read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Видите ли, Агнес... - несколько смущенно сказал я. - На Дору
трудновато... я не хочу сказать, что на нее нельзя опереться, потому что она
- сама верность и чистота, но... трудновато... Право же, Агнес, я не знаю,
как это выразить! Она - робкое существо, и ее легко смутить и испугать. Не
так давно, незадолго до смерти ее отца, я решился поговорить с ней... Если
вы не возражаете, я расскажу, как это было.
И я рассказал Агнес, как объявил Доре о своей бедности и говорил с ней
о поваренной книге, о записи домашних расходов и обо всем прочем.
- Ох, Тротвуд, вы все тот же, такой же стремительный! - улыбнулась
Агнес. - Вы имели все основания приняться за дело горячо, чтобы проложить
дорогу в жизни, но можно ли было поступать так неосторожно с робкой,
любящей, неопытной девочкой? Бедняжка Дора!
Никогда еще не приходилось мне слышать, чтобы в человеческом голосе
звучала такая доброта. Мне казалось, я вижу, как она нежно обнимает Дору и
своей великодушной защитой безмолвно упрекает меня за то, что я сгоряча
поспешил смутить это сердечко. Казалось мне, я вижу, как Дора в своей
очаровательной бесхитростной простоте ластится к Агнес, и благодарит ее, и
ласково сетует на меня, и любит меня со всей своей детской невинностью.
Я был так благодарен Агнес и так ею восхищался! А в светлом будущем я
видел их вдвоем, связанных тесной дружбой и горячо любящих друг друга.
- Что же я должен делать, Агнес? - спросил я после раздумья, в течение
которого не отрывал глаз от огня. - Как мне поступить?
- Я думаю, следовало бы избрать достойный путь и написать этим двум
леди. Вам не кажется, что скрывать было бы недостойно? - спросила Агнес.
- Да, конечно, раз вы так думаете, - согласился я.
- Я плохой судья в таких делах, - сказала Агнес после некоторого
колебания, - но глубоко уверена... да, я уверена, что скрытничать и
притворяться вам не подобает.
- Мне не подобает? Боюсь, Агнес, вы слишком высокого мнения обо мне.
- Вам не подобает, так как по натуре вы человек прямой, - сказала она,
- и вот почему я написала бы этим леди. Искренне и просто, насколько это
возможно? я бы рассказала обо всем, что произошло, и попросила бы разрешения
бывать иногда у них в доме. Вы еще так молоды и только начали прокладывать
себе путь в жизни, а потому, мне кажется, следовало бы написать, что вы
согласны на все условия, которые они могли бы вам поставить. На вашем месте
я умоляла бы их не отказывать вам в просьбе, не переговорив предварительно с
Дорой, и обсудить вашу просьбу вместе с Дорой, как только они сочтут это
возможным. Я не писала бы очень пылко и не требовала бы слишком многого, -
добавила мягко Агнес. - Я положилась бы на свою верность и на свое
постоянство... и на Дору!
- Но если, заговорив с Дорой, они ее испугают и Дора снова начнет
плакать и не захочет сказать обо мне ни единого слова? - спросил я.
- А это возможно? - осведомилась Агнес все с тем же ласковым участием.
- Боже мой, да ведь она пуглива, как птичка! - воскликнул я. - И это
вполне вероятно. И потом обе мисс Спенлоу (пожилые леди иногда бывают такими
чудачками!) могут оказаться не совсем подходящими особами, чтобы к ним
обращаться с такой просьбой!
- Я не стала бы об этом думать, Тротвуд, - сказала Агнес, ласково
взглянув на меня. - Лучше подумать о том, правильно ли ты поступаешь, а если
правильно, то так и поступать.
Больше я не колебался. С легким сердцем, но с глубоким сознанием
важности задуманного дела, я посвятил едва ли не всю вторую половину дня
сочинению письма; для выполнения столь трудной задачи Агнес предоставила в
мое распоряжение свое бюро. Но сперва я спустился вниз повидаться с мистером
Уикфилдом и Урией Хипом.
Урию я нашел в новой, выстроенной в саду конторе, где еще пахло
штукатуркой; он имел необычайно гнусный вид среди груды бумаг и книг. Принял
он меня, как всегда, раболепно и притворился, будто ничего не слышал от
мистера Микобера о моем приезде, чему я взял на себя смелость не поверить.
Вместе со мной он отправился в кабинет мистера Уикфилда, - комната мало
походила на прежнюю, ибо лишилась многих вещей, перешедших к новому
компаньону, - и остановился у камина, где начал греть спину, поглаживая
подбородок костлявой рукой, в то время как мы обменивались приветствиями с
мистером Уикфилдом,
- Вы остановитесь у нас, Тротвуд, до отъезда из Кентербери? - спросил
мистер Уикфилд, не преминув взглядом испросить у Урии согласия.
- А для меня есть место? - осведомился я.
- Я с удовольствием уступлю вам вашу прежнюю комнату, если это будет
вам приятно, мой юный мистер... простите - мистер Копперфилд... но так
понятно, что у меня это вырвалось...
- О нет, нет! - запротестовал мистер Уикфилд. - Зачем вам себя
стеснять! Найдется другая комната... Найдется другая комната.
- Но я был бы так счастлив! - осклабившись, воскликнул Урия.
Чтобы положить этому конец, я сказал, что согласен жить у них, но
только в другой комнате, а не то остановлюсь где-нибудь еще; решено было
поместить меня в другой комнате, после чего я расстался с компаньонами до
обеда и снова поднялся наверх.
Я надеялся побыть наедине с Агнес. Но миссис Хип попросила разрешения
посидеть со своим вязаньем у камина под тем предлогом, что в ветреный день,
при ее ревматизме, ей полезней быть в комнате Агнес, чем в гостиной или
столовой. Хотя я без всякого сожаления отдал бы ее на милость ветра,
отправив на самый высокий шпиль собора, но пришлось подчиниться
необходимости и любезно ее приветствовать.
- Приношу вам смиренную благодарность, сэр, - сказала миссис Хип в
ответ на мой вопрос о ее Здоровье. - Не очень-то хорошо. Похвастать нечем.
Если бы я увидела, что мой Урия занимает хорошее положение, чего мне еще
желать? Как вы нашли моего Урию, сэр, какой у него вид?
По моему мнению, вид у него был, как всегда, гнусный, и я сказал, что
никакой перемены в нем не заметил.
- О! Не заметили никакой перемены? Разрешите мне смиренно с вами не
согласиться. Разве вы не заметили, какой он худой?
- Не больше, чем раньше, - ответил я.
- Да что вы! Это потому, что вы не глядите на него глазами матери, -
сказала миссис Хип.
Глаза матери, с какой бы любовью они ни смотрели на него, были недобрые
глаза, когда они взирали на все остальное человечество и встретились с
моими; и я подумал, что она с сыном действительно очень любили друг друга.
Она перевела взгляд с меня на Агнес.
- А вы тоже, мисс Уикфилд, не замечаете, какой у него утомленный и
изнуренный вид? - спросила миссис Хип.
- Нет. Вы напрасно так беспокоитесь. У него прекрасный вид, - ответила
Агнес, спокойно занимаясь своим рукоделием.
Миссис Хип громко засопела и принялась за свое вязанье.
Она не вставала и не покидала нас ни на минуту. Я приехал днем, часа за
три-четыре до обеда, но она все сидела и сидела, орудуя своими вязальными
спицами с такой же монотонностью, с какой сыплются песчинки в песочных
часах. Она сидела по одну сторону камина, я сидел за бюро перед камином, а
по другую его сторону, неподалеку от меня, сидела Агнес. Всякий раз, когда,
размышляя над письмом, я отрывал от него взгляд, передо мной было задумчивое
лицо Агнес, и это ангельское лицо, от которого словно исходило какое-то
сияние, укрепляло мое мужество; но в то же время я чувствовал, как другой,
недобрый взгляд скользит по мне, переходит на нее, снова останавливается на
мне и украдкой опускается на вязанье. Не знаю, что это было за вязанье, ибо
ничего в этом искусстве не понимаю, но напоминало оно сеть, а миссис Хип,
работая костяными спицами, походила при свете камина на злую волшебницу,
пока еще подчинявшуюся лучезарному доброму существу, сидящему напротив, но
всегда готовую в подходящий момент набросить на кого-нибудь свою сеть.
За обедом она продолжала за нами следить тем же недреманным оком. После
обеда ее заменил сын, и когда мы остались втроем, мистер Уикфилд, он и я, -
он продолжал украдкой наблюдать за мной и корчился так, что не было сил
терпеть. В гостиной мать снова вязала и снова за нами следила. Пока Агнес
играла и пела, она сидела около фортепьяно. Разок она попросила Агнес
сыграть и спеть какую-то балладу, которой, по ее словам, так восхищается ее
Урия (он зевал, развалившись в кресле), а в паузах поглядывала на него и
сообщала Агнес, что он в полном восторге от музыки. О чем бы она ни
заговаривала, почти всегда, - вернее просто всегда, без единого исключения,
- она упоминала о нем. Было очевидно, что она получила такое предписание.
Это продолжалось до тех пор, пока все не пошли спать. Мне было так
неприятно видеть мать и сына, которые, словно две отвратительные летучие
мыши, распростерли над домом свои крылья, бросая на него мрачную тень, что я
предпочел бы даже сидеть внизу, несмотря на вязанье и все прочее, чем идти
спать. Я почти не спал. На следующий день снова начались вязанье и слежка, и
так продолжалось до вечера.
Нельзя было улучить и десяти минут, чтобы поговорить с Агнес. Кое-как
мне удалось только показать ей письмо. Я предложил ей прогуляться, но миссис
Хип настойчиво повторяла, что чувствует себя плохо, и Агнес, из жалости,
осталась дома, чтобы ее не покидать. Под вечер я вышел из дому один,
размышляя о том, как следует поступить и вправе ли я дольше скрывать от
Агнес то, что говорил мне в Лондоне Урия Хип; ибо это снова начало меня
сильно тревожить.
Не успел я выйти из города на Рэмсгетскую дорогу, где можно было
прекрасно прогуляться, как вдруг в сгущавшихся сумерках кто-то, шедший
позади, окликнул меня. Показалась неуклюжая фигура в узком пальто, ошибиться
было нельзя. Я остановился, и Урия Хип подошел ко мне.
- Что вам угодно? - спросил я.
- Как вы быстро ходите! - сказал он. - У меня ноги длинные, но вы им
задали работу!
- Куда вы направляетесь? - осведомился я.
- Пойду с вами, мистер Копперфилд, если вы мне разрешите прогуляться со
старым знакомым.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 [ 131 ] 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.