read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



затронутой мистером Копперфилдом темы, и имеют честь просить мистера
Копперфилда пожаловать к ним в назначенный день (и в сопровождении, если он
найдет нужным, какого-либо близкого друга), дабы они имели удовольствие
поговорить с ним по указанному вопросу лично.
На это письмо мистер Копперфилд, заверяя в своем уважении, немедленно
ответил, что будет иметь честь посетить обеих мисс Спенлоу в назначенный
день, согласно их любезному разрешению, вместе со своим другом, мистером
Томасом Трэдлсом из Иннер-Тэмпла. Отправив это письмо, мистер Копперфилд
пришел в состояние сильного нервического возбуждения и пребывал в нем вплоть
до назначенного дня.
В это критическое для меня время мое волнение, возможно, не усилилось
бы до такой степени, если бы я мог воспользоваться неоценимой помощью мисс
Миллс. Но мистер Миллс, который всячески, тем или иным способом, мне
досаждал - или мне казалось, что досаждал, а это одно и то же, - дошел в
своих пакостях до предела: он вбил себе в голову, что должен ехать в Индию.
Зачем ему было ехать в Индию, если не для того, чтобы доставить мне
неприятность? Потому, дескать, что ему нечего делать в других частях света,
а в этой стране у него дел по горло? Потому, мол, что он торговал с Индией,
не знаю только чем (у меня были весьма смутные представления о каких-то
шалях, затканных золотом, и о слоновых бивнях), и в юности своей был в
Калькутте, а теперь решил туда вернуться в качестве компаньона какого-то
резидента? Мне это было решительно безразлично. Однако для него это было так
важно, что он собрался ехать в Индию и взять с собой Джулию. Джулия
отправилась в провинцию попрощаться с родными, и на доме появились
объявления, извещающие, что он сдается внаем или продается и что обстановка
(каток для белья и все прочее) тоже продается по сходной цене. Значит, и
здесь произошло землетрясение, жертвой которого явился я, не успев еще
опомниться от первого!
В знаменательный день я долго не мог выбрать костюм. Я разрывался между
желанием появиться во всей красе и боязнью, что какая-нибудь часть моего
туалета не будет соответствовать, по мнению обеих мисс Спенлоу, моему весьма
деловому характеру, а потому старался найти золотую середину между этими
двумя крайностями. Бабушка одобрила результат этих стараний, а мистер Дик
бросил нам вслед одну из своих туфель на счастье, когда мы с Трэдлсом
спускались вниз по лестнице.
Чудесный малый был Трэдлс, и я его очень любил, но все же пожалел о
том, что и по такому деликатному поводу он не мог отделаться от привычки
причесывать волосы так, что они стояли дыбом. Это придавало ему удивленный
вид - не будем говорить о сходстве с помелом, - и дурные предчувствия
нашептывали мне, что это обстоятельство может оказаться для нас роковым.
По дороге в Патни я позволил себе намекнуть на это Трэдлсу, заметив,
что если бы он пригладил их немного...
- С большим удовольствием, дорогой мой Копперфилд! - сказал Трэдлс,
снимая шляпу и всячески стараясь привести в порядок свои волосы. - Но это
никак невозможно.
- Не приглаживаются?
- Да. Ничего нельзя поделать. Если бы до самого Патни я тащил на голове
полсотни фунтов груза, они все равно поднимутся, как только я сниму груз. Вы
понятия не имеете, Копперфилд, какие у меня упрямые волосы. Я прямо-таки
злющий дикобраз.
Должен сознаться, я был немного обескуражен, но вместе с тем восхитился
его добродушием. И сказал ему, что очень уважаю его за добрый нрав, а
волосы, должно быть, вобрали в себя все его упрямство, ибо в нем самом
упрямства нет и в помине.
- Ох! - засмеялся Трэдлс. - С этими несчастными волосами старая
история! Жена моего дяди их не выносила. Она говорила, что они ее
раздражают. И они мне очень повредили, когда я влюбился в Софи. Очень
повредили!
- Они ей не понравились?
- О нет, не ей! Но ее старшая сестра, та, которая красавица, очень ими
забавлялась. Короче говоря, все сестры над ними смеялись.
- Как мило!
- О да! - согласился Трэдлс с очаровательной наивностью. - Это всех нас
потешало. Они утверждали, что Софи хранит у себя в столе прядь моих волос,
но должна держать их в книге с застежками, чтобы они не встали дыбом. Как мы
над этим смеялись!
- Кстати, дорогой Трэдлс, ваш опыт может мне пригодиться, - сказал я. -
Когда вы обручились с упомянутой вами молодой леди, вы делали официальное
предложение ее семейству? Было ли что-нибудь похожее... похожее на то, для
чего мы сейчас идем в Патни? - спросил я взволнованно.
- Видите ли, Копперфилд, это доставило мне немало мучений, - ответил
Трэдлс, и на его серьезное лицо надвинулась тень раздумья. - Софи необходима
своему семейству, и никто из них не мог допустить мысли о ее браке. Между
собой они порешили, что она никогда не выйдет замуж, и называли ее старой
девой. Поэтому, когда я с большими предосторожностями упомянул об этом
миссис Крулер...
- Это ее мама? - спросил я.
- Мама, - сказал Трэдлс. - Ее отец - его преподобие Хорее Крулер... Так
вот, когда я с большими предосторожностями упомянул об этом миссис Крулер,
это так на нее повлияло, что она завопила и лишилась чувств. В течение
нескольких месяцев я не мог касаться этого вопроса.
- Но в конце концов коснулись?
- Это сделал его преподобие Хорее, - сказал Трэдлс. - Превосходный
человек, замечательный во всех отношениях! Он указал ей, что, как подобает
христианке, она должна примириться с жертвой (в особенности когда все это
еще так неопределенно) и не питать ко мне чувств, несовместимых с любовью к
ближнему. Что касается до меня, Копперфилд, даю вам слово, у меня было такое
чувство, будто я, как хищная птица, кружусь над этим семейством.
- А как сестры, Трэдлс? Надеюсь, они были на вашей стороне?
- Я бы этого не сказал, - отвечал он. - Когда мы до некоторой степени
умиротворили миссис Крулер, нужно было сообщить Саре. Вы помните, Сара это
та самая, у которой неладно с позвоночником?
- Прекрасно помню.
- Она заломила руки, - продолжал Трэдлс с огорченным видом, - закрыла
глаза, покрылась смертельной бледностью, совсем оцепенела и два дня не
принимала никакой пищи, кроме воды с размоченными сухарями, которую давали
ей с чайной ложечки.
- Какая неприятная девица, Трэдлс! - заметил я.
- О! Прошу прощения, Копперфилд! - воскликнул Трэдлс. - Она прелестная
девушка, только очень чувствительная. Правду сказать, они все такие. Софи
говорила мне потом, что невозможно описать, как она себя упрекала, когда
ухаживала за Сарой. Я по себе это знаю, Копперфилд, потому что я сам
чувствовал себя преступником. А когда Сара пришла в себя, мы должны были
объявить остальным восьми сестрам. И на каждую сестру это сообщение
действовало no-разному, но самым трогательным образом. Две младшие, которых
Софи обучает, только недавно перестали питать ко мне злобу.
- Во всяком случае, теперь они все успокоились? - осведомился я.
- По...пожалуй... я бы сказал, что, в общем, они примирились, -
неуверенно ответил Трэдлс. - Дело в том, что мы стараемся не касаться этого
вопроса, а мои неясные виды на будущее и стесненные обстоятельства очень их
утешают. Какая это будет печальная картина, если мы когда-нибудь поженимся!
Больше будет похоже на похороны, чем на свадьбу. И все они меня возненавидят
за то, что я ее похитил.
Его славное лицо и то выражение, с каким он серьезно и в то же время
комически покачал головой, производят на меня большее впечатление теперь,
когда я об этом вспоминаю, чем произвели в тот момент; ибо тогда мои мысли
были в таком разброде и я так трепетал от волнения, что совершенно не мог на
чем бы то ни было сосредоточиться. Когда же мы стали приближаться к дому,
где жили обе мисс Спенлоу, мой вид и присутствие духа оставляли желать столь
многого, что Трэдлс предложил подкрепиться для бодрости каким-нибудь легким
возбуждающим напитком, например кружкой эля. Он повел меня в ближайший
трактир, а затем мы направились не очень твердыми шагами к дому обеих мисс
Спенлоу.
Когда служанка открыла дверь - у меня возникло смутное чувство, будто
меня выставили напоказ; затем, как будто в тумане, я прошел, пошатываясь,
через холл, где висел барометр, и оказался в маленькой уютной гостиной в
первом этаже, откуда был виден чистенький садик. Столь же смутно мне
чудилось, что я сижу на софе и вижу Трэдлса без шляпы, а волосы у него
торчат, и он похож на одну из этих назойливых фигурок на пружине, которые
выскакивают из игрушечной табакерки, когда поднимаешь крышку. Чудилось, что
слышу тиканье старомодных часов, стоявших на камине, и пытаюсь приноровить к
нему биение своего сердца, но тщетно! Чудилось, что озираюсь вокруг и ищу
хоть что-нибудь, связанное с Дорой, но не нахожу ровно ничего. Чудилось, что
я слышу где-то далеко тявканье Джипа, но его тут же заставили замолчать. В
конце концов я едва не столкнул в камин Трэдлса, когда, пятясь, отвешивал в
страшном смущении поклон двум маленьким, сухоньким, пожилым леди, одетым в
черное и похожим на покойного мистера Спенлоу, высушенного или
обструганного.
- Прошу вас присесть, - сказала одна из этих леди.
После того как я попытался повалиться на Трэдлса и уселся уже не на
кошку, - на нее я сел сначала, - я достаточно овладел своими чувствами,
чтобы прийти к заключению, что мистер Спенлоу, очевидно, был младшим в
семье, что между сестрами была разница лет в шесть-восемь и что совещанием
руководила младшая из сестер, поскольку у нее в руках находилось мое письмо
- такое знакомое, а вместе с тем казавшееся таким странным, - письмо, на
которое она поглядывала в лорнет. Они были одеты одинаково, но эта сестра
казалась моложе - быть может, какой-нибудь пустяк, вроде кружевного
воротничка, косынки на шее, брошки или браслета, придавал ей вид более
оживленный. Обе они сидели совершенно прямо, держались чинно, чопорно,
степенно и спокойно. Та сестра, у которой не было моего письма, скрестила на



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 [ 136 ] 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.