read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



когда тексты их ролей говорятся вроде так, как обычно, но... все-таки не
совсем так; или же, наоборот,- показная холодность и равнодушие друг к
другу,- все это становится настолько очевидным не только профессионалам,
но и просто внимательным людям, что их тщательно оберегаемый секрет вскоре
становится просто смешным: "Куда идем мы с Пятачком - для всех большой
секрет". Или как в пьесе Шварца: "А секреты у нас, ваше величество,-
обхохочешься". Только одну пару знаю я, которая держала в тайне свои
отношения девять (!) лет, а потом они все-таки поженились и живут
счастливо. Стальная воля была у этих артистов; как они держались, что даже
совсем близкие друзья не знали, непонятно. Знаменитое свидание Штирлица с
женой в кафе для этих людей было бы провалом: в театре есть те еще
специалисты, они бы и в такой невинной сцене углядели бы любовный
криминал. Поэтому и наши герои вступали сейчас в весьма опасную зону: и
Кока - со своим деланным равнодушием, и Маша, прячущая свои страсти за
показным легкомыслием.


В актерском фойе обсуждали тогда предстоящую постановку "Горя от ума" и
возможное распределение ролей; все предполагаемые действующие лица тут
сидели.
Амплуа "герой-любовник" в театре уже давно и безоговорочно было отдано
Коке, поэтому все сходились на том, что Чацкого будет играть он. Кока в
это время отстраненно молчал и смотрел в окно, будто бы и не о нем шла
речь.
- А почему вы думаете, что Чацкого должен играть герой-любовник? -
подала вдруг Маша голос из своего угла, где тихо сидела до поры и занята
была только тем, чтобы сдерживаться и на Коку не смотреть.- Да к тому же
еще и Костя, с какой стати?
Наступила тишина. Что Корнеев будет Чацким, было настолько всем ясно,
что Машин вопрос прозвучал странно и даже парадоксально.
- А кто же еще? - спросила Машина подруга Вика, которую Костя Корнеев
бросил еще три года назад после жалкой недели случайной связи.
Несправедливо бросил, как считали Вика и ее подруги, потому что она была
хорошенькой, голубоглазой, со светлыми пепельными волосами и покладистым
характером. Но она в глубине души все равно страдала по Коке без всякой,
впрочем, надежды на взаимность.
Она всегда была за Коку и поэтому еще раз спросила:
- А кто же еще может это играть?
- Да кто угодно,- ответила Маша,- только не он.
- Почему? - спросила уже не Вика, а кто-то другой.
- Почему? - словно рассуждая сама с собой, повторила Маша.- Да потому,
что наш Костя Корнеев слишком красив для этой роли...
- То есть?
- Ну, слишком неотразим. А Чацкий - отразим. Его ведь оставила Софья
ради Молчалина. Так какой же он герой-любовник? Это Молчалин скорее должен
быть неотразимым. Может, я чего-то не то говорю, но мне кажется, Костя
именно поэтому больше подходит для Молчалина. Молчалин должен быть такой,
что ему отказать невозможно.
- А вы думаете, что я как раз такой? - не выдержал Кока со своего места
и прямо посмотрел на Машу, забыв, что ему это запрещено.
Маша так же прямо взглянула на него, клинки скрестились, и Маша
почувствовала почти ликование от того, что сумела вызвать его на открытый
бой.


- Ну конечно,- сказала она, улыбаясь.- Вас ведь, Костя, никто и никогда
не бросал, верно?
- А вы откуда знаете? - усмехнулся он.
- Так, слышала... Всегда ведь вы бросали, а не вас... Поэтому
переживания Чацкого от вас далеки, ведь так?
- Это сплетни,- сказал Кока, глядя на Машу так, что усомниться в
значении этого взгляда было невозможно. Поединок пошел жесткий.- Про вас
ведь тоже говорят...
- Да? Интересно, что же? - наивно и светло спросила Маруся.
- Да то же самое!
- И вы этому верите?
- А почему я должен верить или не верить? Говорят - и все. Но больше
верю, чем нет.
- Напра-а-асно,- протяжно сказала Маша, чуть прищурив глаза.- Вот
совсем недавно обо мне просто забыл человек, к которому я была больше чем
неравнодушна.
- Вас? Забыл? - сказал Кока и сардонически засмеялся.
Разговор уже шел только между этими двумя, они забыли о всякой
осторожности, а все с интересом прислушивались к этому диалогу, понимая,
что речь тут идет не только об искусстве.
- Меня, меня,- повторила Маша.- Он нашел себе другую. Даже влюбился,
наверное...
- А это откуда вы знаете? - спросил Кока.- Тоже говорят?
- Ну, я кое-что сама видела...
- Да что вы видели? - вконец завелся Кока и только тут спохватился. Он
понял, что она его завела на ту территорию, на которую ему и шагу нельзя
было ступить, что там она чувствует себя как рыба в воде и что он нарушил
все тихомировские директивы. Надо было, пока не поздно, возвращаться в
равнодушие, стабильность которого была залогом успеха.
Кока расслабленно откинулся на спинку кресла.
- Извините, Маша,- сказал он,- мне скучно об этом разговаривать. Кто,
чего, о ком сказал - это так неинтересно. А что касается пьесы, то кого
дадут, того и сыграю. Молчалина - значит, Молчалина. Это ведь не от нас с
вами зависит и не от вашего мнения обо мне, а от режиссера: как он решит,
так и будет.
И тут их с перерыва позвали обратно на репетицию, и Маша пошла в зал с
абсолютно испорченным настроением: только, ей казалось, она его зацепила и
он стал уже почти оправдываться, что полюбил другую, уже почти признался,
что не полюбил, плевать, что на виду у всех, результат важнее,- как вдруг
на тебе!
Опять замкнулся, опять холоден, и она, Маша, наверное, ему все-таки
безразлична, его только сплетни заинтересовали да распределение ролей; и
не понял он никаких ее намеков или, что еще хуже, не желал понимать.


На самом же деле Кока все понимал и очень вовремя отступил в этой
скользкой беседе, не ввязался в дальнейшую драку, ибо основным его оружием
в этот период было леденящее израненную Машину душу безразличие. И теперь
он уже с тайной радостью видел, что не только "лед тронулся", а уже, круша
и ломая все на своем пути, мчится вниз по бурной реке их романа, и им с
Тихомировым надо только слегка корректировать русло, чтобы этот "лед" по
этой "реке" мчался, куда им надо.
Почти каждый день Кока докладывал Тихомирову по телефону обо всех
изменениях, происходивших в Маше, о признаках страсти, ревности или боли,
которые он в ней замечал с каждым днем все больше и больше и которым
радовался. Он все спрашивал Тихомирова: не пора ли ему обнаружить себя или
хотя бы намекнуть, что он не так безразличен, не так равнодушен к ней, как
ей сейчас представляется?
- Подожди-и,- недовольно гудел Володя,- ты что, хочешь все испортить?
Ты с ума сошел! Если ее чуть отпустить сейчас, она же тебя сожрет!
- Все, все, молчу, Володя,- соглашался Кока, счастливый от того, что
все получается, что все идет как надо и что он эту партию выигрывает,
пусть с подсказками, но все же выигрывает.
Несколько дней передышки Маша все же получила, ничем особенно не
омрачалось ее бытие, и боль, которую вызывал в ней Кока, становилась тупой
и, во всяком случае, терпимой. Она даже стала привыкать к этому новому для
себя состоянию; уже ничего не предпринимала, потому что попросту не знала,
что надо делать в таких случаях, когда ее не любят и даже игнорируют. Но и
такая тупая боль, оказалось, может стать привычкой, с которой худо-бедно,
но можно жить, даже расслабиться, лишь бы не били больше по больному
месту. Однако расслабиться как раз ей и не позволили, и этот относительный
покой оказался просто короткой передышкой перед новой пыткой, крайне
неприятным шлепком по тому же самому больному месту.
Не придумывая пока ничего нового, идя, так сказать, по уже проторенной
лыжне, Кока и Тихомиров повторили тот же эпизод с Тоней во дворе театра,
но только выжали из этой ситуации максимум возможного, довели ее до высшей
кондиции. Да и незачем было на данном этапе выдумывать новые приемы, когда
тот, раз испытанный, подействовал так безотказно.


Буквально на том же самом месте, где Маша их увидела в тот раз, они
стояли и целовались. Маша после спектакля спокойно шла домой и ничего
такого не ожидала: Кока не был занят в этом спектакле, и его тут просто не
должно было быть. И она совершенно не была готова к встрече с ним, тем
более такой. Что они тут забыли? Другого места не могли найти? А забыли
они, оказывается, Машину подругу Вику, за которой после спектакля и
заехала вся их гоп-компания.
Естественно, компания была тщательно подобрана, чтобы произвести на
несчастную Марусю правильное впечатление. На трех иномарках (меньше -
никак!) они все подъехали к воротам театра за десять минут до окончания
спектакля. Машины были набиты до отказа веселыми молодыми людьми, а также



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17 18 19 20 21 22
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.