read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Вообще вечер кончился, в этом не было никаких сомнений. Но, боже мой,
как не хотелось соглашаться с тем, что он уже кончился, в то время как мы
не сказали друг другу и десятой доли того, что непременно хотели сказать!
Ничего не поделаешь! Спустившись вниз, мы надели шинели, и теплый,
светлый, немного пьяный мир остался за спиной, и впереди открылась черная,
как вакса, Н., по которой гулял нехороший, невежливый, невеселый нордовый
ветер.


Глава пятая
ЗА ТЕХ, КТО В МОРЕ

Подводники были главными людьми в здешних местах - и не только
потому, что в начале войны они сделали очень много, едва ли не больше всех
на Северном флоте, но потому, что характерные черты их быта, их отношений,
их напряженной боевой работы накладывали свой отпечаток на жизнь всего
городка. Нигде не может быть такого равенства перед лицом смерти, как
среди экипажа подводной лодки, на которой либо все погибают, либо все
побеждают. Каждый военный труд тяжел, но труд подводников, особенно на
"малютках", таков, что я бы, кажется, не согласился променять на один
поход "малютки" десять самых опасных полетов. Впрочем, еще в детстве мне
представлялось, что между людьми, спускающимися так глубоко под воду,
непременно должен быть какой-то тайный уговор, вроде клятвы, которую мы с
Петькой когда-то дали друг другу.
В паре с одним капитаном мне удалось потопить третий транспорт в
конце августа 1942 года. "Малютка" знаменитого Ф. с моей помощью утопила
четвертый. Об этом не стоило бы и упоминать - я шел пустой и мог только
сообщить в штаб координаты германского судна, но Ф. пригласил меня на
"поросенка", и с этого "поросенка" начались события, о которых стоит
рассказать.
Кто не знает знаменитой флотской традиции - отмечать каждое
потопленное судно торжественным обедом, на котором командование угощает
победителей жареным поросенком? Накануне были пущены ко дну транспорт,
сторожевик и эсминец, и озабоченные повара в белых колпаках внесли не
одного, а целых трех поросят в просторную офицерскую столовую, где буквой
"П" стояли столы и где за перекладиной этой буквы сидел адмирал -
командующий Северным флотом.
Аппетитные, нежно-розовые, с бледными, скорбными мордами поросята
лежали на блюде, и три командира стояли над ними с большими ножами в
руках. И это было традицией - победители должны своими руками разделить
поросенка на части. Ну и части! Огромный ломоть, набитый кашей и
посыпанный затейливыми стружками хрена, плывет ко мне через стол! И нужно
справиться с ним, чтобы не обидеть хозяев.
Адмирал встает с бокалом в руке. Первый тост - за
командиров-победителей, за их экипажи. Я смотрю на него - он приезжал в
наш полк, и мне запомнилось живое, молодое движение, с которым, закинув
голову, он остановился, слушая командира полка, отдававшего рапорт. Он
молод - всего на четыре года старше меня. Впрочем, я помню его еще по
Испании.
За тех, кто в море, - второй тост! Звенят стаканы. Стоя пьют моряки
за братьев, идущих на подвиг в пустыне арктической ночи. За воинскую удачу
и спокойствие сердца в опасный, решительный час!
Теперь адмирал смотрит на меня через стол - я сижу справа от него,
среди гостей-журналистов, которым Ф. с помощью вилки и ножа наглядно
показывает, каким образом был потоплен эсминец. Не сводя с меня глаз,
адмирал что-то говорит соседу, и сосед, командир дивизиона, произносит
третий тост. За капитана Григорьева, который "умело навел на германский
караван подводную лодку". И адмирал показывает жестом, что пьет за меня...
Много было выпито в этот вечер, и я не стану перечислять всех тостов,
тем более, что журналисты, о которых я упомянул, рассказали об этом
"тройном поросенке" в периодической прессе. Скажу только, что адмирал
исчез совершенно неожиданно - вдруг встал и вышел. Проходя за моим стулом,
он наклонился и, не давая мне встать, сказал негромко:
- Прошу вас сегодня зайти ко мне, капитан.


Глава шестая
БОЛЬШИЕ РАССТОЯНИЯ

Машина оторвалась, и через несколько минут эта каша из дождя и
тумана, до которой на земле нам не было никакого дела, стала важной частью
полета, который, как всякий полет, складывается из: а) задачи и б) всего,
что мешает задаче.
Мы пошли "блинчиком", то есть с маленьким креном, развернулись и
встали на курс.
Итак, задача, или "особое задание", как сказал адмирал: немецкий
рейдер (очевидно, вспомогательный крейсер) прошел в Карское море,
обстрелял порт Т. и бродит где-то далеко на востоке. Я должен был найти и
утопить его - чем скорее, тем лучше, потому что наш караван с военными
грузами шел по Северному морскому пути и находился сравнительно недалеко
от этого порта. Да и вообще нетрудно было представить себе, что может
сделать в мирных водах большой военный корабль!
...Как ни лень было тянуть, а пришлось добирать до пяти с половиной.
Но и здесь не было ничего, кроме все той же унылой облачной каши, которую
кто-то вроде самого господа-бога круто размешивал великанской ложкой.
Итак - найти и утопить! Нельзя было даже сравнивать, насколько первое
было сложнее второго! Но как был поражен адмирал, когда я исправил на его
карте почти все острова восточной части архипелага Норденшельда!
- Вы были там?
- Нет.
Он не знал, что я был и не был там. Карта архипелага Норденшельда
была исправлена экспедицией "Норда" перед самой войной. Я не был там. Но
когда-то в этих местах прошел капитан Татаринов и мысленно я, вслед за
ним, тысячу раз.
Да, прав был доктор Иван Иваныч: ничто не пропадает даром! Жизнь
поворачивает туда и сюда и падает, пробиваясь, как подземная река в
темноте, в тишине вечной ночи, и вдруг выходит на простор, к солнцу и
свету, как вышла сейчас моя машина из облачной каши, выходит, и
оказывается, что ничто не пропадает даром!
Это была привычная мысль - как шла бы моя жизнь на Севере, если бы
Катя нашлась и мы вместе жили на Н.
Она бы проснулась, когда в четвертом часу ночи я зашел бы домой перед
полетом. Она была бы румяная, теплая, сонная. Быть может, войдя, я
поцеловал бы ее не так, как всегда, и она сразу поняла бы, как важно и
интересно для меня то, что поручил адмирал.
Так это было тысячу раз, но будет ли когда-нибудь снова?
Вот мы сидим и пьем кофе, как в Сарабузе, Ленинграде, Владивостоке,
когда я будил ее ночью. В халатике, с косами, заплетенными на ночь, она
молча смотрит на меня и вдруг бежит куда-то, вспоминает, что у нее есть
что-то вкусное для меня - пьяная вишня или маслины, которые мы оба любили.
И потом, в полете, весь экипаж хвалит мою жену и ест маслины или пьяную
вишню.
Да, это была моя Катя, с ее свободой и гордостью и любовью, от
которой вечно, должно быть до гроба, будет кружиться моя голова. Катя, о
которой я ничего не знаю, кроме того, что ее нет со мной. Хотя бы, поэтому
нужно непременно найти и утопить этот рейдер.
- Штурман, курс!
На три градуса разошлись пилотский и штурманский курсы и превосходно
сошлись, когда из карманов были выброшены портсигары, фонарики,
зажигалки...
О чем я думал? О Кате. О том, что лечу в те места, куда некогда
должен был отправиться с нею и куда меня не пускали так долго. Разве не
знал я, наверное, безусловно, что придет время, и я прилечу в эти места?
Разве не чертил с точностью до полуградуса маршрут, по которому, как в
детском ослепительном сне, прошли люди со шхуны "Св. Мария" - прошли,
тяжело дыша, с закрытыми, чтобы не ослепнуть, глазами? Прошли, и впереди -
большой человек, великан в меховых сапогах...
Но это был уже бред. Я прогнал его. Новая Земля была недалеко.
Вы бы соскучились, если бы я стал подробно рассказывать о том, как мы
искали рейдер. Однообразна пустыня арктических морей, трудно найти
замаскированную, чуть заметную полоску военного корабля в этой
беспредельной пустыне. Добрых две недели мы перелетали с базы на базу.
Один из полетов продолжался семь часов - лучше, если бы он был покороче,
потому что, пройдя над Карским морем в двух направлениях и вернувшись к
Новой Земле, мы не нашли ее, как будто эти огромные острова до сих пор
просто по ошибке значились на географической карте. Пока хватало горючего,
в черном тумане мы ходили над ней, и если бы ветер, на наше счастье, не
проделал в тумане небольшую светлую дырку, пожалуй, мне бы не удалось
дописать эту книгу. Мы бросились к этому пятнышку, сразу закрыли газ и
благополучно сели.
В другой раз мы на шлюпке подрулили под птичий базар. Миллионы
черно-белых кайр сидели на скалах - так много, что весь берег мили на две
казался круто посыпанным солью. Они кричали, хлопали крыльями, свистели,
срывались и, расталкивая соседей, вновь садились на отвесные скалы, и в
общем оглушительном шуме слышались отдельные возгласы, точно это и был
базар, на котором ссорились, сидя на возах, бранчливые бабы. Вонь была



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 [ 135 ] 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.