read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



— Нет, сынок, мы не отступаем.
— Но как же приказ полковника Рабелака?
— К черту Рабелака! — крикнул Конарски. — Мы из Корпуса Смерти Крейга, сынок. Или ты думаешь, что мы напрасно носим это имя? Мы никогда не отступаем. Мы деремся и погибаем, как поступал сам Крейг.
Какой бы ужасной ни показалась людям первая атака тиранидов, она была лишь слабой тенью нынешнего наступления.
Мощное создание со множеством конечностей устремилось вперед, проламывая толстый слой льда. Дымящиеся струи концентрированной кислоты то и дело вылетали из широкой трубки, расположенной под ужасной пастью. Тягучая жидкость одинаково легко плавила лед, снег, металл и человеческие тела, превращая все вокруг в обугленные останки. Сотни шипов летели в сторону окопов, пробивали метровую толщу снега, пронзали людей и танковую броню.
Целая толпа тиранидов мельтешила за ногами исполинского существа. Покрытые хитиновыми панцирями организмы с уродливыми наростами и изогнутыми лапами метали тяжелые снаряды, которые взрывались в окопах, разбрасывая острые костяные пики и разбрызгивая едкую жидкость. Эти твари двигались медленно, но зато с очень большой скоростью выстреливали из себя бесчисленные органические ракеты.
Неуклюжие создания со странными, похожими на дула орудий конечностями осыпали отступающие танки каскадами вирусов и активных бактерий. Вокруг клешней толстых, змееподобных чудовищ в твердых хитиновых кольцах трещали электрические разряды. Искры сыпались во все стороны, когда чудовища передвигались по льду молниеносными бросками, при этом взметая в воздух целые фонтаны ледяных кристаллов.
Во главе атаки с поразительной скоростью неслись рослые существа. Между костяными пластинами их панцирей можно было видеть уродливые мускульные мешки, которые при каждом сокращении мышц обстреливали окопы множеством кинжально-острых шипов.
Черная туча горгулий кружилась над всем этим выводком, а в самом центре стаи темнела массивная туша матки. Гигантские крылья плавно несли ее прямо на позиции солдат корпуса Крейга.
Преодолевая приступ тошноты, Конарски сбросил со своих ног наполовину растворенные останки тела связиста. Скелет свалился прямо в дымящуюся лужу кислоты, протекшей через трещину в бруствере. Лейтенант попытался подняться, но от едкого запаха разлагающейся человеческой плоти зашелся в приступе удушающего кашля. Снаряды тиранидов легко преодолевали изрешеченные залпами стенки окопов, и траншея наполнилась дымом и потоками крови. То здесь, то там еще раздавались ответные выстрелы, но разве можно было назвать это сопротивлением?
Лейтенант все же справился с приступом тошноты. С криком: «За Крейга!» — он стал стрелять поверх бруствера. Плотная тень заслонила солнце. Конарски посмотрел в небо и увидел колоссальных размеров чудовище, кружащее над окопами. Размах его крыльев достигал нескольких десятков метров, несметное количество мелких существ держалось под его животом, а из пасти вырывались языки пламени.
Конарски поспешно оглянулся посмотреть, почему никто до сих пор не попытался сбить это гигантское создание, но увидел ближайшую «Гидру» и сразу все понял. Под воздействием кислот и вирусов передняя часть истребителя превратилась в бесформенную рыхлую массу. Из кабины вытекала струя слизи, от разлагающихся тел членов экипажа в морозный воздух еще поднимался пар. Но, как заметил Конарски, оружейный отсек машины уцелел.
Лейтенант отбросил ружье и побежал к счетверенному орудию. Надо заставить его стрелять. Исполинские создания с визгом обстреливали укрепления, и био-сна-ряды разрывали его солдат на части. Орды мелких тварей уже врывались в окопы и добивали раненых.
Кое- где дошло до рукопашной. Люди тщетно пытались сопротивляться напору пришельцев. Повсюду враги одерживали верх.
Конарски прижал ладонь к лицу. Его чуть не стошнило. От ужасной вони, распространяемой останками людской плоти, слезились глаза. Осторожно пробравшись через кабину, он вскарабкался в кресло стрелка.
— Есть! — воскликнул лейтенант, как только убедился, что орудие заряжено.
Он крепко схватился за рукоять и развернул счетверенное дуло в сторону гигантского летающего монстра. Одно прикосновение к пусковой кнопке, и трехметровый язык пламени с ревом взметнулся к небу, осветив все вокруг яркими вспышками. Сильная отдача била по рукам. Конарски торжествующе закричал. С этим криком из его души испарился ужас последних дней, а вместо него в вены ударил мощный поток адреналина.
Через перекрестье прицела лейтенант видел, как исполинское чудовище разорвало в клочья. Снаряды пробивали крепкий панцирь и взрывались внутри тела тиранида. С протяжным воем чудовище закувыркалось в воздухе. Наконец оно грохнулось на землю, подняв тучи снега и льда вперемешку с потоками собственной крови. Под его тушей погибли сотни мелких существ. Из трупа разбившегося монстра показались клубы ядовитого дыма. Зеленые щупальца смертоносного тумана поползли по окопам.
Конарски поливал врагов огнем, водя дулом из стороны в сторону. В приступе азарта лейтенант давил на гашетку еще несколько секунд, прежде чем понял, что запас снарядов иссяк.
Через обзорный экран командного пункта Имперского Капитолия за действиями бойцов корпуса Крей-га наблюдал полковник Рабелак. Если к солдатам в самое ближайшее время не подоспеет подмога, они будут уничтожены. Линии связи разрывались от криков о помощи и требований огневой поддержки. Масштаб катастрофы ошеломил опытного воина.
Солдаты, захваченные на дороге врасплох, еще держались. Кое-где они даже теснили врага. Будь у них хоть немного времени, они сумели бы пробиться к городским воротам и укрыться за стенами. Но как раз времени у них и не было.
Солдаты Крейга не смогут долго противостоять массированной атаке тиранидов.
Оставалось только одно.
Полковник вышел на середину зала, застегнул шинель, поправил воротник и смахнул невидимую пылинку с эполет.
— Идем в наступление, готовьте главное орудие! — приказал он.
— Сэр? — изумился адъютант.
— Ты меня слышал, черт побери! Идем в наступление! Я не могу бросить этих отчаянных парней на растерзание. Это не в духе корпуса Логреса. Выполнять!
— Есть, слушаюсь, сэр, — кивнул адъютант и кинулся выполнять приказ.
Ощутив под ногами вибрацию и увидев, что Имперский Капитолий двинулся в наступление, полковник Октавиус Рабелак вытянулся по стойке смирно.
Под градом вражеских снарядов дрожала земля. Пласты снега, льда и обломки бревен взлетали в воздух, от укреплений почти ничего не осталось. Конарски бежал по траншее, хватая за руки каждого, кто попадался ему на пути, и приказывал отходить к городским воротам. Они сделали все, что могли, и теперь пришло время позаботиться о безопасности тех немногих, кто остался в живых.
Внезапно земля загудела под тяжелыми ударами. На мгновение Конарски решил, что началось землетрясение. Визг орды пришельцев поднялся до немыслимой высоты, и лейтенант вскинул лазерное ружье, готовясь к последнему поединку. Но вот земля под ногами содрогнулась еще раз, и немыслимый грохот ударил в уши. За спиной заметался яркий свет, а накатившаяся взрывная волна чуть не оглушила лейтенанта. Конарски почувствовал, как его подбросило в воздух. Казалось, планета раскололась надвое. Рухнув в снег, он сильно ударился, и перед глазами засверкали разноцветные искры.
Не успел он подняться на четвереньки, как впереди вспыхнул гигантский костер.
Да что же произошло?
Но вот дым немного рассеялся, и он увидел нависшую над ним стальную громаду. Она двигалась вперед, громыхая гусеницами, расплющивая своей непомерной тяжестью все, что попадалось на пути, выбрасывая комья земли и снега величиной с танк. Священное изображение Имперского орла украшало фронтальную броню грандиозного сооружения как раз над дымящимся дулом главного орудия. Конарски радостно рассмеялся, приветствовал прокатившийся мимо него Капитолий, но его голос скоро потонул в грохоте второго выстрела, и лейтенант снова взлетел в воздух.
От жесткого приземления у него перехватило дыхание, но новый прилив адреналина помог быстро подняться на ноги и пуститься бегом к городской стене.
Рабелак подарил им отсрочку, и лейтенант не преминул ею воспользоваться.
Полковник Стаглер потуже затянул повязку на животе. Он потерял много крови и чувствовал слабость, но не желал прибегать к помощи апотекариев, пока не решится судьба его людей. Даже с наблюдательного пункта на самой высокой башне городской стены было трудно сквозь дым и тучи снега разобрать, что творилось в окопах. Из трубки рации доносились только визг пришельцев и бесконечный грохот стрельбы. Вероятно, все люди уже погибли, но они приняли смерть как подобает солдатам Крейга — в сражении, с честью.
Поступок Рабелака очень удивил Стаглера. Как он решился двинуть свой драгоценный Капитолий в самую гущу пришельцев? Но полковник бесспорно выиграл время для солдат, попавших в засаду. У них появилась, возможность выбраться из свалки и укрыться за крепостными стенами. Целые стаи пришельцев уже успели прорваться в Эребус. Они атаковали с высоких скал на краях ущелья и исчезли среди городских улиц, но сейчас полковнику было не до них.
Грохот орудия Имперского Капитолия сорвал очередную лавину с верхушек скал. Пришельцы облепили борта могучего сооружения, тысячи устремились к закрытым броней гусеницам. В ход пошли электрические разряды и био-снаряды с разъедающей кислотой. Огонь стрелкового оружия сметал врагов сотнями, но на их место тотчас налетали другие.
Стаглер щелкнул пальцами, привлекая внимание связиста.
— Соедините меня с полковником Рабелаком, — приказал он, наблюдая за картиной, которая наверняка останется в его памяти до последнего дня.
— Почему мы стали двигаться медленнее? — сердито крикнул полковник Рабелак.
— Сэр, механизмы-передачи повреждены, мы скоро совсем остановимся, — последовал ответ водителя-механика.
Командир корпуса Логреса перевел взгляд на десятки маленьких экранов, отображающих происходящее вокруг. На каждом из них мерцали картины ужасной бойни, Имперский Капитолий был окружен сплошной стеной тиранидов. Огонь орудий уже не мог удержать врагов на расстоянии.
Полковник почувствовал, как дрогнул корпус после очередного выстрела главного орудия. Даже сквозь толстые бронированные стены до него донеслись яростные вопли тиранидов, рвущихся к добыче, скрытой в гигантском сооружении.
Сотни, а может, и тысячи пришельцев продолжали набрасываться на массивные опоры Капитолия, чтобы не дать ему уйти. Их ярость и тупая настойчивость потрясли полковника. Такого беспрекословного и бездумного подчинения ему не приходилось видеть ни у солдат жестокого Махариуса, ни среди подданных обаятельного Слайдо.
Испуганный вскрик адъютанта отвлек его от воспоминаний, и Рабелак снова вернулся к обзорному экрану. Из облака снега и смертоносных газов появилась поистине исполинская фигура тиранида, крушившего, все на своем пути.
Множество отростков вокруг сверкающей клыкастой пасти источали густую слюну. Капли едкой слизи падали на снег и превращали его в горячий пар. Задние конечности в хитиновой броне легко несли гигантское тело по льду, сотни мелких созданий карабкались по толстым верхним пластинам.
— Великий Император! — прошептал Рабелак. — Все силы на зарядку главного орудия! Стреляйте немедленно!
— Сэр, на связи полковник Стаглер!
— Мне некогда сейчас болтать с этим фанатиком, — бросил Рабелак. — Быстрее! Огонь!
Через толщу отлитых из адамантиума плит пола, через все звукоизолирующие слои полковник услышал громовой раскат выстрела. Исполин содрогнулся, и люди на командном пункте радостно вздохнули. В воздух полетели куски оторванной плоти, из огромной раны в боку пришельца вылился целый водопад ихора.
Чудовище накренилось. Одна из нижних конечностей держалась лишь на узкой полоске надорванной мышцы. Кровь плавила лед под ногами тиранида и темными ручейками стекала в окопы. В складке живота чудовища открылась щель. По мере того, как он упорно ковылял к Имперскому Капитолию, щель становилась все шире. Из нее под ноги гиганту хлынул поток визжащих, прыгающих, ползающих созданий и био-снарядов, но почти все они погибли под низвергнувшейся тушей.
— Давай, давай, — шептал Рабелак, нетерпеливо постукивая по индикаторам, отражающим процесс зарядки главного орудия.
Ему не терпелось самому спуститься в оружейный отсек и поторопить людей. Полковник заставил себя оторваться от панели управления и снова взглянул на поле битвы. От ужаса у него на голове зашевелились волосы. Исполин снова поднялся во весь рост, а ужасная рана уже затягивалась свежей плотью. Ихор больше не вытекал из тела, а на перебитой конечности выросли тугие канаты мышц.
— Сэр, броня пробита на втором и третьем уровнях!
— Сэр, из машинного отделения доложили о вторжении пришельцев!
— Полковник, боеприпасы для орудий ближнего боя закончились!
Рабелак выслушивал все эти донесения, и каждое было мрачнее предыдущего. Он понял, что карьера в армии Императора для него закончена. Из этой битвы он не выйдет живым. И спустя многие годы не сможет провозгласить тост в память о славном сражении. Странно, но эта мысль не так уж сильно огорчила его.
Командный пункт тряхнуло от мощного удара — тиранид-исполин добрался до Капитолия и бросился в атаку. Пол опасно накренился, и Рабелак инстинктивно ухватился за латунное ограждение вокруг голо-графической карты.
Могучий левиафан Империи продолжал наклоняться. Сервиторы сорвались со своих подставок и повисли на проводах, которыми были подключены к пульту. Офицеры с криками полетели к стене. Через обзорное окно уже ничего не было видно, кроме сплошной отвратительной массы движущихся мускулов. Из-под пульта управления посыпались искры, и тотчас взвыли тревожные гудки. В карту угодил какой-то обломок, и в воздух полетели осколки стекла.
Полковник сумел дотянуться до пункта связи и схватил трубку.
— Говорит полковник Октавиус Рабелак, — спокойным голосом произнес он. — Полковник Стаглер, если вы меня слышите, если видите, что происходит, вы знаете, что делать дальше. Конец связи.
Полковник выронил трубку и отпустил латунное ограждение. В этот момент мощь тиранида преодолела устойчивость колоссального сооружения, и Капитолий рухнул набок. Полковника швырнуло к противоположной стене. Но перед тем как потерять сознание, он утешил себя мыслью, что еще долгие годы о его гибели будут говорить на собраниях корпуса Логреса.
Ударившись о металлическую подставку сервитора, Рабелак замер. Под расколотым черепом медленно растекалась лужа густой темной крови.
Уриэль наблюдал за атакой грандиозного биотитана со смешанным чувством ужаса и печали. Полковник Рабелак был хорошим человеком, и солдатам корпуса Логреса будет его недоставать.
Все они слышали прощальный приказ полковника и то, как Стаглер отдал команду артиллеристам открыть огонь. Когда биотитан сорвал своими ужасными когтями броню Капитолия и разодрал ее с той же легкостью, с какой ребенок срывает упаковку с праздничного подарка, со всех сторон, даже со склонов ущелья, донеслись торжествующие крики тиранидов.
А потом сумерки превратились в ясный день — все до одного тяжелые орудия на стенах города дали залп по машинному отсеку павшего Капитолия. Огненные вспышки разрывов расцветали на бронированной поверхности гигантского сооружения и испепеляли сотни тиранидов, рвущихся внутрь командного пункта. Уриэль понимал, что там могли еще остаться живые люди, но смерть от взрыва представлялась ему более милосердной, чем неминуемая гибель от когтей пришельцев.
Наконец объединенными стараниями броня машинного отделения была пробита, и один из снарядов угодил в самое сердце Имперского Капитолия. Взорвался плазменный реактор, и небо осветилось огромным грибовидным облаком.
Непереносимо яркие лучи горящей плазмы рванулись наружу и превратили в пепел все живое в радиусе километра. Как только пламя немного угасло, Уриэль увидел глубокий кратер, наполненный шипящей массой из останков тел пришельцев. Смертельно раненный биотитан еще барахтался в горячей плазме, и струи пара от тающего льда срывали остатки плоти с его костей. Никакая сверхъестественная способность к регенерации не могла спасти его. Из ужасной пасти вырвался вопль предсмертной агонии.
Растаявший снег и лед заполнили воронку и образовали целое озеро. Струйки пара от остывающего реактора еще поднимались со дна, но спустя несколько минут уже ничто не напоминало о титаническом поединке. На поле битвы осталось лишь небольшое озеро, похоронившее тысячи пришельцев, а также тела полковника Октавиуса Рабелака и его солдат. — Вечная память, — тихо прошептал Уриэль.
Глава 12
Все последующие четверо суток тираниды настойчиво штурмовали укрепления Эребуса, гибли тысячами, но ни их упорство, ни их численность не уменьшались. Ров у подножия стен был завален грудами трупов, под их тяжестью проваливался лед. Целые подразделения пытались сжечь эти останки из огнеметов, но люди ни разу еще не успевали очистить территорию до начала следующего штурма.
Каждое наступление начиналось одинаково. Крупные тираниды с множеством костяных наростов вокруг головы осыпали позиции людей био-снарядами из верхних конечностей, переродившихся в широкие дула. Их залпы выбивали из укреплений целые куски кладки, но, поскольку стена была построена уступами на цельной скале, защитный барьер все же сохранялся. После первого обстрела вперед выходили монстры с бугристыми панцирями и длинными костистыми лапами. Они обрушивали на людей град из коконов, которые, взрываясь в воздухе, распыляли облака ядовитых газов. Эти атаки уносили жизни десятков солдат. Апотекарии не справлялись с потоком ослепших и страдающих от удушья людей. Было решено, что газовые атаки будут отражать Космодесантники. Только они могли противостоять смертоносным ядам.
После первых нападений все пространство перед городскими стенами заполнялось толпами пришельцев-убийц. Из-под толстого слоя снега, куда тираниды прятались на ночь, их выгоняли незрячие червяки, и тогда все чудовища с шипением и визгом устремлялись в бой. Лишь Некоторые виды пришельцев могли выжить при почти сорокаградусных морозах, и наступление темноты означало для защитников Эребуса короткую передышку.
Но мало-помалу электрические разряды, постоянный обстрел хитиновой шрапнелью и разъедающие кислоты разрушали городскую стену. После того как людские потери заметно возросли, было принято решение оставить первую линию укреплений.
От парапета почти ничего не осталось, а мелкие тираниды уже усовершенствовали свои организмы и обзавелись зазубренными клешнями, при помощи которых проворно карабкались по обломкам. Зенитным батареям, установленным на склонах, все еще удавалось сдерживать натиск летающих чудовищ.
После трагедии, произошедшей во время отступления из окопов, люди поняли, что нападения можно ждать откуда угодно.
Целые группы тиранидов проникали в город через дренажные штольни и заброшенные пещеры. Они спускались даже с высоких горных хребтов, ранее считавшихся неприступными. Несмотря на возрастающую панику среди гражданского населения, командование не могло снять с линии фронта ни одного солдата для помощи горожанам.
Жителям Эребуса приходилось самим заботиться о своей безопасности.
Уриэль ощутил обжигающий холод и обрадовался боли — значит, он все еще жив. Его доспехи, помятые и поврежденные во многих местах, были так густо залиты вражеской кровью, что почти потеряли свой первоначальный цвет. Силовой привод в правом наплечнике после далеко не дружеских объятий с гигантским тиранидом стал угрожающе поскрипывать при ходьбе. Чтобы исправить активатор плечевого сустава и обеспечить ему свободный ход, Техномарин Харкус сделал все что мог. Но для полного восстановления требовались инструменты, оставшиеся от древних мастеров.
С того дня как взорвался Имперский Капитолий и погиб полковник Рабелак, Уриэль не проспал и часу. Каталептогенный узел позволял его телу продолжать выполнять все необходимые функции, воздействовал на ритмы мозга и устранял последствия недосыпания. Но это не избавляло его от ощущения тяжелой усталости.
При виде тысяч солдат, собравшихся вокруг многочисленных костров, Уриэль проникся к ним глубоким уважением. Если уж он, Ультрамарин, настолько измотан, то невозможно представить, как себя чувствуют люди. Однако Леаркус, несмотря на столь же плачевное состояние доспехов, выглядел вполне отдохнувшим. Его глаза ярко блестели, и к своему капитану он подошел уверенным легким шагом.
— Кровь Жиллимана! Эти люди, должно быть, на грани истощения, — сказал Уриэль.
— Да, — согласился Леаркус, — но они держатся. И будут держаться дальше.
— Ты хорошо их натренировал, брат-сержант.
— Точно так, как требует Кодекс. — В голосе Леаркуса мелькнула тень упрека.
Уриэль проигнорировал дружеский выговор, и они покинули пределы Четвертого Квартала, чтобы выйти на сильно изменившуюся площадь перед второй городской стеной.
Там, где еще совсем недавно стояли фабричные цеха, складские ангары и жилые дома, остались только обледеневшие прямоугольники фундаментов. Ряды железных бочек, наполненных всем, что могло гореть, согревали воздух. И все же десятки солдат уже пострадали от мороза. Некоторые замерзали во сне, и по утрам их товарищам приходилось откалывать от земли окоченевшие трупы.
Городской Совет, первоначально одобривший предложение Леаркуса уничтожить все, что могло помочь ти-ранидам при наступлении, изменил свое мнение, когда дело дошло до конкретных действий. Наиболее активную группу оппозиции возглавлял Саймон Ван Гельдер. В припадке храбрости Себастьен Монтант распустил Совет Эребуса, передав власть военному командованию до тех пор, пока тираниды не будут изгнаны.
Уриэля поразил тот факт, что на пороге, гибели люди могут препираться между собой из-за недвижимости и иного имущества. Хоть этот мир и носил имя Ультрамара, его вожди давно забыли учение примарха.
Зато, по мере того как они с Леаркусом подходили к городской стене, в нем росло чувство гордости и любви к солдатам, стоявшим насмерть перед лицом инопланетных захватчиков. Вот где лучше всего сохранился дух Ультрамаринов — в душах простых людей, которые не сломались под тяжестью ужаса галактики и были готовы умереть ради безопасности своего мира.
Двое Космодесантников остановились у ближайшего костра и приветливо поздоровались с солдатами. Уриэль взглянул поверх стены в пространство, заполненное миллионами тиранидов. Их дыхание было таким синхронным, что, казалось, будто внизу дремлет одно исполинское чудовище.
Им предстоит непростая задача, но если сработает план адмирала Тибериуса, то появится и шанс справиться с врагом. Накануне, после роспуска Городского Совета, он зашел поговорить с Себастьеном Монтантом. Уриэль обнаружил, что тот старательно примеряет термический солдатский комплект и распутывает портупею.
— Что вы делаете, обер-фабрикатор? — удивился Вентрис.
— Ну, теперь, когда Совет Эребуса распущен, пришло время и мне взять в руки оружие, разве не так?
Уриэль скрестил руки на груди:
— А разрешите спросить, когда вы в последний раз стреляли, господин обер-фабрикатор?
— Позвольте, дайте вспомнить. Это было во время прохождения базовой военной подготовки, когда я служил в отряде самообороны Эребуса.
— И сколько лет прошло с тех пор? — настаивал Уриэль.
Монтант несколько смутился, но ответил:
— Минуло около тридцати лет. Но я _должен_сражаться, как вы не понимаете?
— Я понимаю, Себастьен, я все понимаю, не беспокойтесь. Но вы — один из самых опытных специалистов по снабжению, которых мне приходилось когда-либо встречать. Вы сумели организовать поставку воинской амуниции и вовремя обеспечить горячей пищей каждого солдата. Вы потратили на это уйму времени и средств, и все наши требования выполнялись в кратчайшие сроки. Но вы не солдат, Себастьен, и погибнете в первом же бою.
— Но…
— Нет, — с улыбкой, но твердо прервал его Уриэль. — Вы можете помочь городу другим способом.
— Каким, например?
— Ну, можно начать с того, что вы расскажете мне абсолютно все, что касается орбитальной системы защиты Эребуса: где расположены станции, каково их состояние и как снова заставить их стрелять.
Монтант заметно сник.
— Но, капитан, от них же ничего не осталось. В шахтах нет ни одного снаряда, а аккумуляторы лазерных орудий давно высохли.
— И все же не отказывайте мне в этой просьбе.
И Монтант не отказал. Следующие два часа он и Уриэль провели над картами. Они подсчитывали запасы топлива, измеряли расстояния, обсуждали самые невероятные возможности, пока не пришли к наиболее оптимальному решению. Уриэль с удовлетворением убедился, что план адмирала выполним, и оставил Себастьена, предварительно взяв с него клятву не выходить на линию огня, пока все это не кончится.
Затем Вентрис изложил свою идею остальным командирам. Поначалу они отнеслись к ней весьма скептично, но после рассказа о совещании с обер-фабрикатором ими овладел осторожный энтузиазм и началось обсуждение деталей.
Необходимые приготовления уже были почти закончены, и все, что им оставалось, это продержаться до тех пор, пока потрепанные остатки флота не выйдут на требуемые позиции. Операция была назначена на послезавтра, и Уриэлю не терпелось поскорее приступить к осуществлению задуманного. Слишком долго они уступали врагам. Сейчас появилась возможность поквитаться.
Лучший биолог Криптмана обещал им предоставить специальное оружие против тиранидов, но до сих пор не сделал этого. Локарду недоставало времени. Уриэль знал, что план адмирала был их лучшим и, пожалуй, единственным шансом выиграть эту войну. Хотя дело предстояло очень трудное.
Капитан повернулся к костру и, увидев, как Леаркус протягивает ладони к импровизированной жаровне, удивленно сдвинул брови. Силовые доспехи Космодесантника одинаково хорошо защищали его и от холода и от жары. Но затем Уриэль понял, что сержант неосознанно подражает окружившим его людям. Он усмехнулся и стал прислушиваться к словам Леаркуса, но в этот момент заметил капеллана Астадора и майора Сатриа. Солдаты стали собираться вокруг Ультрамарина, и Леаркус заговорил громче:
— Вы сражались храбро и решительно, вы отдавали все свои силы на борьбу с врагом, и никто не может просить вас о большем. Отвратительные пришельцы наступают на город со всех сторон, и все же в этой битве, среди смерти и крови никто из вас не отступил ни на шаг. Я горжусь вами!
— Вы были хорошим учителем для нас, сержант Леаркус, — крикнул ему майор Сатриа.
— Нет. Величие заключено в вас самих. Я лишь заставил вас проявить свои лучшие качества. Вы — солдаты отряда самообороны Эребуса, защитники своего народа. Но это еще не все. Узы братства, связавшие ваш мир с моим на рассвете становления Империума, стали крепче, чем самые прочные цепи из адамантиума. — Леаркус поднял сжатый кулак и прокричал: — Вы — воины Ультрамара, и я с гордостью называю вас своими братьями!
Громкие одобрительные крики прокатились по склонам ущелья.
Снежок вытащил последнюю пару ружей и разломал ящик ногой. Тигрица и Лекс собрали все до последней щепки в большой пластиковый мешок. Дерево пойдет на продажу людям, заполнившим склад и прилегающее к нему здание. Блестящее от смазки лазерное ружье вместе с парой запасных батарей, прикрученных к прикладу липкой лентой, Снежок протянул Джонни Стомпу. В огромных руках громилы оружие выглядело до смешного миниатюрным.
— Я постараюсь как можно скорее найти для тебя что-нибудь более подходящее, великан, — пообещал главарь бандитов.
— Хорошо бы, — проворчал Джонни. — Эти пугачи не возьмут их, Снежок.
— Эй, это все, что у нас есть.
Заряды для гранатомета уже давно закончились, и Джонни плохо себя чувствовал с менее разрушительным оружием в руках. Конечно, им просто необходимо нечто более мощное: атаки на склад, участившиеся, в последние дни, становились все яростнее. Можно подумать, пришельцы знали, что внутри их ждет обильная добыча.
Но пока оружие, полученное от военных снабженцев, исправно выполняло свои функции, а бомбы работы Лекса разили монстров с той же эффективностью, что и арбитров. Но Снежку было ясно, что вскоре им потребуется больше сил.
— Эй, Траск, лови, — крикнул он, бросив новенькую винтовку и запасную обойму патронов.
Траск замешкался: он был слишком занят почесыванием отвратительного красного пятна, оставшегося на шее и лице после нападения ликтора.
Пятно окончательно изуродовало его и без того не слишком симпатичное лицо, да к тому же он все время расчесывал воспаленную шелушащуюся кожу.
— Проклятие, Траск, ты должен быть более внимательным, — сказал Снежок.
Бандит пренебрежительно отмахнулся, подобрал винтовку и побрел на другой конец огромного шумного склада Снежок решил не думать о нем и направился туда, где наиболее порядочные, на его взгляд, мужчины из горожан охраняли остатки краденых припасов.
Запасов оставалось немало, но и беженцев с каждым днем становилось все больше. Его выручка неуклонно росла, поскольку отчаявшиеся люди платили ему за все необходимое. Анальгетик? Это стоит столько-то. Солдатские пайки, чтобы накормить детишек? А это стоит столько.
Чистая экономика, соотношение спроса и предложения. Они нуждались в его припасах, ему были нужны их деньги.
Когда все это кончится, он будет богат, и тогда не останется ничего невозможного. Сделать из Ночных Негодяев добропорядочных граждан или просто разогнать банду — он еще не решил, как поступить. А может, лучше оставить эту планету и улететь в какой-нибудь девственный мир, только и ждущий человека с его талантами?
Убедившись, что все идет как надо, он вскинул винтовку на плечо и стал пробираться обратно, к своему закутку. В здании склада собрались почти три тысячи человек. Люди занимали каждый квадратный метр пола. Коптящие жаровни помогали пережить самые жестокие ночные морозы, а высококалорийные солдатские пайки кормили целые семейства. Ветхие занавески обеспечивали некоторое подобие уединенности тем, кто мог себе это позволить. И только холод немного ослаблял отвратительную вонь сотен давно не мытых тел.
Снежок видел, как Тигрица пробирается по наводненному людьми залу и, хотя знал, что она иногда раздает топливо без всякой оплаты, не стал ее задерживать. Пусть, если это доставляет ей удовольствие. Никто лучше Тигрицы не умеет управляться с метательными ножами. Тот, кто хоть раз видел ее работу, поймет, что такой женщине лучше не перечить. Тихие всхлипывания и приглушенные голоса заполняли помещение склада. Ненавидящие взгляды сопровождали каждый его шаг, но Снежка это не беспокоило.
Люди могли испытывать к нему ненависть, но они нуждались в нем. Без него они давно стали бы трупами. Все просто. Да, ему приходилось убивать. Что ж, это было здорово.
Из- за матерчатой занавески до слуха Снежка донеслись сдавленные рыдания. Он давно привык к подобным звукам и не обратил бы на них никакого внимания, если бы не услышал еще один знакомый голос:
— Закрой рот, девочка. Твой старик на это согласился, так что умолкни и лежи тихо.
Снежок мгновенно развернулся и снял с плеча винтовку. Сдернув ветхую ткань, он едва не задохнулся от возмущения: Траск прижимал к полу рыдающую молодую женщину. Юбка задралась, обнажив колени.
— Проклятие, Траск! Я же сказал, чтобы этого больше не было!
— Проваливай! — огрызнулся бандит, поднимаясь на ноги. — У них больше нет денег!
— А я сказал — нет, — повторил Снежок.
Он шагнул вперед и ударил Траска прикладом по лицу. Раздался характерный хруст сломанной кости. В следующий момент Снежок добавил к этому еще и удар ботинком между ног. Траск покатился на пол, схватившись обеими руками за низ живота, а кровь из сломанного носа залила искажение болью и злобой лицо. Снежок опустил дуло и прижал синеватую сталь к промежности Траска.
— Если я еще хоть раз узнаю о чем-нибудь подобном, я спущу курок. Ты меня понял?
Траск закашлял и выплюнул сгусток крови.
— Я тебя спрашиваю, ты все понял? — настаивал Снежок.
— Да, да, — выдохнул Траск. — Я тебя понял, ублюдок.
— А теперь убирайся с глаз долой, — бросил главарь. Траск тяжело поднялся и пошел прочь, крича на ухмыляющихся людей, чтобы те заткнулись. Снежок тяжело вздохнул и протянул руку рыдающей женщине. Она мотнула головой, и на ее грязных щеках показались промытые слезами дорожки.
— Что бы там ни было, — заговорил Снежок, — что бы я ни творил, но никогда не смогу пасть так низко. Ты поняла?
Вытащив из кармана пару купюр, он бросил их ей на колени. Торопливо кивнув, женщина проворно спрятала деньги под одеждой. Снежок повернулся и чуть не натолкнулся на Сильвер. Девушка обняла его и отвела в сторону.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17 18 19 20
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.