read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com




* * * * *
Шульте сначала обрадовался, что в головном успокоились. Ему было дискомфортно в ситуации, когда такие славные люди ссорятся, а долг командира требует резко одергивать их. Он давно знал русских и американца, они много тренировались вместе, но никогда еще за компанию не летали – судьба разводила. Если ты не «чемодан»-турист, а настоящий работник на зарплате, попадание в космос требует удачи. Например, общий стаж Аллена был ничуть не меньше, чем у остальных членов экспедиции. И полететь он мог раньше всех. Но тогда отлаживали систему «Оса», долго и мучительно, прямо сдувая пылинки – ведь не дай бог навернется, конец пилотируемой космонавтике. И экипажи Чарли дважды снимали с пуска, один раз прямо со «стола», по откровенно ерундовым поводам. Специфика профессии. Многие ждали полета всю жизнь и не дожидались ничего.
«А кое-кто слетал аж на Луну и потом все равно умер глубоко несчастным человеком».
Эта мысль так расстроила немца, что он перестал орудовать зубной щеткой и замер в глубокой задумчивости – пристегнутый к унитазу. Его всегда занимали судьбы участников программы «Аполло». Таинственная гибель, сумасшествие, алкоголизм, уход в тень – Шульте подозревал, что за этим кроется.
Никакой мистики. Просто человеческая трагедия. Одна на всех.
Ну да, они забрались туда, где до них не ступал никто. Сначала было очень здорово. Подвиг, риск, приключение, слава, адреналиновая эйфория. Потом наступило сильнейшее похмелье. То, что иногда называют «Гагарин-синдром». Но так говорят только дураки, подонки или недостаточно компетентные умники. У Гагарина были совсем другие проблемы. Он рвался в новый полет – насладиться сполна тем, что почувствовал едва-едва. Хотел быть не первым, а настоящим космонавтом. А ему не давали.
С «Аполлонами» вышло хуже, они сработали почти вхолостую. Умчались от родного дома невероятно далеко. Но там уже валялась куча нашего железа, по большей части русского.
Ничего интересного они на Луне не увидели. Русские давно все сфотографировали, да еще и с обеих сторон.
Ничего полезного они оттуда не привезли. Русские уже нарыли достаточно для исследований и честно поделились.
Ничего такого особенного своими полетами они не доказали. Только сэкономили русским деньги и, возможно, спасли жизни. Советы ведь тоже собирались штурмовать Луну, какой-то сырой корявой системой на базе «Восхода», Америке назло, чисто из принципа, – и с заметным облегчением бросили эту рискованную затею.
Одни ходили по лезвию, другие гибли – зачем? Полноценной лунной программы, с дальним прицелом, все равно не было. А словосочетание «гелий-три» что-то говорило только узкой группе специалистов, чьи робкие голоса успешно глушило нефтяное лобби… Вот и получился вместо прорыва пшик, запуск ракеты клубом юных астронавтов. Высота подъема этажей пять-шесть, отстрел спускаемого апарата, парашютирование экипажа в составе лягушки и таракана. Ракета взлетела, посадка успешная, лягушка прыгает, у таракана обморок, все довольны, можно с чувством глубокого удовлетворения идти пить кока-колу и жевать чипсы.
Ликующие толпы на улицах – о-о, маленький шаг одного человека! О-о, звезды и полосы гордо реют! Возьми любого и спроси – а зачем они там реют и для чего был маленький шаг?! А этот любой тебе сразу в морду. Потому что знать не знает, для чего и зачем.
И ты своим дурацким вопросом сделал ему больно. Зерно сомнения посеял.
Ведь действительно – зачем?
Ни одна зараза не знала.
Если бы кто-то авторитетный сказал тогда: люди, максимум через сто лет мы должны летать на Луну и обратно, как из Москвы в Нью-Йорк! И если бы добавил – не потому что «так надо», а потому что иначе нельзя! Не позже две тысячи семидесятого – а лучше пятидесятого – Море Спокойствия должен пахать наш бульдозер. И будет на нем написано «Катерпиллер» или «сделано в СССР», не принципиально.
Все равно в одиночку не потянуть.
«И тогда многие, слетав на Луну, умерли бы счастливыми».
Сам Шульте на межпланетную экспедицию даже в мечтах не замахивался. При удачном стечении обстоятельств ему светила должность сменного начальника космического депо, «лунной платформы» – в широких массах известной как МКС «Свобода», – и не более того. При серьезной удаче он успеет принять и загрузить на «Осу» первый контейнер с Луны. Если все пойдет совсем хорошо, в контейнере окажется не порода, а уже сжижженный гелий-3. Достаточные основания считать, что жизнь удалась.
«Если, конечно, платформа не выкинет еще какой-нибудь фокус».
Сколько влиятельных господ и мощных корпораций на Земле кровно заинтересовано в провале «лунной топливной программы», Шульте старался даже не думать. Хотя его волновали прикладные аспекты проблемы – например, не было ли вправду саботажа и достаточно ли надежны в этом отношении русские члены экспедиции. Все-таки Россия по-прежнему страна очень небогатых людей. И если, допустим, Кучкин – человек безусловно честнейший, то вот его приятели со старта, которые могут бесплатно, за красивые глаза, трижды забросить на орбиту кувалду… С ними Шульте водки не пил и насчет их моральных качеств сомневался.
Немца не так беспокоил личный риск – хотя вчера он перепугался очень, – по сравнению с тем, что «платформа» может погибнуть. Отголоски былых катастроф еще звенели в ушах, пилотируемая космонавтика висела на волоске, и аварии системы жизнеобеспечения с избытком хватило бы для закрытия программы. Безвозвратного закрытия. Чего стоят объединенные усилия нескольких правительств, если они угрожают интересам тех, кто может правительства менять? И как легко, как спокойно воспримут крах программы миллиарды землян, которым годами вдалбливают: осваивать космос дешевле и удобнее автоматами.
Лунный город, завод и железную дорогу вы тоже автоматами строить будете?
Шульте понимал: если первые десятки тонн гелия-3 не придут вовремя, значит, не будет смысла расконсервировать экспериментальные установки термоядерного синтеза. И тогда вероятность девяносто процентов, что скоро начнется большая война. Система обкатана – устроить провокацию и сразу бить. На опережение, чтобы успеть первыми.
Вычистить планету для себя… Да, Шульте понимал, насколько все серьезно.
Про это федеральный канцлер очень прозрачно намекнул ему.
«Мы живем в эпоху великих соблазнов, – сказал канцлер. – Надвигается такой страшный энергетический кризис, перед лицом которого можно совершить любое бесчинство – и потомки нас простят. Значит, кризиса быть не должно».
Шульте очень бы смутился, узнай он, в каких именно выражениях примерно то же самое его русским коллегам говорил на инструктаже товарищ из ФСБ.
А пока что он собрался с мыслями, слил воду, подмылся, закрыл унитаз, натянул штаны, смотал с зубной щетки салфетку, запихнул ее в мусорный контейнер, щетку вставил в личный пенал… И снова испугался, почти так же сильно, как вчера. Потому что тишина за переборкой стояла чересчур напряженная.
А когда раздались голоса, стало еще страшнее.
– Голые бабы по небу летят, – сдавленно произнес Кучкин по-русски. – В баню попал реактивный снаряд…
– Вы тоже ее видите? – громко прошептал Аллен.
– Железная Дева, – сказал Рожнов. – Может, у нас проблемы с наркотиками, а мы и не знали?
Шульте сделал глубокий вдох, потом еще один.
– Приветствую экипаж станции «Свобода»! – провозгласило чистое и удивительно приятное на слух контральто. – Сохраняйте, пожалуйста, спокойствие. Вы вступили в контакт с иным разумом!
Шульте погляделся в крошечное зеркало и подумал, что не мешало бы побриться. Еще чуть-чуть подышал и решительно вытолкнул себя навстречу свежей проблеме.
Посреди головного висела женщина.

* * * * *
– Железная Дева – это шкаф с гвоздями! – возразил Кучкин. – А тут просто голая баба окраски «металлик». Ну ты, чего застопорила? Батарейки сели?
– По-моему, у нее со связью нелады. Она рябит, видишь?
Женщина была по земным меркам очень даже ничего, хотя смотря на какой вкус – атлетическая фигура, приличный рост, совершенно лысая голова. Все золотистого цвета с металлическим отливом. Шульте пригляделся и отметил странную форму черепа – от висков назад у Девы уходили какие-то ребра, вполне техногенного вида, словно она носила плотно охватывающий голову шлем. Черты лица усредненно-правильные, даже слишком правильные, чтобы быть красивыми. Глаза как у статуи, будто отлитые вместе с лицом. Но живые – Шульте заметил, что Дева медленно переводит взгляд с Кучкина на Рожнова.
Поза женщины вызывала в памяти дешевый манекен – руки немного в стороны, ноги слегка раздвинуты. Гладкий лобок и груди без сосков.
Шульте подумал, как интересно было бы увидеть Деву по-настоящему обнаженной. Ему такие нравились.
Он тоже знал, что Железная Дева – пыточный шкаф гвоздями внутрь. Но как еще называть визитершу, представить не мог.
– Итак, вы адаптировались и готовы принять знание, – сказала Дева.
Шульте поймал сразу три напряженных взгляда. Похоже, экспедиция проголосовала – ты начальник, тебе и разбираться.
– Мы слушаем, – кивнул Шульте.
Дева все так же медленно повернула к нему зрачки, и Шульте почувствовал: в головном стало теплее. Дева как-то воздействовала на людей. Это пока не выглядело опасным, но Шульте отметил про себя: быть настороже.
Кучкин выбрался из спальника и осторожно пополз по стене, заходя Деве в тыл. Выглядел русский донельзя воинственно.
Рожнов озирался, что-то выискивая в интерьере.
Аллен по-прежнему сидел в уголке, скрючившись, обхватив руками колени. Даже со спины было видно, как он мечтает о психиатре. Шульте не поручился бы, что глаза американца открыты.
– Вы не будете первыми, кто спасает ваш мир, – за последнее столетие мы привлекли к этому тысячи землян, лучших из лучших. Но только сегодня мы впервые прямо обращаемся к людям. Настало лучшее время для открытого сотрудничества, и были избраны вы!…
Рожнов нашел, что искал, – протянул руку, схватил гибкий кронштейн, развернул к Деве видеокамеру и оглянулся на начальника.
– Сейчас именно вы можете совершить главное, что навсегда и бесповоротно изменит к лучшему судьбу вашего мира. Примите знание. Закройте глаза и распахните ваш разум. Так будет проще – вы увидите и поймете сразу все…
Шульте подплыл к командному посту и включил запись.
– Пожалуйста, закройте глаза и расслабьтесь, – мягко попросила Дева. – Будьте спокойны, мы не несем зла. Мы просто дадим вам знание.
Шульте вывел изображение на монитор. Камера работала, она исправно передавала Кучкина. Деву оптика не видела. Шульте посмотрел на Рожнова, помотал головой и постучал себя по лбу согнутым пальцем.
Рожнов скривился. Ему тоже, видимо, не понравилось, что Деву транслируют прямо в мозг. Это отдавало насилием.
– Посмотрите, каким прекрасным станет ваш мир, если вернуть его на истинный путь. Еще остается время, но с каждым днем его все меньше. Разве вы не понимаете, что близится закат? Неужели вам никогда не казалось, что земная цивилизация в тупике?…
Кучкин придирчиво изучал Деву сзади.
– Ну, казалось, – буркнул он. – А что делать-то? Во главе государства поставить ученых и инженеров, города срыть и жить в единении с природой?
Он заложил вокруг гостьи дугу, перевернулся головой вниз и попробовал заглянуть Деве между ног.
– Земля пошла по технологическому пути развития, губительному для нее. И произошло опасное рассогласование – психика людей не выдерживает массированного применения высоких технологий. Вы несчастливы. И уже сейчас накопили достаточно ненависти, чтобы уничтожить свой мир, – вас удерживает только голый разум, когда чувства требуют войны. Неважно с кем, лишь бы сбросить напряжение. А теперь есть повод – надвигающийся энергетический кризис. Повод и оправдание. Это так опасно для вас, что мы не можем оставаться в стороне. Поймите, землянам было предначертано совершенствовать духовную сферу – будь так, сегодня вы достигли бы невероятного могущества. Говоря в понятных вам терминах, каждый стал бы как бог. Вы общались бы со звездами и усилием мысли перемещались по Вселенной. Вам не нужно было бы убивать, чтобы жить, ибо бессмертные любят все живое и лелеют его. Вы стали бы беспредельно счастливы…
– Ничего у нее там нет, – доложил Кучкин. – Эх, дурят нашего брата!
– Это ваш естественный облик? – перебил Деву Шульте.
– Миллион лет назад. Сейчас это специально для вас. Мы выглядим, как нам угодно. И вы могли бы…
– Покажитесь.
– Вы просто не увидите. Если бы каких-то двести лет назад Земля свернула на естественный для нее путь, вы уже могли бы видеть. Сейчас – нет. Однако еще остается время, чтобы принять верное решение…
– Интересно, если она общается со звездами, почему с нами говорит будто карманный переводчик? – вмешался Кучкин. – Не верю!
– Это не она плохо говорит, а наши мозги так дешифруют. Я, например, сплошное косноязычие слышу. И тоже не верю. Командир, у вас в голове немецкая речь?
– Да. И похоже, она не более убедительна, чем ваша русская версия. Для контакта с иным разумом это просто смешно. Я предпочел бы что-то другое. Визуальные образы, например. На словах леди слегка идиотична. Может, действительно имеет смысл посмотреть, что она собирается показать?
– Я против! – твердо заявил Кучкин.
– Вы напрасно сопротивляетесь знанию, – сказала Дева. – Поймите, нужно совсем немного доброй воли – и вы поймете все. Пожалуйста, закройте глаза.
– А вот … тебе! – сообщил Кучкин, делая соответствующий жест.
– Фу, как грубо, – очень по-женски сказала Дева. Кучкин густо покраснел и отплыл от Девы подальше.
– Я не понимаю смысла, но чувствую вашу эмоцию.
– Вы действительно женщина или?… – спросил Шульте.
– Это тоже специально для вас, образ достаточно понятный и достаточно неземной. Я могу явиться в любом виде, поскольку я – все. Перестаньте бояться и закройте глаза, это безопасно. Уясните простую вещь – я говорю с вами из окрестностей Веги, где мне нравится быть. Представьте, что я хочу причинить вам зло. Да мне достаточно подумать о чем-то, и это случится.
– Тогда подумайте, что наша камера пишет вас, – предложил Рожнов.
– Вы так уверены, что начальники на Земле готовы принять истинное знание? Отнюдь. Эта запись повлечет за собой множество смертей. Не возражайте, я отчетливо вижу. В частности, погибнет ваш друг.
– Чего это я погибну? – возмутился Кучкин.
– Вы ему не друг, – сказала Дева. – Он знает, о ком я.
– Чего это я не друг?! – рявкнул Кучкин.
– Его-то за что? – очень тихо спросил побледневший Рожнов.
– Потому что он, сам не зная того, изменяет мир к лучшему. Он направлял вас, помогал и будет защищать, когда вы спуститесь на Землю. Располагая информацией о нашем контакте, служба безопасности легко раскроет и вскоре уничтожит его.
– Хорошенькое дело… – пробормотал Рожнов. – Ну, вы просто все предусмотрели.
– Ваша группа должна вернуться без потерь, – сказала Дева. – И как можно скорее. Это для светлого будущего Земли. Вы будете первыми, кто осознанно понесет херню в массы.
У Рожнова отвалилась челюсть, Кучкин довольно хихикнул, Шульте нахмурился.
– Очень интересно, – проворковал Кучкин, – если я реально напрягусь, получится выдавить ее из головы? Так, опять помехи. Видите, по ней пошла волна? Ха-ха, это мое!
– Нежелание отдельных членов группы адекватно воспринимать передачу начинает беспокоить нас, – сообщила Дева. – В ответ будет предпринято наращивание мощности, это может негативно сказаться на вашем здоровье.
– Но ведь действительно херня! – сказал Кучкин.
– Коллега, перестаньте хулиганить, – попросил Шульте. – Я сам не в восторге от того, что слышу, и тоже… э-э… подумал, какая это глупость. Но вы, кажется, не чувствуете достаточной ответственности. Нравится или нет, мы просто должны выслушать и разобраться.
– Совершеннно правильно. – Дева изобразила вполне достоверный кивок головой. – Тем временем нами приняты меры к обеспечению бесперебойного диалога. На случай дальнейшего сопротивления возможные искажения блокированы. Сообщите об ухудшении самочувствия.
– Пока нормально, – буркнул Кучкин. – После вчерашнего…
– Да, если вы считаете нас такими ценными и хотите вернуть на Землю, – вступил Рожнов, – почему мы вчера чуть не умерли?!
– Так было надо для полной достоверности.
– Не верю!
– Закройте глаза на минуту, расслабьтесь, и вы поймете. Верить не надо, вера – чисто эмоциональная категория, она для несвободных, закрепощенных, подавленных. Свободный оперирует сутью. Он просто видит и сразу понимает. Вы – лично вы – уже не станете всемогущими, но еще в ваших силах обрести свободу. Первое, что вы получите, – интуитивное чувство правды, дешифровку эмоций других людей, ощущение счастья.
– О-о, какое вранье! Когда это чувство правды давало ощущение счастья?! – фыркнул Кучкин. – Эх, Господи Иисусе, я сейчас уссуси…
С этими словами он отвернулся от Девы, пнул ногой рундук-холодильник, стремительно пролетел головной модуль насквозь и скрылся за переборкой.
– Следите за Чарли! – раздался оттуда шепот.
Шульте сместился вперед и заглянул Аллену в лицо. Астронавт сидел с закрытыми глазами, расслабленный, безмятежный. Судя по всему, он больше не хотел психиатра.
– Эй! – крикнул Шульте. – Прекратите это! Чарли! Очнись!
– Через несколько минут, – сказала Дева. – Он недавно перенес шок, нужно сбалансировать его психическое состояние.
– Я требую немедленно! – Шульте принялся трясти Аллена, но тот был словно кукла.
– Через несколько минут.
– Чарли! – Шульте отвесил Аллену звонкую пощечину.
– Вот это по-нашему, по-бразильски! – обрадовался за переборкой Кучкин. – Слушайте, какая пакость, я эту бабу через стенку вижу!…
– Рожнов! Аптечку! Найдите стимулятор!
– Не мучайте его, – попросила Дева. – Потерпите немного. Вы ничего не измените – он все равно уже обрел знание. А сейчас мы оптимизируем психику, сильно пострадавшую из-за вчерашнего инцидента. Если не будете вмешиваться, получите своего коллегу совершенно здоровым.
– Да как вы смеете!
– Мы смеем и не такое! – сказала Дева. Шульте оторвался от Аллена и посмотрел на нее очень внимательно. И Рожнов замер, не дотянувшись до аптечки. Впервые Дева использовала угрожающий тон, и получилось это чертовски внушительно.
– С этого места поподробнее! – крикнул Кучкин. – И хватит мне мерещиться, черт побери, я тут интимным делом занят!
– Так что же вы смеете? – поддержал его Рожнов. – Мешать нормально жить? Водить за руку? А убивать?
– Люди, почему с вами настолько трудно, почему вы не хотите добровольно познать, увидеть?
– А вы нас заставьте. Вот как Чарли.
Аллен вдруг негромко всхрапнул.
– Никто его не заставлял. Не будите, пусть отдохнет. Заставлять – это крайность, и к свободе не идут через принуждение. А вас мы хотим видеть именно свободными. Пришедшими к выбору через знание. Вслушайтесь: мы – это вы. Мы начинали так же. Только наша цивилизация раньше свернула с гибельного пути. У нас тоже были проблемы, кризисы, случались войны, хоть и не такие масштабные, как ваши… Но мы вовремя получили знание. Как видите, ничего страшного в этом нет…
По телу Девы снова пробежала легкая рябь.
– Это не я, – сказал Рожнов. – Наверное, у всемогущих глючит связь. Слушайте, так, значит, вы не сами выдумали это бла-бла-бла?
– Бла-бла-бла? – Лицо Девы, до этого совершенно бесстрастное, впервые показало, что может выражать эмоции. Оно изобразило легкую усмешку. А потом случилось нечто.
– Назад! – взревел Шульте. – Вернись!
Рожнов нырнул под пульт командного поста.
Кучкин выскочил в головной без штанов, сжимая в руке отвертку.
Аллен все спал.
– Значит, изначально был выбран удачный образ, – констатировала Дева, принимая свой прежний вид.
Шульте, тяжело дыша, растирал грудь в области сердца.
Рожнов, совершенно белый, опасливо выглянул из-за пульта.
– Милая барышня! – произнес он с запинкой. – Зачем же так пугать?! Это грубо и негигиенично. Я чуть не испортил свежий памперс.
Кучкин медленно, поигрывая отверткой, подплыл к Деве и залепил ей оплеуху. Рука прошла насквозь, Кучкина закрутило, он с трудом остановил вращение.
– Не дури, – сказал Рожнов. – Она даже не голограмма. Это ты себе по мозгам дал. Врезал своему воображению.
– Плевать. Очень хотелось.
– Ты что видел?
– Чужого из кино. Во всех подробностях. Запах его почувствовал, сопли эти отвратительные…
– Откуда ты знаешь, как пахнет чужой?
– Теперь знаю. Командир, вы в порядке?
– Да, – кивнул Шульте. – Просто это было слишком неожиданно. И, знаете, немножко больно увидеть себя мертвым на мертвой платформе. Вчера. Я не думал, что мы прошли так близко от края.
Аллен немного пошевелился во сне и захрапел всерьез.
– Негодяй, то он в депрессии, то спит! Нам бы так! – Рожнов вылез из-под пульта и уселся в кресло.
Достал из нагрудного кармана белую коробочку, что-то выщелкнул себе в рот и принялся жевать.
– Дайте мне, – попросил Шульте.
– Нам доктор прописал. А вам, может, вредно.
– Дайте!
– Не спешите! – с заметным нажимом произнесла Дева. – Прием транквилизаторов сужает канал восприятия. Вам будет труднее овладеть знанием. Поймите, вы находитесь в ключевой точке. От вашего решения может зависеть судьба Земли. Тех, кто вам близок и дорог, кого вы любите. Вы же хотите, чтобы ваши дочери прожили долгую и счастливую жизнь? Или пусть они лучше задохнутся в ядовитом облаке, которое накроет Гамбург?
– Ты, сука, детей не трожь… – сказал Кучкин очень тихо, но отчетливо.
– Это касается всех. Думаете, ваш сын не попадет на войну?
– Когда начнется глобальное месиво, в армии окажется больше шансов выжить, чем на гражданке, – бросил Рожнов. – Слушайте, ну скажите наконец открытым текстом, чего вам надо, вашу мать?
– Это уже сказано – примите знание, а дальше решайте сами.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.