read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



наступающих войск - вместе с армией, стрелявшей, бомбившей, нападавшей с
воздуха, захватывавшей города, переплывавшей реки, к наступлению готовилась
и "незримая армия" противоэпидемической службы. За скучными словами
"санитарное обеспечение" вставали марши в четыреста километров по зараженной
местности, бои в городах, охваченных сыпняком и холерой, концлагери, из
которых разбегались больные. Нужно было воздвигнуть санитарный барьер между
освобожденным населением, неотвратимо двигавшимся на восток, и армией,
которая на тысячах дорог могла встретиться с угрозой повальных болезней.
Что касается крустозина, можно смело сказать, что с весной 1944 года
для него началось счастливое время. Мы работали теперь в две смены, людей
было много, и каждый месяц все новые сотрудники появлялись в маленьком
флигеле на институтском дворе. Больше, слава богу, не приходилось
пользоваться тумбочками от письменного стола - многочисленная раса плесневых
грибков привольно росла в уютной духоте оборудованной термостатной.
У нас появились ученики и последователи не только тыловые, но и
фронтовые. Одна из санитарно-эпидемиологических лабораторий Первого
Украинского фронта, например, прекрасно наладила производство препарата. В
Ташкенте и Баку начали работать пенициллиновые лаборатории. Словом, все было
хорошо, и только какое-то осторожное чувство время от времени легонько
постукивало в сердце - что-то уж больно хорошо, как бы" чего не случилось.
Вот почему я не очень удивилась, узнав, что Комитет по Сталинским
премиям отклонил нашу работу. Никто и думать не думал о премии. Но работа
была отклонена на том основании, что она "не получила достаточного
практического подтверждения", - вот это уже было вздором, и подозрительным
вздором. Проще было указать, что первенство осталось за англичанами -
как-никак, а возражать против этого нам было бы трудно.
Пожалуй, могло показаться странным, что этого молодого и не столь уж
известного ученого (Виктор, который был самым начитанным среди нас, сказал,
что Норкросс начинал как патолог и лишь недавно, в годы войны, примкнул к
группе оксфордских ученых, работавших над пенициллином) встретили у нас с
таким шумом. Заметка в "Правде", статья в "Медработнике", интервью по радио.
Заседание медицинской секции ВОКСа, на котором профессор Норкросс передал
академику Бурденко набор хирургических инструментов, подарок английского
хирурга Робинсона. Прием в Наркомздраве, на котором Семашко рассказал о
дружеских связях между учеными Англии и СССР. Профессор Норкросс в энском
госпитале. Профессор Норкросс на концерте Краснознаменного ансамбля, на
станции Скорой помощи и т. д.
- Вы когда-нибудь играли в теннис? - спросил меня Коломнин, прочтя одно
из этих сообщений.
- Нет.
- Стало быть, не представляете, что такое подача?
- Вы хотите сказать, что Норкросса подают!
- Вот именно.
- Кому это нужно?
- Не знаю, не знаю, - сердито проворчал Коломнин.
Прошло несколько дней, и Максимов позвонил мне и сказал, что завтра
Норкросс приедет в наш институт.
- Он намерен передать вам некоторое количество английского препарата.
Так что прошу позаботиться, Татьяна Петровна.
- О чем?
- О соответствующей встрече, - неопределенно, но с металлическим
оттенком в голосе сказал Максимов.
...Это было глупо, но прежде всего я подумала, чем мы будем кормить
нашего гостя - не холодцом же из костей, оставшихся от производства? Вскоре
выяснилось, что можно не заботиться об. этой стороне дела: бесшумные,
вежливые, хорошо одетые люди явились (утром того дня, когда должен был
приехать английский ученый), и, назвавшись работниками треста ресторанов,
воздвигли в моем кабинете стол, покрытый хрустящей белоснежной скатертью.
Очевидно, это была скатерть-самобранка, потому что на ней с волшебной
быстротой появились вкусные, давно не виданные яства.
Все остальное было, кажется, в полном порядке, за исключением
коломнинского табака, от которого свежему человеку могло сделаться дурно, да
необъяснимого пристрастия Виктора к песочным штанам, которые он носил не
первое десятилетие, упорно отказываясь заменить их другими, несмотря на все
мои уговоры.
Норкросс приехал. Это был еще совсем молодой человек, веселый,
долговязый и слегка смахивающий на лошадь, быть может потому, что он
внезапно, как будто очнувшись, встряхивал пепельными, падавшими на лоб
волосами. Он долго тряс моим сотрудникам руки с одинаковым выражением
веселого дружелюбия, по которому было нетрудно догадаться, что их имена он
слышит впервые. Но когда очередь дошла до Коломнина, он произнес
непередаваемое английское "оу" и сказал, что счастлив познакомиться с
великолепным химиком, работы которого еще в юности поразили его воображение.
Краска удовольствия проступила на худом лице Коломнина, а наркомздравцы,
приехавшие с Норкроссом, растерянно заулыбались - очевидно, не имели понятия
о том, что у них под носом работает "великолепный химик".
Мы прошли по лабораториям, и начался разговор, в общем весьма
содержательный, потому что на обмен любезностями ушло не более четверти
часа, а потом гость перешел к препарату, который он из любезности называл по
всей форме: "пенициллин-крустозин ВИЭМ".
Мне понравилось, что он вел себя без всякой торжественности. Передача
"некоторого количества английского препарата", о которой столь внушительно
предупредил меня заместитель наркома, произошла так быстро, что ее можно
было и не заметить. Продолжая спрашивать меня о чем-то, Норкросс просто
положил на стол коробку с ампулами, а потом, попросив халат, стал показывать
нам свой так называемый чашечный метод.
...Это было за столом и довольно поздно. Тосты затянулись, наш гость, у
которого был утомительный день и который решил, по-видимому, преодолеть
усталость при помощи русской водки, уже не без труда таращил покрасневшие
глаза на очередного оратора и только, чтобы не уснуть, встряхивал своей
пепельной гривой. Представитель Красного Креста приветствовал его как
прогрессивного общественного деятеля, видного члена общества "Англия -
СССР". Потом слово попросил Крамов.
Только он мог начать свою речь с утверждения, что и у него, Крамова,
есть своя доля в чудесной истории плесневого грибка. Эта доля заключалась в
том, что он всегда сомневался в его целительных свойствах, а ведь сомнение -
не правда ли? - это основа науки.
Я взглянула на Коломнина: он сидел выпрямившись, в длинном застегнутом
на все пуговицы пиджаке, в белой рубашке с широким воротником, из которого
торчала морщинистая, похудевшая шея.
- Но вот плесневой грибок, долгое время произраставший где-то на
задворках лаборатории, начал свое победное шествие по клиникам всех пяти
частей света. Кто не знает сказки о Золушке, проводившей дни и ночи у
грязного очага и вдруг оказавшейся красавицей, победившей королевского сына?
Плесневой грибок - Золушка науки. Давно ли она потеряла свою крошечную
туфельку на королевском балу, а уже все принцы микробиологии ищут красавицу,
чтобы предложить ей руку и сердце.
Валентин Сергеевич приостановился, очевидно рассчитывая на успех своего
действительно очень удачного сравнения. Успеха не последовало. Наркомздравцы
давно забыли сказку о Золушке, а Норкросс только широко улыбнулся, показав
длинные желтые зубы.
- Мой друг, профессор Норкросс, явился к нам не с пустыми руками.
Родоначальник новой расы плесневых грибков передан из рук в руки, и можно не
сомневаться, что под покровительством талантливой Татьяны Петровны он
произведет на советской земле многочисленное потомство.
Крамов обвел всех смеющимися глазами. Он порозовел. Он был, что
называется, в полете.
- Наш уважаемый гость сегодня откровенно признался, что не ожидал
встретить Золушку в русских лабораториях. Прибавим: не только в
лабораториях, но в клиниках, и не только свою, но и нашу. Мы не ждали
помощи, мы самостоятельно создали восьмое чудо света. И вот естественная
мысль является, когда мы думаем о том, что отныне наука располагает не
одним, а двумя чудотворными препаратами: почему бы, воспользовавшись
пребыванием профессора Норкросса в СССР, не поставить опыт сравнительного
воздействия на больных русского и английского пенициллина?
Норкросс проснулся. Впрочем, он не спал, а находился в том состоянии
добродушной лени, когда на весь мир хочется смотреть только одним, да и то
полузакрытым, глазом. Теперь точно кто-то мгновенно сбросил с него это
блаженное полузабытье. Он снова сказал "оу", но это было уже совсем другое,
рискованное "оу", по которому сразу же можно было узнать человека с азартом.
- Некогда великий Ру, - продолжал, улыбаясь, Валентин Сергеевич, -
остановился перед страшной возможностью раз и навсегда проверить силу
открытой им сыворотки против дифтерии. Разделив сто больных детей на две
группы, он мог впрыснуть свою сыворотку лишь пятидесяти из них, приговорив,
таким образом, остальных пятьдесят к почти неизбежной смерти. Слава богу, мы
не стоим перед подобной альтернативой. И английская и русская Золушки
приносят реальную, ощутимую пользу. Обе прекрасны, но которая лучше? Обе
делают чудеса, но чья волшебная палочка обладает большей магической силой?
Я снова посмотрела на Коломнина и встретила спокойный, иронический
взгляд. "Ну-с, кто оказался прав?" - как будто говорил этот взгляд.
- Профессор Норкросс - наш друг, - продолжал Валентин Сергеевич. -
Однако едва ли он ясно представляет себе, какое значение в жизни нашей
страны имеет социалистическое соревнование. Не решаюсь воспользоваться этим
определением, поскольку в поединке, который я предлагаю, участвует продукт
иной социальной культуры. Но ведь дело - не правда ли - не в словах?
Обдумаем условия. Изберем болезнь. Поставим параллельное наблюдение.
Сопоставим факты, подведем итоги. И перед лицом мировой науки увенчаем



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 [ 138 ] 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.