read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



надо будет рубить избу, ставить клеть, подымать сараи и житницу, заводить
коней и скотину.
И когда-нибудь они будут также сидеть с Феней, тогда уже старые
старики, и воротится сын - городовой боярин, или княжой ключник, или еще в
каком высоком чине - и будет ласково-снисходительно беседовать со стариком
отцом, и соседи набегут поглядеть на Федорова сына, подивиться конскому
убору, седлу, дорогой одежде. И они с Феней тоже станут дивиться и
гордиться сыном, а он, Федор, вспомнит о прежних своих путях, и посольской
службе у князей, и о городах, которые видел: Владимире, Твери, Ростове,
Господине Великом Новгороде. И они будут пить мед, и он, Федор, всплакнет
по стариковской слабости, вспоминая прежние годы...
- Не пора ли свечу затеплить? - говорит Феня. - Т°мно уже!

ГЛАВА 127
Данил Лексаныч выстоял службу в Никитском монастыре, одарил братию,
после проехал на Клещино-городище, где его с поклонами встречали прислуга
и городищенские мужики. Походил по саду, хотел посидеть на траве, на
старом валу, да не решился. Кабы один был, ничто! С терема, с гульбища,
долго глядел на озеро. После закусил простоквашею и черным хлебом и к ночи
воротился в Переяславль. Переяславским боярам обещал побывать у них зимой
и отправился назад, на Москву, в которую он столько вложил труда, и сил, и
прожитых лет, что уже понял: никогда оттоль не уедет.
Зимой Данил расхворался и в Переяславль не поехал. Он то лежал, то
вставал, когда легчало. Иногда отправлялся в княжеском возке в монастырь в
сопровождении младших сыновей, что ехали верхами по сторонам возка. В
монастыре он, отстояв службу, трапезовал, оглядывал рубленые храмы и
кельи, спрашивал отца архимандрита, не надобно ль чего для братии? Как-то
смехом, а потом и серьезно повторил, что, ежели умрет, чтобы похоронили
его на монастырском кладбище, и не особо, а <со всема вместе>, в такой же,
как и у прочих, простой могиле.
О Рождестве он зашел ко князю Константину Романовичу, что до сих пор
сидел у него в Кремнике и, ежели не выезжал на охоту, обыкновенно читал то
жития святых, то Девгениево деяние, или повесть об Акире Премудром.
Держали князя по-прежнему <в чести>: со своими слугами, духовником, не
урезывая ни стол, ни питье. И по-прежнему сердитый рязанский князь не
желал отказаться от Коломны и тем освободить себя из заточения.
- Ты, Данил Лексаныч, уже и сам в домовину глядишь! Переяславль
получил! И все тебе мало! Кажен год Рязань громят и свои и чужие! Наших
князей давят в Орде, наши смерды угнаны в полон. За хребтом Рязани
отсиживаетесь! И Юрий Владимирский выдал и бросил Рязань Батыю! А кто
спасал честь земли и славу отню? Рязанский, наш, воевода, Евпатий
Коловрат! И Всеволод Великий громил рязанские земли, и доброго слова не
скажут о нас: буяны да воры - только и прозывания! Где удальцы и резвецы
рязанские? Кости их белеют на полях! Где храмы и терема? И следа не
осталось! Народ бежит. Были мастера, и златокузнецы, и книжному научению
горазды. Где они? Но от великих князей черниговских и киевских корень наш,
и свет древлеотческой старины еще теплится, яко лампада неугасимая, в
рязанской земле! Мы с мечом, изнемогая, стоим на рубеже земли русской и
что же видим от вас, владимирцев? Какую помочь либо хоть участие в нашей
горькой судьбе? Где же ваша братняя любовь, где совесть, где копья и сабли
ваши, где ваши великие полки?!
- Не дам тебе Коломны! И не проси. Умру, а не дам. Не отдам, дак хоть
дети воротят в свой час! - гневно сказал Константин.
Данил обиделся.
- Ты сам, князь, немолод, о душе и тебе помыслить надоть! - отмолвил
он. Засопел и не знал, что еще сказать. Так и ушел, едва простясь, и
больше не заходил, только бояр посылал от времени до времени.
Для себя он подумал о душе. Заботливо составленная духовная
перечисляла, чего и сколько следует жене, каждому из сыновей, на
монастырь, на помин души, на бедных. Не забыты были ни кони, ни портна, ни
сосуды, ни шитье, ни оружие. Москву Данила оставлял детям в нераздельное
владение, заклиная их хранить мир и любовь. Духовную грамоту заверили
архимандрит и старейшие бояре. До времени она хранилась также в Даниловом
монастыре, а противень - во дворце, в ларе с прочими грамотами.

ГЛАВА 128
В феврале Данила слег. Овдотья и парила его и растирала. Данил лежал
молча, выставив горбатый обострившийся нос, иногда подзывал сыновей,
пытливо разглядывал и отсылал, приласкав.
Второго марта, когда уже стало ясно, что надо ждать конца, он принял
схиму, причастился и соборовался. Четвертого марта, перед самым концом,
вызвав сыновей, Данил знаком велел им наклониться к нему и прохрипел:
- Юрко нравный... крутой... А все одно не перечьте друг другу...
Помните про веник!
Потом слабо махнул рукой и затих. Скоро задышался, хотел
приподняться, помотал головой. Овдотья приникла к нему, выспрашивая:
- Чего, чего тебе?
Но он только захрипел и начал отваливаться. Дыхание, редкое и
тяжелое, скоро прекратилось, и тело начало холодеть. Овдотья прикрыла ему
глаза, подержала, давясь от слез, потом упала на грудь князю и навзрыд
заплакала.
К Юрию в Переяславль послали срочного гонца. Говорили потом, что Юрия
на похороны не отпустили переяславские бояре, боялись, что без него
воеводы Андрея захватят город.
Хоронили Данилу, как он и велел, в Даниловом монастыре, на общем
монастырском кладбище. Уже пригревало солнце и первые весенние капли
опадали с ветвей на голубой ноздреватый снег.
Московский тысяцкий, великий боярин Протасий, плакал над гробом. И
многие москвичи плакали, провожая своего князя, истинного основателя
Москвы и родоначальника московского правящего дома, который, несмотря ни
на что, был-таки и миролюбив, и тих, и кроток, и милостив, и не так уж
несправедливо причтен впоследствии к лику святых*.
_______________
* Данил умер в 1303 году.

ГЛАВА 129
Юрий прискакал в Москву на сороковины. Весной он успел нежданным
набегом захватить Можайск, пленил тамошнего князя и присоединил Можайск к
Московскому уделу. В Твери, узнав о новом захвате Юрия, забеспокоились.
Однако Андрей все еще сидел в Орде, и Михаил Тверской, которому по
лествичному счету после Андрея должно было достаться великое княжение,
предпочел выжидать. (Поскольку Данила умер раньше брата Андрея, не побывав
на владимирском столе, его потомки, с Юрия начиная, по лествичному счету
теряли право на великокняжескую власть.)
Проходило лето, колосились хлеба, облака дышали зноем, Андрей все не
ехал. Наконец осенью великий князь воротился на Русь. Воротился с ярлыками
от хана, с церковным жалованьем, надломленный и усталый.
Он прибыл в Кострому, где похоронили маленького Бориса, отслужил
панихиду по сыну, посетил могилу, постоял, недоуменно глядя на
известняковую плиту - все, что осталось от его прежних надежд. Ему
захотелось спросить: <А где же сын? Приведите его>. У него дернулась щека,
он сдержался. Давыду с Жеребцом велел без жалости выколачивать с Костромы
новые налоги - в Орде он издержался вконец, опустошив великокняжескую
казну.
Вместо конного войска Тохта дал ему ярлыки к прочим князьям с
призывом жить в мире и урядить о переяславском княжении между собой.
Возможно, будь жив Борис, Андрей теперь и не посмотрел бы на ханские
ярлыки, собрал рати и вышвырнул этого рыжего щенка из Переяславля. Но он
смертельно устал. И драться было не для кого. Для него самого наступило
пресыщение властью.
Андрей разослал гонцов ко всем русским князьям, созывая на снем.
Начались долгие пересылки и выбор места. Юрий наотрез отказывался ехать во
Владимир. Наконец порешили собраться на спорной земле, в самом городе
Переяславле, у Юрия.
Андрей понимал, что, соглашаясь на снем в Переяславле, он уже почти
уступил сыну Данилы. Так и получилось. Долгие переговоры окончились ничем.
Постановили в конце концов до поры оставить удел Юрию, отобрав у него
великокняжеские доходы с Переяславля. Юрий тотчас отослал новые подарки в
Орду и начал всячески затягивать с выплатою даней, обещать - не давать,
держать - не пускать, и дотянул до весны, до распутицы, а там и до Петрова
дня, хотя Андрей уже начал собирать войска. Но тут великий князь, к
счастью для Юрия, занемог, и рати не вышли в поход.
В июле поползли слухи, что великий князь Андрей умирает. Слухам этим
суждено было подтвердиться.

Великий князь владимирский, князь городецкий, костромской и
нижегородский, князь Господина Великого Новгорода и Пскова умирал у себя в
княжеском тереме, на Городце.
Он лежал и думал и понимал, что умирает. И ему было одиноко. Все,
кого он любил и кому верил, ушли раньше его. Ушел Семен Тонильевич, ушел
Олфер, умерла Феодора. Сейчас, в свой последний срок, он вспоминал
почему-то ее одну, совсем забывая про Василису, недавно усопшую юную
супругу свою. Не вспоминал он и детей, ею рожденных и умерших, только



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 [ 130 ] 131 132 133 134 135 136 137
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.