read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



никакого отношения!
Брюнетка закивала головой, амурчик зарумянился и растерялся, а
старостина приняла гордый вид и сказала недовольным тоном:
- Принадлежите ли вы ко двору или нет, но видя дам из хорошего
общества в таком положении, кавалер обязан тем или иным способом помочь
им.
Выговор этот смутил Теодора.
- Я к вашим услугам, милостивая государыня, и готов, в чем только
могу, услужить вам, - скажу только в свое оправдание, что моя мать больна,
и я спешу домой с лекарствами для нее. Кроме того, я недавно только
приехал сюда и мало кого знаю. Но я тотчас же поеду в Хорощу и дам знать
при дворе...
Тодя собирался уже вскочить на коня, когда старостина, следившая за
ним, не спуская глаз, и, может быть, недовольная тем, что он так скоро
исчезает, прочитала ему еще наставление:
- Слушай, сударь, и запомни это, что тот, кто имеет счастье
встретиться в пути с высокопоставленными дамами и приблизиться к ним, не
убегает от них, как от зачумленных, не открыв своего имени. Кто вы,
сударь? От кого вы родились?
Этот навязчивый и смешной вопрос, вызвавший у блондинки взрыв
заглушенного смеха, совсем смутил бедного Теодора. Он покраснел, как
девушка.
- Мое имя мало кому известно, - сказал он, - а для высокопоставленных
дам не представляет интереса, - меня зовут Паклевский...
Дамы переглянулись между собой, как бы недоумевая, как мог такой
красивый юноша носить такую обыкновенную фамилию.
- Но кто же ваша родительница? - прибавила настойчивая старостина,
надеясь найти разгадку породистого вида простого шляхтича в имени его
матери.
- Моя мать урожденная Кежгайловна, - отвечал Теодор с оттенком
нетерпения.
Услышав это имя старостина всплеснула руками, брюнетка с любопытством
склонилась к ней, и обе оживленно заговорили между собой, понизив голос,
так что розовая паненка, чтобы услышать их разговор, должна была
наклониться к ним, но брюнетка оттолкнула ее.
Бедняжке, поплатившейся так жестоко за свое любопытство, не
оставалось ничего иного, как только устремить на красивого юношу
васильковые глаза. Он как раз приготовлялся сесть на коня, но, встретив
этот взгляд, так растерялся, что потерял всякое самообладание, и, стоя на
дороге, на глазах у всех, они принялись переглядываться и усмехаться друг
другу, забыв обо всем на свете. И только, когда таинственное совещание
старших окончилось, и брюнетка, оглянувшись, увидела, что происходит, она
дернула куколку за платье. Та же вскрикнула, испуганная и смущенная тем,
что ее поймали на месте преступления.
Старостина, раз уже впав в поучительный тон, видимо, желала
продолжать в том же духе и не отпускать юношу, пока не научит его правилам
приличия.
- Ну, сударь, послушай еще, - заговорила она. - Отрекомендовав себя
высокопоставленным дама, ты имеешь право вежливо осведомиться: с кем имею
честь? И тогда ты узнал бы, по крайней мере, что я старостина Кутская, а
вот эта дама - моя сестра - генеральша, а эта вертушка - ее дочь и моя
племянница... А, если бы ты так поехал, ничего не спросив, то и не мог бы
даже рассказать, кого встретил случайно на дороге.
На этот раз Теодор не только не разобиделся, но улыбнулся,
почтительно поклонился и обвел взглядом всех дам, и когда дошел до
амурчика, то взгляд его стал таким пристальным и горячим, что девушка вся
зарделась, смутилась, засмеялась и, не обращая внимания на тетю и маму,
изящно присела перед ним, кивнув головкой, и как бы говоря: до свиданья на
том или ином свете!!
И ничего не было удивительного в том, что Теодор долго не мог попасть
ногой в стремя и еще несколько раз оглянулся на амурчика. Получив скромное
воспитание, вдали от женского общества, и в первый раз в жизни
встретившись с таким ангелочком, он на минуту потерял голову.
Ветреная паненка так пленила его, что он долгое время ничего не видел
перед собой: в глазах его так и стояли розовые губки, две ямочки около
них, васильковые глаза, и вся кукольная фигура девушки. Наконец ему и
самому стало стыдно, что он так поддался впечатлению этой встречи.
Он хотел заехать в Хорощу, чтобы похлопотать об экипаже для
старостины и генеральши, но, приблизившись к местечку, убедился, что
посланный верховой уже исполнил данное ему поручение и сопровождал экипаж
для дам.
Таким образом, Тодя мог, не задерживаясь, ехать прямо в Борок.
В пути ему поневоле пришлось собрать свои мысли, потому что надо же
ему было объяснить матери свое опоздание; о гетмане он не смел ей
рассказывать и решил скрыть встречу с ним; пришлось все свалить на
старостину и генеральшу. Поразило его то обстоятельство, что, когда он
вымолвил имя своей матери, обе дамы, словно испугавшись чего-то, принялись
перешептываться между собой. Значит, они знали ее имя, по крайней мере,
слышали о ней.
Как известно, род Кежгайлов был одним из самых старых и богатых в
Литве. Но теперь он считался вымершим.
Отец Беаты, воеводич, носивший раньше другую фамилию, стал называться
Кежгайлом, доказывая, что фамилия эта перешла к нему от старшей, уже
вымершей линии. Из-за этого была даже тяжба с последним наследником
Кежгайлов, но воеводич упрямо стоял на своем. Правда, он уж не был теперь
так богат, как его предки, но недостаток богатства он восполнял
надменностью и был известен своим чудачеством и сумасбродными выходками.
Никому не было охоты спорить с ним, потому что для того, чтобы поставить
на своем, он не жалел ни сабли, ни карабина, ни даже собственной жизни,
ничего вообще, кроме денег.
Было уже совсем темно, когда Теодор подъехал, наконец, к усадьбе и
был очень удивлен, заметив на крыльце свою мать в обществе кого-то
постороннего.
Он издали успел разглядеть только чью-то белую одежду и не сразу
заметил, что сидевший рядом с матерью гость был старый монах-доминиканец с
лысой головой и пожелтевшим лицом. В этом не было ничего удивительного,
потому что к ним иногда заезжали ксендзы из Хорощи и из Бельска, среди
которых у егермейстера Паклевского было много приятелей и знакомых; но
этого старца Теодор никогда перед тем не видел.
Мать, увидев сына, пошла к нему навстречу, с беспокойством
расспрашивая его о том, что с ним случилось, и Теодор тотчас же поспешил
оправдаться, свалив всю вину на случай с опрокинувшимся экипажем и на
болтливость старостины.
Пока сын с матерью разговаривали между собой, монах, сидевший на
крыльце, имел время присмотреться к новоприбывшему. Хозяйка, вспомнив о
госте, взяла Теодора за руку и подвела его к старцу, шепча юноше на ухо:
отец Елисей - родной брат твоего деда, это святой человек...
Теодор с глубоким смирением подошел к монаху и, склонившись к его
руке, поцеловал ее. Тот, растроганный, долго молча смотрел на него, потом
обнял его и поцеловал в голову.
- Вот, вот! - громко заговорил он. - Вот каким Бог посылает человека
в свет в состоянии невинности - прекрасным, как цвет весенний, и светлым,
как херувимы; а что делает из него жизнь! В могилу сходят тряпки и сор!
Егермейстерша, очевидно, привыкшая к чудачествам отца Елисея, не
удивилась этому восклицанию, вырвавшемуся из его уст; но Теодор, едва
понявший, к кому это относилось, был очень изумлен. Старец смотрел на него
с восхищением.
- Мать, должно быть, сказала тебе, - прибавил Елисей, - что я вам
близкий по крови. Так - по мирским понятиям - но теперь я одинаково близок
и одинаково чужд всем людям... Все, что было во мне земного, стерла вот
эта одежда; теперь я кающийся, Божий молитвенник - пес Господень (Domini
canis).
Старец рассмеялся.
- Нельзя же псам, хотя бы и Господним, признаваться в своем кровном
родстве с тщеславными светскими людьми. К чему это?
Хозяйка рассеянно слушала.
- Я пришел к вам, потому что долг велит нам утешать огорченных, -
сказал старец, - хотя бы я был вам совсем чужой, я должен принести вам
слово Божие и стучаться в ваши сердца, пока они не откроются... Мир вам!
Мир вам!
- Юноша, - передохнув немного и, подняв глаза на Теодора, сказал
старец, - мне хочется услышать твой голос! В голосе выражается душа!
Говори! Какую деятельность ты выбрал?
- Дорогой отец, пока никакой! - отвечал Теодор с полным доверием к
монаху, в котором чувствовал приязнь к себе, - я учился у пиаров и науки
окончил; теперь, что Бог даст, и как судьба сложится? Не знаю сам.
Большого выбора нет у меня...
- А что же тебя привлекает? - спросил отец Елисей. - Но только правду
мне говори, потому что я все равно отгадаю, хоть бы ты и скрывал.
Теодор взглянул на него таким ясным взглядом, что старец возрадовался
и весело воскликнул:
- Tabula rasa!
- Ксендз Конарский, - вмешалась мать, - хочет устроить его при
канцелярии князя канцлера.
Отец Елисей покачал головой.
- Далеки от меня ваши дворы и владыки, - сказал он, - не знаю я ваших
канцлеров... С Богом можно идти всюду, а Бог в сердце...
- Только не ко двору пана гетмана, - резко прервала хозяйка, - туда я
не пущу его. - И как бы поняв друг друга, она и монах обменялись
взглядами, а отец Елисей прибавил:



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.