read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Колхозник. Я специально их перечислил по порядку иерархической лестницы. В
этой банде никто из них за время пребывания в уголовном мире по мокрому
делу не проходил. Правда, Цыган привлекался к ответственности за драку с
телесными повреждениями. Все они москвичи, за исключением Столба,
проживающего в Костине Московской области.
- Потомок, следовательно, колонистов знаменитой болшевской колонии, -
не выдержав, прокомментировал Казарян.
- Именно, - подтвердил Ларионов. - Все они освобождены по амнистии с
условием минус шестнадцать, а для Москвы минус сто. Естественно, что в
Москве, если они действительно находятся в Москве...
- В Москве, в Москве! Я Цыгана собственными глазами видел! - вставил
Казарян.
- ...В Москве они вынуждены находиться на нелегальном положении, по
хазам, - невозмутимо продолжал Ларионов. - Теперь - о каждом. Номинальный
главарь...
- Почему номинальный? - спросил Смирнов.
- Свои соображения по этому поводу я уже излагал. Номинальный главарь
- Георгий Черняев. Очень силен физически, в юности занимался классической
борьбой не без успеха. Сообразителен, опытен, довольно ловок. Начинал он
как краснушник на Ярославской железной дороге, за что судим в 1948 году.
Выйдя на свободу в пятидесятом, сменил профессию, стал гастролировать.
Трижды привлекался за кражи в гостиницах в разных городах, и трижды
отпущен за недоказанностью. В связи с этим стал почти легендой уголовного
мира. Грабеж склада - первый в его воровской биографии.
- Он убить мог? - взял быка за рога Смирнов.
- По-моему, пойти на убийство может только в самом крайнем случае,
спасая свою шкуру. Следующий - Роман Петровский. Хорош собой, пользуется
успехом у женщин, нахватан до того, что на первый взгляд может сойти за
интеллигента. Импульсивен, легко возбудим, авантюрист по натуре. Профессия
- маршрутник, работал в основном в поездах с курортными дамочками. На
убийство может пойти лишь в состоянии крайнего возбуждения. У нас не тот
случай.
Алексей Пятко. Тихарь, специалист по незапертым квартирам. Труслив,
жаден, до предела осторожен. Довольствуется малым, но за добытое держится
зубами. За что и получил кличку Куркуль. Убьет, если у него станут
отбирать его кровное. И только в этом случае, больше ни в каком.
Леонид Жданов, убитый. Щипач, и этим все сказано.
И, наконец, Николай Самсонов. Туп, злобен, неудачлив. Шуровал на
вокзалах. Не столько воровал, сколько отнимал у слабых. Такого можно
заставить совершить всякое.
- Серега, ты молодец! - заорал Казарян. - Твоя занудливая система -
великая вещь! Разложил все по полочкам и сразу же этим сто вопросов
поставил. Кто их свел? Кто их навел? Почему они работали не по профессии?
- Где они жили до совершения преступления? - спросил Смирнов.
- Георгий Черняев - в Костине. Лесная, дом шесть. Роман Петровский в
Шебашевском переулке, дом пятнадцать. Леонид Жданов - улица Расоковой, дом
семь, квартира двадцать три. Алексей Пятко - Бутырский вал, дом четыре
"а", квартира три, Николай Самсонов - Третья Тверская-Ямская, дом тридцать
шесть, квартира два "а".
- За исключением Черняева, все, в принципе, из одного района, -
сказал Смирнов. - Вероятнее всего, были знакомы до этого дела. Но Казарян
прав - слишком, слишком разные, и все, как один, вряд ли пойдут на
убийство.
- Еще несколько слов, - Ларионов собрал бумажки и сложил их в папку.
- Склад этот - в Ростокине, в районе, никому не известном из этой
компании. Следовательно, наводка, и серьезная наводка. Для такой наводки
наши бакланы - разметчик меховой фабрики Серафим Васин и шофер Арнольд
Шульгин - люди неподходящие. Шофер не из этой конторы, он работал на
пивзаводе, а Васина, я думаю, уговорили, хотя с ним сложнее -
территориально близок к основному составу группы.
- "Основной состав"! Прямо-таки футбольная команда, -
прокомментировал Казарян. - Тогда под моей опекой - запасные. Все четыре
моих огольца, получившие срок, - порождение уголовной романтики. Песни
блатные, героические рассказы про невероятные успехи, мифы о воровском
братстве, первые знакомства с деловыми, поручения по мелочевке. На самом
деле играли роль отвлечения, и не более того.
После освобождения двоих - Фурсова и Гагина, родители тотчас, от
греха подальше, отправили по деревням, к дедкам и бабкам. В Москве - двое,
Виталий Горохов и Геннадий Иванюк. Оба задействованы на одностороннюю
связь Цыганом - Романом Петровским. Куда от Цыгана концы - неизвестно.
Пацанов этих обоих работать следует - перспектива выхода на отлеживающихся
есть. По свидетелям следователь прямо-таки решительно рубил канаты, как
можно скорее закругляя дело. Я не имею в виду косвенных очевидцев
ограбления, для меня гораздо больший интерес представляют свидетели, в той
или иной степени связанные с преступниками. Возвращаясь к футбольной
терминологии, скажу: эта команда в данной игре не могла обойтись без
тренера, а казаковская группа и следствие были уверены, что главный -
капитан. Только еще раз проверив свидетелей, можно выйти на настоящего
главаря.
- Ребята, по-моему, вы спятили, - всерьез обеспокоился Смирнов. - Вы
занялись отысканием прорех в следствии закрытого дела и поисками
мифического главаря. Извините меня, но вы совсем забыли, в чем наша
основная задача. Очнитесь! Мы не главаря, вами сочиняемого, ловим, и не
Казакова за руку норовим схватить. Мы ищем убийцу. Я считаю, что убил
кто-то из деловой пятерки. Поймайте мне хотя бы одного из них.
- Пока нас не теребят, мы можем не пороть горячки. - Казарян был
спокоен.
- А почему нас не теребят, ты об этом подумал? Не теребят потому, что
уголовник убит. И начальство наше не трогают поэтому же. Вот мы все вместе
скоро и решим: сведение воровских счетов. Потом отложим это дело в
сторону, благо есть чем заняться, а когда полгода пройдет, закроем с
легким сердцем. А что? Ну, убили уголовника какого-то и убили. Только
потому, что нас не теребят, раскрытие этого дела должно стать делом нашей
совести и профессионального долга.
- Ты нас не агитируй, Саня, - предупредил Казарян. Смирнов выпустил
пар и успокоился.
- Да я не вас агитирую - себя.
- Тогда свободный поиск, - предложил Ларионов. - Время нам давай,
освободи от текучки.
- Ты, Сережа, любишь копать вглубь, а главного не откопал. - Смирнов
встал, подошел к окну, глянул на свой нежно эрмитажный вид: - Почему убили
Жбана? И вообще, что может послужить причиной их раздоров и поводом для
сведения счетов? На поверхности две причины: первая - убеждение, что
кто-то ссучился на допросе и заложил участников удачно проведенного дела.
Тогда это убийство по решению толковища, о котором слухи обязательно
ходят. Вторая - отначка. Яма, в которой хранится часть похищенного, в
секрете от всех. Тогда подозрение и убийство по подозрению. Все
подозревают всех. Тогда сложнее, тогда на конец не выйдешь. Еще
соображения по причине убийства имеются?
- Ликвидация узнавшего местонахождение ямы. Вариант секрета отначки,
- выдал свою версию Казарян.
- Вполне возможно. Еще?
- Больше ничего, Саня, - твердо сказал Ларионов. - Просто так
фантазировать я не умею. Мне материал нужен, понимаешь, материал, на
котором я могу выстроить версию.
- Да... Значит, свободный поиск? - спросил Смирнов. Кивнули оба -
Казарян и Ларионов.
- Даю три дня на разработку. Я нынче добрый, - подвел итог совещания
главнокомандующий.

Нет, все-таки - огольцы. Казарян шел к отцу Геннадия Иванюка. С отцом
проще, чем с матерью, та потонет в эмоциях. А отцу расскажешь, покажешь
малозаманчивую перспективу, докажешь, что деваться некуда (а ему
действительно деваться некуда), и он будет послушным, как хорошо
натасканный волкодав. А давить надобно на волка - совсем беззубого пока
волчонка. Сынка родного.
Отец Геннадия был шишкой средних размеров - председателем
Мосгоршвейсоюза, одной из организаций Промкооперации, в систему которой
входили пошивочные артели и ателье.
Одноэтажный особняк на Сретенском бульваре был трогателен, как
трогательны уютные московские жилища середины прошлого века,
приспособленные под учреждения. Этот хоть содержали в порядке - без
халтуры покрашенные снаружи и внутри стены, непотревоженная старинная
лепнина, натертые до блеска, наборные паркетные полы.
- Мне бы Тимофея Филипповича повидать, - обратился к секретарше
Казарян.
- А вы откуда, товарищ? - добросовестно исполняя свои обязанности,
официально осведомилась секретарша. Казарян застенчиво улыбнулся и
пояснил:
- Из милиции.
- Из ОБХСС? - решила уточнить секретарша.
- На этот раз - из МУРа.
Кабинет был хорош потому, что и при дореволюционном владельце он был
кабинетом. Любимый Казаряном орех: причудливая резьба, свободные
неожиданные формы. Стол, кресла, стулья. После положенных приветствий
Казарян поинтересовался:
- Мебель сами подбирали или по наследству?
- Еще со старых времен. Заменить руки не доходят. - Полноватый, но не
полный, и потому весьма вальяжный, в хорошо сшитом пиджаке, Тимофей



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.