read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



холопов, поворачивают коней. Через час, развьючив поклажу, уносят добро
назад, в терема. Окинф с прочими сидит под стражей, город - радостный - в
руках москвичей и переяславской рати. Юрий без шапки, рассыпая рыжие
кудри, под крики толпы едет шагом по городу, машет рукой, улыбаясь во весь
рот направо в налево. Радость переполняет его, он весь сейчас из одной
радости, из одного ликования. Ну каким же умным оказался отец! Ну какие же
они все славные! Ну какой же город, какой собор, какая чаша воды за
валами! А терема, а толпы народа, а торг! Отсюда он, пока будет жив, не
уйдет! Единственное, что нарушает счастье Юрия в ближайшие дни, - строгий
наказ отца, которого невозможно было ослушаться; отпустить всех
захваченных бояр великого князя Андрея с их дружиною, не чиня им никаких
обид, воротив коней и оружие. Сам бы Юрий ни за что этого не сделал,
сгноил бы захваченных в яме. Но по отцову слову пришлось отпустить.
Всех переяславцев, что помогали ему, Юрий оставляет на прежних местах
в думе и в войске, даже Федор, вызванный через дружинника, получает место
в охране дворца, хоть и не прежнее, но и не самое низкое. Юрий принимает
его милостиво, и Федор наконец уверяется, что, по крайности, почти ничего
не потерял во всей этой замятне, когда, рискуя головой, исполнял последнюю
службу покойного князя Ивана.

ГЛАВА 125
Михаил Тверской и Андрей Городецкий, узнав о завещании Ивана, оба
были в страшном гневе. Но ежели Андрей, как великий князь, попросту не
пожелал считаться с волей покойного и послал своих бояр на Переяславль, то
положение Михаила оказалось труднее. Собрать рать и пойти на своего
союзника и друга князя Данилу? Зачем? Чтобы Андрей смог без хлопот
получить Переяславль? Поддержать Данилу, самому вовсе отказавшись от
города? Ему оставалось ждать событий и хранить мир. И мать, великая
княгиня Оксинья, сказала:
- Терпи! Твое время еще придет, сын! Андрей не отступится от
Переяславля, а Даниле навряд усидеть, ратной силы недостанет. (Про
посольство Данилы Московского в Орду не знали еще ни она, ни Андрей
Городецкий.)
Андрей только-только воротился из Новгорода, где ему пришлось
задержаться, заключая мир со свеей. Увидя своих, с соромом изгнанных из
Переяславля бояр, он рвал и метал. Не задумавшись дня, Андрей велел
собирать полки, послал гонцов в Ростов и в Тверь, к Михаилу. Но из Твери
пришел ответ, что тверской князь, поскольку Переяславль дан Даниле по
завещанию, ратей своих на московского князя не пошлет. А Константин
Борисович Ростовский без тверского князя тоже не решался начать войну (а
быть может, и не хотел) и советовал просить помощи у хана. Оставалось одно
- идти в Орду.
Летом Андрей, не дав мира Даниле, но и не начиная ратных действий,
отправился в Сарай жаловаться на брата и оспаривать незаконное завещание
князя Ивана. Потянулись томительные дни, недели, потом месяцы ожидания.
Сжали хлеб, свезли на тока, обмолотили и ссыпали в житницы. Андрей
все не возвращался, прочно застряв в Орде. Тохта не говорил ни да ни нет.
Подоспели дела церковные, митрополит возвращался с Константинопольского
собора, и Андрею пришлось хлопотать о новых ярлыках для служителей церкви,
о жалованье церковном: праве церкви не платить со своих доходов ордынского
выхода, - без конца дарить и дарить татарских вельмож и самого царя. А меж
тем из Москвы тоже шли и шли подарки в Орду, и хан Тохта, принимая своего
русского улусника, оглядывал его бесстрастным взглядом и, угощая
бараниной, привозными винами, сластями и виноградом, гадал: так ли прочно
сидит на столе своем князь Андрей, чтобы уже перестать ему помогать и
избрать другого, тоже послушного, но более слабого князя? Или же он ослаб
и надо ему помочь, но так помочь, чтобы он не усилился слишком и не начал
гибельной войны на Руси и чтобы в любом случае - от силы ли чрезмерной или
от крайней слабости - не перестал платить ордынского выхода, русской дани
Орде?
Проходила осень. Наступала зима. Андрей захворал в Орде, мучился
животом, хан все не отпускал его на родину. Стояли наготове, без дела,
собранные дружины, томились ратники, воеводы потихоньку рассылали людей по
домам. Застыли реки, земля укрылась белою пеленой, и установился санный
путь. Скрипели и визжали на морозном снегу полозья, ползли обозы со снедью
и зерном из деревень в города. В Новгородской волости стояло тепло, снегу
не было и ожидали недорода.
В самом конце года, двадцать шестого февраля, на Костроме, в
княжеском терему, умер маленький бледный мальчик, оставшийся без матери,
наследный князь, внук Александра Ярославича Невского, князь костромской и
будущий князь городецкий, Борис Андреевич. Седые бояре сидели у постели
малыша, сновали бабки, мамки, лекари и знахарки, и вот - понадобился
только священник: отпеть и похоронить. Седой ветхий Давыд Явидович
потерянно глянул на Ивана Жеребца, на его склоненную воловью шею, в дикие,
уставившиеся на труп ребенка глаза:
- Не уберегли! - сказал он, всхлипнув. Жеребец глядел на усопшего
княжича, все еще не понимая. Он мог взять меч и обратить в бегство десяток
ратников, мог ударом кулака свалить лошадь, порвать ременной аркан, мог во
главе дружины опрокидывать вражьи полки, под Ландскроной расшвыривал
шведов, проламывая клевцом вражьи головы в шеломах, - и был бессилен,
совсем бессилен здесь, перед этой тихою, беззвучной, на мягких ногах
детской смертью. Он с трудом разогнул шею, глянул на Давыда с
сумасшедшинкой, отмолвил хрипло:
- Да, не уберегли...
Скорбные гонцы, сами опасаясь своего известия, помчались сквозь
последние февральские метели к князю Андрею, в Орду.

ГЛАВА 126
В этом году Данил чувствовал себя нехорошо. Летом, ближе к осени,
однако, съездил в Переяславль, к Юрию. Поглядел хозяйство, поругал сына
для прилику, так, чтобы носа не драл. Принимал бояр. Вспомнив, спросил про
Федора. Федора вызвали ко князю.
Данил Лексаныч сидел как-то непривычно старый, тихий, старше своих -
и Федоровых - сорока с малым лет. Расспросил, покивал головой. Спросил про
мать, про сестру. Узнав, что Параська пропала, огорчился, вздохнул.
- И кукла пропала? - спросил, поглядев исподлобья Федору прямо в
глаза.
- И кукла. Дом сгорел, дак... - отмолвил Федор.
- Женку-то жалеешь?
Не ожидая ответа, кивнул Юрию, что сидел рядом, с любопытством
оглядывая Федора быстрым взором голубых беззастенчивых глаз. Тот понял
отца, встал, вышел, воротился, неся женскую кунью распашную шубу. Отец
одобрил, кивком головы, подарок.
- На, возьми!
Юрий протянул шубу Федору.
- Женке подари. А сына твово, буду жив, возьму на двор. У Протасия
он? Спрошу. Вот, Юрий, кто нам Переяславль подарил!
Федор поклонился, прощаясь, в пояс, и ушел с неспокойным сердцем.
Данил Лексаныч выглядел уж очень нехорошо, а в чужого для себя князя Юрия
Федор не очень верил. Воротясь в этот день в Княжево, он долго убирал
коня, потом взошел, торжественно остановился у порога, развернул подарок:
- От князь Данилы тебе! На! - бросил, невесомую, в руки. -
Прикинь-ко!
- Да полно уж, - нерешительно обминая пальцами дорогой мех,
проговорила Феня. - Не в наряде дак!
Вздыхая, надела. Шуба была как раз до полу, чуть виднелись носы
чеботов. Стала выше, стройнее. Усмехнулась, задумчиво щурясь, виднее стали
мелкие морщинки у глаз.
- Молодой бы! В церкву ходить теперь.
Представил ее молодой вдруг, в этой дорогой шубе, ощутил стыд, что не
смог тогда, всю жизнь...
Вздыхая сняла, бережно убрала в скрыню. Подошла, села близко,
приобняв:
- Ништо, Федюша, не журись, не худо прожили мы с тобой! Сына подняли,
вишь...
Бережно освободясь от ее руки, он распрямился, вздохнул, привлек к
себе за плечи. С той же горькой жалостью увидел близко тронутые сединой,
поредевшие волосы.
- Бориска Шумаровский давеча весть передал от Вани, кланяется, мол, в
чести у боярина, бает...
Они помолчали. Потом Феня посвежевшим голосом похвасталась:
- Я седни пироги затеяла, каки любишь! Со снетком!
Федор хотел спросить про снетка вяленого: отколь достала, и не смог
справиться с собой, что-то запершило в горле. Закашлял и только прижал
сильнее. Она поняла без слов, пояснила:
- Даве купцы-белозеры наезжали, дак Марья взяла лукошек пять, а я уж
у нее достала!
Отужинав, сумерничали.
Верно ли, что прожита жизнь? Сила в плечах еще есть, еще желания не
ушли из сердца. Правда, молодость ушла. А жизнь - кто ее измерит! Вон
старик Никанор все волочится, а ему уж не сто ли летов? А дядя Прохор
погиб, какой богатырь был! Умерла мать, а Олену, ее подругу, словно и годы
не берут. Жить еще долго нужно. Нужно поставить сына на ноги, быть может,
дождаться внуков, а то и правнуков. Княжеский дар, серебро и перстень, он
зарыл в землю на черный день. Может, скоро война, и тогда Козел по старой
злобе снова подожжет его хоромину, и снова, когда схлынет вражеская рать,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 [ 129 ] 130 131 132 133 134 135 136 137
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.