read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



громыхали стульями, заговорили сразу в тридцать голосов. Зарецкий оказался в
комнате, и вот они близко, лицом к лицу... Как бросилась она, совсем без
памяти! У всех глаза туманом застлало. Какое там собрание! Высыпали на
холодный лужок перед домом и так, окружив счастливых, проводили, то и дело
останавливаясь, до дома.

"5"
В сорок пятом вернулся Задоров, с медалями и орденами, в капитанских
погонах. А спустя три месяца после Дня Победы встречали Теплова и Жаркова.
Едва вырвавшись из объятий жены, Борис Артамонович крикнул Никотину,
стоявшему в стороне:
- Сколько?
- Двенадцать! - донеслось в ответ.
- Все мои награды - ваши, хлопцы! - закричал капитан.
Всю войну он помнил о своих зубрах. Война - это заразная болезнь
человечества. А забота о таком звере, о природной целости - это сама жизнь.
Потому и бежал он в день приезда от несколько обиженной супруги своей в
Сосняки, чтобы увидеть, убедиться. Вернулся домой уже к ночи, сказал
умиротворенно: "Порядок, эт-точно" - и ласково взглянул на дорогую женщину.
Весь научный отдел собрался, как и до войны. Лидия Васильевна уже
составляла план научных работ. Жарков готовился в первый поход на Бамбак,
где ботаник Альпер обнаружила несколько новых растений-эндемиков и звала
понаблюдать туров и серн. Но тут пришел приказ о переводе двух ученых в
Воронежский заповедник, где война не пощадила никого из сотрудников.
Зарецкого тем же приказом вызывали в Москву.
Договорились, что Лидия Васильевна пока останется в Гузерипле. Она
вызвалась проводить мужа до Майкопа.
...Шел второй мирный год. Израненную землю уже затягивала молодая
зелень. В предгорных селениях стучали топоры, пахло свежей щепой. Бывшие
солдаты строили новые дома, ставили заборы. С особенной жадностью пахали или
вскапывали лопатами огороды, удивляясь, что земля эта не пахнет окопным
духом, радуясь ее материнской силе. Во дворах голосили молодые петушки.
В святом для Зарецких междуречье, куда пришли они, не сговариваясь,
тоже появились строители, огородники. Новые хозяева селились на бросовых
землях.
Зарецкие обошли всех, сказали, кто здесь похоронен, дали адрес, чтобы
написали, если обнаружится захоронение, и молча, рука об руку, постояли над
крутым, все так же осыпающимся берегом.
Проводив мужа, Лидия Васильевна верхом возвратилась на Кишу.
В конце апреля - начале мая стадо зубров пополнилось сразу четырьмя
малышами от Ермыша. Лишь пятый оказался неспособным к жизни. Через три
недели зубрята резвились, оглядывая мир удивленными большими глазами.
Стадо уходило на три, на пять километров от загона. За зверей уже не
беспокоились. Только Борис Артамонович часами не слезая с коня, издали
наблюдая зубров. Он и увидел, как погиб один из малышей. Зубренок разбежался
и хотел перескочить через валежину на лугу, но зацепился ножками,
перевернулся и упал, сломав себе шею.
Зубрица два дня не отходила от него и никого близко не подпускала, а
Задоров бил себя по голове и обзывал последними словами. А что он мог? Жизнь
диктовала извечные законы отбора.
Стадо все прибавлялось. В сорок восьмом зубров уже насчитывалось
восемнадцать. В следующем - двадцать одна голова. Теперь все быки во главе
со старым Ермышом ходили отдельно, тогда как зубрицы с малышами составили
собственное самостоятельное сообщество.
В Москву к мужу уехала и Лидия Васильевна. Уже с дочкой.
Перемены шли чередом. И вот на Кавказ привезли зубра Пущанина с хорошей
долей кавказской крови. А с ним и пять зубриц. План восстановления вида,
прерванный, но не перечеркнутый войной, действовал.
Ему предшествовали события, которые Макаров называл "проблемой
всероссийского масштаба".

"6"
Новая граница между дружественными Советским Союзом и Польской Народной
Республикой пролегла через Беловежскую пущу, разделив ее на две почти равные
части.
Зубровый питомник с семнадцатью уцелевшими зубрами оказался на
территории Польши. Вскоре и в советской части пущи удалось организовать
второй зубровый питомник. Польские зоологи передали сюда пять
кавказско-беловежских зубров, среди них Пурпуру, Пулю, Пуфа - потомков быка
Боруса, правнука самого Кавказа.
Так на территории нашей страны возник третий после Кавказского и
Аскании-Нова очаг разведения зубров.
На первых порах, чтобы спасти от вымирания этот вид зверя, ученые
ставили перед собой простую цель: как можно скорее размножить зубров,
увеличить количество особей, пусть и гибридных, тем более что
кавказско-беловежские зубры оказались на редкость красивыми, жизнестойкими.
С этой задачей зоологи Европы справились. К середине двадцатого века,
точнее, в 1951 году число зубров достигло ста пятидесяти, из них третья
часть в СССР, более всего - на Кавказе.
Когда в Кишинский зубропарк прибыло пополнение, а в Беловежской пуще
появились чистокровные зубры из Пшинского питомника, можно было начать
селекцию на чистого зубра путем поглотительного скрещивания. Роль носителя
кавказской крови на Кише принадлежала Пущанину и другому быку - Пухару,
привезенному двумя годами позже из Центрального питомника. Этот питомник был
создан главком заповедников и Комиссией по охране и восстановлению зубра
Академии наук СССР. Он расположился на Оке, недалеко от Москвы. Всю
организационную работу в нем проделали Михаил Андреевич и Лидия Васильевна
Зарецкие.
И вот на Кавказе уже двадцать четыре зубра. Вожак Ермыш и новичок
Пущанин никак не поделят между собой стадо. Борис Артамонович Задоров с
егерями Татарковым и Никотиным не решаются выпустить из загона неспокойных
зверей.
Написали письмо Михаилу Андреевичу Зарецкому: что делать?
Неожиданно на Кишу приехала Лидия Васильевна. Радостно и добро
встретили ее старые сотрудники. Она осмотрела стадо и сказала своим друзьям:
- А не проехать ли нам на Умпырь?
Задоров и Кондрашов переглянулись: неужто и она подумала о переводе
зубров в эту глухую долину? Зуброводы хотели сами предложить такой ход. Но
постеснялись, тем более что был тут и новый человек, который приехал на
должность главного зубровода. Фамилию его знали - Калугин, по имени-отчеству
Сергей Гаврилович. Зарецкая то и дело заговаривала с ним, видно, хотела
составить для себя более полное представление о человеке, которому вручается
судьба многострадального кавказского стада.
На Умпырь поехали через Бамбак и Черноречье.
Долина Умпыря в этот солнечный июнь благоухала запахами черемухи и
цветущего луга. От красок рябило в глазах. Дрозды состязались в мастерстве
пения. В кустах мелькали непуганые серны и олени. Журчали чистые ручьи.
Свежий ветер с ледников остужал горячее сердце.
Вечером, после ужина, сели на порожках вновь отстроенного кордона, где
жил егерь Василий Терлецкий, и вспомнили о грозных годах войны, не обошедших
эту долину и в двадцатых, и в сороковых годах.
- Нравится вам здесь? - Лидия Васильевна обернулась к Калугину и
широким жестом обвела горы.
- Красиво и знакомо, - отозвался он. - Я учился в Орджоникидзе, в
Горском институте. Там тоже Кавказ, но зеленого цвета меньше - все скалы да
камень. Здесь для зубров совсем хорошо. Райское место.
Засмеялась. Прошлое военное ему пока неведомо. Спросила:
- Ну а старый Ермыш? Он вас не беспокоит?
- Вожак свое сделал. Ни на Кише, ни тут места ему нет. Надо
выбраковывать. Ермыш уменьшает кровность стада по зубру.
Слово "выбраковка" здесь еще не произносили. Пока знали другое слово:
"размножать". Решимость Калугина понравилась Лидии Васильевне. Она глянула
на Задорова:
- Что, если вам, Борис Артамонович, поручат застрелить Ермыша? Да,
Ермыша.
- Эт-почему ж? - От испуга он даже стал заикаться. - Как то есть
застрелить? Шуткуете?
- Мы договоримся об этом сами, - сказал Калугин.
Спокойный, покладистый и вдумчивый человек. Потому так просто и
естественно вошел в старый кишинский коллектив. Правда, на коне выглядел
пока мешковато, но ездил не уставая. И все вокруг замечал, записывал. Любил
свое дело.
В тот вечер они решили разделить стадо. Половину перегнать сюда, на
вольный выпас, возродив полноценную жизнь и на этой прародине зубров.
Годы надежды были и годами трудностей.
На заповедники неожиданно обрушилась волна необдуманных реформ. Василий
Никитич Макаров покинул свой пост. Новые люди не все понимали, что такое
заповедность для природы нынешней и будущей. Чуть не треть заповедников в
стране успели закрыть, много раздали по разным ведомствам. Площадь
Кавказского уменьшилась почти вдвое. Стройная система заповедования
пошатнулась, ученые оказались в стороне. Об этом говорили, возмущались в тот
вечер и на Умпырском кордоне.
- А как обстоят дела у зубровода Корочкиной в Беловежской пуще? -
спросил Калугин Лидию Васильевну.
- Те же трудности, те же заботы. Скоро вы встретитесь. Намечены
совместные совещания раз в три года. Вместе с польскими учеными. Тогда и



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 [ 128 ] 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.