read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com




Как только жемчужно-белый "Кадиллак" выпуска пятьдесят
восьмого года, сияя навощенными дверьми и выступающими словно
хвост марсианского звездолета задними килями, въехал на подъездную
дорогу к отелю "Татвайлер" в центре Бирмингема, по мраморным
ступеням к нему сразу же заспешил пожилой швейцар-негр в темно-
красной униформе и фуражке, пытаясь угадать, кто расположился на
заднем сиденье шикарного лимузина. Проработав более двадцати лет в
"Татвайлере" - лучшем отеле Алабамы - он привык к знаменитостям и с
первого взгляда на "Кадди" понял, что за тонированными стеклами
автомобиля сидит, по его выражению, "американский сахар". Он заметил
блестящий хромированный орнамент на капоте в виде двух сплетенных
молящихся рук. Сойдя на тротуар, он протянул свою слабую руку, желая
помочь пассажиру выйти.
Однако не успел он коснуться ручки, как дверь словно по
волшебству распахнулась и из машины высунулся гигантских размеров
мужчина в ярко-желтом костюме, ослепительно белой рубашке и белом
шелковом галстуке. Мужчина выпрямился во все свои шесть с лишним
футов, и его грудь стала напоминать желтую стену.
- Великолепное утро, не правда ли? - пророкотал мужчина. На его
высокий лоб падали пряди светлых волнистых волос. Его приятное лицо
имело квадратные очертания, что придавало ему сходство со
Щелкунчиком, готовым крушить орехи великолепными белыми зубами.
- Да, сэр, конечно, - согласно кивнул швейцар своей серой
курчавой головой, заметив, что пешеходы на двадцатой улице стали
оглядываться, загипнотизированные силой, исходившей от голоса
мужчины.
Заметив, что он стал центром внимания, мужчина засветился как
солнце в июньский день и сказал, обращаясь к водителю "Кадиллака",
молодому парню в льняном костюме:
- Припаркуйте ее за углом.
Длинный прилизанный автомобиль как ленивый лев съехал с
тротуара.
- Да, сэр, хороший день, - повторил швейцар, не в силах оторвать
взгляд от этого ослепительного костюма.
Мужчина ухмыльнулся и полез во внутренний карман плаща,
переброшенного через руку. Швейцар тоже ухмыльнулся -
"американский сахар!" - и подался вперед с готовым сорваться с губ
"благодарю вас, сэр". В его руку вложили бумагу, а затем гигант,
преодолев в два шага мраморную лестницу, как золотой локомотив,
скрылся в дверях. Швейцар, будто отброшенный этим локомотивом,
отступил на два шага, а затем принялся разглядывать то, что сжимал в
руке. Это был небольшой буклетик, озаглавленный "Грех разрушил
Римскую Империю". Поперек титульного листа красными чернилами
стояла роспись: "Дж. Дж. Фальконер".
В полумраке пышного кожано-деревянного интерьера
"Татвайлера" Джимми Джеда Фальконера встретил молодой адвокат
Генри Брэгг, одетый в серый костюм. Они пожали друг другу руки и
встали посреди обширного вестибюля, разговаривая о состоянии
погоды, фермерстве и прочих пустяках.
- Наверху все готово, Генри? - спросил Фальконер
- Да, сэр. С минуту на минуту ожидаем Форреста.
- Лимонад? - Фальконер поднял свои густые светлые брови.
- Да, мистер Фальконер. Я уже заказал, - ответил Генри.
Они вошли в лифт, и сидящая в нем на стуле женщина цвета кофе с
молоком вежливо улыбнувшись повернула латунную ручку, увозя их на
пятый этаж.
- Вы не привезли с собой в этот раз жену и сына? - спросил Генри,
нацепив на нос очки в черной роговой оправе. Он только год назад
окончил Правовую школу Алабамского университета и еще сохранил с
тех пор идиотский фасон прически, однако во всем остальном он был
умным молодым человеком с бдительными голубыми глазами, которые
редко пропускали жульничество. Сейчас он был польщен тем, что Дж.
Дж. Фальконер запомнил его по совместной работе прошлой весной.
- Не-а. Камилла и Уэйн остались дома. Да, скажу я тебе,
управляться с Уэйном - это почти то же, что отстоять у станка полный
рабочий день, - он засмеялся. - Парень бегает со скоростью гончей.
Номер на пятом этаже, выходящий окнами на Двадцатую улицу,
был обставлен как офис. В нем стояло несколько столов, телефоны и
шкафы для бумаг. Здесь же, в стороне от рабочих столов, была
оборудована импровизированная приемная, вмещавшая несколько
удобных стульев, кофейный столик, и длинную софу, обрамленную
медными светильниками. Рядом с софой стоял мольберт, а на стене висел
большой флаг Конфедерации.
Коренастый мужчина с жидкими каштановыми волосами, одетый
в светло-голубую рубашку с короткими рукавами и монограммой "Дж.
Х." на нагрудном кармане, оторвался от разбросанных на одном из
столов бумаг и улыбаясь поднялся навстречу вошедшим.
Фальконер пожал ему руку.
- Рад видеть тебя, Джордж. Как семья?
- Просто прекрасно. А как Камилла и Уэйн?
- Одна очаровательна как никогда, а другой растет как на
дрожжах. Теперь я вижу, кто лучший работник в этой конторе.
Он похлопал Джорджа Ходжеса по плечу, бросив косой взгляд на
Генри, с лица которого исчезла мимолетная улыбка.
- Что у тебя для меня?
Ходжес пододвинул к нему пару папок.
- Предварительный бюджет. Налоговая ведомость на тридцать
первое марта. Сумма уплаченных за последние три года налогов. Расход
на 30 % выше, чем на это же время в апреле прошлого года.
Фальконер бросил на спинку стула плащ, тяжело опустился на
софу и принялся изучать документы организации.
- Я гляжу, в прошлом и позапрошлом апрелях мы имели
значительные пожертвования от "Петерсон Констракшн", а в этом году
их в списке нет. В чем дело?
Он в упор взглянул на своего менеджера.
- Мы связывались с ними дважды, приглашали старика Петерсона
на обед на прошлой неделе, - объяснил Ходжес затачивая карандаш. -
Похоже, его сын в этом году имеет в их фирме больший вес, а он считает,
что палаточные проповеди... ну, старомодны, что ли. Компании
необходимо снизить налоги, но...
- Ага, мне кажется, что в данном конкретном случае мы лаем не на
то дерево, не так ли? Господь любит щедрого дарителя, однако он берет
в любом случае и в любом размере, если это способствует
распространению слова. - Фальконер улыбнулся, а за ним улыбнулись и
остальные. - Вероятно, нам стоит поговорить с младшим Петерсоном. Я
позвоню ему сам. Джордж, дайте мне его домашний телефон, хорошо?
- Мистер Фальконер, - сказал Брэгг присев на один из стульев, -
мне кажется - мне это только кажется! - что Петерсон попал в самую
точку.
Ходжес напрягся и взглянул на Брэгга. Фальконер медленно
поднял голову, оторвав взгляд от документа, который просматривал, и
его голубовато-зеленые глаза блеснули.
Брэгг смущенно заерзал, ощутив холод как от прикосновения ко
льду.
- Я просто... хотел обратить внимание на то, что в результате
моих исследований я обнаружил, что большинство удачливых
евангелистов перенесли акцент с радио и уличных проповедей на
телевидение. Я думаю, что телевидение обещает в течении следующего
десятилетия стать могучей социальной силой, и считаю, что с вашей
стороны было бы мудрее...
Фальконер внезапно расхохотался.
- Послушай-ка своего молодого ученого, Джордж! - Он
закашлялся. - Мне не надо напоминать тебе, мальчик, насколько
хорошо у тебя варит котелок, - он подался вперед, и с его лица внезапно
исчезла улыбка, а в глазах появилась сталь. - Я вот что тебе хочу
сказать, Генри. Мой папа был задрипанным баптистским
проповедником. Ты знаешь, что означает слово "задрипанный"? - Его
рот искривился грубой усмешкой. - Ты вышел из обеспеченной семьи, и
я не думаю, что ты понимаешь, что такое быть голодным. Моя мама от
забот к двадцати пяти годам превратилась в старуху. Мы все время были
в дороге, как бродяги. Это были тяжелые дни, Генри. Великая Депрессия,
по всему Югу никто не мог найти работу, поскольку все было закрыто.
На несколько секунд Фальконер задержал взгляд на флаге
Конфедерации, и его глаза потемнели.
- Однажды кто-то увидел нас на дороге и дал нам для житья
старую потрепанную палатку. Для нас, Генри, это был шикарный
особняк. Мы разбили лагерь на обочине дороги, мой папа смастерил из
досок крест и прибил к дереву плакат с надписью "КАЖДУЮ НОЧЬ
ПАЛАТОЧНЫЕ ПРОПОВЕДИ ПРЕПОДОБНОГО ФАЛЬКОНЕРА!
ПРИГЛАШАЮТСЯ ВСЕ ЖЕЛАЮЩИЕ!" Он проповедовал бродягам,
которые двигались по дороге в Бирмингем в поисках работы. Он также
был и хорошим священником, однако что-то под пологом этой палатки
вкладывало в его душу серу и огонь; он изгнал Дьявола из стольких
мужчин и женщин, что Ад не успевал вербовать новых. Люди восхваляли
Бога, а демоны разлетались как ошпаренные. Незадолго до смерти моего
отца работы у него было столько, что он уже не справлялся. Сотни
людей искали его день и ночь. Поэтому я стал помогать ему, а затем
продолжил его дело.
Фальконер смерил взглядом Брэгга.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.