read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Я, Виктор Игнатьевич. Похоже, не ожидали?
- Не знаю:
- Я обещал, что постараюсь вам помочь. Итак?
- Да: мне нужна: но получилось так: не ваша помощь, а ваша голова:
- Это я уже понял. Не заботьтесь. Но у меня образовалось к вам
несколько вопросов, на которые вы должны как можно скорее ответить.
Первое: чем вы расплачивались за катализатор?
- Обедненным ураном. И отработанным топливом.
- Как много они его от вас получили?
- Порядка трехсот тонн.
- Куда он доставлялся?
- В Томск.
- Белая башня: Понятно. Все сходится.
- Что - сходится?..
- Николай!.. - выкрикнула Светлана отчаянно - и будто
захлебнулась. Дверь и окна медленно открывались, и в них входили люди
с блеклыми глазами. Они были точь-в-точь такие, как в подвале
нехорошего дома на Рождественском: молодые, грязные, с подергиваниями:
По двое, по трое они держали Надежду,
Светлану и Бортового, и в их руках блестели ножи. А потом
образовался как бы коридор, и по коридору прошел издалека высокий
тощий человек с пятном на лбу. Он остановился перед Николаем
Степановичем и стал смотреть ему в глаза. У самого Каина глаза были
страшные, усталые, с красными веками и красными прожилками на белках.
- Заклейте ему рот, - сказал Каин, и Николай Степанович ощутил
прикосновение холодных пальцев. Пластина пластыря легла ему на губы. -
И без всяких ваших штучек, иначе:- Каин кивнул на женщин. Лезвия ножей
касались их шей.
Николай Степанович наклонил голову.
- Где мои?..- директор начал было подниматься, но его толкнули в
грудь и усадили обратно.
И в этот миг Коломиец будто взорвался. В один миг вокруг него
образовалось пустое пространство: те, кто держал его, рухнули или
сломались, или распластались по стенам: Долгий миг он стоял,
пригнувшись, расставив руки, но Надежда издала задушенный стон - и
тогда Коломиец пятнистым мячом прыгнул к окну и исчез в ночи.
Несколько выстрелов ударило вслед, и тонкий визг возник за окном,
взвился и оборвался невнятным бульканьем:
Николай Степанович обернулся. Нет, Надежда жива. Тонкая струйка
крови из предупреждающей ранки.
Каин стоял неподвижно. Уголок его тонкогубого рта чуть заметно
подергивался.
- В машину, - скомандовал он.
Николая Степановича подтолкнули в спину. Он сделал шаг и
почувствовал, что ноги все-таки одеревенели.
В дверях навстречу ему, толкнув, протиснулся кто-то, пахнущий
кровью. За спиной возбужденно зашептали.
Чуть в стороне, справа, частично освещенная фарами, лежала
странная изломанная фигура. Николай Степанович скользнул по ней
взглядом и лишь постепенно, уже сидя в машине, восстановил в памяти
увиденное.
Разметав светлые волосы вокруг неестественно наклоненной головы,
лежала девушка с удивленным лицом. Темный плащ был распахнут, обнажая
бледный, с выступающими ребрами торс. Металлический поясок охватывал
его под грудью.
Руки в рукавах плаща были закинуты за голову. Кисти и предплечья,
очень тонкие, отливали металлом. Вторая пара рук, таких же тонких,
будто у пикассовской "девочки на шаре", и тоже отливающих
металлическим блеском, бессильно раскинулась поверх плаща:
- :в упор: пули не берут:- вспомнились услышанные за спиной слова.
Николай Степанович откинул голову и глубоко вздохнул.
До сих пор искупаться в драконьей крови случилось одному Коломийцу
- да еще разве что Зигфриду. Но это было давно:
По дымному следу. (Будапешт, 1956, октябрь)
На первый взгляд, худшей кандидатуры, чем я, для этой операции
найти было невозможно: пятнадцатилетний подросток, длиннорукий и
неуклюжий, в прыщах, краснеющий при самых обыденных обстоятельствах и
знающий полтора десятка самых обыденных мадьярских слов: Еще хорошо,
что меня не заставили ходить в школу - для усиления конспиративного
момента. Мне ничего не оставалось, как три года изображать
привокзальную безотцовщину и петь песни о пиратах и моряках,
заходивших, бывало, на кораблях в нашу гавань. Особенно меня бесило,
что моряки пили за здоровье атамана:
Но, как оказалось, никто другой с поставленной задачей не мог
справиться. В том жутком месиве, который являл собой Будапешт,
взрослому было не пройти.
Я же со своим английским сошел за революционного романтика,
маменькиного сынка из сытого города Браунвуд, штат Техас, приехавшего
помогать свободолюбивым венграм сбрасывать иго. Коминта сначала не
хотели принимать в отряд: во-первых, как русского, пусть и из Харбина,
а во-вторых, как слепого - но он покорил всех своим редким умением без
промаха стрелять на звук. Жаль, что с нами не было Фили:
Народ в отряде подобрался всякий, но, будь у меня время и право, я
бы месяца за два сделал из них настоящих бойцов. Однако ни времени, ни
прав не было; хуже того, мне предписано было использовать этих людей,
а потом бросить их на произвол судьбы и победителей.
Как оказалось - по обычаю, неожиданно - на карту было поставлено
слишком много, чтобы думать о судьбе города и даже народа:
Отряд наш держал базу в Политехникуме, а участок ответственности
имел в tete- de-pont моста Франца-Иосифа. Дня два нас не тревожили,
бои шли больше на юге, в заводском районе. Впрочем, "не тревожили" -
это значит, что не штурмовали. Танки выходили на Таможенную площадь,
лениво выпускали боекомплект, уходили. Они были вне досягаемости наших
ружей:
Ночи проходили почти спокойно.
Было очень тепло. Деревья только начали желтеть.
На некоторых еще болтались веревки:
Мы, свободные от караульной службы, сидели в большой аудитории на
втором этаже. Горела керосиновая лампа, поставленная под окно - так,
чтобы с улицы не был виден свет. Аттила приволок мешок сильно
наперченной ветчины наподобие армянской бастурмы или испанского
хамона, а Иштван - две дюжины бутылок такого дорогого рейнского,
какого мне не приходилось пробовать даже до большевиков. И мы пили это
рейнское прямо из горлышек - на меня одобрительно косились - и заедали
огненно-пряным мясом.
Вообще в гражданских войнах есть известная прелесть:
- Не пей много вина,- сказал мне Атилла, старательно выговаривая
английские слова.- В Америке с меня взяли бы штраф за спаивание детей
или посадили в тюрьму.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 [ 134 ] 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.