read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



И на Даниила накатила волна чего-то неимоверно жуткого, отвратительного, чудовищного и непередаваемо чужого. Как будто все привычное и обыденное переменилось, нет, извратилось. Как если бы воздух стал водой, а твердь - киселем, свет - мраком, а вода - жидким огнем.
Хотя все это длилось доли мгновения, Горовой пришел в себя далеко не сразу.
- Что это было? - наконец спросил он. - Кошмар какой-то!
- Я всего лишь попробовал передать тебе наши представления об этих существах, - пояснил гость. - Ты наверняка слышал, кто такие Великие Древние.
Ну, хотя бы от своих знакомых нетеру.
- Угу, а также о Предтечах, Основоположниках, Творцах, Странниках и так далее... - проворчал Даня, вспоминая когда-то прочитанные фантастические романы.
Акху, кажется, слегка усмехнулся.
- Тогда все куда проще. Не знаю, что тебе там говорили, но вот как все обстояло на самом деле.
В голосе пришельца зазвучала напевная торжественность. Наверное, так или почти так пел свои гекзаметры Гомер.
- Когда-то, в неизмеримую древность, во Вселенной зародился самый первый разум. Это и были Древние. Никто из нас, их детей, не знает, как они выглядели и был ли у них вообще какой-то облик. Они и создали нас - акху, ихигов, Наблюдающих и еще многих. Может быть, и эти выскочки нетеру тоже их творение; а вдруг, как знать, и люди - это часть их замысла? Но, - Стоящий У Тропы словно спохватился, - это сейчас не важно, тем более что они давно исчезли. Вымерли, а возможно, ушли из нашей Вселенной.
Важно другое - у Древнейших были братья, вернее, другая ветвь их рода.
Они были подобны им могуществом, но несли зло и разрушение.
Между ними и Древними разыгралась великая война, что потрясла Вселенную и обратила в прах мириады миров. Те, о ком не осталось даже имени, были повергнуты, но не уничтожены до конца. Так вот, мои братья... мои неразумные братья, пытаются сейчас пробудить к жизни одного, из немногих уцелевших...
Вновь свист и щелчки.
- Только поэтому, еще раз повторю, я здесь. Поверь, если бы речь шла только о нашем споре с нетеру, мы бы ни за что не выступили против своих сородичей.
- И что, они не понимают?.. - начал было Данила. Акху вновь как будто усмехнулся, хотя не издал ни звука.
- Ну конечно же не понимают. Откуда им понять, что за силу они хотят вызвать в мир? Ведь самые старшие из нас появились спустя бездну времени после того, как та война завершилась. А может, рассчитывают, что смогут контролировать вызванное ими чудовище или...
Акху замер, словно прислушиваясь к чему-то.
- Так, - сухо бросил он спустя полминуты, - У меня осталось уже не так много времени, поэтому перехожу к главному для тебя.
В храме Тота ты найдешь и тех, кого ищешь, и все отгадки. На самом деле этот храм построен на месте, где стоял Храм Забытого, Храм Древних Времен, Храм Древнейшего из Древних, чье имя я не могу здесь назвать, - Горовому показалось, что в голосе пришельца прозвучала глубокая горечь. - То, что ты видел недавно, постройку слуг ихигов, - это лишь его жалкая копия. Но это сейчас, конечно, не важно. Так вот, в храме Тота ты будешь иметь дело не только с людьми или даже хурсарками и не только с Просветленными, их, кстати, ты там можешь и не застать, но и с кем-то из нетеру.
- То есть как?! - Даня почувствовал, как неприятно вспотели ладони.
- Среди твоих покровителей есть изменник, - сухо уточнил акху. - Я не знаю, кто он и что его свело с мятежниками, зачем он служит тем, кто мечтает о новой войне. Я не видел его, и даже среди тех, с кем он связан, с ним поддерживают связь лишь двое или трое. Это ты можешь передать Проводнику или Гору. Точно так же, как и то, что именно собираются делать мои сородичи: впрочем, видимо, нетеру и так это знают или догадываются.
Он сделал неопределенный жест рукой, будто отмахиваясь от какой-то назойливой мошки.
- А вот дальше будет только для тебя. Когда я уйду, тут, на камнях, ты найдешь амулет, который защитит тебя от хурсарков и погасит по крайней мере большую часть нашей магии, направленной на людей. Только не отдавай его нетеру - все равно они в нем не разберутся, только испортят хорошую вещь. А ты останешься без защиты, которая тебе весьма и весьма понадобится, когда ты войдешь в тайные покои храма Тота.
- И еще, - после секундной паузы сказал акху. Не надо считать нас злыми демонами, человек из будущего.
И с этими словами силуэт исчез, словно его и не было.

Глава двенадцатая
ПРОКЛЯТЫЙ ОАЗИС
Оазис был перед ними как на ладони. Он будто манил войти, отдохнуть под сенью его пальм, вкусить прелесть чистой родниковой воды, насладиться вкусом спелых плодов...
Так аромат и вид сыра ведет в мышеловку глупую мышь.
Смутное ощущение некоей неправильности коснулось почти каждого из их отряда.
Прошло несколько минут, а люди все стояли неподвижно, словно не решаясь переступить некую невидимую черту, окружившую этот клочок зелени среди песков. Может быть, дело было в том, что оттуда не доносилось ни звука?
Ни людского говора, ни песен, ни детского смеха, ни крика ослов и мычания скота...
- Двойной оазис, - пробормотал кто-то из египтян. - Это может быть только Сафра.
- Сафра... Сафра... - пробежал шепоток. - Не к добру... Ох, оборони Хатхор!
- Что еще случилось? - довольно раздраженно (жара измучила его до невозможности) спросил археолог у ближайшего к нему воина, десятника Сенмута.
- Говорят, достойный Джеди, что на этом оазисе лежит проклятие, - вполголоса пробормотал в ответ Сенмут. - Когда-то давно его жители прогневили Сета, отказав ему в жертвах, и он излил на них свой гнев. С тех пор там никто не живет. Люди пытались тут поселиться, но...
- И кто ж это тебе рассказывал? - подозрительно спросил Рахотеп, оборвав подчиненного.
- Ну, Несхи говорил... - потупился десятник. - А еще - караваны, которые идут этими местами, иногда пропадают.
Даниил продолжал разглядывать лежащий перед ним пейзаж.
Небольшая пальмовая рощица поодаль от основного массива оазиса. Он сам, кажущийся изумрудом на безжизненном золоте пустыни. Осыпавшаяся сторожевая башня и сгрудившиеся домики, несущие на себе печать времени. И по-прежнему ни движения.
Оазис выглядел безлюдным, и, видимо, таковым и был. Вернее сказать, он казался нежилым. Словно это была какая-то декорация к фильму, давным-давно заброшенная и потихоньку разрушающаяся. Что-то и в самом деле было в нем неправдоподобное. Или это уже начинают сдавать нервы, не выдерживая долгой, изматывающей усталости - телесной и душевной.
Вообще-то, размышлял Даня, за словами о проклятии определенно что-то есть. Просто так в этой пустыне, где каждый родник и каждая пальма куда дороже бесполезного желтого металла, оазис, пусть даже и небольшой, не будет стоять покинутым. Хотя кто его знает? Местные, как он уже убедился, народ дико суеверный...
Археолог посмотрел на Джедефхора. А что он думает обо всем этом?
Принц как будто не проявлял особого беспокойства. Стоял на колеснице, задумчиво склонив голову и рассматривая у себя под ногами что-то, видимое только ему. Никто не решался окликнуть его, помешать размышлениям наследника престола.
Но как бы то ни было, тянуть слишком долго с решением было невозможно: перед последним броском людям и лошадям нужен был отдых от марша через мертвые пески.
Коротко посовещавшись с офицерами, Рахотеп отдал приказ - занять малую рощу, став лагерем у колодца. Джедефхор кивком головы подтвердил принятое решение.
Даниил открыл рот, чтобы спросить - не лучше ли будет сначала проверить всю Сафру и только потом влезать в возможную ловушку, но успел сообразить, что не ему учить ученых. В конце концов, если там и прячется кто-то, то лучше принять бой не под палящим солнцем и не в песках, а там, где есть хоть какое-то укрытие и, главное, - вода.

...Только тот, кто странствовал многие дни по пустыне, довольствуясь лишь скудной тенью от барханов, способен оценить, какое это величайшее наслаждение - настоящая, живая тень от деревьев.
Несколько человек, войдя в рощицу, тут же улеглись прямо у корней пальм, блаженно растянувшись на песчаном грунте. Даниил хотел было последовать их примеру, но, видя, как принц спокойно спрыгивает с колесницы и начинает отдавать распоряжения, сдержался. Мужик он, в самом деле, или не мужик?
Да и не годится показывать великому чародею Джеди, что он всего лишь обычный человек, так же, как все, страдающий от зноя и утомления.
Тем более что слабаков тут же подняли в тычки десятники и погнали обустраивать лагерь.
Верблюдов развьючили, коней выпрягли из колесниц и дали животным немного охладиться. Поить их сразу, хоть колодец оказался полон прохладной и очень вкусной воды, не стали, чтобы не загубить.
В тени пальм растянули несколько навесов из попон и поставили шатер Джедефхора, а также походную скинию со статуэтками мемфисской триады: Птаха, Сохмет и Нефертума. Слышались бодрые голоса, веселая перекличка. Люди, похоже, забыли о недавних тревогах и каком-то там проклятии Сета-Братоубийцы.
А еще с ними был сам великий маг и чародей Джеди. Сейчас он совершит пред ликами всемогущих нетеру положенные обряды, и милостивые небожители отгонят беды и напасти от своих верных слуг. Просто и эффективно.
Да, надеются на тебя люди, Даня. Надеются, не ведая о том, что эти самые "блаженные боги" фактически бросили их на произвол судьбы. Им, видите ли, нельзя открыто вмешиваться в разборки людей и акху. Как бы вселенского скандала не вышло. Тьфу, противно! Подковерные игры, мышиная возня.
Внезапно в голову археологу пришла уколовшая легкой тревогой мысль: сейчас как никогда удачный момент для внезапной атаки. Воины расслабились, рассредоточились по роще, заняты делами, к тому же их силы разделились. Вон луки заботливо сложены под самой густой пальмой, кое-кто из солдат даже копья отложил.
Даниил даже усмехнулся про себя: надо же, стратег выискался...
Пока он обдумывал этот вопрос, отряд, посланный в главный оазис, прошел ровно половину пути.
А потом всякие мысли пропали, сметенные порывом мгновенного страха.
Неподвижный воздух, чье спокойствие нарушал лишь шелест пальмовых листьев, огласили отвратительный рев, свист и завывание.
Из-за окружающих Сафру барханов, из-за ее зеленых манящих деревьев, из развалин башни и селения высыпали десятки и десятки существ самого жуткого вида.
Ветер принес облако густого зловония, от которого Даню затошнило. Парень ощутил, что висящий у него на груди амулет - подарок Стоящего У Тропы - налился холодом.
Должно быть, в этом крошечном, забытом богами оазисе акху собрали самых гнусных порождений своей биотехнологии.
- Держаться вместе! Все ко мне! Защищать наследника! - заорал Рахотеп, но было уже поздно.
Опасность подстерегала и сзади.
Из густых крон пальм на головы людей посыпались какие-то мелкие создания, похожие на гибрид макаки и летучей мыши.
Мохнатые твари верещали, хлопали перепончатыми крыльями, размахивали когтистыми лапами. Некоторые держали в обезьяньих ручках каменные ножи или палки. Иные не имели никакого иного оружия, кроме рогов и клыков.
Растерявшиеся воины принялись отмахиваться копьями, но тщетно - несколько человек мгновенно упало с располосованным клыками горлом.
Люди обратились в бегство, волна чудовищных "мартышек" устремилась за ними.
А с другой стороны на воинов наступали страшилища покрупнее - косматые многорукие существа с головами павианов и шестилапые шакалы с длинными острыми рогами.
"Надо бежать!!" - это была единственная мысль.
Горовой лихорадочно посмотрел туда, где остались их кони и верблюды.
Но за секунду до того как он это сделал, в уши ударило истошное ржание и надсадный рев.
На их скакунов и "кораблей пустыни" со всех сторон наползали гнусные чудища: что-то похожее на толстую змею с короткими лапками и устрашающей, напоминающей акулью, головой с зубастой пастью. Подпрыгивая, они вгрызались в тела коней и верблюдов, обвивали их ноги, стягивая наподобие пут и стараясь повалить животное наземь.
Вот одно из них, взобравшись на спину бьющегося в ужасе четвероногого, обмотало его шею и принялось душить.
Несколько скакунов сумели прорваться и умчались в пустыню, унося на крупах вгрызшихся в их плоть змееакул.
Оставшиеся в рощице воины попытались было защитить коней, но почти мгновенно пали. Одних сбили наземь и погребли под собой сухопутные пираньи, других прикончили спрыгнувшие с деревьев полуобезьяны.
Хурсарки тем временем догнали бегущих воинов. Завязалась схватка. Воздух огласили крики, звериный рев, яростная брань, а затем вопли боли и предсмертные стоны людей.
Не меньше трети воинов передового отряда, ставшего беспорядочной толпой беглецов, погибли в первую же минуту, разорванные мускулистыми руками антропоидов, забитые палками или растерзанные в клочья клыками и когтями.
А товарищи ничем не могли помочь, занятые борьбой с мелкими, но не менее опасными врагами.
Удивительно, но вся эта кутерьма, происходящая вокруг Даньки, никоим образом не касалась его самого.
Ее волны как будто огибали парня, не причиняя ему ни малейшего вреда. Словно он находился в некоей виртуальной компьютерной игре, где все было максимально приближено к реальности и все же таковой не являлось. Неужели это результат действия талисмана акху? А он-то воспринял обещания Стоящего У Тропы скептически.
Метрах в пяти от Дани некая крошечная мерзость, напоминающая безобидную обезьянку, атаковала десятника Сенмута. Если бы не редкая малинового оттенка шерсть, не чешуйчатый хвост и костяной гребень на спине, не раздвоенный длинный язык мертвецки-синюшного цвета и не длинные, хищные клыки, торчавшие из пасти, - ни за что не отличишь от обычных мартышек. Оттолкнувшись всеми четырьмя руками-лапами, она ловко избегла удара копья и запрыгнула на плечо Сенмуту, намереваясь впиться в яремную вену длинными зубами.
Одним движением египтянин сорвал тварюгу с плеча и схватил за горло, держа на вытянутой руке. Пальцы воина уже начали сжиматься на горле мутанта, ломая хрящи, когда тот вдруг плюнул в лицо египтянина какой-то зеленой дрянью.
Отшвырнув тварюгу, Сенмут закрыл лицо руками и с воем упал на песок. Затем вскочил, слепо заметавшись. Даниил с ужасом увидел, что лицо несчастного представляет собой пузырящуюся кровавую маску. Плоть растворялась, съеденная ядовитой слюной.
Маленький убийца, довольно расхохотавшись (не дай бог еще услышать этот визгливый хохочущий тенорок), скрылся за барханом.
А потом передовые твари ворвались на стоянку отряда, проскочив мимо археолога. Ни одна из них не обратила на него никакого внимания, зато спрятанный под шкурой амулет стал из просто холодного обжигающе ледяным.
Замелькали мечи и копья, на песок хлынула кровь - алая людская, и оранжевая и синяя - чудовищ. А Даниил стоял, не зная, что делать. "Что с принцем?!" Джедефхора нигде не было видно. Взгляд археолога вновь метнулся туда, где находились их животные. Половина лошадей недвижно лежала на земле, и змееногие твари уже обглодали на иных мясо до костей. Но оставшиеся кони и особенно верблюды не сдавались - сбрасывали пытавшихся добраться до шеи обезьянопауков, топтали извивающиеся тела сухопутных мурен.
Вот к одному из "кораблей пустыни" подбежала четырехрукая пятнистая горилла. Ее палица совершенно неподъемного вида была залита кровью. Грозно рыкнув, занесла свое оружие...
Но тут ближайшая кобыла ловко лягнула монстра задними ногами, так что тот рухнул навзничь - рыхлый песок не удержал тумбообразные нижние конечности. И через секунду на его череп обрушились передние копыта Серебряного. Еще с полминуты конь Джедефхора с победным ржанием исполнял пляску смерти на дергающемся мохнатом теле. В воздухе засвистели стрелы. Подняв глаза, Данила обнаружил на гребне холма десятка с полтора воинов во главе с Джедефхором. Их пальцы бешено рвали тетивы, белое оперение стрел так и мелькало. Стволы пальм им не мешали - не зря египтяне считались лучшими лучниками в то время.
Бестолково мечущиеся твари начали падать на песок, пронзенные бронзовыми и обсидиановыми наконечниками. Раненые чудища бились в конвульсиях, громко вопили - хотя далеко не у всех стрелы поразили жизненно важные органы.
Кучка рукастых обезьян попыталась перейти в контратаку, завывая и меча в стрелков камни и дубины. Это стоило жизни троим воинам, упавшим с раскроенными черепами, но до вершины не добежало ни одно из ужасающих созданий - последнее рухнуло со стрелой в брюхе шагах в пятнадцати от Рахотепа.
С удивлением Даниил созерцал эту картину - стрелы обрели невероятную, небывало убойную силу, приканчивая жертвы буквально в считанные секунды. В голову пришла мысль о магии. Он даже завертел головой, надеясь где-нибудь обнаружить присутствие кого-либо из стана неприятелей акху.
Тем временем, после того как атака захлебнулась, злобная мелочь, плача и вереща, начала разбегаться прочь. Уцелевшие антропоиды, тоже пятясь, покинули поле боя. Должно быть, искры разума все же присутствовали в их мозгах, так же как инстинкт самосохранения - сказывалось наследство предков, благодаря которым противоестественной магией-наукой акху они были сотворены когда-то...
Отойдя на расстояние полета стрелы, все монстры сбились в одну кучу. Их было еще достаточно много. Гораздо больше, чем горстки защитников оазиса Сафра. Что-то они предпримут? Вновь ринутся в атаку или...
Вот страшилища выстроились в клинообразную колонну, и та, словно подчиняясь команде, устремилась в глубь пустыни.
Прошло несколько минут, полных тревожного ожидания, стонов раненых, визга издыхающих и добиваемых хурсарков, перемешанного с проклятиями людей, прежде чем египтяне поверили, что битва закончилась.
Закончилась их победой... если это можно так назвать.

Даниил не был знатоком военной истории, в армии не служил, да и прибыл из относительно мирного времени, хотя в военном деле немного кумекал (не зря же вырос в офицерской семье). Но будь он даже полнейшим профаном, все равно бы понял, что отряд практически разгромлен. И потеря коней и вьючных животных едва ли не страшнее потери людей, ибо пешком пустыню не пересечешь.
Невольно ускорив шаги, парень подошел к животным, и его замутило при виде растерзанных и обглоданных тел.
Похоже, с четвероногими хурсарки расправлялись даже более жестоко, чем с людьми.
Лошадь Даньки лежала недвижно, и лишь жалобно косящие глаза свидетельствовали, что она еще жива. Спина и бок превратились в кровавое месиво; тут же на песке валялась корявая дубина, которой убивали несчастное животное. А шагах в десяти лежал и сам убийца - мохнатый антропоид, из чьей спины торчала длинная стрела.
Горовой огляделся, постепенно приходя в себя. Уцелевшие воины стаскивали в рощицу тела погибших и раненых. Даже на первый взгляд было ясно, что их куда больше, чем живых и невредимых. Они потеряли не меньше половины отряда только убитыми. Рахотеп с горечью на лице присел на корточки у обезглавленного тела их лекаря. Еще несколько солдат ходили между лошадьми и верблюдами и избавляли их от мучений ударами пик.
Мимо Даниила проковылял Каи, что-то жалобно бормоча и всхлипывая. Видать, он был до сих пор не в себе - и неудивительно.
Археолог с тревогой поискал глазами принца.
Джедефхор стоял над превращенной в щепки колесницей, среди останков которой лежал еще дергающийся, умирающий хурсарк. Ни отравленные стрелы, ни мечи тут были ни при чем - в разрушительной ярости он сам себя насадил на обломанную ось, как на кол, и теперь истекал дурно пахнущей оранжевой кровью.
Невдалеке грубо, никого не стесняясь, ругался их интендант. И было отчего - Данила, разглядев все в деталях, сам готов был материться.
Кожаные мешки с ячменной мукой, высушенными лепешками и вяленым мясом и фруктами были разорваны, а их содержимое разбросано и перемешано с песком и обильно полито испражнениями хурсарков.
Среди всего этого разгрома валялась раздувшимся брюхом кверху сдохшая крылатая мартышка. Изо рта ее торчала недоеденная редька из личных запасов Джедефхора, которую тварь судорожно сжимала окостеневшими ручонками.
Парень сплюнул, мысленно сказав себе, что поговорка "жадность фраера сгубила" актуальна во все времена.
Оказалось также, что кожаные бурдюки для воды тоже были старательно порваны в клочья. Видно, атакой все же кто-то руководил, ибо откуда безмозглым тварям знать, что еду можно на худой конец везти как угодно, а вот воду без бурдюка транспортировать тяжеловато. Правда, в распоряжении отряда были еще и кувшины, но не так много, да и тащить на себе тяжелые сосуды через пустыню - это не подарок.
Рахотеп тем временем осторожно прятал в резную шкатулку, выложенную внутри мягкой шерстяной тканью, фаянсовый сосуд в виде фигурки Анубиса.
- Стрелы выбросить! - скомандовал он, не поворачиваясь. - Не хватало еще кому-нибудь сдохнуть от собственного оружия. И пусть их закопают где-нибудь: еще уколется кто невзначай.
Даниил понял, как именно они смогли победить кошмарное войско слуг акху. Что называется, "не по благородному".
Черт, да какое тут благородство?! Это ж зверье! Не будь Рахотепа с этим кувшинчиком, может, сейчас бы хурсарки доедали его, Данилы Горового, печенку. И не помог бы никакой волшебный амулет ...

Кто-то несильно дернул его за передник. Парень обернулся и увидел... желтые миндалевидные глаза Открывателя Путей.
- А, - вяло скривился Данька, отчего-то не сильно удивившийся. - Явился, не запылился. Где же ты раньше был, охранничек хренов? Нет, чтобы на часок раньше поспеть. Глядишь, и не так все повернулось бы. Хотя, впрочем, какой с тебя толк. У вас ведь нейтралитет, политика невмешательства...
Он махнул рукой и отвернулся.
Упуат хотел было по своему обыкновению огрызнуться, но, повертев головой по сторонам, сдержался. Не время качать права. Не та ситуация.
Вновь вцепившись зубами в передник приятеля, волчок настойчиво потянул его в глубину рощи, мол, надо поговорить.
- Ну, во-первых, здравствуй, - начал Путеводитель, едва они удалились на приличное расстояние. - Все-таки давненько не виделись!
- Привет! - буркнул молодой человек таким тоном, что любой другой на месте ушастого нетеру скрылся бы после такого приветствия от греха подальше.
- Да, бездна энтузиазма! - иронически хмыкнул волчок. - Сам же поручил ответственную миссию, оставив в тылу врага, а теперь я еще и крайний. Ладно, подробный отчет отложим на потом, а пока позволь тебя спросить; отчего это хурсарки не повторили атаку? Молчишь? Нет бы сказать другу спасибо за то, что он, рискуя собственной головой, влез на волну акху и послал этим гадам сигнал отбоя. - Упуат сделал короткую, но эффектную паузу и вновь ринулся в атаку: - А кто, с ходу, даже не передохнув после многотрудного и изнуряющего бега по пустыне, не заботясь о собственном организме, целый час держал над оазисом защитный купол, чтобы нейтрализовать центр управления акху? У них там, наверное, все батареи накрылись от перегрева.
Данька молчал. Крыть ему было нечем.
- Но эти акху... - возмущенно зарычал волчок. - Эти... Ну, они дождутся войны!
- У них там, в пустом колодце, был спрятан маскёр, потому я ничего и не почуял, - успокоившись, сообщил он. - Великий Дуат, какой маскёр! На две головы выше того, что было раньше! Тут разве что Старший сумел бы разобраться, что дело нечисто. Попытался я его отключить - ничего не вышло: пришлось просто прикончить.
Молодой человек не стал расспрашивать - что такое (или кто такой) этот "маскёр", и зачем его обязательно надо было убивать? Он просто слушал. Оцепенение, вызванное последними событиями, еще не прошло.
- А нор для своих тварей они нарыли там видимо-невидимо! - продолжил нетеру. -Да так ловко, что снаружи почти ничего и незаметно. Видать, давно тут обретаются - вот караваны и пропадают. И те, кто пытался поселиться, - тоже... Да, а Нейт с Сохмет тут крупно прозевали, ох, по возвращении подам доклад: вот уж они у меня побегают! - мечтательно протявкал Упуат. - Это ж надо было - не заметить акхучью базу, можно сказать, в нашей старой вотчине...
И эти слова о "нашей старой вотчине" послужили спусковым крючком для Даниила.
- Вотчине, говоришь!? - почти заорал он. - Плохо вы о подданных заботитесь, о рабах своих верных! Храмы вам строят, жертвы приносят, а толку? Вы враждуете, а кровь люди проливают! Вот, полсотни человек как не бывало!
Парень чувствовал, что не может больше сдерживаться.
- Да, - швырял слова археолог прямо в морду оторопевшего Упуата. - Вы вот пирамиды строить собрались, а сколько народу на этих стройках загнется? Тебя это волнует и всю вашу звероголовую братву? Нет, ты скажи, - бесновался Даня, - тебе хоть немного их жалко? Людишек смертных - жаль хоть немного?!
Путеводитель не пытался возражать и, кажется, даже не сердился.
- Есть вещи и поважнее жизней нескольких десятков тысяч твоих соплеменников, - устало бросил он, воспользовавшись паузой - Даниил просто хотел набрать побольше воздуха перед новой тирадой.
- Это какие же? - усмехнулся Горовой.
- Например, жизнь сотен тысяч и миллионов людей, в том числе и детей этих самых простолюдинов, о которых ты так трогательно заботишься, - спокойно ответил пес- Или забыл предсказание Абул-Хасра? А может, ты считаешь, что мы специально выдумали его, чтоб заставлять тебя помогать нам?
Даниил пожал плечами. Такое ему в голову не приходило, хотя от нетеру он теперь готов был ждать всего, чего угодно. Но это действительно вряд ли.
- Видишь ли, Упуатушко, - произнес он, - тут есть одна закавыка: я-то прибыл из будущего, где нет никаких таких ужасов и, кстати, нет ни нетеру, ни акху... (Он не заметил, как при последних словах в золотых очах волчка что-то промелькнуло: не то сожаление, не то тихая ирония). - А ученые вот говорят, что время изменить нельзя и что случилось, то уже случилось. А если даже и можно, то просто возникнет параллельный мир со своим вариантом будущего: только и всего!
- Но вдруг твое будущее стало именно таким, потому что тебе было суждено перенестись к нам и совершить нечто, предначертанное судьбой? Ты готов рискнуть, чтобы проверить это? И если даже возникнет параллельный мир - неужели тебе, так скорбящему по погибшим воинам, которые вообще-то и предназначены для войны и смерти, не будет жалко человечество, которое станет мясным стадом для... не буду осквернять твой слух этим именем.
К тому же для владеющего секретом путей Дуата нет ничего проще, чем перейти из мира в мир. Хоть даже и из одного, как ты выразился, параллельного, в другой. Что ты скажешь, если эти хозяева мира пожалуют однажды к вам в гости и захотят завоевать твою Землю?
- Ничего я не скажу, - остывая, бросил Данька. - Я же не отказываюсь: надо спасать, так буду спасать. Такая у нас, у русских, собачья доля - мир спасать за счет своей шкуры.
Молодой человек спохватился - не обидится ли собеседник, но на "собачью долю" Упуат никак не отреагировал.
Они помолчали, сидя на песке. Спиной Даниил ощущал корявый ствол старой пальмы, а душой - горечь и опустошение.
- Ответь, Проводник, будущее действительно можно изменить? - некоторое время спустя задал вопрос археолог.
- Достоверно это неизвестно... оно, наверное, и к лучшему, - бросил волчок. - Скажу тебе только - однажды, очень-очень давно, даже точно нельзя сказать, сколько лет назад, мы, вернее наши предки, решили всерьез это проверить.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.