read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Появилась старуха Корабелова, погладила сына по спине.
-- Мягок ты больно, вот и скуповата... Да ничего, не горячись! Женщина
тоже может иметь свое право...
Олегу разговоры эти были скучны. Он отправился во двор и в сенях
столкнулся с главбухом Корабеловым.
-- Не мечись, не мечись, мальчик, под ногами,-- сказал тот без всякой
сердитости.
Зря Олег его всегда боялся.
Во дворе у сарая был турник. Олег стал подтягиваться, раскачался,
сорвался и больно шлепнулся на лед.
Хлопнула калитка. Во дворе появился солдат, робко огляделся и, поправив
пряжку от ремня, туго стягивавшего шинель, спросил Олега:
-- Браток! Мне сторожиха в тресте дом указала. Тут Марина проживает?
На крыльце заскрипели доски. Полусонный гость вывалился из дверей,
ухватился за перила, справил надобность и ушел. Солдат поправил вещмешок с
привязанной к нему каской и повторил:
-- Чего молчишь? Марину знаешь?
Олег застыл, сидя на льду и соображая, как быть. Он ничего не ответил,
бросился в дом, пролез сквозь людей на кухню и потянул мать за фартук. Та
сразу поняла.
-- Вытирай пока рюмки, доченька. Я сейчас...
Мать накинула на плечи платок. Но тут в кухню вошла Марина. Под глазами
у нее посинело, веснушки поблекли. Бросилась она к матери, приникла к щеке.
-- Не уходи, только не уходи!-- зарыдала Марина.-- Одна я тут, чужая
им!
-- Ну... Ну...-- погладила ее мать по голове.-- Успокойся. Да и дело
сделано. Куда ж назад? Ничего, стерпится. Левушка -- человек нетрудный.
-- Не понимаю я его, совсем не понимаю!
-- Поймешь! Не сразу, однако, поймешь. Никуда теперь не денешься...
Олег тянет мать за фартук. Отстранила она Марину.
-- Подожди-ка,-- говорит,-- я сыну помогу.
И следом за Олегом прямым ходом к воротам.
Солдат сидел на корточках, подперев спиной столб, смотрел на мертвую
собаку. Мать оглянулась, не видит ли кто, и тихо спросила:
-- Гриша?
Он кивнул.
-- Пойдемте со мной!
-- Маринка разве не здесь?
-- Да пойдемте же, говорю, быстрей пойдемте отсюда!
Разговор у матери с Григорием был короткий. Гриша поселился у Немцев на
полу возле печки.
Дети с ним пилили дрова, ходили в лес, сбивали смолистые шишки и
собирали в мешки, катались на трамвае от круга до круга. Оживился Григорий
только раз, когда в морозный день привязал к сапогам коньки, взятые у
соседа, и пробежался по замерзшему пруду.
Вечером, накануне Гришиного отъезда, мать неправдами достала на
мясокомбинате костей, сварила бульон и все подливала и подливала Грише. Днем
отпросилась она у главбуха и побежала домой, чтобы успеть Гришу проводить.
Его не было: он отправился в комендатуру перед отъездом отметиться. А дома
что-то произошло, мать сразу догадалась.
Люська ходила по комнате надутая. Олег лежал на кровати и плакал.
-- Что у вас здесь получилось ?
Оба молчали.
Мать села к Олегу на кровать.
-- Что с тобой, сынок? Чего ты?
-- Может, и ты нас разлюбишь и бросишь?-- кричит.-- Тогда давай
быстрей!
-- С чего ты взял?
-- С того, что я все понял!
-- Чего понял?-- переспросила мать.-- Да у меня никого на свете нет
дороже вас!
-- Понял все! Сперва любят, а после обманывают!
-- Глупый!-- хохотнула Люська.-- Разницы не понимаешь: то дети, а это
мужчины с женщинами. У них вечно сначала с одним, потом с другим!
-- С другим!.. На Григория, значит, плевать?!
-- Дурак ты!-- сказала Люська.
-- Может, я и дурак, а Марина ваша -- предатель!..
Долго Олег всхлипывал. Плакал он не от своей обиды, от Гришиной. Мать
не смогла его успокоить, только пристыдила:
-- Сейчас Григорий придет, а ты зареванный весь. Тоже мне мужчина!
Но, видно, был у них до этого разговор с Григорием. Потому что вернулся
тот из комендатуры, молча вещички сложил и говорит:
-- Спасибо вам за все. Не ходите меня провожать, не надо.
-- Обязательно пойдем, Гриша!-- возразила мать.-- Я с работы специально
для этого отпросилась.
Приехали они на трамвае на вокзал. Все дни Григорий держался, а тут,
перед концом, пал духом, шел и повторял:
-- Как же это, а? Как же?
-- Вот так уж, Гришенька, так устроена жизнь. Насилу мил не будешь...
Механически мать твердила дешевые слова, но, наверно, нужные, как все
утешения.
-- Выходит, я виноват. Но в чем же?
-- Марине тоже не сладко,-- сказала мать.-- Женщины требуют от
начальницы, чтобы уволили ее из треста. Не хотят с ней работать. Любовь --
такая вещь...
Хотя -- какая именно вещь любовь, мать и сама понимала все меньше. Да и
позже соловьи для нее не запели. Старухой стала, жизнь в одиночестве прожила
и одна трех внуков вынянчила.
Постояли Немцы с Григорием у вагона. Состав шевельнулся, заскрипели
сцепки. Гриша обнял Олега, потом Люську. Мать обнять застеснялся, сказал:
-- Передайте ей: Гришка, мол, желает тебе счастья.
-- Обязательно передам,-- кивнула мать.
Он забрался в теплушку, уселся на пороге и махал рукой. Мать, Олег и
Люська, убыстряя шаги, двигались по платформе, стараясь не отстать от
вагона. Вдруг Григорий отвязал от мешка каску и бросил Олегу.
-- Держи!
Каска забренчала, крутясь по камням, пока Олег не схватил ее.
-- Зачем ему?-- встревожилась мать.-- С вас же спросят!
-- Война спишет!-- крикнул Григорий.
-- Гриш, ты в другой раз сперва женись, а после люби, ладно?-- подал
голос Олег.
-- Ладно!-- улыбнулся Григорий.
Поезд загудел и пошел быстрей.
Мать остановилась на платформе, обняла Люську, которая почему-то
разрыдалась. Олег, размахивая каской, бежал за поездом до самой водокачки.
Обещание свое мать не выполнила, Марине ничего не сказала. После
проводов Немцы стали ждать Гришины письма к себе. Фото его, которое Марина
отдала матери, Люська поставила на подоконник, рядом с фотографией отца.
Немцы очень ждали писем. Но Григорий не написал.
¶ПРЕСТУПЛЕНИЕ БИЛЕТЕРШИ§
Люська Немец легко, чуть ли не вприпрыжку, выбегала к доске, и до нее
долетали смешки, хотя она еще ни слова не сказала. Может, из-за отсутствия
витаминов она не росла и смирилась с тем, что никогда не вырастет. И
все-таки она еще повзрослела.
Каждый день, когда дома никого не было, Люська кокетничала сама с собой
перед маленьким зеркалом, причесывалась по-новому, потому что вчерашняя
прическа ей не нравилась. Она сама себе перешила из материной черную юбку с
разрезом и пуговицами; девчонки шептались, будто юбка слишком облегает бедра
и вообще с таким высоким разрезом носить позорно.
-- Уроки не делаешь. Чем же ты вообще занимаешься?-- с подозрительной
интонацией спрашивала классная руководительница.-- Целыми неделями в школе
тебя нет!
-- Подумаешь, работать пойду...
-- Она еще хамит!-- взрывалась учительница, мгновенно переходя на
крик.-- Ну, это уже слишком. Девочка-лодырница... Да как же такое можно
допустить во время войны!
Говорила она, как снаряды взрывались: бум, бум, бум... Видимо, не
случайно у ширококостной классной была кличка Бомба.
Может, просто пришла весна, думала Люськина мать. Хотя и военная, а все
же весна! Та самая, про которую столько написано и столько объяснено, что и
слово-то произносить вроде бы неловко.
Так или иначе, но в конце третьей четверти, перед самыми каникулами,
скoпилось у Люськи пять двоек. Мать вызывали в школу раза три, но это не
помогло. Завуч позвонила в соседнее ремесленное училище:
-- Нельзя ли пристроить восьмиклассницу, очень хорошую, только учится
плохо?
В ремесленном набора не было. Оставалось просто исключить Люську Немец
в назидание другим.
Люська не сказала матери, что ее исключили из школы. Каникулы шли
замечательно, чего же травить материну душу?
Утром, найдя красивую картинку в довоенном журнале, Люська
причесывалась под нее и танцевала перед зеркалом непонятный танец,
заменяющий ей гимнастику. Нарочно громко топая каблучками, чтобы потревожить
соседей, она спускалась с крыльца и бежала в кино.
Купив самый дешевый билет, Люська садилась в дорогой восьмой ряд. Если
прогоняли, не смущалась и пересаживалась. Бывало, глядела она одну картину
несколько дней подряд.
Посреди дня забегала она домой чего-нибудь поесть. С братом вдвоем они



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.