read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Не могла сдержаться: неужели редактор знает, что творится у нее на
душе? Но откуда? Даже Алексей Кириллович, этот самый тактичный человек на
свете, ничего не узнал от Анастасии, совершенно удовлетворился ее неуклюжим
враньем о том их неудавшемся свидании, слышал только ее голос по телефону. И
все, большего она не могла позволить никому, суеверно считая, что каждый,
кто заглянет ей в глаза, увидит там все.
- Какое я имею отношение?.. - воскликнула Анастасия.
Редактор был терпелив и кроток.
- Вы меня еще не дослушали.
- Слушаю, но... Мы с вами договорились, что о Карнале...
- Не о самом Карнале в данном случае.
- Но ведь объединение его. У меня такое впечатление, будто вы... Будто
толкаете меня все время туда, не понимая, что я... вообще, там никто не
желателен...
- Журналист не должен обращать на это внимания. Желателен -
нежелателен, что это за критерий? Есть долг - он превыше всего. Повсюду
проникать, все видеть, замечать. Пришел, увидел, написал... Вообразите
только, десять лет в объединении Карналя в сороковую субботу что-то
происходит, а никто ничего не знает. Как вы считаете, это нормально?
- Если никто ничего не знает, значит, никто не может ни возмущаться, ни
вообще...
- Ладно. А вообразите такое. Наша газета становится гостем на этой
субботе большого смеха и приглашает своих читателей посмеяться вместе с
кибернетиками, впуская на свои страницы...
- Что? Смех?
- Допустим, смех.
- Но ведь вы постоянно повторяете, что демократия - вещь серьезная?
- Сама по себе - да. Но ведь элемент смеха, как великого очистителя, не
отбрасывается. Маркс сказал, что человечество, смеясь, прощается со всеми
своими предрассудками, глупостями и заблуждениями.
- Не помню, чтобы вы когда-нибудь вспоминали эти слова Маркса.
- А вот же вспомнил?
- И выбрали самый неподходящий случай.
- Почему вы так считаете?
- Потому что раз Карналь никого до сих пор не пускал на эту свою
субботу, он и дальше будет поступать так же. Вы лично пытались получить у
академика разрешение?
Редактор изобразил на лице такое же страдание, как во время своих
ритуальных думаний.
- Поймите, что официально это невозможно. Ни редактору, ни редакции
вообще. Только личные контакты...
Анастасия вскочила, отставила стул, нервно теребила ремешок сумочки.
- При чем тут личные контакты? Почему вы считаете, будто я...
Редактор тоже встал. Он немного смутился, чего, кажется, никогда с ним
не случалось, в голосе слышалась даже как будто мольба, но разве же
редакторы могут прибегать к мольбам?
- Может, я совсем глупец, Анастасия Порфирьевна... Но я подумал... Вот
взял и подумал: никому не удавалось, а вдруг нашей Анастасии удастся... Это
была бы такая бомба!.. Ваша домна, конечно, прекрасна. Но что такое домна?
Это общедоступная вещь. Как Третьяковка или Суздаль. Приходи, смотри, пиши,
рассказывай... А тут... Да вы сами понимаете... Я не могу давать вам
задание... Вообще на эту тему не могу... Просто сказал... Не хотел вас
обидеть... Напротив... Подчеркнуть ваши достоинства... Простите...
Странное поведение, странный разговор, еще более странные последствия.
Сороковая суббота года. Число "четыре" у пифагорейцев, число "сорок" у
древних славян. Символы, намеки, таинственность, неразгаданность. Анастасию
не влекла сейчас никакая таинственность, никакая неразгаданность, не рвалась
она ни за какие запретные двери - довольно ей своего мучительного,
запутанного на душе. Но бывает такая безвыходность, из которой собственными
силами уже не выберешься, зато довольно малейшего толчка со стороны, и ты
готовно подчиняешься той посторонней силе, поддаешься слепому автоматизму
случая и начинаешь надеяться на избавительный свет, который неминуемо должен
засиять, вывести тебя из мрака, отчаяния.
Проблеск того света, тоненький, как ниточка, повел Анастасию снова на
знакомую улицу к знакомому модерновому сооружению конструкторского корпуса,
что так красиво вырисовывался на фоне линялого осеннего неба своими
бирюзово-серебристыми плоскостями стен-окон. Она не стала подниматься
скоростным лифтом на знакомые этажи, а из вестибюля, где в удобных креслах
перед столиками, на которых стояли вазы со свежими цветами, сидело, как
всегда, несколько задумчивых юношей, позвонила Алексею Кирилловичу и
спросила, не мог ли бы он спуститься вниз.
- Через три минуты буду возле вас, - пообещал он. - Надеюсь, у вас все
хорошо?
- Благодарю, все прекрасно.
- С тем большей радостью я повидаю вас...
Он не изменился за то время, как будто все хорошее и дурное в жизни
обходило его стороной, а он стоял на перекрестке, всем помогал,
содействовал, сочувствовал, совершенно удовлетворяясь высокой ролью
посредника.
- Эх, - пошутил Алексей Кириллович, пожимая Анастасии руку, - если бы
не был женат...
- Так что? - приняла она его игру.
- Да не было бы двух моих мальчишек...
- Тогда?
- Тогда я попытался бы поухаживать за вами, Анастасия Порфирьевна.
- Если уж ухаживать, то просто - Анастасия...
- Согласен. Рад вас видеть! Все-таки мужское общество утомляет.
- Кажется, в вашем объединении пятьдесят процентов женщин. К тому же
очень молодых. Моложе меня. Я знаю средний возраст.
- В объединении - да. А в руководстве? Одни мужчины. А уж там не имеет
значения - стары они или молоды. Кучмиенко или Гальцев.
- А я к вам с большой просьбой, - сразу перешла к нему Анастасия.
- Все, что смогу...
- Речь пойдет о невозможном.
- Тогда обещать не имею права, но постараться...
Анастасия отвела Алексея Кирилловича как можно дальше от задумчивых
мальчиков, сидевших в мягких креслах. Свидетели нежелательны! Даже если
среди них какой-нибудь будущий гений, во что всегда хочется верить в таких
святилищах человеческой мысли.
- Я хотела просить вас... Сороковая суббота... Понимаете?
И тут впервые увидела, что даже Алексей Кириллович может быть
неискренним.
- Сороковая? Суббота? - переспросил он, как будто впервые услышал эти
слова.
- Не знаю, как у вас называется этот день, но я бы просила вас...
- Меня? Просить? - Алексей Кириллович мучительно ломал брови, он не
умел быть неискренним, но и не видел для себя иного выхода. Поэтому изо всех
сил разыгрывал непонимание, неинформированность, играл в наивность, забывая,
что актер из него - никакой.
Анастасии стало жаль Алексея Кирилловича. Она взяла его за руку,
заглянула в глаза.
- Алексей Кириллович, я вас понимаю. Знаю, что никогда никого из
посторонних на этих субботах не было. Знаю о строгом запрещении академика
Карналя. Знаю, что и меня, если я обращусь даже к самому Петру Андреевичу,
не пустят. Да и почему бы для меня делать исключение? Но все равно я пришла
к вам, именно к вам...
- Я вам благодарен за столь высокую честь, Анастасия, но
действительно... Петр Андреевич самым строгим образом... Никто не имеет
права...
- А если без права? Имеете вы здесь какое-то влияние? Поймите, это не
задание редакции, я не хочу выступать официальным лицом... Может, пригодится
когда-нибудь, если я в самом деле что-то напишу о Петре Андреевиче. А может,
и нет... Только взглянуть, инкогнито. Ни единая живая душа не узнает об
этом. Могли бы вы это сделать для меня, Алексей Кириллович? Понимаю, какое
это нахальство, и все же...
- Давайте откровенно, - Алексей Кириллович уже превозмог себя, с
облегчением сбросил не присущую ему маску притворства, снова стал простым и
милым человеком, перед которым хочется открыть душу, как перед родным. -
Вообще говоря, никто никогда не пытался... Но допустим... Я проведу вас в
субботу к нам, но рано или поздно Петр Андреевич узнает... Может, и не до
конца, но даже намек... Вы понимаете?
- Вас освободят от работы?
- Все может быть.
- Тогда не нужно. Я не хочу, чтобы ради меня вы...
- Я же сказал: может быть. Но может ведь и не быть. Все это в сфере
предположений и вероятностей... А вот для вас я могу сделать доброе дело -
это уж точно.
- Тоже из неопределенной сферы вероятностей?
- Но ведь вы просите...
- Женский каприз!
- Если что-то случится, я могу сослаться на то, что Петру Андреевичу
очень понравился ваш материал о том, как читают ученые...
- В самом деле? Он читал?
- А разве я не говорил вам? И он тоже не звонил? Я записал ему ваши
телефоны. Он собирался позвонить, поблагодарить за умные наблюдения.
- Какие там наблюдения! Да и не до того было в это время Петру
Андреевичу... Когда я увидела эти траурные рамки...
Анастасия прикусила губу. Не хотела проговориться даже Алексею
Кирилловичу.
- Кроме того, - сказал он, - всегда приятнее подчиняться женщине, чем



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 [ 139 ] 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.