read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



брани, он и надыбал архангельского парня по фамилии Шорохов, по имени
Емельян, по отчеству Еремеевич, его, Никиты, года рождения. "Прости и
прощай, Емеля!" -- на санпост Зеленцов явился уже Шороховым. Память крепкая,
голова ничем посторонним не забита, он никогда не сбивался, начисто забывая
свою предыдущую фамилию и всякие прочие биографические данные.
У него одна цель: выжить и достать, во что бы то ни стало достать того
трибунального соловья. Емеля Шорохов сладостно замирал в себе, явственно
видя, как он всаживает свой косарь во врага своего. Немца вон заколол, как
барана,-- ничего, никаких чувств и печалей не испытал. Но того выжигу,
доморощенного пророка, он, когда припрет, точно знает -- запоровши, получит
избавление от тяжести, что роженица, или удовлетворение вровень тому, когда
он еще на торфяном участке смял девчонку. Она хныкала, обтираясь общежитским
казенным полотенцем, а в нем все торжествовало, пело-заливалось -- такое ли
настроение его охватило, удовольствием это называется, совершенно правильно,
между прочим, потому как лучше ничего не бывает.

Беда не ходит в одиночку, беда, как вода, откуда и когда хлынет -- не
угадаешь.
Немцы обнаружили-таки связь, проложенную с берега к высоте Сто. Щусь и
то дивился, что немецкие связисты до сих пор на нее не напоролись. И засекли
они русских нечаянно, исправляя порывы и подсоединившись к чужому концу. По
линии шел ликующий треп по поводу взятия высоты и разгрома штаба дивизии в
Великих Криницах. Дотрепались! Доблагодушествовали! Допрыгались! Немцы
теперь перещупают все нитки связи, вычислят ту единственную, нагло
проложенную частично и по тем оврагам, где проходит связь противника.
Комбат предупредил командира полка и Понайотова, что на день связь
будет отключена и подключаться батальон сможет только в случае крайней
необходимости, на короткое время. Ночью же, пока лежит связь, надо
переделать все дела, со всеми переговорить, все уточнить и, главное,
спровадить с передовой этого хилобрюхого героя -- чего доброго умрет в окопе
своей смертью -- вот диво-то будет.



x x x


Нелька Зыкова сидела на камешке возле воды, в шинеленке, кем-то из
раненых накинутой на ее плечи, сушила своим телом мокрое белье и
гимнастерку, сбросив безрукавку и ремень с пистолетом на колени. Лодка
опрокинулась недалеко от берега, почти всех раненых удалось выловить и
вытянуть на берег. Несчастные эти люди позалезли обратно в норки, выли там
от боли, холода, безнадежности. Пока возились с ранеными, бегали
взад-вперед, орали, матерились, лодку отбило на стрежь, потащило вверх дном.
Немецкий пулеметчик, затаившийся на яру, продырявил пустую лодку в решето.
Увидев Нельку, одиноко, будто Аленушка, сидящую на камешке, Яшкин
отослал сопровождающего, подошел, сел рядом:
-- Здравствуйте!
-- Здравствуйте. Вы кто будете?
Яшкин сказал, кто он и откуда. Нелька, не открывая глаз, поклацывала
зубами.
-- Мне Алексей Донатович про тебя говорил. Че ж ты? Героизмом хочешь
родину потрясти, так она у нас и без того до основания потрясенная.
-- А мы ведь с вами знакомые, Неля. Давно. Да все не было случая
разговориться.
-- Вот как?! Не на танцах?
-- Нет. Какие уж там танцы.-- Володя Яшкин рассказал Нельке про
окружение под Вязьмой, про то, какой был ад, когда прорывали кольцо. -- С
вами еще девушка была, Фая, по-моему.
-- Она и сейчас со мной. Она и приплывет за нами. Она не бросит. --
Неля со свистом втягивала воздух, ежилась. -- Земной шар все же круглый --
нет-нет да и повстречаю своих крестников на боевом пути. -- Она покосилась в
его сторону: -- Раз я тебя спасла, помоги и ты мне, обними, к себе прижми, а
то я скоро окочурюсь.
Яшкин послушно расстегнул шинель. Она почти вся вошла в ее просторы.
Сверху набросили вторую шинель. Обняв лейтенанта, жмясь к нему, Нелька
разочарованно уронила:
-- Телишка в тебе... Но всешки маленько греет.
Яшкин хотел сказать или спросить, отчего она не залезает в норку к
солдатам иль не уйдет в блиндаж, но тут же понял, что она не хочет огрести
вшей. В блиндаже Шорохов-связист или тот, забулдыга Булдаков, непременно
полезут с разговорами, а то и лапой в штаны. С сорок-то первого года на
фронте маящуюся, ее уже вдосталь налапали, грязными ногтями исцарапали,
обтеребили, словно цыпушку...
Чуть угревшись, Нелька задремала, благодарная лейтенанту за то, что он
ее воспоминаниями больше не тревожит. Не хочет она никаких воспоминаний,
устала от них. Дождаться бы скорее подругу -- это главное на данном этапе
войны. Фая -- ее жизнь, ее сестра, ее надежда, опора, как и она Фае.
В сорок первом, с дней окружения свела фронтовая судьба девушек и
развела лишь один раз, когда Нельку ранило под Сталинградом. Фая держалась
все время поблизости, затем они без особого труда объединились.
Нелька Зыкова происходила из рабочей семьи, отец ее работал в
прославленно-революционном месте -- в Красноярском паровозном депо,
котельщиком, ремонтировал и очищал от накипи паровозные котлы. Чего уж он с
этими котлами утворил -- ни за что не угадаешь -- там и вытворять нечего,
антикипин, в который входит каустическая сода и дубовая кора, даже не
воровали -- никуда сей химический элемент непригоден. Может, котел хотел
взорвать работяга? При выходе из депо, через деповские ворота локомотив
выпускал пар пеногасителем, и тут бы машине взорваться, но бдительные органы
не допустили того чудовищного акта, целый выводок деповских деятелей и
работяг загребли и немедля расстреляли за военным городком, возле скотом
отоптанной речушки Бадалык. В семье котельщика Зыкова велись одни девки,
четыре штуки, да еще пятая женщина -- мать, Авдотья Матвеевна. Верховская
родом, значит, с богатых верховьев Енисея, -- она вместе с молодым мужем на
плоту приплыла в краевой город в поисках работы в начале двадцатых годов, и
после долгой маяты молодой муж был взят на работу распоследней категории --
мойщик котлов. Лишь обретя опыт, одолел Зыков следующую ступень
квалификации, стал ремонтником тех же котлов. Может, и до слесаря высокого
разряда дошел бы, но не сулил Бог мужику продвижения по службе, Он вообще к
русскому мужику строговато относится -- чуть русский мужик начнет
жизнеустройство, чуть взнимется в гору -- бац ему подножку и -- в яму его.
Ни в железнодорожном поселке, ни в самом депо, ни тем более среди
населения железнодорожного барака номер четырнадцать никто, конечно, не
верил, что вредителем мог быть зачуханный котельщик Зыков, никакой
материальной, тем более идейной ответственности не несущий. Мечту в жизни
имел он только одну -- сделать своей Авдотье парнишку, потому как девок в
депо на работу не берут -- нет там подходящей для них профессии. Его и
хватило-то на решение лишь единственной дерзкой задачи -- напившись, по
подсказке врача Порфирь Данилыча, жившего с семьей в соседней комнате,
назвать новорожденную девку именем Нелли. Впилось это имя, в какой-то книге
вычитанное или в песне услышанное, в башку крестного отца, клещами не
выдирается. Уж и поплакала жена: "Нарекли девку яманным именем!" (яманами в
Сибири зовут коз.) И уж поизводили дочь котельщика в школе и на улице под
названием Индустриальная. Но после гибели отца времена пошли суровые, обиды
запоминать часу недоставало. Девок, что крепче телом, Надьку и Нельку, мать
из школы забрала, запихала их в огород. Зинка, самая старшая из дочерей,
рано поступившая на завод, держалась от семьи на отлете. И поныне у Зыковых
за путями, на склоне горы Николаевской, тот огород -- беда и выручка семьи.
Лет пять возили девки перегной на тачке, назем -- на санках из поселка
Базаиха, что за рекой, -- там материна сестра жила, корову держала. Возят,
возят, нарастят рожалый слой земли на крутом склоне, а его смоет ливнем в
одночасье. Научила нужда, построили огород ступенчато, измученная городская
земля безотказно кормит зыковское семейство овощью. "Горшок из-под девок еле
подымешь", -- говаривала матушка, дай ей Бог не убавиться здоровьем.
Авдотья Матвеевна еще и подторговывала у поездов; редиской, луком,
укропчиком, картошки вареной с груздями вынесет либо вареники. Сама хозяйка
была неграмотная, и в ней, как и во многих русских отсталых бабах, жила
неистребимая мечта: во что бы то ни стало хоть одну девку вывести в
настоящие, в культурные люди. Ради осуществления этой затеи не щадила она ни
себя, ни девок. Конечно, по деревенским активисткам Авдотья Матвеевна видела
-- бабе грамота и лишняя умственность вредна, от нее разлад в голове и в
бабьем организме. Но младшеньку-то, Гальку, все-таки хорошо бы до института
довести иль хоть до техникума, мастерицей бы швейной сделалась она, всех бы
Зыковых обшивала и себе белый хлеб добывала. За ради карьеры младшенькой
дочери мать готова была до костей уездить старшенькую -- очень уж нежная у
них младшенькая, белокуренькая, в школе отличница, в пионерлагерях --
активистка, ее на слеты, на соревнования разные посылают, несмотря что дочь
врага народа. Хиленькая с виду, но хитренькая, Галка без мыла залазила куда
надобно, еще в школе записалась в кружок кройки и шитья. Старшие девки
земляной и грязной работой Галку не неволили, ворочали сами -- ничего с ними
не станется, здоровые кобылищи, считала мать и делала вид, будто не знает,
что на кройку и шитье младшенькая записалась для отводу глаз, сама же к
музыке устремилась и девки тайно копят деньги на какой-то "струмент".
Самая крутая нравом и ладная телом в семье была девка с нежным именем
-- Нелли. На ней и ездили, ею и помыкали, поэтому в ней раньше других
зыковских девок вызрело чувство самостоятельности, норовистой-то она была с
рождения, остальное все уготовила ей жизнь, закалила, укрепила и определила
ее будущий путь, мать бы его распроэтак, путь тот. Одно лишь послабление



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 [ 131 ] 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.