read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



груди руки и застыла, словно идол.
- Если не ошибаюсь, мистер Копперфилд? - осведомилась сестра, державшая
мое письмо, обращаясь к Трэдлсу.
Начало было ужасающее. Трэдлс должен был указать, что мистер Копперфилд
- это я, я - заявить о своих правах на это имя, а они - отказаться от
предвзятого мнения, будто Трэдлс является мистером Копперфилдом. Нечего
сказать, приятное положение!
В довершение всего мы отчетливо услышали, как Джип дважды тявкнул и
снова его заставили замолчать.
- Мистер Копперфилд! - произнесла сестра, державшая письмо.
Я что-то сделал - кажется, поклонился - и весь превратился в слух, как
вдруг вмешалась другая сестра.
- Моя сестра Лавиния, - сказала она, - более знакомая с делами такого
рода, сообщит вам, как мы намерены поступить в интересах обеих сторон.
Впоследствии я узнал, что мисс Лавиния почиталась авторитетом в
сердечных делах, ибо в прошлом существовал некий мистер Пиджер, который
питал пристрастие к висту и считался в нее влюбленным. Лично я думаю, что
это утверждение является совершенно бездоказательным и в подобных чувствах
Пиджер был решительно неповинен; во всяком случае, я никогда не слыхал,
чтобы он хоть как-то о них заявлял. Но обе сестры - мисс Лавиния и мисс
Кларисса - непоколебимо верили, что он непременно объяснился бы в своей
безумной любви, если бы в юности (когда ему было под шестьдесят) не подорвал
свой организм злоупотреблением спиртными напитками, а затем водами Бата,
которыми, пытаясь исправить дело, он наливался весьма неумеренно. У сестер
даже мелькало подозрение, что он и умер от тайной любви, но, должен сказать,
на портрете, хранившемся у них, он изображен с таким багровым носом, что,
по-видимому, эта тайная любовь была тут совершенно ни при чем.
- Не будем касаться прошлого. Кончина нашего бедного брата Фрэнсиса
изгладила прошлое из памяти, - сказала мисс Лавиния.
- С нашим братом Фрэнсисом мы не поддерживали постоянных отношений, -
сказала мисс Кларисса, - но несогласий или ссоры между нами не было. Фрэнсис
шел своей дорогой, а мы - своей. Мы решили, что так будет лучше в интересах
обеих сторон. Так оно и было.
Обе сестры, когда говорили, чуть-чуть наклонялись вперед, а умолкнув,
встряхивали головой и снова выпрямлялись, вытягиваясь в струнку. Мисс
Кларисса не разнимала сложенных на груди рук. По временам она начинала
выстукивать пальцами какой-нибудь мотив - менуэт или марш, мне кажется, - но
рук не разнимала.
- После смерти нашего брата Фрэнсиса положение нашей племянницы, -
вернее, предполагаемое в будущем положение, - изменилось, и потому мы
считаем взгляды нашего брата на ее положение точно так же изменившимися, -
сказала мисс Лавиния. - У нас нет оснований сомневаться, мистер Копперфилд,
в том, что вы достойный молодой джентльмен и обладаете прекрасными
качествами, а также и в том, что вы питаете склонность к нашей племяннице
или по крайней мере убеждены, будто ее питаете.
Как бывало всегда, когда мне представлялся подходящий случай, я заявил,
что никто никого так не любил, как я люблю Дору. Трэдлс поддержал меня,
что-то пробормотав.
Мисс Лавиния только-только собралась привести какие-то возражения, как
ее опередила мисс Кларисса, одержимая, по-видимому, желанием непрерывно
поминать своего брата Фрэнсиса.
- Если бы мама Доры, - сказала она, - выходя замуж за нашего брата
Фрэнсиса, сразу сказала, что для его семейства нет места за обеденным
столом, так было бы лучше в интересах обеих сторон.
- Может быть, теперь, сестра Кларисса, об этом не стоит говорить? -
вставила мисс Лавиния.
- Это имеет отношение к нашему разговору, сестра Лавиния, - сказала
мисс Кларисса. - Я не позволю себе вмешиваться в ту область, в которой
только ты одна компетентна. Но что касается другой стороны вопроса, то тут я
имею право голоса и у меня есть свое собственное мнение. Было бы лучше в
интересах обеих сторон, если бы мама Доры, выходя замуж за нашего брата
Фрэнсиса, ясно заявила, каковы ее намерения. Тогда мы бы знали, чего нам
ждать. Тогда мы сказали бы: "Пожалуйста, не приглашайте нас вовсе", - и
можно было бы избежать всяких недоразумений.
Когда мисс Кларисса тряхнула головой, мисс Лавиния снова поглядела в
лорнет на мое письмо и взяла слово. У обеих сестер, кстати сказать, глаза
были маленькие, блестящие, круглые, как у птиц. И сами они были похожи на
птиц: движения их были порывистые, быстрые, резкие, и прихорашивались они
совсем как канарейки.
Мисс Лавиния, как я уже сказал, взяла слово:
- Вы просили у моей сестры Клариссы и у меня, мистер Копперфилд,
разрешения бывать здесь в качестве искателя руки нашей племянницы,
получившего на то ее согласие.
- Допустим, наш брат Фрэнсис, - снова ворвалась в разговор мисс
Кларисса (если мне позволено будет так назвать ее мирное вмешательство), -
хотел себя окружить атмосферой Докторс-Коммонс и только Докторс-Коммонс.
Разве мы имели право или было у нас желание возражать? Конечно, нет! Мы
никогда не хотели быть навязчивыми. Но почему этого не сказать прямо? Пусть
у нашего брата Френсиса с его женой будет свое общество, а у меня с сестрой
Лавинией - свое. Смею надеяться, мы могли бы его найти!
Поскольку эти слова обращены были к Трэдлсу и ко мне, мы оба что-то
ответили. Ответа Трэдлса расслышать было нельзя, а я сказал, что это делает
всем большую честь. Понятия не имею, что я хотел этим сказать.
- Ты можешь продолжать, сестра Лавиния, - облегчив сердце, сказала мисс
Кларисса. Мисс Лавиния продолжала:
- Мистер Копперфилд, моя сестра Кларисса и я тщательно обдумали ваше
письмо, показали его нашей племяннице и обсудили вместе с ней. Мы не
сомневаемся в том, что вам кажется, будто вы ее любите.
- Кажется, сударыня!.. - начал я с упоением. - О!..
Но мисс Кларисса метнула на меня взгляд (совсем как юркая канарейка),
напоминающий, что оратора прерывать нельзя, и я попросил прощения.
- Любовь, - сказала мисс Лавиния, поглядывая на сестру и ища взглядом
подтверждения, которое та выражала кивком после каждой фразы. - солидная
любовь, уважение, преданность заявляют о себе не так громко. Голос любви
тих. Любовь скромна и застенчива, она прячется, она ждет и ждет. Так зреет
плод. Бывает, жизнь проходит, а она все еще созревает в тени.
Разумеется, тогда я не понимал, что это был намек на ее воображаемую
историю со страдальцем Пиджером. Но, видя, как многозначительно кивает
головой мисс Кларисса, я понял, что эти слова полны глубокого смысла.
- Легкие увлечения молодежи, - я называю их "легкими" по сравнению с
таким чувством, - все равно что песок в сравнении со скалой, - продолжала
мисс Лавиния. - Так трудно предугадать, будут ли они длительны, и есть ли у
них прочное основание, что моя сестра Кларисса и я долго колебались, как нам
поступить, мистер Копперфилд и мистер...
- Трэдлс, - подсказал мой друг, увидев, что взгляд устремлен на него.
- Прошу прощения. Кажется, из Иннер-Тэмпла? - осведомилась мисс
Лавиния, снова взглянув на мое письмо.
Трэдлс сказал: "Совершенно верно", - и ужасно покраснел.
Хотя у меня не было никаких определенных оснований чувствовать себя
более уверенно, мне показалось, что обе сестры, в особенности мисс Лавиния,
весьма рады новому и многообещающему домашнему развлечению, стараются
извлечь из него все, что можно, и намерены нежно его лелеять, а это меня
очень обнадежило. Я решил, что мисс Лавиния получила бы великое
удовольствие, если бы могла надзирать за двумя юными влюбленными вроде Доры
и меня, а мисс Кларисса была бы не менее довольна, наблюдая, как она
надзирает за нами, и проявляя - всякий раз как у нее возникнет такая
потребность - особый интерес к той стороне вопроса, которая так ее занимала.
Тогда я осмелился со всем пылом заявить, что люблю Дору больше, чем могу
выразить словами, и больше, чем можно вообразить, что все мои друзья знают,
как я ее люблю, что моя бабушка, Агнес, Трэдлс и все мои знакомые знают, как
я ее люблю и каким я стал серьезным благодаря этой любви. В качестве
свидетеля я привлек Трэдлса. А Трэдлс, распалившись так, будто его призвали
окунуться в парламентские прения, великолепно выполнил задачу - подтвердил
мои слова искренне, просто, весьма чувствительно и разумно, что и произвело
благоприятное впечатление.
- Я бы взял на себя смелость утверждать, что у меня есть опыт в
подобного рода делах, - заявил Трэдлс, - ибо я сам обручен с молодой леди, -
она, знаете ли, живет в Девоншире, их там десять сестер, - но в настоящее
время не могу с точностью сказать, когда мы поженимся.
- Значит, вы, мистер Трэдлс, можете подтвердить мое мнение, что любовь
застенчива и скромна и что она ждет и ждет?.. - осведомилась мисс Лавиния,
которая явно заинтересовалась Трэдлсом.
- О да, сударыня! - подтвердил Трэдлс.
Мисс Кларисса взглянула на мисс Лавинию и многозначительно кивнула.
Мисс Лавиния выразительно взглянула на мисс Клариссу и слегка вздохнула.
- Сестра Лавиния, возьми мой флакон, - сказала мисс Кларисса.
Мисс Лавиния нюхнула ароматического уксуса и привела себя в чувство, а
мы с Трэдлсом соболезнующе следили за этим; потом она продолжала, но более
слабым голосом:
- Мы с сестрой долго колебались, мистер Трэдлс, как нам отнестись к
склонности, быть может и воображаемой, таких молодых людей, как ваш друг,
мистер Копперфилд, и наша племянница.
- Дочь нашего брата Фрэнсиса, - пояснила мисс Кларисса. - Если бы жена
нашего брата Фрэнсиса, при жизни своей, сочла возможным (хотя она, конечно,
имела полное право поступать, как ей вздумается) пригласить наше семейство к
обеду, мы в настоящее время знали бы лучше дочь нашего брата Фрэнсиса.
Продолжай, сестра Лавиния!
Мисс Лавиния взглянула на оборотную сторону моего письма, где значилось
ее имя и адрес, и затем с помощью лорнета прочла там какие-то свои пометки,
сделанные весьма аккуратным почерком.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 [ 137 ] 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.