read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- это кости клиентов суда, и картина могла считаться законченной.
Туман еще не рассеялся, и на улице было полутемно, к тому же доступ
света в лавку преграждала стена Линкольнс-Инна, стоявшая в нескольких ярдах;
поэтому нам, конечно, не удалось бы увидеть здесь так много, если бы не
зажженный фонарь в руках бродившего по лавке старика в очках и мохнатой
шапке. Повернувшись ко входу, старик заметил нас. Он был маленького роста,
мертвенно-бледный, сморщенный; голова его глубоко ушла в плечи и сидела
как-то косо, а дыхание вырывалось изо рта клубами пара - чудилось, будто
внутри у него пылает огонь. Шея его, подбородок и брови так густо заросли
белой, как иней, щетиной и были так изборождены морщинами и вздувшимися
жилами, что он смахивал на корень старого дерева, усыпанный снегом.
- Ха! - пробурчал старик, подходя к двери. - Принесли что-нибудь на
продажу?
Мы невольно отшатнулись и взглянули на нашу проводницу, которая
силилась открыть наружную дверь, ведущую в жилые комнаты, вынутым из кармана
ключом, а Ричард сказал, что раз мы уже получили удовольствие видеть, где
она живет, то можем с нею проститься, так как времени у нас мало.
Но проститься с нею оказалось вовсе не просто. Старушка с такой
поразительной, искренней настойчивостью упрашивала нас хоть на минутку зайти
и посмотреть, как она живет, и так простодушно, но упорно влекла меня в дом,
к себе, должно быть видя во мне желанное для нее "доброе предзнаменование",
что я (не знаю, как другие) просто не могла противиться. Впрочем, у всех нас
любопытство было более или менее возбуждено, - во всяком случае, когда
старушку поддержал ее хозяин, говоря: "Да, да! Сделайте ей удовольствие!
Загляните на минутку! Входите, входите! Пройдите через эту дверь, если та не
в порядке!" - мы вошли в лавку, положившись на покровительство Ричарда и
ободренные его улыбкой."
- Мой хозяин, Крук, - проговорила маленькая старушка, представляя нам
хозяина с таким видом, словно она снизошла к нему с высоты своего величия. -
Соседи прозвали его "Лорд-канцлером". Его лавку называют "Канцлерским
судом". Очень эксцентричная личность. Очень странный. О, уверяю вас, очень
странный!
Она несколько раз качнула головой и постучала пальцем себе по лбу, как
бы прося нас любезно извинить слабости своего хозяина.
- Ведь он, знаете ли, немножко... того!.. - величественно проговорила
старушка.
Старик расслышал ее слова и ухмыльнулся.
- Что правда, то правда, - сказал он, шагая с фонарем впереди нас, -
меня действительно прозвали Лорд-канцлером, а мою лавку - Канцлерским судом.
А как вы думаете, почему люди прозвали меня Лорд-канцлером, а мою лавку
Канцлерским судом?
- Право, не знаю! - бросил Ричард довольно пренебрежительным тоном.
- Изволите видеть, - начал старик, остановившись и повернувшись к нам,
- люди потому... Ха! Что за чудесные волосы! У меня в подвале три мешка
женских волос, но таких красивых и тонких нету. Какой цвет, какие
шелковистые!
- Довольно, приятель, - проговорил Ричард, раздраженный тем, что старик
провел своей желтой рукой по косам Ады. - Можете восхищаться, как и все мы,
но не позволяйте себе вольностей.
Старик внезапно метнул на него такой взгляд, что я позабыла и про Аду,
а та, смущенная и зардевшаяся, была до того красива, что привлекла даже
рассеянное внимание маленькой старушки. Стараясь предотвратить ссору, Ада со
смехом сказала, что может лишь гордиться столь неподдельным восхищением, а
мистер Крук снова сжался и погас столь же внезапно, как вспыхнул.
- У меня здесь, изволите видеть, полным-полно всякой всячины, -
продолжал он, подняв фонарь, - и все это, как полагают соседи (хотя они
ничего не знают, эти люди), изнашивается, разваливается, гниет, вот почему
они так и окрестили меня и мою лавку. А склад у меня битком набит старым
пергаментом и бумагой. Да еще есть у меня страстишка к ржавчине, плесени,
паутине. По мне - "что в сеть попало, то и рыба" - ничем не брезгую. А уж
если что попадет ко мне в лапы, того я из них не выпущу (то есть соседи мои
так думают, но что они знают, эти люди?); а еще я терпеть не могу никаких
перемен, никакой уборки, стирки, чистки, ремонта у себя в доме. Потому-то
лавка моя и получила столь зловещее прозвище - "Канцлерский суд". Но сам я
на это не обижаюсь. Я чуть не каждый день хожу любоваться на своего
благородного и ученого собрата, когда он заседает в Линкольнс-Инне. Он меня
не замечает, но я-то его замечаю. Между нами невелика разница. Оба копаемся
в неразберихе... Ха, Леди Джейн!
Большая серая кошка соскочила с полки к нему на плечо, и все мы
вздрогнули.
- Ха! Покажи-ка им, как ты царапаешься. Ха! Ну-ка, рви, миледи! -
приказал ей хозяин.
Кошка, спрыгнув на узел тряпья, принялась рвать его своими тигриными
когтями и так шипела, что мне стало не по себе.
- Вот как она расправится со всяким, на кого я ее науськаю, - сказал
старик. - Кроме всего прочего, я скупаю кошачьи шкурки, ну мне и принесли
эту кошку. Отличная шкурка - сами видите, - однако я ее не содрал. Не содрал
- не в пример Канцлерскому суду!
Он уже провел нас через лавку и открыл заднюю дверь, ведущую в подъезд.
Остановившись, он положил руку на задвижку, а старушка, проходя мимо,
снисходительно бросила:
- Довольно, Крук. Вы любезны, но надоедливы. Моим молодым друзьям
некогда. Мне тоже некогда, - я должна присутствовать на судебном заседании,
а оно вот-вот начнется. Мои молодые друзья - подопечные тяжбы Джарндисов.
- Джарндисов! - вздрогнул старик.
- "Джарндисы против Джарндисов" - знаменитая тяжба, Крук, - уточнила
его жилица.
- Ха! - удивленно воскликнул старик, словно эти слова напомнили ему о
многом, и еще шире раскрыл глаза. - Подумать только!
Он был явно ошеломлен и смотрел на нас с таким любопытством, что Ричард
сказал ему:
- Вы, очевидно, очень интересуетесь делами, которые разбирает ваш
благородный и ученый собрат - другой канцлер!
- Да, - рассеянно отозвался старик. - Еще бы! Вас зовут...
- Ричард Карстон.
- Карстон, - повторил он, медленно загибая указательный палец, как
потом загибал остальные пальцы, перечисляя другие фамилии. - Так, так. А еще
там встречаются фамилия Барбери, фамилия Клейр и фамилия Дедлок тоже, если
не ошибаюсь.
- Да он знает нашу тяжбу не хуже, чем настоящий канцлер, который за это
жалованье получает! -удивленно проговорил Ричард, обращаясь ко мне и Аде.
- Еще бы! - начал старик, с трудом пытаясь сосредоточиться. - Да! Том
Джарндис... не посетуйте, что я называю вашего родственника Томом, в суде
его иначе не называли и знали так же хорошо, как... как вот теперь знают ее,
- он кивнул на свою жилицу. - Том Джарндис частенько забегал в наши края.
Все, бывало, шатался тут по соседству, места себе не находил, когда тяжба
разбиралась или скоро должна была разбираться в суде; болтал с лавочниками и
советовал им ни в коем случае не обращаться в Канцлерский суд. "Ведь это, -
говаривал он, - все равно что попасть под жернов, который едва вертится, но
сотрет тебя в порошок; все равно что изжариться на медленном огне; все равно
что быть до смерти закусанным пчелами, которые жалят тебя одна за другой;
все равно что утонуть в воде, которая прибывает по каплям; все равно что
сходить с ума постепенно, минута за минутой". Однажды он чуть руки на себя
не наложил, как раз вон там, где сейчас стоит молодая леди.
Мы слушали его с ужасом.
- Вошел он тогда в эту дверь, - рассказывал старик, медленно чертя
пальцем в воздухе воображаемый путь по лавке, - я говорю про тот день, когда
он это все-таки сделал... да, впрочем, все вокруг уже давно говорили, что
рано или поздно, а он этим кончит... вошел он тогда в эту дверь, походил
взад-вперед, сел на скамью, что стояла вон там, и попросил меня (я, конечно,
был тогда гораздо моложе) принести ему пинту вина. "Видишь ли, Крук,
говорит, я прямо сам не свой; дело мое опять разбирается, и, судя по всему,
теперь наконец-то вынесут решение". Мне не хотелось оставлять его тут
одного, вот я и уговорил его пойти в трактир напротив - на той стороне моей
улицы (то есть Канцлерской улицы), а сам пошел за ним вслед, посмотрел в
окно, вижу - он сидит в кресле у камина, как будто спокойный, и не один, а в
компании. Не успел я вернуться домой, слышу - выстрел... грянул и раскатился
до самого Инна. Я выбежал... соседи выбежали... и сразу же человек двадцать
крикнули: "Том Джарндис!"
Старик умолк и окинул нас жестким взглядом, потом открыл фонарь, задул
пламя и закрыл дверцу.
- Кому-кому, а вам говорить не нужно, что угадали мы правильно. Ха! А
как в тот день все соседи хлынули в суд на разбор дела! Как мой достойный и
ученый собрат и все прочие судейские, по обыкновению, виляли и петляли, но
делали вид, что и не слыхивали про последнее событие, к которому привела
тяжба, а если даже слышали, - о господи! - так оно не имеет к ней ровно
никакого отношения.
Румянец сошел с лица Ады, а Ричард побледнел не меньше, чем она. Да и
немудрено - ведь даже я взволновалась, хотя и была непричастна к тяжбе; так
как же горько было столь юным и неискушенным сердцам получить в наследство
бесконечное несчастье, связанное для множества людей с такими ужасными
воспоминаниями! С другой стороны, мне было больно думать, что жизнь этого
несчастного самоубийцы кое в чем напоминает жизнь бедной полоумной старушки,
которая привела нас сюда; но, к моему удивлению, сама она этого как будто
совершенно не сознавала и, ведя нас вверх по лестнице, объясняла нам, со
снисходительностью высшего существа к слабостям простых смертных, что ее
хозяин "немножко... того... знаете ли!"
Она жила на самом верху, в довольно большой комнате, из которой был
виден Линкольнс-Инн-Холл. Это, должно быть, и послужило для нее главной
побудительной причиной поселиться здесь. Ведь отсюда она, по ее словам,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.