read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



представить себе, что в молодости он был розовый, круглый и чем-то походил
на доброго, лохматого пса. Теперь стали особенно заметны его маленький рост,
седина. Характерные убегающие вверх брови поросли большими толстыми
волосами. Но способность сомневаться осталась такой же и даже стала, мне
кажется, еще острее, чем прежде.
- Крамов? Ну, нет! Он все-таки крупнее, Татьяна.
- Не он, так его окружение.
- Новое дело всегда обрастает слухами. На вашем месте я не обращал бы
на них никакого внимания.
- Пробовала. Не выходит. Теперь он в сто раз опаснее, чем до войны,
когда на институтской конференции осмелился однажды признаться в том, что
работает мало и плохо. Теперь он совсем не работает - вот почему он будет
держаться за свое положение зубами! Вы читали его письмо Сталину в
сегодняшней "Правде"?
- Нет.
- Прочтите.
Я протянула Рубакину газету. Крамов писал, что он жертвует сто тысяч
рублей в фонд Главного командования.
- Кому пришло бы в голову воспользоваться подобным письмом, чтобы еще
раз утвердить себя как главу направления. Это дороже ста тысяч. И еще одно.
Вы думаете, он простил себе, что рукопись Лебедева пятнадцать лет пролежала
в его архиве? Он прекрасно понимает, что если бы у него хватило чутья, он
сам занялся бы плесенью и прежде нас добился бы успеха. Как он, должно быть,
ругал себя! Как мучила его досада!
Я говорила очень быстро и задохнулась и засмеялась, когда Петр
Николаевич молча налил стакан воды и поставил его передо мной.
- Успокойтесь, Татьяна. Все верно. И все-таки при чем же здесь слухи?
- Теперь поговорим о слухах. К чему они сводятся, если отбросить
частности, найти основное? Основное заключается в том, что Власенкова и
Коломнин обманывают государство, и это плохо кончится не только для них, но
и для тех, кто их поддерживает! Если Крамов при всех его качествах был
человеком науки и еще смутно помнит об этом, так ведь у его последователей
нет прошлого, нет ничего, кроме того, чему он их научил. Эти люди способны
на преступление.


ЗНАЧИТ, Я НЕ УБИТ!
Должно быть, у меня был расстроенный голос, когда в два часа ночи я
позвонила Малышеву, потому что он тотчас же тревожно спросил:
- Что случилось?
- Михаил Алексеевич, сегодня я получила письмо от старого друга. Он
тяжело ранен, лежит в госпитале. По-видимому, безнадежен. Как узнать, где
находится госпиталь?
- По номеру почты.
Я назвала номер.
- Как его фамилия?
- Лукашевич.
- Впрочем, это не важно. Не отходите от телефона... Этот госпиталь - в
Москве, - сказал он через две-три минуты. - Ну-с, еще чем помочь?
- Как в Москве?
- Очень просто. Беговая, четыре.
- Так что же он не написал, что лежит в Москве?
Малышев засмеялся.
- Вот уж не знаю, - сказал он. - Как Андрей?
- Спасибо, хорошо.
- Кланяйтесь ему. Впрочем, он скоро вернется.
- Да? А я и не знала!
- А вам и не положено. Вот приедет вдруг - и сразу выяснится, как вы
тут себя ведете без мужа.
Я говорила с Малышевым, смеялась, а сама думала: "Без ночного пропуска
как добраться до госпиталя? Подождать до утра? Но застану ли я Володю, если
подожду до утра?"
Темно на московских улицах, так непроглядно темно, что первые минуты я
иду ощупью, протянув перед собой руки. На дне непроглядной осенней ночи, за
плотными шторами, за окнами, переклеенными крест-накрест бумагой, спит,
бодрствует, трудится Москва.
Дождь моросит, плохая погода. Патруль останавливает меня на улице
Горького и пропускает, узнав, что я тороплюсь к больному.
- А в чемоданчике что?
- Лекарство и инструменты.
Девушка в пожарном костюме стоит у ворот, и, должно быть, очень скучно
стоять у ворот в эту длинную, дождливую, осеннюю ночь, потому что она
окликает меня:
- Промокнете, переждите.
- Спасибо, некогда. Тороплюсь к больному.
Пропадает вдалеке одинокий свет фонаря, снова темнота, пустота.
Кончаются темные громады домов, щиты у окон, витрины, заваленные
мешками с песком, - Ленинградское шоссе наконец-то! Оказывается, есть на
свете небо - я вижу его над Ленинградским шоссе.
Слава богу, теперь недалеко! Поворот на Беговую. Асфальт кончается.
Ноги скользят по грязи. Снова патруль. Бесконечная, прыгающая под ногами
дощатая панель вдоль низких заборов. Неоштукатуренное кирпичное здание за
железной решеткой. Школа. Кажется, здесь!
Меня не пустили бы в госпиталь, если бы дежурный врач, совсем молодой,
лет двадцати пяти, с тонкой юношеской шеей, торчавшей из халата, не был на
моем докладе в Обществе микробиологов перед самой войной. У него стало
серьезное лицо, когда я спросила о Володе.
- А вы ему кем приходитесь? Жена, сестра?
Я объяснила.
Он интересовался микробиологией, слышал о пенициллине, но не слышал
ничего хорошего: "Разве уже испытывали в клиниках? А мне сказали, что с этим
делом что-то не вышло!" Рассказывая о состоянии Володи, он употреблял без
нужды множество иностранных слов и покраснел, когда я машинально поправила
одно ударение.
- У него множественное осколочное ранение левого предплечья,
осложнившееся остеомиелитом лопатки и обеих костей предплечья. Высокая
температура. Словом, тяжелый сепсис. В настоящее время... - Он замялся и не
договорил.
- Могу ли я пройти к нему?
- Конечно, пожалуйста. Но мне хочется предупредить вас...
- Я все понимаю.
Володя лежал, отгороженный ширмой, ночник стоял на столе, слабый свет
падал на закинутую голову с широко открытыми, блестящими глазами. Сиделка
дремала на табурете подле койки. Он лежал неподвижно, одна рука свесилась с
койки, лицо было белое, задумчивое, с медленно двигающимися, что-то
шепчущими губами. Мы вошли, он повернул голову, шепот стал громче.
- А вот и Таня, - сказал он, точно ждал меня и был уверен, что я
непременно приду. - Здравствуй. Почему ты так смотришь на меня? Я изменился,
да? Это пустяки, просто грипп, я скоро поправлюсь.
Я подсела к нему, взяла его руку в свои. Он говорил без умолку,
облизывая пересохшие губы.
- А помнишь, как было хорошо в Сталинграде? Я спросил: "Ты счастлива?",
и ты промолчала. Понимаешь, командование не в курсе, а то ведь мне бы попало
за то, что я перенес тебя на руках.
Сиделка негромко сказала что-то врачу.
- Что я еще хотел узнать у тебя? - взглянув на них невидящими глазами и
тотчас же отвернувшись, спросил Володя. - Ах, да! Ты знаешь, иногда мне
приходило в голову разыскать тебя, но я думал: зачем? А теперь уже поздно,
темно. Галки кричат, - вдруг сказал он упавшим голосом. - Ох, как кричат!
Таня, это ты? Почему ты плачешь? Ведь все хорошо?
- Все хорошо, Володя.
- Скажи им, чтобы они не кричали!
До сих пор мы еще не пробовали вводить такие огромные дозы - у
Левитова, с которым я встретилась на другой день, глаза полезли на лоб,
когда я сказала, что за двенадцать часов больному впрыснули почти миллион
единиц. Токсическое (отравляющее) действие пенициллина еще не было полностью
изучено в те годы, и ни один человек на земле не имел никакого представления
о том, убьют ли эти дозы Володю или вернут ему жизнь.
Но терять было нечего - и, договорившись с начальником госпиталя, я
начала этот, казавшийся почти фантастическим, курс.
Кто не знает русской сказки о мертвой и живой воде? Невозможно было не
вспомнить о ней, наблюдая те удивительные превращения, которые на моих
глазах стали происходить с приговоренным к смерти человеком.
Можно было точно предсказать, когда произойдет эта смерть, когда
закроются глаза, остановится сердце. Ничего нельзя было сделать, даже если
бы самые гениальные врачи всех времен и народов собрались у постели Володи
Лукашевича и приложили все усилия, чтобы спасти ему жизнь. С неумолимой
последовательностью шел процесс умирания, и не было до сих пор в мире такой
силы, которая могла бы остановить или сделать обратимым этот процесс.
Но вот врач бросает щепотку желтого порошка в раствор поваренной соли,
вливает эту жидкость в кровь приговоренного к смерти, и через несколько
часов исчезает изнуряющий озноб, ослабевают боли, приходит счастье
глубокого, ровного сна. Незаметно, исподволь прекращается мучительная борьба
тела с надвигающимся прекращением жизни. Еще день, и сиделка убирает ширму,
стоявшую между жизнью и смертью.
Я приезжала к Володе почти каждый день, и он радостно встречал меня,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 [ 131 ] 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.