read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Беличенко проследил глазами за его плетью и, перебив Арсентьева на
полуслове, спросил:
- Значит, танк этот вблизи ты не видел?
- Какой? Подбитый, что ли?
- Непонятно мне, откуда тут наш подбитый танк взялся? - вслух
раздумывал Беличенко.
Из-за облаков прорвался наконец лунный свет, булыжник на шоссе
заблестел, и косо легли тени - самая длинная тень конного. На перекрестке
тоже заблестели гусеницы и пушка танка. Внезапно мотор его зарычал, подбитый
танк попятился в тень, и оттуда сверкнула, рявкнула его пушка - снаряд
разорвался на шоссе, осколки брызнули от булыжника. Всех как смело в кювет.
Под полковым разведчиком лошадь взвилась и понесла его навстречу танку. Он
все же овладел ею. Когда подъехал к остальным и соскочил с седла, нервно
посмеивался.
- Мы его за своего считали, курили при нем... Лейтенант Арсентьев
сконфуженно разглядывал порванные в шагу штаны.
- Откуда она тут могла взяться, колючая проволока? Просто даже
непонятно совсем.
Он еще и потому так детально разглядывал штаны, что ему стыдно было
поднять глаза на Беличенко.
Как всегда в таких случаях, ни у кого не оказалось под рукой
противотанковой гранаты. Хотели бежать на батарею, но танк, выпустив еще два
снаряда, попятился и ушел.
- Вот тебе и рекогносцировочка,- смеялся Беличенко.- И долго вы рядом с
ним стояли?
Теперь смеялись все, громко и облегченно. Бойцы долго еще рассказывали
друг другу, как кто прыгал через забор с колючей проволокой и как адъютант
командира полка порвал штаны. Оттого что это были штаны адъютанта, рассказ
получался особенно смешной.
В полночь в садах за овражком рыли орудийные окопы.
В городе взлетали немецкие ракеты и по временам вспыхивала автоматная
стрельба. Где-то недалеко рокотали танки, чьи - никто хорошенько не знал, но
на всякий случай курили потаясь. Потом прилетели наши ночные
бомбардировщики. Невидимые, они покружились над садами в ночном небе и, тоже
ничего не разглядев, сбросили бомбы вблизи огневых позиций. С тем и улетели.
А в это время в одном из домов собрались офицеры подразделений,
оборонявших южную окраину. Стекла на террасе были выбиты, и пол и плетеную
мебель, оставшуюся здесь с лета, засыпал снег. Из пяти комнат уцелела одна,
ее белая внутренняя дверь открывалась теперь прямо на улицу и сильно тянуло
по ногам холодом из-под обрушенного порога.
В шинелях, и шапках, с сумками на боку, все согнулись над столом, где
водил по карте коричневым от табака пальцем командир батальона капитан
Гуркин, узкоплечий, чернявый, очень строгий с виду. Он объяснял обстановку
и, подымая голову от карты, спрашивал командным голосом:
- Понятно?
Спрашивал тем строже, чем непонятней ему самому была обстановка.
С края стола сидел командир еще одной тяжелой батареи. В высокой черной
папахе с бархатным красным верхом, положа ногу на ногу, он ловил на носок
хромового сапога зайчик света от коптилки и поглядывал на двух лейтенантов.
Они сидели отдельно от всех на железной кровати, на сетке, конфузливо
ели томатные рыбные консервы, поочередно опуская ложки в жестяную банку. Под
взглядом командира батареи они всякий раз переставали есть. Один из них был
артиллерист, другой - пехотинец, оба недавно выпущенные, присланные из
резерва. Они, видимо, ехали сюда вместе, и продукты у них были общие,
неделеные. Беличенко отчего-то приятно было на них смотреть, и он, слушая
обстановку, нет-нет да и поглядывал в их сторону.
- Ну ладно, комбат, все это хорошо, конечно, а снаряды у тебя есть? - И
Гуркин с хитрым лицом оглянулся вокруг, выжимая улыбки.
Того комбата Гуркин не спрашивал: тот был уже "свой".
- Немного есть,- сказал Беличенко, по опыту знавший, что запасов
выдавать не следует.
- Полкозы небось? - Гуркин подмигнул знающе и захохотал собственной
остроте.
Боевой комплект батареи - шестьдесят снарядов - сокращенно называется
"БК". Половина боевого комплекта - "полбэка". А на слух звучит как
"полбыка". Вот в этом и состояла острота Гуркина.
- Я вас, артиллеристов, знаю,- он погромил пальцем с фамильярностью
старшего по должности.- Придадут в помощь, а стрелять им нечем.
Маленький Гуркин в этот момент чувствовал себя большим, владетельным
хозяином, он даже позу принял. Беличенко знал привычки пехотных командиров:
свою артиллерию они берегут, а приданной, какого бы она калибра ни была,
стараются заткнуть все дыры - пока не отобрали, так хоть попользоваться, все
равно не своя. Объяснять такому командиру, что тяжелыми пушками подавлять
пулемет - все равно что по воробьям стрелять,- бессмысленно. На все
объяснения он скажет: "Как так не можешь? Стреляй!"
И Беличенко только улыбался, как полагал Гуркин, его удачной остроте.
-- Слушай, капитан, тебе лейтенанты присланы?
Гуркин небрежно повернулся на табуретке.
- Эти? Мне.
Лейтенанты перестали есть и смотрели на Беличенко.
- У меня командира взвода не хватает...- "Убили три дня назад",- хотел
еще сказать он, но, глянув на лейтенантов, почему-то не сказал.
- Ха! Нашел где спрашивать! Знаешь, сколько у меня командиров взводов
осталось? А минометчиками сержант командует.- И строго обернулся к
лейтенантам: - Давайте-ка в роты.
Лейтенанты быстро, бесшумно поднялись и вышли, ни на кого не глядя.
Когда Беличенко возвращался на батарею, он опять увидел их. В темноте,
на засыпанной снегом скамейке, они увязывали вещмешки.
- Бери ты,- говорил артиллерист, протягивая банку консервов, последнюю,
видимо,- ты в пехоту идешь.
- Ну что ж, в пехоту. Все равно бери ты.
Увидев проходившего Беличенко, они смутились, словно их застигли на
чем-то стыдном, и стояли выжидательно и неловко. Он прошел мимо, ничего не
сказав. Он понимал все, что они сейчас думали и чувствовали.
В городе стреляли. По небу шарил луч прожектора, отсвет его падал на
землю, и стекла пустых домов слепо вспыхивали.
Беличенко шел и думал о судьбе этих лейтенантов. Завтра на окраине
незнакомого венгерского города, очень далеко от своего дома, им предстояло
встретить свой первый бой. И все, что было прожито ими до сих пор, и
перечувствовано, и прочтено, все, чему их учили, о чем мечтали они,- все это
было подготовкой к завтрашнему утру. Мальчики с хорошими, честными лицами.
Всеми мыслями своими они сейчас в будущем, в котором жить и тем людям, что,
спрятавшись в подвалах, пережидают немецкое нашествие, и детям этих людей -
за них тоже пришли они сюда воевать. Беличенко не знал, как сложится их
судьба. Но, как бы она ни сложилась, какой бы короткой и трудной она ни
была, он верил: пройдут войны, отшумят сражения и люди еще позавидуют их
судьбе.
И все-таки он хотел взять артиллериста к себе в батарею. Для чего?
Спасти? Уберечь? В этом сейчас не властен сам господь бог. Но среди того
великого, что совершалось, не всегда было время, а главное - не у всякого
было желание разобраться, какая смерть необходима, а какой могло бы и не
быть: война! Без крови, как известно, война не бывает. Беличенко казалось,
что он бы сумел разумней, чем Гуркин, использовать этого мальчика, который
только еще начинал жить.
На батарее кирками долбили закаменевшую землю. Увидев комбата, подошел
Назаров, разгоряченный, в одной гимнастерке - он вместе с бойцами рыл
окопы,- весело откозырял.
С тем чувством, с которым он только что думал о лейтенантах, Беличенко
смотрел теперь на Назарова. Все чаще и чаще видел он в нем самого себя,
только далекого, предвоенного. В семнадцать лет он хотел бежать в Испанию,
воевать с фашистами. Он был тогда комсоргом класса и произносил перед
комсомольцами горячие речи, и все его товарищи тоже хотели бежать в Испанию.
Что ж, это неплохо, что так говорилось и думалось в юности. Сейчас, на
четвертом году войны, он уже не скажет, как, бывало, комсоргом: "Если родина
потребует, мы умрем за родину". О таких вещах не говорят вслух. На фронте
тысячи люден делают это. Но ему приятно смотреть на Назарова, словно подрос
и стал с ним рядом младший брат.
- Что-то я хотел сказать вам? - заговорил он с Назаровым несколько суше
обычного, потому что боялся сорваться с нужного тона.- Да, вот что:
возьмите-ка мой пистолет. А тряпки эти из кобуры выкиньте. Я этот парабеллум
в сорок третьем году у немецкого офицера добыл. Бьет замечательно. Только
когда последний патрон выстрелите, вот так надо сделать затвором. Берите.
И Беличенко, пять минут назад не собиравшийся делать этого, отдал
Назарову свой пистолет, к которому привык и который у него дважды пытались
отобрать в госпиталях.
Потом он пошел на кухню. Дать отдых своей батарее он не мог, но должен
был накормить бойцов перед утром.
При красноватом отсвете углей Долговушин, щурясь от дыма, скуповато
отпускал повару сало.
- Ты вот что,- сказал Беличенко,- ты продуктов не жалей. Понятно?
Долговушин посмотрел на комбата и понял, что было за его словами.
На соседней кухне минометчиков уже раздавали завтрак. Оттуда доносились
хриплые со сна голоса, звяканье котелков. Вскоре и Долговушин стал
раздавать. Бойцы подходили в шинелях внапашку, им после работы было жарко.
Многие тут же, поблизости от кухни, рассаживались есть.
- Давай, Саша, позавтракаем,- услышал Беличенко.
Это стояла рядом с ним Тоня, держа котелок супа в руке.
Они сели на бруствере орудийного окопа, подстелив на землю
плащ-палатку. Ели молча. Беличенко глянул на Тоню, она поспешно опустила
глаза.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.