно к нему. Что ж
такого? Я понимаю.
- Вот еще! Никуда я тебя не отпущу. Я одна сейчас и очень скучаю. У нас
ведь еще две комнаты, не только эта. Пойдем, я тебе покажу.
Должно быть, отец понял слово "одна" в том смысле, что я разошлась с
Андреем, потому что он поморгал, и в светлых глазах появилось тревожное
выражение.
- Одна? А супруг?
- Супруг в Сталинграде.
Мы пошли смотреть комнаты, и отец надолго замер перед портретом
Павлика, висевшим над письменным столом в кабинете Андрея.
- Внучек?
- Да.
- Красавец, а? Весь в бабку! Ведь она в молодости какая была? Косища -
во! Элеонора Дузе. Ужасно, безобразно красива.
Я сказала, что отправила Павлика в Лопахин, и старик вдруг радостно
захохотал - так и залился, как ребенок.
- В Лопахин? Значит, пригодился еще наш Лопахин!
За чаем он вернулся к Самоцвету, высказав весьма вероятное
предположение, что этот ответственный товарищ намерен поручить ему хранение
"во всесоюзном масштабе" и что в этом нет ничего удивительного, поскольку у
него, Петра Власенкова, в этом деле еще с гражданской войны солиднейший
опыт.
Я сказала, чтобы он не торопился к Самоцветову, а сперва отдохнул бы
дня три с дороги. Он подумал и согласился: в самом деле, подождет
Самоцветов.
Как это ни странно, а в Наркомате путей сообщения действительно не
торопились с назначением Петра Власенкова на пост всесоюзного руководителя
камер хранения - иначе у него не оказалось бы так много свободного времени,
которое он решил употребить на устройство моих дел, находившихся, по его
мнению, в полном беспорядке. По лимиту, например, продукты получала соседка
- та самая кокетливая пожилая дама, которая при виде Репнина обнаружила
острый интерес к действиям наших танковых частей на Центральном фронте. За
услугу она получала натурой, и отец торжественно доказал, что эта "натура"
равняется едва ли что не трети лимита. На другой день он сам отправился в
магазин и, вернувшись с топленым маслом, сказал, что давно так приятно не
проводил время в избранном обществе действительных членов Академии наук,
среди которых, к его удивлению, оказалось довольно много женщин. Это были,
конечно, не академики, а их жены или домашние работницы, но они
действительно называли себя академиками - это я не раз слышала и сама. Я
объяснила отцу, в чем дело, но он отнесся к моим словам с недоверием и
убедился, что я права, лишь через несколько дней, увидев старую женщину в
рваном кожухе, которая протискивалась к прилавку, потрясая лимитной книжкой
и крича на весь магазин: "Я - академик, я - академик!"
Мои электрические дела отец устроил менее успешно, затеяв генеральную
уборку квартиры с помощью пылесоса.
Этот полузабытый с довоенных времен аппарат он взял у кого-то напрокат,
заплатив за пользование манной крупой, пропахшей нафталином, - крупа стояла
под кроватью еще с апреля сорок второго года. Мысль была прекрасная - я имею
в виду пылесос, а не крупу, - и квартира была убрана с неслыханной
быстротой. Жаль только, что едва было закончено это мероприятие, как явилась
белокурая девушка, лет шестнадцати, которая, весело напевая что-то,
перерезала провода, пояснив в двух словах, что мы использовали электрический
лимит, полагающийся нам до конца года.
Но все это были мелочи в сравнении с трактатами, посвященными Т. П.
Власенковой, доктору медицинских наук. Дело в том, что, приглядевшись к
моему, в общем, весьма беспокойному существованию, отец пришел к выводу, что
образ жизни Т. П. Власенковой не соответствует ее научным заслугам и что он,
как отец, обязан обратить на эту ненормальность внимание начальства.
"Поскольку личность работает не для купидомства, а исключительно в отношении
советской науки, - писал он в одном из трактатов, - советую обратить
внимание, пока не села на якорь". Словом, в краткой, но выразительной форме
отец доказывал, что раз уж Т. П. Власенкова посвятила себя заботам о
здоровье народа, народ, в свою очередь, должен позаботиться о ее здоровье и,
в частности, не позволять ей оставаться ночевать на работе. Тут же
приводились очень толковые, хотя и не относящиеся к делу, соображения
относительно нецелесообразности выдачи водки на промтоварные единички.
Очевидно, хотя отец и бросил пить, его волновала судьба других граждан, еще
не воспользовавшихся системой Демидова князя Сан-Донато. Мне с трудом
удалось убедить его оставить эти трактаты в моем письменном столе.
В общем, с приездом отца мне стало куда веселее и легче. Возвращаясь с
работы, я знала, что он ждет меня - чистенький, аккуратный, в пижаме Андрея,
с расчесанными седыми усами. Он читал мне газеты, высказывая весьма дельные
соображения по поводу глубоких потрясений, которые испытало складское дело
во время войны, и сетуя, что в прессе почти не отражена боевая деятельность
наших интендантов, что, кстати сказать, было совершенно верно. Когда ко мне
заходили друзья, он умело поддерживал разговор, рассказывая главным образом
о грандиозных аферах прошлого века и пересыпая свои рассказы фамилиями
крупных дельцов и авантюристов, с которыми, по его словам, он был "на
короткой ноге". При этом он не забывал упомянуть, что бурная, полная
приключений жизнь, однако, не помешала ему воспитать дочь, в которой он
давно угадал будущее светило медицинского мира.


ВЫСОКИЙ ГОСТЬ
Я ездила в этот день на Клинский завод и очень устала, потому что наш
заслуженный "газик" вдруг отказал и пришлось несколько часов провести на
пыльной дороге. Мечтая лишь о том, как бы поскорее добраться до постели, я
вернулась домой и еще в передней, открыв своим ключом входную дверь,
догадалась, что этой надежде суждено осуществиться не скоро. Два голоса
донеслись до меня: один - отцовский, а второй... О, услышав второй голос, я
с изумлением поняла, что удостоилась чести, о которой не смела и думать!
Высокий гость поджидал меня, почтенный глубокоуважаемый гость с пухлыми,
улыбающимися губами, с облысевшей головой, вокруг которой лежал венчик седых
волос.
Я бесшумно закрыла входную дверь и немного постояла в передней - мне
хотелось послушать, о чем они говорят. Потом вошла.
- Здравствуйте, Валентин Сергеевич.
Крамов встал, улыбаясь, и протянул мне свою маленькую, со слабыми



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 [ 128 ] 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.