read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



ла правительство в организации погрома.
В Сибири, в Томске, левые боевики начали стрелять из револьверов по
крестному ходу. Его участники, оказавшись под огнем, кинулись на револю-
ционеров, отобрали оружие, загнали "леваков" в здание народного дома и
сгоряча подожгли его, мстя за подлое нападение, за убитых и раненых. Пе-
чать окрестила эти события "зверствами черносотенцев".
Эсерка Мария Спиридонова убивает на улице чиновника гражданского ве-
домства. Из тюрьмы переправляет на волю бредовое письмо, обвиняя допра-
шивавших ее жандармов в пытках и изнасиловании. Позже на суде она отка-
жется от этих показаний, к тому же учиненная по горячим следам эксперти-
за не обнаружит следов пыток и констатирует, что девственность юной фу-
рии никоим образом не нарушена. Однако оба офицера уже застрелены боеви-
ками...
Только за первые шесть месяцев 1906 г. революционерами убито 499 че-
ловек - но Дума, к недоумению иностранных журналистов, пытается прота-
щить закон об амнистии за любые преступления, если только они имеют по-
литический характер!
Террористка, дочь якутского вице-губернатора (!), отправленная в
швейцарский санаторий подлечить головку, прямо в лечебнице убивает из
пистолета немецкого купца, имевшего несчастье быть похожим на министра
Дурново...
Впрочем, это началось еще с Веры Засулич - когда юная особа, всадив-
шая шесть пуль в "царского сатрапа", была не только оправдана судом, но
и встречена аплодисментами толпы.
Считалось само собой разумеющимся, что человек из "образованного об-
щества" должен желать поражения России в японской войне. Купец, эмигрант
П. Бурышкин с горечью пишет в своих воспоминаниях, что "образованное об-
щество" проявляло фантастическое равнодушие к деятельности и нуждам рос-
сийских предпринимателей, купцов, заводчиков. "Купчина толстопузый" был
лишь персонажем фельетонов и карикатур... [23]
Однако и среди "образованного общества" находились смелые, болевшие
за Россию люди, не побоявшиеся выступить против либеральной чумы. В 1909
г. появилась книга "Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции", кото-
рую можно охарактеризовать кратко: "Интеллектуалы против интеллигентов"
[38].
В самом деле, наша милейшая интеллигенция обожает в спорах с про-
ворством карточного шулера подменять понятия. Тот, кто выступает против
"интеллигенции", обвиняется в том, что... выступает против интеллекта,
против культуры, знаний, образования. На сем скользком поприще интелли-
генция не чурается ни подлогов, ни лжи, ни демагогии.
В жизни обстоит как раз наоборот. Интеллект - это одно, а "интелли-
гент" - это другое. Авторы сборника "Вехи" - не какие-то полуграмотные
лабазники-охотнорядцы*, а люди, с чьими именами прочно связаны эпитеты
"известный", "выдающийся". Бердяев, С. Булгаков, Гершензон, Кистяковс-
кий, Струве, Изгоев, Франк - интеллектуалы, историки, экономисты, фило-
софы.
* Слово "охотнорядцы" носит в интеллигентской литературе после из-
вестных беспорядков 80-х гг. прошлого века символ чего-то зверски реак-
ционного. Однако что плохого в том, что частные предприниматели разогна-
ли демонстрацию буйствующих юнцов-радикалов, пусть и приложив кому-то по
шее?
Приведу лишь наиболее знаменательные отрывки, отнюдь не вырванные из
общего контекста...
Н.А. БЕРДЯЕВ: "В русской интеллигенции рационализм сознания сочетался
с исключительной эмоциональностью и со слабостью самоценной умственной
жизни... Сама наука и научный дух не привились у нас, были восприняты не
широкими массами интеллигенции, а лишь немногими. Ученые никогда не
пользовались у нас особенным уважением и популярностью, и если они были
политическими индефференистами, то сама их наука считалась ненастоя-
щей..."
С.Н. БУЛГАКОВ: "Весь идейный багаж, все духовное оборудование вместе
с передовыми бойцами, застрельщиками, агитаторами, пропагандистами был
дан революции интеллигенцией. Она духовно оформляла инстинктивные стрем-
ления масс, зажигала их своим энтузиазмом, словом, была нервами и мозгом
гигантского тела революции. В этом смысле революция есть духовное детище
интеллигенции, а следовательно, ее история есть исторический суд над
этой интеллигенцией... Наша интеллигенция в своем западничестве не пошла
дальше внешнего усвоения новейших политических и социальных идей Запада,
причем приняла их в связи с наиболее резкими и крайними формами филосо-
фии просветительства (т.е. атеизма - А.Б.). Вначале было варварство, а
затем воссияла цивилизация, т.е. просветительство, материализм, атеизм,
социализм - вот несложная философия истории среднего русского интелли-
гента...
Героизм - вот то слово, которое выражает, по моему мнению, основную
сущность интеллигентского мировоззрения и идеала, притом героизм самоо-
божания... Интеллигент, особенно временами, впадал в состояние героичес-
кого экстаза с явно истерическим оттенком. Россия должна быть спасена, и
спасителем ее может и должна явиться интеллигенция вообще и даже имярек
в частности - и помимо его нет спасителя и нет спасения... Героический
интеллигент не довольствуется поэтому ролью скромного работника (даже
если он и вынужден ею ограничиваться), его мечта - быть спасителем чело-
вечества или по крайней мере русского народа... Для него необходим (ко-
нечно, в мечтаниях) не обеспеченный минимум, но героический максимум...
Даже если он и не видит возможности сейчас осуществить этот максимум и
никогда ее не увидит, в мыслях он занят только им. Он делает историчес-
кий прыжок в своем воображении и, мало интересуясь перепрыгнутым путем,
вперяет свой взор лишь в самую светлую точку на краю исторического гори-
зонта... Во имя веры в программу лучшими представителями интеллигенции
приносятся жертвы жизнью, здоровьем, свободой, счастьем... ("худшие"
представители интеллигенции, которых гораздо больше, охотнейше приносят
в жертву чужие жизни, здоровье, свободу и счастье - А.Б.). Хотя все
чувствуют себя героями, одинаково призванными быть провидением и спаси-
телями, но они не сходятся в способах и путях этого спасения... С интел-
лигентским движением происходит нечто вроде самоотравления... Интелли-
генция, страдающая "якобинизмом", стремящаяся к "захвату власти", к
"диктатуре" во имя народа, неизбежно разбивается и распыляется на враж-
дующие меж собой фракции, и это чувствуется тем острее, чем выше подни-
мается температура героизма... Герой есть до некоторой степени сверхче-
ловек, становящийся по отношению к ближним своим в горделивую и вызываю-
щую позу спасителя, и при всем своем стремлении к демократизму интелли-
генция есть лишь особая разновидность сословного аристократизма, надмен-
но противопоставляющая себя "обывателям". Кто жил в интеллигентских кру-
гах, хорошо знает это высокомерие и самомнение, сознание своей непогре-
шимости и пренебрежение к инакомыслящим... Вследствие своего максимализ-
ма интеллигенция остается малодоступна к доводам исторического реализма
и научного знания...
...В нашей литературе много раз указывалась духовная оторванность на-
шей интеллигенции от народа. По мнению Достоевского, она пророчески
предсказана была уже Пушкиным, сначала в образе вечного скитальца Алеко,
а затем Евгения Онегина... И действительно, чувства кровной исторической
связи, сочувственного интереса, любви к своей истории, эстетического ее
восприятия поразительно мало у интеллигенции, на ее палитре преобладают
две краски, черная для прошлого и розовая для будущего..."
М.О. ГЕРШЕНЗОН: "Что делала наша интеллигентская мысль последние пол-
века? Я говорю, разумеется, об интеллигентской массе. Кучка революционе-
ров ходила из дома в дом и стучала в каждую дверь: "Все на улицу! Стыдно
сидеть дома!" - и все создания высыпали на площадь: хромые, слепые, без-
рукие, ни одно не осталось дома. Полвека толкутся они на площади, голося
и перебраниваясь. Дома - грязь, нищета, беспорядок, но хозяину не до
этого. Он на людях, он спасает народ - да оно и легче, и занятнее, чем
черная работа дома. Никто не жил - все делали (или делали вид, что дела-
ют) общественное дело... а в целом интеллигентский быт ужасен: подлинная
мерзость запустения, ни малейшей дисциплины, ни малейшей последова-
тельности даже во внешнем, день уходит неизвестно на что, сегодня так, а
завтра, по вдохновению, все вверх ногами; праздность, неряшливость, го-
мерическая неаккуратность в личной жизни, наивная недобросовестность в
работе, в общественных делах необузданная склонность к деспотизму и со-
вершенное отсутствие уважения к чужой личности, перед властью то гордый
вызов, то покладистость - не коллективная*, я не о ней говорю, а лич-
ная...
* Насмотрелись и коллективной покладистости, групповых призывов "раз-
давить гадину" и в 37-м, и в 93-м...
Примечание ко 2-му изданию: эта характеристика нашей интеллигентской
массы была признана клеветою и кощунством**. Но вот что, десять лет на-
зад, писал Чехов: "Я не верю в нашу интеллигенцию, лицемерную, фальши-
вую, истеричную, невоспитанную, лживую, не верю даже, когда она страдает
и жалуется, ибо ее притеснители выходят из ее же недр" (письмо к И.И.
Орлову 22 февраля 1889 г. в вышедшем на днях сборнике писем А.П. Чехова
под ред. Бочкарева). Последние слова Чехова содержат в себе верный на-
мек: русская бюрократия есть в значительной мере плоть от плоти русской
интеллигенции...
...Чем подлиннее был талант, тем ненавистнее ему были шоры интелли-
гентской общественно-утилитарной морали, так что силу художественного
гения у нас почти безошибочно можно было измерять степенью его ненависти
к интеллигенции: достаточно назвать гениальнейших: Л. Толстого и Досто-
евского, Тютчева и Фета... То, чем жила интеллигенция, для них не су-
ществовало... в лице своих духовных вождей она (интеллигенция - А.Б.)
творила партийный суд над свободной истиной творчества и выносила приго-
воры: Тютчеву - за невнимание, Фету - за посмеяние, Достоевского объяв-
ляла реакционным, а Чехова индифферентным... А масса этой интеллигенции



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 [ 134 ] 135 136 137 138 139 140
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.