read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



что касается нас, и что касается остальных. Первую мы ощущаем физически,
вторую можем осознать только моральным образом, но моральные ощущения
обманчивы - истинны лишь ощущения материальные. Так что шесть трупов не
только не стоят двухсот луидоров, но даже тридцати су было бы достаточно,
чтобы их оправдать, так как эти тридцать су доставили бы нам удовлетворение,
которое, как бы незначительно оно ни было, должно тем не менее порадовать
нас больше, чем шесть убийств, которые в сущности почти нас не трогают,
хотя, когда мы совершаем их, вызывают довольно приятное, щекочущее ощущение,
объяснимое естественной порочностью людей, ибо, если хорошенько
присмотреться, первым движением человеческой души всегда остается радость
при виде чужого несчастья и горя.
Врожденная слабость наших органов, неумение размышлять, проклятые
предрассудки, которые нам вдолбили в детстве, пустые страхи, внушенные
религией и законами - вот что останавливает глупцов на пути порока, вот что
мешает им приблизиться к бессмертию. Но человек, полный сил и энергии,
обладающий пламенной душой, уважающий себя, сумеет взвесить свои и чужие
интересы на весах мудрости, сумеет посмеяться над Богом и людьми, бросить
вызов смерти и презреть законы; такой человек поймет, что заботиться он
должен только о себе; он почувствует, что безмерное зло, причиненное им
другим, которое нисколько не коснется его физически, не идет ни в какое
сравнение с самым малым удовольствием, купленным ценою множества неслыханных
преступлений. Удовольствие ему приятно, он сам его испытывает, а эффект
преступления его не трогает, поскольку остается вне его. Поэтому я хочу
спросить, какой разумный человек не предпочтет то, что радует его, тому, что
ему чуждо, и не согласится совершить безобидный для себя поступок для того,
чтобы доставить себе приятное волнение.
- Ах мадам, - сказала Жюстина, предварительно испросив у Дюбуа
позволения оспорить ее слова, - неужели вы не чувствуете, что ваше осуждение
запечатлено в том, что вы сказали? Разве не ясно, что подобные принципы
годятся разве что для существа, достаточно могущественного, чтобы не бояться
других, но мы, постоянно гонимые честными людьми, преследуемые их законами,
должны ли мы проповедовать философию, которая сделает еще острее меч,
занесенный над нашими головами? Не находимся ли мы сами в этом плачевном
положении, не зависим ли мы от общества, наконец, не наше ли собственное
поведение навлекло на нас наши несчастья? Так можно ли утверждать, мадам,
что такие максимы подходят нам больше? Как может уцелеть тот, кто из слепого
эгоизма захочет бросить вызов сонму интересов других людей? Разве общество
оставит безнаказанным того, кто осмелится бороться против него, может ли он
считать себя счастливым и спокойным, если не подпишет общественный договор и
не поступится частью своего благополучия, чтобы сохранить остальную?
Общество держится только за счет постоянного обмена благами - вот основа,
которая его составляет, вот связь, которая его скрепляет. Тот же, кто вместо
добрых дел творит преступления, делается опасным для окружающих и неизбежно
подвергнется нападению, даже если он самый сильный; если он слаб, его обидит
первый встречный, но в любом случае он будет уничтожен той силой разума,
которая заставляет людей защищать свой покой и обрушиваться на тех, кто его
нарушает. Этот разум делает практически невозможными длительные преступные
объединения, где все члены, встречая в штыки чужие интересы, должны в конце
концов прийти к соглашению и спрятать свои жала... Возьмите нас, мадам, -
добавила Жюстина, - как можно поддерживать согласие в нашей среде, если вы
рекомендуете каждому действовать только ради своих интересов? И что вы
возразите тому из нас, кто захочет зарезать остальных, чтобы присвоить себе
всю добычу? Что может быть лучшей похвалой добродетели, чем доказательство
ее необходимости даже в преступном обществе, чем тот факт, что такое
общество не удержалось бы и минуты без добродетели?
- Какие чудовищные софизмы! - вмешался Железное Сердце. - Не
добродетель поддерживает преступные группы, а интерес и эгоизм. Поэтому
неуместна ваша похвала добродетели, Жюстина, которую вы обосновали ложной
гипотезой. Разве по причине добродетельности я, считающий себя самым сильным
в шайке, не убиваю моих товарищей, чтобы ограбить их? Я не делаю этого
потому, что оставшись в таком случае один, я лишу себя средств обеспечить
свое благо и богатство, на которые я рассчитываю благодаря их помощи. И тот
же самый мотив удерживает их от расправы надо мной. Так что вы видите,
Жюстина, что это чисто эгоистичный мотив, и в нем нет ни капли добродетели.
Вы говорите: тот, кто осмелится выступить в одиночку против интересов
общества, должен готовиться к гибели. Но не погибнет ли он скорее, если у
него не останется ничего, кроме своей нищеты и вражды окружающих? То, что
называют интересом общества - это на самом деле масса объединенных
интересов, но никогда отдельный интерес не может приспособиться к общим
интересам ценой уступок: в самом деле, что должен уступить тот, кто почти
ничего не имеет? Если же он это делает, вы должны признать, что он поступает
тем более неправильно, что отдает в данном случае бесконечно больше, чем
получает, следовательно. здесь нарушается равновесие. Человеку, оказавшемуся
в таком положении, не остается ничего иного, кроме как подчиниться этому
несправедливому обществу или присоединиться к другому, которое, будучи в той
же ситуации, что и он, вынуждено собрать свои слабые силы и бороться с той
мощной силой, что хотела заставить этого несчастного отдать то малое, чем он
располагал, не получая от других ничего взамен. Вы скажете, что это породит
состояние бесконечной войны. Пусть будет так: разве это не единственное
состояние, которое нам ближе всего? Разве не для того создала нас природа?
Люди рождаются одинокими, завистливыми, жестокими и деспотичными, они хотят
получать все и ничего не отдавать, они постоянно сражаются за свои амбиции
или свои права. Приходит законодатель и говорит им: "Перестаньте драться,
сделайте взаимные уступки, и восстановится спокойствие". Я вовсе не осуждаю
такой договор, но утверждаю, что существует два типа людей, которые никогда
его не примут: те, кто чувствует свою силу и поэтому им нет необходимости
отдавать что-нибудь, чтобы быть счастливыми, и те, кто , будучи самыми
слабыми, отдают намного больше, чем выигрывают от этого. Между тем общество
состоит только из сильных и слабых, и если договор не устраивает ни тех, ни
других, как может он устроить все общество? Поэтому бесконечная война для
всех предпочтительнее, так как она дает всем возможность свободно
использовать свои силы и свою ловкость, чего лишает их договор
несправедливого общества, слишком много отнимающий у одних и недостаточно
дающий другим. Выходит, по-настоящему мудрый человек будет вести войну,
которая шла до принятия договора, будет нарушать его всеми возможными
способами, уверенный в том, что при этом он получит больше, чем может
потерять, если он относится к существам слабым, потому что, соблюдая этот
договор, он всегда останется слабым; зато нарушая его, он может стать
сильным, а если законы загоняют его обратно в класс, из которого он мечтает
вырваться, тогда самое худшее, что его ждет, - это потеря жизни, но
согласитесь, что это бесконечно меньшее несчастье, чем жалкое существование
в нищете и бесправии. Таким образом, у нас есть только две возможности:
порок, который делает нас счастливыми, или эшафот, мешающий нам быть
несчастными. И я хочу спросить вас, Жюстина, можно здесь раздумывать, и
найдутся ли в вашей голове доводы, которые способны опровергнуть мое
утверждение?
- Их тысячи, сударь, тысячи, - заговорила Жюстина с живостью. - Но
сначала скажите, разве человеку уготована только нынешняя земная жизнь?
Разве земное существование не является коротким отрезком пути, который ведет
человека, если он разумен, к вечному счастью, достойному лишь людей
добродетельных? Я готова вместе с вами допустить, хотя это маловероятно и
противоречит разумности, но это неважно, и я на миг допускаю, что порок
может здесь, на земле, дать счастье негодяю, который ему предается, но
неужели вы думаете, что суд Всевышнего, который существует, как бы вы его не
отвергали, неужели этот высший суд не покарает этого нечестного человека в
другом мире?.. Только умоляю вас: не утверждайте обратного, сударь, не
отнимайте у несчастных единственного утешения! Если люди отвернулись от нас,
кто, как не Бог, отомстит за нас?
- Кто? Да никто, Жюстина, никто и никогда: нет совершенно никакой
необходимости мстить за несчастных. Они на это надеются, потому что желают
этого; они тешат себя этим возмездием, так как хотят его. Эта величественная
мысль утешает их, но от этого она не менее нелепа. Более того: необходимо,
чтобы несчастные страдали, их унижения, их беды составляют законы природы, а
их существование полезно для общего замысла, равно как и существование людей
процветающих, которые их угнетают. В этом состоит истина, которая убивает
угрызения совести в душе злодея и преступника. Так пусть же они не жалуются,
пусть слепо принимают все злоключения, которые являются частью политики
природы: это единственный способ, каким наша общая праматерь делает нас
исполнителями своих законов. Когда ее тайные движения располагают нас к
злодейству, это значит, что она нуждается в нем, значит, сумма преступления
недостаточна, чтобы установить всеобщее равновесие, к которому она постоянно
стремится, значит, она требует новых для достижения своей цели. И не должен
ни смущаться, ни бояться тот, чья Душа тянется к пороку, пусть он творит
зло, как только почувствует такое желание: только уклоняясь от этого, он
оскорбляет природу. Но раз уж вы, Жюстина, опять заговорили о божественных
призраках и о культе, который они, как вы считаете, породили, знайте же,
невинная душа, что эта религия, которую вы столь безумно защищаете, есть не
что иное, как отношение человека к Божеству, дань, уплачиваемая творением
своему предполагаемому творцу, и она рушится, как только существование этого
творца оказывается химерой. Так послушайте в последний раз то, что я скажу
вам по этому поводу.
Первобытные люди, испуганные явлениями, которые на них обрушивались
постоянно, неизбежно стали верить, будто их посылает какое-то высшее и
неизвестное им существо: слабости всегда свойственно страшиться силы или
предполагать ее наличие. Разум человека, будучи слишком неопытным, чтобы
увидеть в природе законы движения, единственные пружины механизма, который
приводил его в изумление и трепет, предпочел выдумать двигатель для этой
природы вместо того, чтобы увидеть в ней самой движущую силу; не дав себе
труда поразмыслить над этим всемогущим существом, сопоставить достоинства,
которыми его наделяют, с его недостатками, которые ежедневно являет нам



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.