read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



нынче подогревать мою похоть.
- Одну минуту, дорогой Леопольд, - заявила я тем высокомерным тоном,
который давно стал для меня естественным, - мы с сестрами готовы подчиниться
вашим капризам и удовлетворить ваши желания, но если, как это часто бывает с
людьми вашего положения, фантазии ваши заходят слишком далеко, предупредите
нас сразу, потому что мы выйдем на арены только будучи уверены, что вернемся
домой живыми и невредимыми.
- Жертвы уже подготовлены, - ответил великий герцог, - вы же будете
только служительницами в этой церемонии и ничем больше, а мы с аббатом будем
жрецами.
- Вы слышали слова этого господина? - обратилась я к своим спутницам. -
Хотя монархи, как правило, отъявленные бестии, иногда им можно доверять, тем
более, что у нас есть чем защитить свою жизнь. - Я, как бы невзначай,
приподняла рукав платья, и взгляд Леопольда упал на рукоятку кинжала, с
которым я не расставалась с тех самых пор, как оказалась в Италии.
- Что такое? - возмутился он, хватая меня за плечо. - Вы собираетесь
поднять руку на суверена?
- Без колебаний, если вы меня к этому вынудите, - отвечала я, - я сама
никогда не начну ссору первой, но если вы забудете, с кем имеете дело, вот
этот нож, - теперь я показала свое оружие целиком, - напомнит вам, как надо
обращаться с француженкой. Что же касается до священности и
неприкосновенности королевской особы, в моей стране на это плюют. Надеюсь,
вы не считаете, что сотворившее вас небо сделало ваше тело хоть на йоту
более неуязвимым, нежели самого ничтожного подданного, и я уважаю вас ничуть
не больше, чем кого-либо другого, ведь я отъявленная эгалитаристка
{Сторонница равноправия.} и всегда полагала, что одно живое существо ничем
не лучше другого кроме того, я не верю в моральные добродетели, поэтому не
придаю никакого значения моральным заслугам.
- Но ведь я - король, в конце-то концов!
- О, бедняга! Неужели вы думаете, что меня впечатляет этот титул? Вы
даже представить себе не можете, дорогой Леопольд, насколько он мне
безразличен. Скажите на милость, каким образом вы получили престол? По
чистой случайности, в силу благоприятного стечения обстоятельств. Что лично
вы сделали, чтобы заслужить его? Возможно, есть чем гордиться первому из
королей, который стал толковым благодаря своей отваге или хитрости, но его
отпрыски, пользующиеся правом наследия, могут рассчитывать разве что на
сочувствие.
- Цареубийство - это такое преступление...
- Да полноте, друг мой: оно ничем не хуже убийства сапожника, и зла в
этом ничуть не больше, чем, - скажем, раздавить жука или прихлопнуть бабочку
- ведь Природа, наравне с людьми, сотворила и этих насекомых. Так что,
поверьте мне, Леопольд, создание вашей персоны стоило нашей великой
праматери не больше усилий, нежели создание обезьяны, и вы глубоко
заблуждаетесь, полагая, будто она заботится об одном из своих чад больше,
чем о другом.
- А я, признаться, нахожу наглость этой женщины очаровательной, -
заметил Леопольд, обращаясь к своему капеллану.
- Я тоже, сир, - ответил божий человек, - но боюсь, что подобная
гордыня не позволит ей в должной мере послужить удовольствиями вашего
высочества.
- На этот счет не беспокойтесь, добрый мой аббат, - заявила я, - ибо
насколько я горда и прямолинейна в разговоре, настолько же податлива и
покорна в интимных делах - таков девиз французской куртизанки,
следовательно, и мой также. Но если в будуаре я и кажусь рабыней, имейте в
виду, что я преклоняю колени перед вашими страстями, но не перед вашим
королевским званием. Я уважаю страсти, Леопольд, я обладаю ими так же, как и
вы сами, но категорически отказываюсь склоняться перед титулом: будьте
мужчиной, и вы получите от меня все, что пожелаете, а в качестве принципа не
добьетесь ничего. Теперь давайте приступим к делу.
Леопольд пригласил нас в роскошный благоухающий сладострастием салон,
где нас ожидали безропотные создания, о которых он говорил и которые должны
были служить нашим наслаждениям. Но вначале я не поверила своим глазам:
передо мной стояли четверо девушек в возрасте пятнадцати или шестнадцати
лет, и все они были на последней стадии беременности.
- Какого дьявола вы собираетесь делать с этими предметами? - удивилась
я, поворачиваясь к великому герцогу.
- Скоро сами увидите. Дело в том, что я - отец детей, которых они носят
в себе, я осеменил их только ради своего удовольствия, ради него же я их
уничтожу. Я не знаю более пикантного удовольствия, чем заставить женщину,
которую сделал беременной, расстаться с плодом, а поскольку семенной
жидкости у меня в избытке, я оплодотворяю по крайней мере одну такую тварь в
день, что соответственно позволяет мне совершать каждодневное
жертвоприношение.
- Ну и ну, - покачала я головой. - Страсть ваша не совсем обычна, но
она мне нравится. Я охотно приму участие в этой операции, но скажите, как вы
это делаете?
- Потерпите, милая дама, скоро вы все увидите своими глазами. Кстати,
все это время он разговаривал со мной вполголоса. - Мы начнем с того, что
объявим им, какая участь их ожидает.
С этими словами он приблизился к девушкам и сообщил им о своих
намерениях. Вряд ли нужно говорить, друзья мои, что, услышав приговор, они
впали в глубочайшее отчаяние: двое лишились чувств, двое других принялись
визжать, будто поросята, которых ведут на убой. Но непреклонный Леопольд
велел своему подручному сорвать с них одежды.
- Вас, прекрасные дамы, - обратился к нам великий герцог, - я прошу
последовать примеру этих девиц и раздеться. Я не могу наслаждаться женщиной,
пока она совершенно не обнажится, к тому же я надеюсь, что ваши фигуры
заслуживают того, чтобы полюбоваться ими.
Через минуту Леопольд оказался в окружении семерых обнаженных женщин.
Первым делом коронованный распутник соблаговолил оказать нам высокую
честь. Он внимательнейшим образом осмотрел нас троих вместе и по отдельности
и закончил вступительную церемонию тем, что облизал всем троим влагалища,
заставив беременных девиц ласкать и возбуждать себя. Он работал языком до
тех пор, пока каждая из нас не кончила ему в рот три раза. В продолжение
всей этой сцены нас по очереди сократировал аббат, так что, подогреваемые и
спереди и сзади, мы досыта напоили принца своим нектаром. Это продолжалось
целый час, после чего неутомимый герцог перешел к другому алтарю: на сей раз
он впивался языком в наши анусы, заставив святого отца облизывать нам
вагину, а беременные женщины продолжали ублажать его.
- Ну вот, теперь я готов к более серьезным занятиям, - объявил он
наконец. - Вы видите четыре железных прута, которые подогреваются в камине?
На конце каждого из них запечатлен приговор нашим грешницам. Я завяжу им
глаза, и каждая сама выберет себе клеймо.
Игра началась как только бедная жертва выбирала орудие своей пытки,
Леопольд вытаскивал его из жарких угольев, прижимал раскаленный докрасна
конец к ее животу и запечатлевал на нем короткие, похожие на сентенции,
надписи. Самой юной судьба определила такую участь: "Выкидыш произойдет под
кнутом". Следующая получила другой приговор: "Причиной выкидыша будет
волшебный напиток". Третьей была суждена еще более страшная пытка: "Плод
выскочит от танцев на ее животе". Но самая ужасная участь ожидала самую
старшую: "Дитя будет с корнем вырвано из ее утробы".
После завершения ритуала с бедняжек сняли повязки, и все четверо,
оглядывая дуг друга, вслух, помимо своей воли, читали эти жестокие
приговоры. Вслед за тем Леопольд выстроил их в ряд вплотную к кушетке, на
которую легла я, и он принялся энергично совокупляться со мной, блуждая
взглядом по четырем надутым животам, несущим в себе роковую печать с
указанием того, каким образом из этих шаров будет выпущен воздух. Тем
временем Элиза порола его высочество, а аббат наслаждался вволю, зажав свой
член между грудей Раймонды.
- Леопольд, - заговорила я, продолжая достойно отражать натиск герцога,
- умоляю вас, сдержите свой пыл, иначе я так же забеременею, и вполне
возможно, что и мне придется сделать такой же аборт.
- Если бы это было в моей власти, так бы оно и было, - заметил великий
герцог, обжигая меня таким взглядом, к тому же подкрепленным движениями,
которые ничуть не напоминают собой галантность. - Но пусть вас утешит тот
факт, что из меня не так-то просто выжать оргазм.
С этими словами он оставил меня в покое и набросился на Элизу, которая
к тому времени четверть часа осыпала его ударами хлыста, потом занялся
Раймондой я заменила ее, взяв на себя аббата, после чего он перешел в руки
Элизы. И я должна признать, все что это время члены обоих развратников
оставались на удивление тверды и стойки.
- Не попробовать ли нам содомию? - обратился к повелителю аббат,
который уже несколько минут ласкал и лобзал мой зад с явным намерением
овладеть им.
- Еще рано, - отвечал Леопольд, - прежде всего надо принести жертву.
Монарх схватил девочку, обреченную на изгнание плода посредством порки,
для начала взял обычную плеть, потом потяжелее - многохвостовую с
заостренными железными наконечниками и полчаса обрабатывал ее зад с таким
остервенением, что клочья кожи летели, будто щепки из под топора дровосека.
После этого жертву подняли, привязали ее ноги к полу, а руки - к свисающим с
потолка веревкам, и герцог, вооружившись толстым кнутом из воловьей кожи,
несколькими мощными ударами по животу разорвал нить, удерживающую плод.
Девушка пронзительно вскрикнула, появилась головка ребенка, Леопольд
ухватился за нее, выдернул все тельце и небрежно швырнул его в камин, после
чего отвязал освобожденную от бремени мать, которая тут же свалилась без
чувств.
- Давайте же займемся содомией, ваше высочество, - умоляюще произнес
священник, - ваш член раскалился докрасна, пена пузырится на ваших
царственных губах, глаза ваши мечут молнии, все говорит о том, что вам нужна
задница. Не жалейте своего семени, сир, ведь мы быстро поднимем ваш опавший



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 [ 136 ] 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.