read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Стентону было мало.
Черное небо... Несколько часов видел его Стентон. Столько лет усилий -
и несколько часов... А потом месяцы в госпиталях, месяцы безделья, на
смену которому пришла служба сперва на самолетах, а потом на дирижаблях
"Транспасифика".
Черное небо оказалось недоступным. Может быть, единственно недоступным
в жизни, но зато и единственно желанным. И голубое так и не смогло его
заменить.
А теперь, возможно, придется распроститься и с голубым... И что тогда?
- И что же будет? - спросил Захаров.
- Вы телепат?
- Временами. Так что же?
- Не знаю, - сказал Стентон. - Все равно. Без дела не останусь. Вернусь
в Крестед-Бьютт и открою гриль-бар. Как Барни. "У неудавшегос
космонавта". Прекрасное название, не правда ли?
- А почему вы не остались работать на Мысе? Или в Хьюстоне? В
наземниках, естественно.
- И провожать других наверх? Нет, это не для меня. Я хочу летать. Сам,
понимаете, сам.
"Я бы умер от зависти, - подумал Стентон. - Но в этом я тебе не
признаюсь".
- Это я понимаю, - сказал Захаров. - Знаете, Стентон, Джулио тоже было
трудно у нас в Патруле. После атомных лодок наши патрульные - труба пониже
и дым пожиже, как говорится. В десять раз меньше, в десять раз
тихоходнее... И все же лучше, чем на берегу. Так он считал.
- Он остался моряком и в Патруле. А я на дирижабле не осталс
космонавтом, адмирал. Это плохая аналогия.
Захаров кивнул.
- Моряком он остался, правда. Только вот каким? Вы знаете, Стентон, как
это - стоять на мостике корабля? Не судна, но корабля? Корабль - это не
оружие. Не дом. Не техника. Корабль - это ты сам. Это ты сам на боевых
стрельбах идешь на сорока пяти узлах, и мостик под ногами мелко-мелко
дрожит от напряжения и звенит, и ты сам дрожишь и звенишь...
Захаров замолчал. Ему не хватало слов, слова никогда не были его
стихией.
Стентон внимательно посмотрел на него.
- А вы поэт, адмирал... - В этих словах Захаров не почувствовал иронии.
- Нет, - сказал Захаров. - Я моряк. И Джулио был моряк.
Стентон помолчал немного.
- Кажется, я понимаю...
- Вы должны это понять, Стентон. Можно порезать корабли. Можно видеть,
как режут корабли. Я видел. Мой "Варяг" был лучшим ракетным крейсером
Тихоокеанского флота. И его резали, Стентон. Резали на металл. Я плакал.
Это не стыдно - плакать, когда погибают люди и корабли. Флот можно
уничтожить. Это нужно было сделать, и я рад, что это сделали при мне, что
я дожил до этого. Не удивляйтесь, Стентон, я военный моряк, и я лучше вас
могу себе представить, что такое война. И больше вас могу радоваться тому,
что ее не будет. Никогда не будет. И военного флота никогда уже не будет.
Но моряки будут. Будут. Потому что моряк - это не форма одежды. Это форма
существования. Они могут быть и на море, и на суше.
- И в небе, - сказал Стентон. - В черном небе.
Захаров отхлебнул из стакана. Боль снова медленно поднималась от шеи к
затылку. Сколького же теперь нельзя! Нельзя волноваться, нельз
переутомляться, нельзя... Плевать, сказал он себе. Плевать я хотел на все
эти "нельзя". Он поставил стакан и, опершись на стол локтями, в упор
взглянул на Стентона.
- Да, - сказал он. - И в небе. И в черном, и в голубом.
Народу в баре заметно прибавилось. Захаров взглянул на часы. Пора.
- Когда вы улетаете? - спросил он.
- Не знаю... Сегодня вечером сюда подойдет другой дирижабль, мы
перегрузим все на него - фрахтовщики в любом случае не должны страдать.
Завтра прилетит комиссия. Объединенная следственная комисси
"Транспасифика" и АПГА...
- Простите?
- АПГА - ассоциация пилотов гражданской авиации. И будут нас изучать
под микроскопом. Сколько? Не знаю...
- Ясно, - сказал Захаров. - Что ж, если у вас выдастся свободна
минута, Стентон, прошу ко мне. Сегодня и, по всей вероятности, завтра
буду здесь. Впрочем, насчет завтра точно не знаю, может быть, мне придетс
улететь. Но пока я здесь - буду рад вам. Посидим, попьем чаю. Правда,
приличного не обещаю, маврикийский, как видите, кончился, а цейлонский -
не то, не то... Но все-таки... И поболтаем.
- Спасибо, - сказал Стентон. Он был уверен, что не воспользуетс
приглашением. - Я не знаю, как у меня будет со временем, но постараюсь.
Захаров взял бумажную салфетку, синим фломастером написал на ней
несколько цифр.
- Вот мой здешний телефон - звоните, заходите. Рад был познакомиться с
вами...
- Я тоже, товарищ Захаров. - Эти слова Стентон произнес по-русски. Увы,
русский язык был чуть ли не единственным предметом, который в отряде НАСА
давался ему с трудом.
- Барни, запиши все на мой счет, - сказал Захаров. - И не спорьте, не
спорьте, Стентон. Сегодня вы мой гость.
Барни покачал головой.
- Нет, адмирал. Сегодня - за счет заведения.
Возражать Захаров не стал.
Проводив Захарова взглядом, Стентон закурил и с минуту сидел, теребя в
руках салфетку с записанным телефоном. Потом аккуратно сложил ее и убрал в
бумажник. Пусть лежит.
Стентон встал. За стойкой Барни колдовал с бутылками. В двух конических
стаканах, искрившихся сахарными ободками, возникал под его руками
красно-бело-синий "голландский флаг". Проходя вдоль стойки, Стентон
попрощался с барменом и направился к себе. Командиру корабля, даже
отстраненному командиру, стоило все же понаблюдать за разгрузкой. Правда,
это обязанность суперкарго, и Кора справится с ней прекрасно, однако...
Тем временем Захаров, поднявшись еще на три этажа, входил уже в
приемную координатора Гайотиды-Вест. Девушка за секретарским пультом
приветливо улыбнулась ему.
- День добрый, пани Эльжбета, - сказал Захаров. - Шеф у себя?
- Да.
- Есть у него кто-нибудь?
- Нет. Только он сегодня не в духе.
"Еще бы, - подумал Захаров, - будешь тут в духе. ЧП первой категории в
твоей акватории да еще с твоим личным составом... Странно было бы,
пребывай координатор в отличном расположении духа. Противоестественно". Но
вслух ничего этого Захаров не сказал.
- Это не страшно, пани Эльжбета. Во всяком случае, это не самое
страшное.
Эльжбета кивнула: о гибели патрульных субмарин она уже знала.
- Спросите, пожалуйста, примет ли он меня.
- По какому вопросу?
- По личному.
- Может быть, вам лучше сперва обратиться к фрекен Нурдстрем?
Фрекен Нурдстрем была непосредственным начальником Захарова, и с ней
Захаров уже говорил.
- Нет, пани Эльжбета, мне нужен именно он.
Брови Эльжбеты, выщипанные по последней моде - нечто вроде
длиннохвостых запятых, - чуть заметно дрогнули.
- Хорошо, я сейчас узнаю.
Она нажала одну из клавиш на своем пульте и негромко и быстро
проговорила что-то по-польски. Выслушав короткий ответ, она снова
повернулась к Захарову:
- Пан Збигнев ждет вас.
- Спасибо. - И, машинально одернув куртку, Захаров шагнул в кабинет
координатора.
Кабинет был просторен. Легкая штора цвета липового меда закрывала
огромное - во всю дальнюю стену - окно. В отфильтрованном ею солнечном
свете два больших выпуклых экрана - внешней и внутренней связи - на левой
стене казались янтарными. Золотистые блики играли и на стеклах книжного
стеллажа, занимавшего все остальное пространство стен. По самой
приблизительной оценке здесь было две-три тысячи томов. Захаров никак не
мог взять в толк, к чему они тут. Какие-то справочники, журналы - это
естественно, не бегать же каждый раз в библиотеку. Но такое собрание?..
Координатор поднялся из-за подковообразного письменного стола,
бескрайностью и пустынностью напоминавшего какое-нибудь средних размеров
внутреннее море, и вышел навстречу Захарову.
- Витам пана, - сказал Захаров, пожимая Левандовскому руку.
- Здравствуйте, Матвей Петрович. - По-русски координатор говорил
совершенно свободно. Только неистребимый акцент: твердое "ч", чуть
картавое "л" да назойливые шипящие выдавали его происхождение.
Левандовский жестом предложил Захарову кресло, сел сам.
- Так что у вас за дело, Матвей Петрович?
- Мне нужен отпуск, пан Збигнев. Дней на пять-шесть. Я решил бы это с
фрекен Нурдстрем, но дело не терпит отлагательств и подавать рапорт по
команде я не могу.
- Отпуск...
- Да. За свой счет. И - с завтрашнего дня.
- А кто заменит вас в диспетчерской?
- Сегодня вернулся Корнеев, так что без меня обойтись можно. Так считаю
не только я, но и фрекен Нурдстрем тоже.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.